Дора Коуст.

Золушка в поисках доминанта. Остаться собой



скачать книгу бесплатно

Пролог: Все тайное рано или поздно становится явным

Анжелика

Купалась, нежилась в поцелуях, отдаваясь мужчине целиком и полностью. Лед сердца растапливался. Открывалась ему с некой осторожностью, но неминуемо. Пальцы зарывались в густые черные волосы. Давно сорвала темную резинку. С распущенными – сексуальнее. Нетерпеливо касалась мышц, пробегаясь по контурам, желая ворваться в податливую мякоть плоти. Чтобы ногтями до крови, оставляя трепетные царапины.

Каждый жадный вдох отдавался болью в груди. Придавливал тяжестью тела, давая насладиться скованностью движений. Не просила свободы. Свобода здесь не нужна.

Оглаживал упругие ягодицы, то и дело касаясь лоскутов белья. Готова была изорвать их сама же, лишь бы приблизить личную агонию. Словно стояла на краю обрыва, а лицо омывали не потоки холодного ветра, а горячие волны свирепого в своем буйстве океана. Жар в лоне уже создавал дискомфорт. Соски напрягались от боли, терлись о кружевную ткань. Ловила жадные губы, клеймящие, сладкие, яростные. Он не отпустил бы, даже если бы молила о пощаде. Сама отворила дверь для его зверя. Сама накинула крепкий кожаный поводок, да только на себя.

За секунду изменила положение, уткнувшись лицом в подушку. Даже воздуха не успела глотнуть. Острое лезвие ножа прижалось к затылку, прошлось тонкой гранью по шее, опускаясь к лопаткам. Не щадил. Точно знал, чего я хочу. Адреналина, что побежит по крови, разрывая нервы, отдавая контроль. Доверяла – безоговорочно и дико. Так хотела бы увидеть нас в зеркале. Лезвие проходилось по коже лишь слегка, царапая, оставляя красноватые полосы. Легкая боль приносила разрядку, щекотала нервы, возбуждая еще сильнее.

Сердце испускало дробный ритм. Так хотелось перейти к кульминации, но он еще не закончил. Наслаждался медлительностью движений, упивался собственной властью над моим телом. Не смела перечить. Не смела приказывать. Не смела просить. Сама подписала договор, не желая упускать такую возможность. Мой Мучитель, Учитель, Мастер… Казалась смешной сама себе. Холодная сталь прижалась к краешку трусиков. Вмиг разорвав, освободил от белья. Дождалась…

Неизменно покрывал тело легкими поцелуями, вознаграждая за послушание. Округлым ягодицам тоже досталась ласка, как и сочившимся влагой складкам. Внутренности пульсировали, встречая уверенный, твердый член. Представляла со стороны, как искушенно это выглядит. Как объемная головка скрывается в нутре лишь чуть-чуть, чтобы тут же выйти наружу – дразня, заводя, играя.

Искусала все губы…

– Ну же! Хочу! Сильнее! – так желала, чтобы мир обрушился на плечи, склоняя к его ногам.

– Бесстыдница, – усмехнулся вибрирующим бархатным голосом.

Голос тот ласкал не хуже рук, нескромных пальцев, которые впивались в плечо и пробирались к чувствительной горошине. Достигла бы оргазма и без стимуляции. Настолько дополнял, словно знал все желания заранее, будто читал меня как раскрытую книгу.

Движения стали мощнее, глубже, сильнее.

Врывался неистово, вынуждая забыть обо всем. Хрипы и всхлипы сливались в единый поток, где мы с ним были неразделимы. Обжигающие кольца все убыстрялись, лишая возможности задержать оргазм хоть на сколько-то. Шлепки сыпались на ягодицы – дополняли мою личную огненную бездну.

И мир рассыпался на части, мельтеша вспышками ярких звезд перед глазами. Его рык – самая лучшая мелодия, услада для слуха. Тяжело навалился сверху. Так тепло, комфортно и уютно. Сгреб в охапку – ему не наплевать. Нежные поцелуи ложились на раскрасневшееся лицо, захватывали вырывающееся из груди дыхание. Так хотелось закричать – от счастья, от любви, от понимания. Он давал мне именно то, чего я так желала всей израненной душой, всем измученным сердцем. Только с ним не хотела расставаться, но каждое утро нового дня этот сон рассеивался, оставляя меня под воздействием обволакивающего наваждения, да только не сегодня…

Обернувшись к своему любовнику, ужаснулась от тяжелого серебристого взгляда, от лукавой улыбки, что закралась в уголках губ. Александр Конт смотрел на меня словно на выигранный приз – довольный, подобно наглому мартовскому коту. Страх сковал голос неминуемо, вынуждая проснуться.

Нет, мы не виделись с Александром с той самой встречи, не виделись и с Деймоном после бала. Между нами не было секса, не было этого единства, а так хотелось бы. Хотелось наконец найти того самого, от которого сердце сжимается болью от невозможности сделать вдох. Эгоистично желала купаться в любви, сгорать в озере страсти, умирать, рождаясь заново в надежных объятиях.

Приближалась дата нашей с Деймоном встречи – с каждой ночью сны становились все извращеннее. Да я попросту боялась накинуться на него, увидев снова! Щеки пылали – они не стеснялись будильника, что орал своим визгом уже минут пятнадцать. Если бы только не горечь окончания… Чертов Конт!

Неделя, данная на реабилитацию новым начальником, закончилась именно сегодня, а это означало, что у одной пятой точки, что неизменно находит для себя приключения, сегодня очень важный день… Сразу два события. Какого боялась больше? Какое желала приблизить быстрее? Оставаясь в постели, все равно не узнаю, а пока…

Повернувшись на бок, улыбнулась солнцу, заглядывающему в окно, и новому дню. Пора накрепко брать в руки свою жизнь, Анжелика Гиш. Пора вставать…

Душ, чашечка горячего капучино с пенкой и шоколадом. Мои вкусы немного изменились. Надеялась, что и сама тоже. Неизменным оставался бутерброд, обжигающий пальцы. Тонкие ломтики колбаски, расплавленный сыр и мякоть томатов – самое лучшее в мире кулинарное творение. Вымыв посуду, легкой поступью пошла одеваться. Приталенные брюки с высокой посадкой, полусапожки на устойчивом каблуке, белоснежная рубашка поверх кружевного лифа. Смотрела в зеркало и словно видела в себе прятавшийся доселе свет. Вот они – яркие ямочки, кофейные, чуть затуманенные дымкой возбуждения глаза, чарующая улыбка. Машка бы сразу сказала:

«Да ты влюбилась, подруга!»

Так ее не хватало, и да, она бы оказалась совершенно права. Все, чего боялась, так это разочароваться в том образе, который неизбежно придумала за эти дни себе сама. Самая страшная ошибка женщины – построить в своем разуме иллюзорные отношения, которых нет. Конта не забывала. Он всплывал в памяти образами, фразами, яркими картинками, а главное – взглядом. Никогда не смогу простить. Обошелся слишком жестоко, не имея на то причин и прав.

Улыбнувшись еще раз, накинула длинный плащ. Клатч в руках отдавался тяжестью. Телефон, ключи, кошелек, кое-что из косметики. Сегодня мне предстояли сразу два деловых разговора, и неизвестно, чем мог закончиться последний. Похоже, я все же подсела на чертов секс…

По ступеням летела, вдыхая полной грудью прохладный утренний воздух. Стайка голубей вспорхнула, пугаясь ранней птички, что уже раскрывала свои крылья навстречу неизведанному. Потому что новое всегда будоражит…

– Доброе утро, мисс Гиш, – улыбался немолодой водитель. – Вижу, у вас прекрасное настроение.

– Доброе утро, Винчестер. Настроение? Не просто прекрасное, превосходное! Благодарю.

Приземлившись на заднее сиденье салона автомобиля, дождалась, пока мужчина займет свое место да как следует вдавит педаль в пол. С его вождением я уже сумела познакомиться вчера. Несмотря на возраст, этот человек оставался молодым душой.

– Вот и приехали, мисс Гиш. Удачного вам дня, и звоните, когда я вам буду нужен. Не стоит игнорировать заботу мистера Ринта. Мы ведь не хотим с вами остаться без премии? – подмигнул, памятуя о моем вчерашнем поведении.

Конечно, я вчера всеми правдами и неправдами отказывалась от широкого жеста, воспроизведенного с легкой руки начальника. Не заслужила еще, но оказалось, что спорить с мистером Ринтом себе дороже. Даже не заметила, как согласилась и на машину, и на водителя, и даже на прием у штатного психолога. С детства их не любила, с того самого детства. Ну ничего! Ради хорошей работы можно разок и потерпеть…

Стальной великан возвышался над миром, уходил далеко ввысь – в небосвод. Не посчитав, даже не смогла бы сказать, сколько здесь этажей. Белоснежная вывеска выделялась – «Стройком». Словно чистое пятно посреди серой реальности. Карликовые деревья в горшочках обрамляли вход. Их скоро уберут, как только холода пропитают Глазго.

– Доброе утро, мисс. Ваш пропуск.

– Конечно. – Достав из клатча искомое, подала мужчине.

Внимательно осмотрев нас с карточкой на соответствие, вернул документ. Словно совсем не он выписывал его мне вчера.

– Хорошего дня, – кивнул, улыбаясь.

– И вам прекрасного.

Улыбалась всему миру вокруг – девушкам за стойкой информации, охране, клеркам. Воодушевленная заходила в лифт. Зеркальные стены отражали мой образ. Залюбовалась и не заметила, как в механической коробке перестала быть единственным пассажиром.

Теперь уже смущалась такого откровенного самолюбования. Оно не свойственно мне, так что же изменилось? Просто хотелось жить!

Не смотрела на своего попутчика. Щеки пронизывало стеснительностью. Отмеряла, высчитывала этажи – когда цифра восемнадцать мигнула, вздохнула с облегчением. Всего шаг, с которого начинается новая жизнь.

– Доброе утро, мисс Гиш. Вас уже ждут.

– Благодарю, Ребекка.

Миловидная секретарша привстала, встречая нового посетителя. Несмотря на зрелость возраста, выглядела она презентабельно. Особый лоск, шик, аристократичные черты лица. Эта дама любила себя. Так что же мешает мне? Пора начинать.

– Желаете кофе?

– Было бы замечательно. Капучино.

Глухо постучавшись, уверенно прошла в кабинет. Мистер Ринт уже действительно ожидал меня, да не один. Женщина в строгом костюме разместилась в кресле напротив него. Участки низкого стола, не занятые аппаратурой, застилались множеством проводов. Будто кто-то разбирал на детальки технику.

– Доброе утро, мисс Гиш. Присаживайтесь, – кивнул начальник на свободное кресло. – Хочу познакомить вас с нашим психологом – миссис Перти. Сегодня она проведет с вами небольшое тестирование.

– Очень приятно. – Чувствовала скованность, будто белый пушистый кролик застыл перед мощным удавом.

Неприятное чувство.

– И мне приятно. И пока мистер Ринт еще не запугал вас окончательно, добавлю. Ко мне можно обращаться с любыми вопросами и проблемами. Все бережно схороню и дам совет.

– Спасибо.

Не стала говорить о том, что никогда не воспользуюсь ее услугами. Зачем? Для чего? Я уже привыкла, давно привыкла решать свои проблемы самостоятельно. Пусть наступая на собственные грабли, пусть неумело и неловко, но сама. Только человек может прокладывать свою дорогу. Любое вмешательство извне чаще навредит, сбив с истинного пути.

– Вы меня прямо монстром делаете, миссис Перти! – рассмеялся мужчина. – Ну да ладно. Я вас покину, чтобы не смущать. И, Анжелика, дождитесь меня для подписания документов. Сегодня мы начнем знакомиться с вашими обязанностями.

Оставшись наедине, выдержали томительное молчание. Ребекка принесла нам кофе и скрылась за дверьми, тихонько прикрыв их за собой. Не боялась вопросов, но не желала выворачивать собственную душу наизнанку перед посторонним человеком. Да только выбора не было…

– Я задам вам несколько стандартных вопросов, мисс Гиш. Вам необходимо отвечать только правду однозначными ответами – да или нет. Если вы соврете, детектор сразу укажет на изменения. – Навешав на меня тучную кучу проводов, дама вернулась в кресло.

Сердце убыстряло свой ритм, гоняло кровь по телу с бешеной скоростью. Не могла расслабиться. Взгляд гулял по широкому светлому кабинету, цеплялся за полки с документами, декор интерьера. В темной мебели отражались отблески солнца. Даже кофе не прельщал, хоть его аромат и обволакивал.

– Итак, первый вопрос: вы – мисс Анжелика Гиш?

– Да, – отвечала без раздумий, точно зная, что то, во что я верю всем сердцем, отразится правдой.

– Вам двадцать три года? – продолжала, следя за монитором.

– Да.

– Вы когда-либо нарушали закон?

Этот вопрос неосознанно вызвал улыбку. Жаль, нельзя ответить: «Слишком часто». Это была бы полнейшая правда. Воровала всякие мелочи в магазинах лет так в шестнадцать. Могла бы свободно купить все, что хотела, но желала нелепого самоутверждения. Как начала этим заниматься, так и закончила. Перегорела. К тем вещичкам так больше и не прикасалась. Пылились в небольшой коробке, а потом примкнули к ненужному мусору. Человек перерастает этапы своей жизни, становясь взрослее с каждым шагом, мудрее с каждым словом. Так произошло и со мной. Тяжело вспоминать ошибки.

– Да.

Мой ответ явно напряг миссис Перти. Любопытство читалось в ее глазах. Видела, она хотела знать куда больше услышанного.

– Вы когда-либо в своей жизни убивали человека?

Точно знала, что такие вопросы не задают на подобных тестах. Слишком прямая формулировка. Кто-то решил вовсю попользоваться своими возможностями. Что она пыталась раскопать? Собирает на меня компромат?

Предвкушала мой ответ, слишком явно прикусывая губы. Нервничала. Сейчас я уже начала сомневаться в том, психолог ли она. Полиграф можно купить, если очень хочется, а вот не ширмой ли он является для чего-то еще? Прищуренный взгляд всматривался слишком пытливо.

– Да.

Тут же посмотрев на монитор, изменилась в лице. Не знала, что именно она там увидела, но ответ явно ждала другой.

– Зачем вы лжете, мисс Гиш? – стала холоднее в разы.

– Смотря что вы подразумеваете под ложью. Психология – тонкая вещь, не так ли? Я думаю, мы уже закончили. Всего доброго, миссис Перти.

– Но мы еще не закончили!

– Закончили.

Поджав губы, женщина снимала провода, упаковывая все в черный кожаный чемодан. Ушла, не попрощавшись, но этот факт нисколько не коробил душу. Чувствовала себя словно в зоопарке, причем по ту сторону клетки. Сравнивала с препарированием. Эта работа нравилась мне все меньше.

Одной побыть не удалось. Мистер Ринт вернулся в свой кабинет, держа в руках листы с документами.

– А вот и я. – Листы разместились передо мной на столике, завладевая вниманием. – Как прошло тестирование?

– Немного не так, как я его представляла. Зачем вам нужны ответы на вопросы, которые никак не относятся к работе?

Видел изменения в моем поведении, подмечал черты лица. Сама ощущала подобие безразличия. И как можно было так легко испортить такое замечательное утро?

– Я вижу, вам что-то не нравится. Не поделитесь? – ловко ушел от прямого вопроса.

– Вам бы тоже не понравилось, если бы кто-то решил покопаться в вашем грязном белье.

– Сожалею, но эту процедуру проходят абсолютно все. Я должен знать, чего ждать. Принимал бы всех бездумно – давно бы прогорел. Это бизнес, мисс Гиш. А в бизнесе грязь – неотъемлемая часть.

– Именно это мне и не нравится. – Натянутая улыбка, но на большее сейчас не способна.

Не хотела обижать этого мужчину. Он относился ко мне как к родному человеку – дочери или внучке, – хотя я и не верила в его симпатию всем сердцем. После Конта искала подвох повсюду.

– Подпишем документы? – настаивал незримо, но чувственно.

– Простите, мистер Ринт, но нет. Я тщательно рассмотрела ваше предложение и не вижу себя в роли управляющего отделом. – Необдуманно, но от чистого сердца.

– Вы меня убиваете, мисс Гиш! Что изменилось за эти несколько десятков минут?

– Мое мировоззрение. Не обижайтесь, мистер Ринт, но я отказываюсь. Прошу лишь дать мне пару дней на то, чтобы освободить квартиру.

– Об этом не может быть и речи! Конечно, не торопитесь! Но, может быть, вы все же обдумаете все как следует? Не могу поверить, что решение далось вам в секунду! – забрал со стола листы, нервно теребя их в руках.

– Знаете, иногда спонтанные решения – самые правильные…

* * *

– Как прошел ваш первый день, мисс Гиш? Вы так быстро вернулись, – вопросил Винчестер, ловя мой озадаченный взгляд в зеркале заднего вида.

– Странно, если честно. Не так я себе представляла эту работу.

Этот мужчина располагал. Верила, что не станет обсуждать услышанное от меня с кем-либо еще, а потому отвечала честно.

– Это с непривычки. Пройдет. Я считаю, что человек может все, если, конечно, сильно хочет этого.

– Одних амбиций иногда недостаточно.

– Конечно, нет. Голова тоже должна быть толковой. Вы справитесь, мисс Гиш. Я уверен…

Даже улыбнулась. Он уверен в том, от чего я уже отказалась. Выходит, опыт не всегда помогает людям делать правильные выводы. Может быть, я и поступила неправильно, но успокоившееся сердце говорило об обратном. Чувствовала себя намного комфортнее.

Молчание сменилось легкой мелодией. Кажется, звучал вальс. Прикрыв веки, облокотилась о спинку сиденья и попыталась расслабиться. Образы маскарадного бала пришли сами собой. Я – в черном платье, словно падший ангел со сложенными крыльями. Он – демон искуситель, с силой сжимающий талию. Волна дрожи прошлась по телу, будто впервые. Каждый раз, вспоминая, переживала эти ощущения заново.

– Если я задам вам некорректный вопрос, вы ответите на него?

– Скорее да, чем нет, но все зависит от самого вопроса. Все условно и безусловно, помните? – вернула ему его же размытую игру слов.

Отражались в зеркалах. Смотрелись восхитительно. Ожидала тогда, что спросит о нашей первой встрече и моем фееричном падении, но Деймон удивил:

– У вас уже есть кто-то, прелестная мисс?

– Не смущайте меня. Я пока нахожусь в поисках. – Опускала взгляд, пряча лицо у него на груди.

Пах невероятно. Смесью терпкого парфюма и сигарет. Тяжелый мужской аромат.

– В поисках кого, маленькая недотрога?

Воздух рваными хлопьями вырывался из груди. Прижималась слишком близко, лишь бы не отпускал. Средь убыстряющегося темпа вальса, чья мелодия задурманила, закружила разум, раздался мой капитулирующий шепот:

– В поисках доминанта…

Не владела собой – ни телом, ни взглядом, ни словами. Остро ощущала простые прикосновения, снедаемая бурей желания. Только с ним и танцевала. Одурманенная, дикая, ведомая. Принимала бокалы, чуть пробуя и отставляя в сторону. Не желала забыться, хотела помнить каждый миг. Время так скоротечно, когда расставание неминуемо.

– И вот она – кульминация нашего вечера. Надеюсь, что все прекрасно провели время и обрели новых знакомых. – Ведущий снова вышел на сцену, приковывая к себе всеобщее внимание. – Прошу выйти ко мне претендентов на вступление в наш закрытый клуб. Давайте поддержим их аплодисментами.

– Иди же. – Чуть подтолкнул меня в спину, касаясь почти невесомо.

– Зачем? Мне кажется это нелепым.

– Если ты не поднимешься туда, то я не смогу тебя выбрать, – объяснял терпеливо, словно неразумному ребенку.

Ничего не понимала, но просьбу выполнила. По ступеням поднималась последней, а в руки к ведущему попала первой. За спиной мужчины и девушки – не больше десятка. Наверняка нервничали точно так же. Будто стоишь на стуле и собираешься рассказывать стих. Ох, лучше бы они ничего не просили говорить. Я ведь и спеть могу, а выдержит такое не каждый…

– Милая барышня, дайте-ка мы на вас посмотрим. Ммм… Прекрасна, восхитительна. – Вынудил обернуться вокруг своей оси, словно продавать собирался. – Есть ли среди нас тот… или та, кто желает взять этот прекрасный бутон под свое начало?

– Сто! – выкрикнула одна из дам, смешливо подмигнув мне.

Помните чувство, когда рыбке воздуха не хватает? Вот именно так я себя и ощущала. Аукцион, черт возьми! Живой аукцион!

– Пять тысяч, – как-то безэмоционально прозвучало у самой сцены.

Обратив свой взор в сторону голоса, без труда узнала мистера Шульта. Ну нет, если уж и продаваться, то только не ему. Староват от слова «совсем». Истерично искала взглядом Деймона, но отчего-то не находила. Свет слепил, не давая как следует вглядеться в толпу. Сейчас была бы рада даже Конту, лишь бы избежать такого позора. Он-то наверняка бы вытащил из этой глупейшей ситуации.

– Десять тысяч, – прозвучало даже гордо.

Обернувшись назад, не увидела у других смятения на лице. Выходит, о таком окончании бала-маскарада не знала только я. Кто бы рассказал, ни в жизни бы не пошла!

– Перебьете цену? – лукаво обратился ведущий к мистеру Шульту.

– О нет. Нужно и молодым давать возможность, – отшутился этот тип.

Деймон тем временем уже пробирался к сцене. Возмущение кипело в моей груди. Кому-то сегодня предстоит выслушать целую тираду.

– И я с вами полностью согласен. Десять тысяч! Дама достается обворожительному незнакомцу в маске! – продолжал ворковать ведущий. – Первый чек уже есть! Перейдем ко второму…

Спускалась, опираясь на руку мужчины. Вцепилась так, что могла бы и пальцы сломать, но он словно того не замечал.

– Что это было, черт возьми? Почему вы не предупредили меня об этом унижении? – спросила, как мне казалось, шепотом.

– Унижении? Для вас это – унижение? – всматривался в черты лица, а я все больше пылала от негодования.

– Я бы на вас посмотрела, будь вы на моем месте!

– А я был. И поверьте, ничего плохого в этом не вижу. Это всего лишь развлечение плюс неплохая возможность для сообщества пополнить бюджет.

– И за сколько же вас купили? – почему-то именно этот вопрос хотелось задать первым.

– Не так дорого, как вас. Теперь вы принадлежите мне на тот срок, который устроит обе стороны.

– Что значит принадлежу?

– Я купил вас, мисс Гиш, а значит, взял на себя за вас ответственность. Под моей опекой вы войдете в наш маленький мир, а вот дальше… Как пожелаете.

Нет, головой-то я понимала, на что конкретно намекает этот мужчина, но как-то не очень представляла наши товарно-денежные отношения. Опять вляпалась по самое «не могу». А все почему? А потому что жопонька спокойно усидеть не может на месте!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5