Дора Коуст.

Некроманты исчезают в полночь



скачать книгу бесплатно

Глава 1: О врожденном невезении

Каждый мальчишка, да и каждая девчонка в Приграничье знают эту историю. Она началась давно, а закончится… Да изо всех сил старается закончиться в самое ближайшее время. Вот прямо-таки все некроманты проклятые делают, чтобы наше королевство окончательно издохло. Да так издохло, что и не успеет никто удрать. Тут и погибнем все, если и дальше все так пойдет. Вы спросите меня: «А что именно-то случилось?»

А я вам честно отвечу, что королевство наше – Оперлот, которое раньше было исключительно человеческим, – вдруг превратилось в последнее пристанище некромантов. И вот ладно бы, если бы они вместе со своей нежитью издыхать сюда приходили. Так ведь нет же! Наоборот, захватили, так сказать, бразды правления в свои ручонки загребущие, да теперь население королевства в основном из некромантов-то и состоит. Любвеобильные типы оказались.

Настолько любвеобильные, что и бабка моя, чтоб ей на том свете жизнь медом не казалась, замуж за некроманта выскочила, едва ей шестнадцать годков стукнуло. И ведь мама моя – молодец какая, силушку-то отцовскую не получила по наследству, да за обычного человека вышла – папку моего. Вот только мне-то почему так не свезло? За что мне на голову чары эти темные?

– Не подходи! – рычала я, отгораживаясь от взбунтовавшейся крысы табуреткой.

Нет, вы не подумайте. Крыс у нас в доме отродясь не было. Да и не в избушке мы живем, а в нормальном добротном доме, но в деревне нашей эти бессовестные зверьки появлялись с завидной регулярностью, потому что на запах приходили, который от свалки шел. И вот спросите вы у меня: «А чего свалку-то вы не уберете, коли крысы к вам прибегают?»

А я вам отвечу, что новый смотрящий, присланный к нам из самой столицы, специально это место под свалку продал всем ближайшим деревенькам. А мусор-то не перерабатывают! Так и копится, что скоро вонючей волной с горы на нас пойдет да всю деревеньку под собой погребет. И хоть бы хны! Смотрящий-то карман свой наполнил, а мы мучаемся.

И самое главное, пожаловаться некому! Чтобы письмо в столицу отправить, нужно его смотрящему нести, потому что магическая шкатулка на всю деревню есть только у него. Вот и ждем сидим, пока он сам издохнет. А как не издохнуть, когда пьет столько, что и протрезветь не успевает? Обязательно издохнет. Дядя Славен уже даже замеры для гроба снял. Говорят, смотрящего-то к нам за провинности какие-то сослали. И ведь сказала бы, что так ему и надо, – неприятнейший тип, но мы-то за что наказаны?

– Не подходи, сказала, зараза хвостатая! Сама поднялась, сама и упокоишься! – кричала я, по-прежнему угрожая дохлому серому комку табуреткой.

Ну, просто крыс-то мы всей деревней травили постоянно, оттого в домах у нас их и не было. Они в основном еще на подходе к самой деревне помирали, да только мне от этого легче не становилось, потому как новая моя хвостатая подруга, когда я мимо нее проходила, домой от старшей сестры возвращаясь, вдруг зашевелилась в кустах да за мной рванула – догонять!

Я от нее – она за мной, я от нее еще быстрее – она за мной еще быстрее. В общем, у самого дома и нагнала меня да внутрь вслед за мной юркнула. Видно, недавно померла, потому как сохранилась на отлично, и даже не пожрал ее никто. Нет, ну правильно. Наши-то коты больше по рыбе.

– Чего тебе надо-то от меня? – махалась я табуреткой, не давая ей ко мне приблизиться.

А она пыталась! Еще как пыталась, совершая обманные маневры.

Крыса! Обманные маневры!

– Хозяюшка, встречай гостя дорогого, – вдруг раздался голос от входной двери, а я так и замерла с табуреткой в руках, потому что внутрь заглянул совершенно трезвый смотрящий.

Но это ладно, что я его трезвым никогда не видела. Протерев платочком лысину, он вошел в дом да так и остановился на пороге, давая мне рассмотреть парадную форму некроманта, которая ему явно была мала. Настолько мала, что можно было с легкостью пересчитать складки на его с гордостью выпяченном вперед животе.

– Доброго дня, Нара, – попытался он поклониться, но живот явно мешал, а потому он тут же выпрямился.

А я стою. С табуреткой. И даже не дышу. А все потому, что эта маленькая дохлая мерзость, воспользовавшись тем, что я отвлеклась, молниеносно забралась по моей ноге и теперь сидела на моем плече, внимательно глядя на господина[1]1
  Лорд, леди – представители высшей аристократии (в основном наместники).
  Госпожа, господин – представители высоких чинов (смотрящие, военные и т. д.).
  Гос, Госси – представители низкого сословия.


[Закрыть]
Керго. А я не дышу! Страшно, мерзко и…

– А я к папеньке вашему пришел, но хорошо, что вас встретил. Так сказать, лично расскажу вам о наших планах на будущее. Женою моей станете недели так через две. Эх, загуляем! – весело ударил он по шкафу, из которого тут же вылетела мамина любимая статуэтка.

За ее полетом мы смотрели все вместе: я, крыса и самый мерзкий некромант в мире. Он даже на некроманта похож не был – лысый, розовощекий, толстый, тогда как эталоном считались темные волосы, мертвенная бледность и излишняя худоба. Но и это бы ему не помогло, потому как к нему как к человеку у меня других чувств, кроме как презрения, не было, а некромантов я вообще не любила. Вот как только сила эта чертова у меня проснулась, так сразу и невзлюбила, а вместе со мной и вся деревня, потому как на себе испытывали все прелести моего взросления.

Просто некромантов-то в нашей деревне давно уже не было, а тут такой подарочек. И что самое обидное – я ведь не виновата. Ни в том, что курица без головы вдруг встала, отряхнулась и пошла. Ни в том, что голова свиньи вдруг хрюкать начала. Ни в том, что лошадь по ночам в окрестностях шляется да устрашающе хрипит.

Правда, никто из нашей деревеньки смотрящему меня еще не сдал, за что им огромная благодарность всего нашего рода. Просто как император наместника-то нового прислал, так во все города и деревни были смотрящие отправлены. Не доверяли больше старостам, потому как молодых некромантов до последнего скрывали, а империи некроманты ох как нужны! Говорят, что вся армия только из них и состоит, а я в академию эту треклятую вот вообще не хочу.

Да я же видеть их не могу! Всю жизнь мне испортили генами своими! Я, может быть, знахаркой стать мечтала да замуж за Лекста выйти – первого красавца нашей деревни, – а теперь куда? Мертвяков на кладбище поднимать?

– Возмещу, – гордо произнес смотрящий, когда статуэтка Светлой Девы все-таки разбилась. Но в этот момент черная парадная рубашка, видимо, не выдержала издевательств и лопнула, усыпая деревянный пол пуговицами.

Ох уж это невезение!

Я, кстати, сразу же отвернулась. Нельзя мне на мужчину смотреть, да и вообще не хочется, потому как грозило это ударом по моей детской психике, но вот серая мерзавка на моем плече резво обернулась, перебирая лапками. Видимо, такого ужаса она еще не видела, но ее любопытство и привлекло к ней мое внимание.

– Слушай, а свали по-хорошему, а? Я ведь сейчас визжать буду, – обратилась я к ней, повернув голову, но получила в ответ укоризненный взгляд. И вот как-то сразу понятно стало, что он укоризненный.

– Ты как, мерзавка, со мной разговариваешь? – вдруг прогремело за моей спиной. – Да я сейчас! Да тебя после такого замуж никто не возьмет! Да твои родители еще спасибо скажут! Честного человека соблазнить решила! – во всю глотку кричал господин Керго, явно специально привлекая внимание.

Я даже удивленно обернулась, отчего крысе тоже пришлось снова потоптаться на моем плече. Это он меня сейчас что? Скомпрометировать решил? И ведь дверь же специально открытой держит.

– Слушай, – снова обратилась я к крысе, от чьего вида меня всю передергивало, – а ты его покусать можешь? Ну, так чтобы прям основательно покусать?

Все это я произносила спокойно. Нет, ну а чего волноваться? Лекст меня замуж все равно не возьмет, потому как некромантка я, а это – страшнее уже не придумаешь. А за другого кого мне идти не хочется, потому пусть хоть что смотрящий кричит. Тут уже честь девичья роли не играет. Всем известно, что некроманты свободные отношения предпочитают. Но орет ведь, покраснел весь, видом своим здесь стоит нервирует, а мне нервы сегодня крыса и без того потрепала…

Серый облезлый комок задумался. Вот по ней прямо-таки видно было, что она основательно так задумалась. Даже усики зашевелились от мыслительного процесса, но, потянув кота за хвост, она все-таки важно кивнула. Кивнула, да как прыгнет!

Не на меня, естественно, а на господина Керго. А он как заорет, улепетывая:

– Да чтоб тебя некроманты убивали, поднимали, а потом опять убивали!

– Интересное ругательство. Надо бы запомнить, – покивала я, помахивая на прощание рукой несостоявшемуся жениху.

И ведь как красиво бежал, придерживая штаны, от которых, видимо, пуговицы тоже поотлетали. Да еще и зелеными молниями по крысе бил, но она умирать никак не желала. А все почему? А потому что не может помереть тот, кто и так уже не жив.

В общем, с чувством выполненного долга я заперла дверь и потопала наверх укладываться спать. Родители только завтра к утру вернутся вместе с младшими – в соседней деревеньке сегодня ночуют. У брата папиного жена шестого родила. Мальчика. А они, между прочим, девочку хотели – хоть одну. Но «что такое не везет» нашему большому семейству известно не понаслышке. Осталось только разузнать, как с этим бороться. Завтра и приступим…

– Нааарааа, чтоб тебя медведи пожрали! – слышалось из раскрытого настежь окна, но створки я тоже заперла.

Умывшись холодной водой – греть просто было лень, – я переоделась в белую сорочку до пят и прямо босиком пошлепала обратно вниз, чтобы налить себе травяного отвару да поужинать мясным пирогом, а точнее, его остатками. И вот только я решила куснуть, как сверху медленно, но верно на тонкой паутине вниз опустился паук. И застыл. Прямо над моим пирогом, укоризненно заглядывая мне в глаза. И вот где-то я взгляд этот уже видела…

– Упокоевать не умею, – честно призналась я, а потом еще и добавила: – Пирогом не поделюсь!

Все восемь глаз паука-мутанта посмотрели на меня как на неразумное дитя. Нет, честно, мне даже стыдно стало. Совсем немного, правда, потому что, несмотря ни на что, я жевала пирог и запивала его отваром.

Лохматые лапки стали угрожающе нависать над моим пирогом, а сам паук раскачивался, пытаясь поймать мой ужин. Наверное, к совести призывал, но что такое совесть в наше время? Правильно, о совести мы не слышали, потому как некроманты плешивые нас от нее отучили еще два поколения назад.

И тут в дверь заколотили.

– Нара! Нара, убери от меня свое чудовище! – заорал смотрящий нашей деревни, но мы же помним, что совести у нас нет?

Собственно, уже через минуту все стихло, потому что господин Керго так и не дождался от меня ответа, а потому решил искать справедливости где-то в другом месте.

– А уже закончился пирог. В большой семье отвлекаться нельзя, – поднимаясь, развела я руки в стороны под обиженным взглядом паучка.

И вот мне сразу не понравилось то, как быстро он вскарабкивался обратно наверх, но, проследив за ним с минуту, я все-таки отправилась к лестнице.

Расстелив постель, с удовольствием завернулась в одеяло с головой. С детства одна дома оставаться боялась, но в восемнадцать-то лет в таком не признаешься, а потому родители уезжали не впервой. Знают, что после заката я из дома не выйду, а если кто незваный явится, так и сковородкой огреть могу.

А вообще, после того как дар у меня проснулся, меня чаще стороной старались обходить. Наверное, и смотрящий бы обходил, если бы знал о том, что некромантия во мне проявилась, но ему знать об этом нельзя, так что сковородку я под подушку все-таки спрятала. Ну, так… На всякий случай.

– Нааарааа! – голосил он до самого утра, но спать мне это нисколько не мешало.

Я и под петухов спать умудрялась, чего уж мне какой-то смотрящий?

Правда, проснулась я все равно рано, потому что в дверь входную кто-то так громко стукнул, что весь дом задрожал, а вместе с домом и я, а вместе со мной крыса и паук, которые почему-то местом для ночевки выбрали мой живот.

И вот если бы не экстренная побудка, я, может быть, орать с перепугу бы и не стала, а так… Явно горло себе сорвала под двумя укоризненными взглядами. И ведь продолжали лежать. Правда, до тех пор, пока дверь в мою комнату с петель не слетела да на пороге не появился человек в темном плаще с капюшоном.

И вот тут бы мне сразу осознать степень угрозы да вслед за крысой и пауком под кровать юркнуть, но, выхватив из-под подушки сковородку, я накинула на вора свое одеяло и ударила оружием массового поражения по тому, что, предположительно, являлось головой.

– Вот дура… – произнес кто-то за моей спиной, но, оглянувшись, я увидела только крысу, на которой сидел паук. Собственно, она же и предложила: – Бежать тебе надо.

– Угу, – согласно пискнул паучок и показал мне лапой на окно, но было поздно.

Одеяло уже слетело с того, кто ворвался ко мне в комнату, а я увидела свой самый жуткий кошмар – злобного, опасного, пугающего, самого настоящего некроманта.

– Недоброго вам утра, – ошалело просипела я, мигом прикрываясь одеялом. – После всего того, что между нами произошло, вы, как честный человек, обязаны на мне жениться, – вдруг выдала я, толком и не соображая, что несу.

– Знаешь, а я ведь не против, – мигом сократил некромант расстояние между нами, опасно нависая надо мной, чтобы продемонстрировать вблизи свой белоснежный оскал, который на деле должен был быть ухмылкой.

И в этот момент позади меня раздался судорожный вздох и укоризненное:

– Нет, она точно дура.

– Угу, – опечаленно поддакнул паук.

А где-то внизу вернулись мои родители, потому что на весь дом прозвучало такое родное, но такое страшное папино:

– Нааарааа!

Глава 2: О грядущих проблемах

Мой тяжелый вздох и мама, и отец проигнорировали. Уже целый час я сидела на нашей кухоньке, по-прежнему завернутая в одеяло, а мне читали нотации о том, как это было безрассудно с моей стороны – натравить на смотрящего нежить. И ладно бы, если бы она его просто погоняла по деревне. Так нет же, она его еще и искусала так, что господин Керго уже несколько часов притворялся умирающим на последнем издыхании. В деревне-то, конечно, молятся Светлой Деве за его отход в мир иной, на венок уже скинулись да гроб в черный цвет покрасили, но в нашем конкретном случае надежда умерла еще на подходе, потому как некроманты треклятые отличались повышенным уровнем живучести.

– И вот что теперь прикажешь делать, Нара? – возмущалась мама, нарезая овощи для мясной похлебки. – Смотрящий-то как к себе вернулся, первым делом письмо в столицу отправил о том, что у нас тут неучтенного некроманта прячут. По твою душу этот черный прибыл, чтоб он Тьмой подавился.

– Рега, не поминай Тьму в доме! – сделал отец замечание маме.

Папа хоть и выглядел невозмутимо, но мы-то все прекрасно знали, как он сейчас злится. Просто, в отличие от мамы, в руках себя держать умеет, а женщинам эмоциональность простительна.

– А что я? Неправду какую сказала? Даже если мы его за домом прикопаем, из столицы другого пришлют, потому как знают, что некромант у нас в деревне необученный, – угрожающе воткнув тяжелый нож в разделочную доску, уперла мама руки в бока.

Про прикопаем мама, естественно, пошутила, но в каждой шутке, как известно, есть доля шутки. И пусть дар в нашей семье есть только у меня, род наш за своих всегда мог постоять. Некромант, конечно, который в комнату нашу детскую заявился, об этом не знал, но папа ему очень доходчиво объяснил, когда, словно котенка, за шкирку за ворота выкидывал.

Чтобы вы понимали, папа у меня ростом и шириной плеч удался на славу. Конкретно я ему едва ли до плеча доставала, тогда как мама моя исключительно до груди. Да и силой своей папа мой славился на всю деревню. В одиночку мог сеть, полную рыбы, из моря вытащить да на себе без устали от берега до самого дому нести. Собственно, именно поэтому у некроманта и шансов не было противостоять ему физически, а вот магически просто не успел. Папа раз его с лестницы спустил, так тот сознание сразу и потерял.

– Обученный, необученный, а некроманту все равно не отдадим, – постановил папа, от души хлопнув своей ручищей по столу. Еще не нарезанные овощи подпрыгнули, но мама их удержала и свалиться им на пол не дала. – Значит, так: пока некромантишка этот по деревне шастает, из дому ни ногой. Мужиков сейчас на совет соберу, а вечером мы его из деревни выставим. Не переживай, Нарка, не отдадим тебя магам этим темным, а смотрящий впредь молчать будет, коли жизнь ему дорога. Настойку-то он у Лютимы все время конфискует. Отравой пригрозим.

Вот за что я так сильно папу люблю, так это за то, что настоящий мужик. Хотела бы и я когда-нибудь встретить кого-то похожего на него. Того, кто ласки и заботы не чурается, а когда дело пахнет жареным, горы готов свернуть. С таким и на край света пойдешь, и в логово к некромантам сунешься, и к драконам отправишься, потому как знаешь: он тебя никогда в обиду не даст.

Папа ушел, а я поплелась наверх к младшим, чтобы переодеться да снова вниз спуститься. Мама без моей помощи еще долго провозится, чтобы наварить на такую ораву, а в четыре руки процесс пойдет куда быстрее.

Взявшись за ручку, я открыла дверь, но тут же ее захлопнула, пораженная до глубины души увиденной картиной. Сделав вдох, все-таки вошла в комнату, но створку на всякий случай заперла, чтобы отсюда никто не смог сбежать. А ведь я собиралась убивать. Очень решительно и очень безапелляционно.

– Что здесь происходит? – спокойно спросила я, пытаясь контролировать эмоции. Получалось не так хорошо, как у папы, но радует хотя бы то, что я просто потянулась к сковороде, а не сразу начала использовать ее как оружие массового поражения.

– Пусик, иглаемся, – пояснила мне мелкая, наглаживая пузико волосатого паука, который лежал прямо на моей подушке и от блаженства подергивал всеми своими лапками.

– Да-да, вот так. И вот здесь еще почеши, – комментировала происходящее крыса, пока моя средняя сестра – Аника – почесывала ей бока.

Мертвой крысе! Бока!

– Сейчас ооочень медленно поднялись обе и пошли вниз тщательно мыть руки. Считаю до трех. Раз…

Девочкам хватило услышать только «раз», и их тут же сдуло ветром. Они прекрасно были осведомлены, какими ужасными бывают некроманты в бешенстве. Про нашего дедушку в деревне все знали. А я некромант, между прочим. И стадия «бешенство» медленно, но верно перетекает в стадию «убью, подниму, а потом снова убью».

– Вы чего здесь устроили, а? – угрожающе нависала я над этими умертвиями, собираясь воспользоваться оружием массового поражения.

– Так возвращения твоего ждем не дождемся, – спокойно и даже лениво ответила мне крыса, подставляя спину солнечному лучу, что проникал в комнату через окно.

– Угу, – подтвердил паук, а его глазенки зло сузились, едва он встал на все свои лапы.

– Ругаться будем, – снова протянула эта серая вертихвостка.

– Угу, – поддакнул мохнатый монстр, на всякий случай, видимо, перебираясь поближе к крысе.

– Ругаться? – взвилась необученная некромантка, уже точно зная, что будет убивать. – Да как вам в голову пришло моим сестрам показаться? Да вы же неизвестно где валялись до того, как восстали! Убью! – замахнулась я сковородой.

Чего им, конечно, не занимать, так это скорости. Деревенские рассказывали, что поднятая нежить медлительна и тупа как пробка, но на своем личном опыте я смело могла говорить об обратном. Во-первых, крыса не только носилась как угорелая, взбираясь то на шкаф, то на стол, но еще и кричала про то, что я не имею никакого морального права наносить ей телесные повреждения.

Мертвой! Телесные повреждения!

Во-вторых, паук нисколько от нее не отставал и не забывал при этом угукать при каждой удобной возможности, соглашаясь с этим серым комком шерсти по всем фронтам. Правда, через полчаса активного бегания по комнате я все-таки поняла одну неоспоримую истину: умертвия не устают, в отличие от людей.

– Набегалась? – совсем как человек, села крыса со мной рядом прямо на пол.

Паучок приближался к нашей компании осторожно – бочком, бочком передвигался маленькими шажками, но в итоге тоже уселся рядом, с тяжелым вздохом сложив четыре передние лапки перед собой.

– Ага, – ответила, любовно поглаживая сковородку, которая не раз меня выручала.

– Софка, – протянула мне крыса лапку, и я не без брезгливости пожала ее, потому как родители воспитали хорошо. – Ну, раз ты уже успокоилась, я тебе так скажу: срочно тебе нужно в академию ехать. У них как раз через два дня новый учебный год начинается. Если артачиться будешь, опоздаешь и проблем не оберешься. Все равно ведь заберут, как бы папка твой ни лютовал. Некроманта он, кстати, крепко приложил. За такое и на каторгу сослать могут, поэтому, если кто спросит, это ты его толкнула. Тебе ничего не будет, а мужика жалко. Хороший он, детей любит.

– Угу, – согласился паучок, важно закивав.

– Так он ведь в дом проник без спроса. А вдруг он меня чести девичей лишить хотел? – призадумалась я над тем, почему такая несправедливость относительно простых людей.

– А это неважно. Они своих всегда отмажут, даже если не только хотел, но и лишил, так что ври напропалую, когда снова за тобой явятся.

– А они явятся? – не то чтобы я не верила. Просто верить до отчаяния не хотелось.

– Конечно, явятся. Сначала ученика отправляют, а если у него не получается, то преподавателя. Так что, собирай вещички…

– Помогите! Помогите! – вдруг раздалось где-то на улице, и мы все трое мигом очутились у окна.

Темный Бог подкрался незаметно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

сообщить о нарушении