Дора Коуст.

Иллюзии будущего



скачать книгу бесплатно

Пролог

Она заторможено закрывала и открывала глаза. Жмурилась со всей силы и открывала их снова. Ничего не изменилось, ничего не пропало. Она ущипнула себя, но получила лишь кратковременную боль и красное пятнышко на руке. Темная спальня, ночь за окном и шум дождя, ритмично постукивающего по стеклу. Незнакомый интерьер небольшой комнаты. Прямоугольные электронные часы горели неоновым зеленым светом – сорок две минуты шестого утра. Через приоткрытую форточку доносились редкие звуки проезжающих мимо автомобилей. Вроде бы и обычное все, но только чужое.

Нет под боком горячего тела супруга, сопящего в темени ночи. Нет урчащей кошки, что неизменно, свернувшись в клубочек, греет худые ножки своей хозяйки. Нет безобразницы-дочки, которая уже через двадцать минут будет сонно собираться в детский сад. Только тяжелые темнота и одиночество. Потому что ее больше нет в их жизни, нет в том мире, нет в их памяти.

Она помнила тот день в мельчайших деталях, каждую минуту, проведенную там. После долгого обыденного рабочего дня в четырех стенах магазина бытовой техники двадцатичетырехлетняя молодая женщина – старший кассир Кассандра Владимировна Король – возвращалась в переполненном автобусе домой. Пакеты с продуктами держала на коленях, чтобы ненароком не затоптали.

Дома, переодевшись в домашний спортивный костюм, проводила свою маму. Надежда Геннадьевна чаще всех забирала внучку Алику из детского сада, и этот день не стал исключением. Потрепав дочку по волосам, Кас убежала на кухню домывать посуду и готовить ужин, а уже через пятнадцать минут в квартиру зашёл супруг. Кассандра появилась в прихожей с поварешкой в руке. Она по привычке поцеловала и обняла мужа и ласково пожурила маленькую Алю за то, что та забралась на руки к папе, не дав ему даже снять куртку и обувь, но эти двое расставаться не спешили.

Кассандра рано вышла замуж. Ей было всего восемнадцать, когда в ее жизнь ворвалась первая, нежная, чистая, светлая… влюбленность. Но тогда ей казалось, что это – самая настоящая любовь, которая будет длиться вечно. Неопытной девушке, только окончившей школу, не с чем было сравнивать. Эти отношения стали первыми в ее жизни, а потом у них появилась Алика – маленький, нежный, вечно недовольный комочек. Прошедшие пять лет словно пролетели мимо Кас, застряли в одинаковой безжизненной рутине. Иногда ей казалось, что она является пассивным зрителем собственной жизни. Дом – детский сад – работа – магазин – дом. Изо дня в день, из года в год.

Супруг стал скорее неотъемлемой частью. Близкий и родной член семьи, но не более. Ей было привычно, спокойно, просто. Молодая женщина даже не пыталась изменить свою жизнь. Для нее все это воспринималось стабильностью настоящего и будущего.

Кассандра никогда не переставала мечтать. Иногда в эротических снах к ней приходили очаровательные незнакомцы. Она не любила мужа, но не представляла себя без него, а вот маленькую Алику обожала. Девочка всегда была ее лучиком света и главной причиной, почему Кассандра еще не ушла от супруга.

У ребенка должна быть полноценная семья, пусть и построенная не на любви, а на уважении, – она была уверена в этом.

Рядом с мужем Кассандра не была счастлива как женщина, но и это понимание пришло лишь спустя годы. Кас не получала тех взрывающихся волн, сопровождающих секс, о которых с восторгом шептались подруги. Она не упивалась страстью и вниманием мужа, потому что их просто не существовало в их жизни. Ей и сравнить было не с кем это незамысловатое действие, старое как мир. Иван был ее первым и единственным мужчиной за все немногочисленные прожитые годы.

Казалось, Касси так и не повзрослела со времен свадьбы. Она оставалась в душе милой наивной маленькой девочкой почти во всем. Нет, взрослой женщиной ее бы не смог назвать даже собственный супруг. Нередко видел, как она играла вечерами с дочкой в куклы, придумывая все новые и новые истории, неизменно получая от этого не меньшее удовольствие, чем маленькое прыткое чадо. Читала подростковые книжки о красивой первой любви и неслышно вздыхала, искоса поглядывая на свою вторую половину. Так было в их жизни. В той, что уже не вернуть.

Это случилось прямо посреди ночи. Кассандра резко открыла глаза, пытаясь сфокусировать взгляд, но комнату вдруг озарила безмолвная, яркая до боли, ослепляющая вспышка. Она навсегда исчезла из родного мира. Исчезла, но ничего не забыла.

Она сразу почувствовала вместо мягкого матраца жесткое холодное железное сиденье. Босыми ступнями ощущала ледяной пол. От такого контраста мурашки прошлись по коже. Кассандра испугалась и немедленно вжалась в спинку стула, пытаясь хоть что-нибудь нащупать руками по бокам от себя. Зрение не вернулось – она по-прежнему видела лишь черноту, и от этого становилось еще страшнее.

– Здравствуй, «Изначальный объект 63552067», – прозвучал сухой мужской голос и эхом отразился от стен.

Помещение, в которое попала Касси, отличалось от нормальной жилой комнаты абсолютно всем, да только девушка не видела ничего вокруг. Кроме железного стула, размещенного для удобства по центру, здесь больше ничего не было. Белоснежные матовые стены и такие же потолок и пол встречали гостей своей искусственно созданной стерильностью. Рама «внешнего портала» парила в воздухе параллельно полу. Ее железный каркас крепился четырьмя толстыми цепями к крюкам на потолке. Именно оттуда свалилась очередная попаданка.

– Здравствуйте, – едва слышно прошептала девушка.

Она также не могла увидеть огромное толстое стекло, разделяющее ее и говорящего специалиста. А даже если бы видела, все равно не смогла бы открыть крепкую железную дверь, разместившуюся по правую сторону от Кас. Мужчина в сером медицинском халате, стоящий по другую сторону наблюдательного окна, просматривал отчеты. Их на экран компьютера передавали сканирующие комнату невидимые глазу лазеры.

Мужчина неописуемо сильно устал за последние дни. Появление новенькой, а также все сопутствующие этому заморочки его безмерно раздражали. Ему хотелось послать все к чертям и попасть наконец-то домой, чтобы по-человечески выспаться, но не судьба.

«Поисковик» и «Стиратель» тоже были здесь. Один сидел за соседним столом и ждал, пока ему начнут диктовать данные для внесения в общую базу, а второй готовился к своему выходу, лениво рассматривая сжавшуюся в комок девушку.

Глубоко вздохнув, «Доктор» отдал приказ компьютеру:

– Выпустить газ. Объект без осложнений.

– Где я? Я вас не вижу! – Кассандра заговорила быстро, отрывисто, громко.

Она не понимала, зачем нужен газ. Как человек, выросший на сериале «Секретные материалы», девушка сделала единственные кажущиеся правильными выводы:

– Вы инопланетяне? Зачем вы меня похитили? Вам нужны мои органы?

Она пыталась прокричать что-то еще, но озвучить уже ничего не смогла. Тело застыло. Застыло и лицо с широко раскрытыми невидящими глазами. Руки обвисли. Следующие два часа она только слушала и молилась, молилась и слушала. Вокруг звучали лишь страшные отрывистые фразы:

– Тело здорово, немного изношенно.

– Зрение чистое, без отклонений.

– «Капсула здоровья» – уровень три. – В предплечье зашла игла, но Кассандра не могла даже вскрикнуть от неожиданности.

– Внешний возраст – двадцать один – двадцать два года. Внутренний возраст – чуть более тысячи лет.

Ничего не понимая, Кассандра отчаянно пыталась закричать, высвободиться, но попытки с треском проваливались. Она старалась запомнить как можно больше из услышанного, потому что тот, кто владеет информацией, правит миром.

– Стереть память о прошлой жизни. Оставить только основы. – На затылок легла чужая теплая рука.

«Нет, Господи, нет! Господи, пожалуйста, помоги! Мне нужна моя память! Я хочу помнить все! Пожалуйста, Господи, помоги!»

Она кричала безмолвно. Неподвижное тело все так же располагалось по центру пустой комнаты, но внутри… Внутри она словно билась в агонии, яростно сражалась за существование собственной личности, а недра трясло с такой силой, что в этот момент ее можно было сравнить с терпящим крушение самолетом.

– Вложить файлы «общее» и «восемнадцатое воспоминание».

Стало невыносимо больно. В голове то и дело вспыхивали картинки. Казалось, что прямо в мозг впечатывался новый сюжет. Пытка слилась с калейдоскопом чужих воспоминаний, и перегруженное сознание отключилось. Последующих слов Кассандра уже не услышала. Как не увидела и людей, выносящих ее за пределы портальной комнаты.

– Отклонение от нормы. – Монитор компьютера мигал красным, указывая на опасность. – Стабилизировать давление. Вколоть успокоительное.

Глава 1

Она должна была проснуться позже. Кассандра ощущала, что организм еще слаб после произошедшего, но мозг уже включился в работу. Она часто это делала там – в другом мире, в другой жизни, в другом доме. Когда появлялась проблема, она рассматривала все ее стороны, находила несколько решений и в мельчайших деталях прорабатывала их, проигрывая в своей голове, как пьесу в театре. Так было проще.

Девушка переживала за дочку, за единственного человечка, который был по-настоящему дорог ей. Не представляла, как Алика будет там без нее. Дочка даже не засыпала без услышанной на ночь сказки, а Касси не могла уснуть, не проверив свое сопящее чадо. Как же теперь? Все это походило на самый ужасный кошмар, когда никак не можешь проснуться.

Пытаясь успокоиться, она сначала поблагодарила Бога за возможность помнить и не забывать, а затем и за вернувшееся зрение. Верила ли она на самом деле, что Бог есть? Однозначный ответ: нет. Но она точно знала, что где-то там есть тот, кто слышит ее, откликается и всегда помогает ей. Есть кто-то такой, кто точно знает, как правильно, и всегда приходит на зов, хоть и не материально.

На самом деле новой информации было немного. Она точно знала, что находится в городе «Санрайс» или, как чаще называли его местные жители, «Город Счастья». Ей предельно было понятно, что город один, но он огромен. Существовало три части: Верхняя, Средняя и Нижняя, и различались они материальным статусом жителей.

Девушке выделили двухкомнатную квартиру в высотке, почти в центре Средней части, правда, неизвестно, за какие заслуги. Как бы не забрали чего. Тело ломило нещадно, и она не могла с уверенностью сказать, что вторая почка на месте. Кассандра уже поняла, что попала к таким же обыкновенным людям, как и она. Да только непонятные услышанные фразы до колики в пальцах ужасали ее. Вспомнились и фильмы о сверхлюдях.

Также чужеродная память подкинула Кассандре занимательные картинки. В них она просыпается в Оздоровительном Центре после шестидесяти лет комы, словно в мексиканской мелодраме. Она плачет, захлебываясь в истерике, не помнит ни себя, не своей жизни «до», ни кого-то из знакомых. Типичная медсестра успокаивает словами и гладит по голове. И тут появляется «ОН» – рыцарь в белом халате, накинутом на широкие плечи, темно-серой военной форме, больше похожей на пижаму, и белых больничных тапках, что можно хоть сразу в гроб.

Лиц она не запомнила, потому что полностью отдавалась самобичеванию, но из слов представителя местной власти поняла, что ее не бросят на произвол судьбы и помогут с жильем и деньгами. Даже предлагают пройти курсы обучения какой-нибудь профессии для дальнейшего трудоустройства. То есть хорошие щедрые неизвестные люди полностью устраивают ее жизнь, но… Если бы здесь вместе с ней находилась ее дочка, возможно, она бы плюнула и начала жизнь с чистого листа, а так… все оставалось печальным, страшным и непонятным. И вот вчера вечером ее якобы отпустили домой. Только дом этот не ее и, вероятно, никогда им не станет, потому что душа матери там, где ее ребенок.

Кассандра до боли прикусила губу, лишь бы заменить душевные муки физическими, которые, в отличие от сердечных, со временем проходят.

– Поспать. Мне просто нужно поспать, – твердила она темноте, а по щекам прокладывали дорожки нескончаемые слезы…

* * *

Утро встретило ярким лучом солнца. Лучик немного погулял по комнате, прежде чем добрался до припухшего лица. Воспаленные от слез веки приоткрылись, и пришла первая ужасающая мысль: «Это не сон».

Кассандра отчаянно застонала и ударила кулаком в подушку. Часы показывали пятьдесят две минуты одиннадцатого утра, а значит, нужно было вставать и начинать что-то делать, только кто она для этого мира, всего лишь очередная песчинка.

«Один в поле не воин» – чья-то умная мысль намертво пробралась в голову. А вторая пришла о том, что на голодный желудок мыслить здраво все равно не получится.

Протопав в ванную комнату, расстроенная девушка попыталась привести себя в порядок, но все, чего добилась, – переход из плавающего состояния «по мне проехал каток» до уверенного ощущения «по мне прополз трактор». Один комплект одежды, а именно бежевые спортивные брюки и белая удлиненная футболка, нашлись в платяном шкафу, рядом с сиротливо лежащим бежевым кружевным нижним бельем.

– Кажется, здесь еще не придумали push-up! – проворчала Кассандра вслух, разглядывая незамысловатый набор. Пыталась что-то делать, чем-то занять голову, но страх и боль возвращались, не собираясь утихать.

Придирчиво оглядев себя пристальным взглядом, она вдруг нервно рассмеялась.

– Божий одуванчик, которого поили всю ночь не самым лучшим алкоголем! – истерика захлестывала, вырываясь дурацкими смешками.

Она редко носила светлые вещи, все больше предпочитала темные оттенки. Никогда не обманывалась сама и не лицемерила своим внешним видом перед другими. Она не ангел и в случае чего может за себя постоять – как минимум словесно. Когда родная мать чихает на тебя, то за воспитание берется улица. Набиваются собственные шишки – то о грабли, то о кулак старшеклассницы в школе.

Сердце сжалось тисками. Такого детства Кас своей девочке не желала, а значит, во что бы то ни стало нужно в кратчайшие сроки вернуться назад. Любым способом. Чего бы это ни стоило.

Составив план на ближайшее время, Кассандра поклялась, что не будет предаваться унынию и раскисать, по крайней мере до тех пор, пока не убедится, что выхода действительно нет. Чтобы выбраться, ей нужны здравый рассудок и силы. Много сил.

По пути в коридор обратила внимание на рабочий стол у окна в гостиной. Подойдя, взяла в руки документы и принялась просматривать. Все буквы читались легко и так же легко складывались в слова – никаких непонятных символов или закорючек она не обнаружила. Среди документов нашлись выписной лист из Оздоровительного Центра, бумаги на квартиру и направление в колледж при «Палате» – основной структуре правления. Немного правее сиротливо расположилась напечатанная записка, видимо, одинаковая для всех:

Несколько пунктов, которые помогут вам снова начать жить:

1. В личный документ, лежащий на вашем столе, необходимо добавить ваши имя и фамилию. Как только определитесь, возьмите в руки документ, откройте его, назовите вслух команду Т1842ОН, далее фамилию и имя. Только в таком порядке. После выполнения команды в окошке справа появится ваша фотография.

2. На запястье вашей левой руки находится штрих-код. По нему вы сможете совершать покупки, а также снимать наличные в Финансовых Пунктах Выдачи, которые расположены во всех Частях Города.

3. До двадцать восьмого селия вам необходимо явиться в Колледж Наук для выбора будущей профессии и записи на соответствующие курсы с последующим трудоустройством.

С Уважением, «Палата».

Двадцать первое селие четыре тысячи восемьсот шестьдесят пятого круга.

Из всего прочитанного реально полезных сведений она получила немного. Узнала сегодняшнюю дату. Поняла, что в этом мире развиты технологии, раз личные документы электронные. О привычных банковских картах здесь точно не знают, но без средств и занятости «благодетели» ее действительно не оставили. Посмотрев на свое левое запястье, Кассандра подумала о том, что документы все же нужно активировать, так как неизвестно, что ожидает ее на улице.

Взяв в руки пластмассовый прямоугольник, проговорила код активации. Задумалась на секунду, но все же выдала:

– Король Кассандра.

Картинка вспыхнула, переливаясь, и в квадратном окошечке появилась фотография.

– Селие. Хм… Вроде бы лето на улице, – размышляла сама с собой, обувная новенькие белые тапочки, очень напоминающие кеды, только без шнурков. – Краше только в гроб. – Жалко улыбнулась своему отражению в зеркале крошечной прихожей.

* * *

Квартиру ей выделили на пятом этаже высотки. Здание можно было бы назвать типичным, но разве что для центра России или Америки. Судя по лифту, а именно светлой комнатке с мягким диванчиком и кнопочками, этажей в нем было тридцать. Причем на последние два этажа можно было попасть, только зная дополнительный код. Об этом Кас узнала от автоответчика, запросившего проверочные данные после нажатия на кнопки с номерами двадцать девять и тридцать.

«Что ж, богатые люди есть везде», – подумала она, натягивая на лицо приветливую улыбку для консьержа, сидящего за стойкой в фойе.

Солнышко пригревало открытые участки рук, гладило бледное лицо, словно Касси всегда была здесь своей. Как чудесно очутиться в разгар холодной зимы в маленьком уголке настоящего лета. Чудесно и нереально.

По широким чистым улицам среди высоток бродили люди. Редкие лиственные деверья попадались им на пути, вырастая на тонких полосках словно искусственно созданного газона. Молодые мужчины и женщины смеялись, спешили на работу или в кафе на завтрак. Из навязанных воспоминаний Кассандра знала, что в этом городе нет ни стариков, ни детей. Люди не рождаются и не стареют. Девушка совершенно не понимала, как можно так жить. На «Санрайс» было всего два разделения по возрасту, а точнее, даже по внешнему виду: парнями и девушками считались те, кто выглядел от восемнадцати до двадцати пяти, а мужчинами и женщинами – до сорока. Минусы и плюсы – как много их в этом мире.

«Интересно, а все ли попали сюда так же, как и я?»

На первых этажах высоких зданий и небоскребов располагались забегаловки и магазины. Они пестрели стеклянными витринами и яркими зазывающими вывесками.

«Самое время понять, много ли дали мне денег», – подумала девушка.

Оказалось, что на пятнадцать тысяч сивитов можно приобрести вполне нормальную однокомнатную квартиру на окраине Средней Части города. А можно купить спортивную машину среднего класса или два женских авто, что-то вроде «ЖУКА». Ни в чем себе не отказывать месяц или жить приемлемо около года.

«Спасибо, не оставили на произвол судьбы», – размышляла Кассандра, неспешно перекусывая сэндвичем и чаем с мятой в кафе через четыре здания от нового дома.

Она вспоминала побирающихся бедняков из своего мира и думала о том, что сама бы никогда не просила. Может быть, бралась бы за любую работу, но не стояла бы на паперти, рассказывая слезную историю. Хотя легко судить, когда ты в тепле и имеешь средства на пропитание.

Кафетерий был чистым, светлым. Не сравнить с многочисленными заведениями ее города. В воздухе витали ароматы жареного мяса, свежеиспеченного хлеба и ягодного пирога. Официантка умилялась детской непосредственности клиентки и неслышно вздыхала, жалея покупательницу за то, в какой ситуации она оказалась. Кассандра еще не выжила из ума, чтобы рассказывать незнакомым людям правду, а потому делилась навязанной «Палатой» историей, аккуратно расспрашивая, что можно купить на предоставленные деньги. Там же она впервые увидела «считомет» – аппарат, куда клиент прикладывает свое запястье для того, чтобы расплатиться за покупку.

Лариина – а именно так звали официантку – в свою очередь рассказала, что переехала из Нижней Части города, где временно проживала в женском пансионе. На сам город наткнулась случайно в одну из снежных ночей вилие, когда выбиралась по трассе в одиночестве, разругавшись с парнем. В родном городе у нее не осталось ни друзей, ни подруг. Всех отвадил теперь уже бывший ухажер. Она решила остаться здесь навсегда, о чем ни капельки не жалеет. И теперь Лари снимает напополам с еще одной официанткой Мариэ квартиру, учится и работает, а также наслаждается жизнью.

– А не требуются ли вам работники? – вдруг спросила клиентка, заканчивая завтрак.

– Требуется официант на вечернее время. В конце зала после шести вечера открывается бар, и в смене не хватает одного сотрудника. Вы хотели бы здесь работать? – удивилась Лариина.

– Да, это было бы замечательно! Я подыскиваю себе подработку на время обучения.

– О, тогда подходите к шести вечера. Обговорите все с владельцем.

– Спасибо, я обязательно приду! – улыбнулась Кассандра и с этой теплой улыбкой пошла осматривать ближайшие магазины.

На самом деле ей хотелось бы отдохнуть от предшествующей рутины и немного полениться, сидя дома, но она так же отчетливо понимала: просто зачахнет, умрет в четырех стенах, сойдет с ума. Любая деятельность отвлечет от переживаний о дочке, потому что накручивать себя Касси умела мастерски.

«Господи, как она там?» – и сердце сжималось, растворяясь в нескончаемой боли.

Первым делом девушка посетила бутики одежды и обуви, приобрела постельное белье и мелочи для души, вроде полотенец и спальной маски. Забрела в магазин бытовой химии и косметики для тела. А в завершение, сделав марш-бросок до квартиры, уставшая Касси пошла за продуктами. То, что было привычной едой, на полках присутствовало в достатке. Лишь названия и вид некоторых товаров были немного необычными. В своей прошлой жизни Кассандра имела большую любовь к готовке, но чаще всего готовила, что быстрее и проще. Да и дочка занимала все свободное время. Дочка.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3