Донна Олвард.

Любовный компромисс



скачать книгу бесплатно

Christmas Baby for the Billionaire © 2019 by Donna Alward

«Любовный компромисс» © «Центрполиграф», 2021

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2021

* * *

Эта книга является художественным произведением.

Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.

* * *

Глава 1

Иногда по утрам так не хочется вставать с постели, но приходится по нескольким причинам: во-первых, сходить в туалет, во-вторых не опоздать на работу, потому что никто за нее не будет оплачивать счета.

Тори закрыла глаза, собралась с силами и отбросила одеяло. Дело не в том, что ей не хотелось трудиться – наоборот, она любила свою работу. Курорт Сэндпайпер составлял смысл ее жизни. Подростком она пришла сюда простой горничной и постепенно выросла до заместителя управляющего, пройдя множество промежуточных ступеней. Каждое утро, когда она открывала дверь отеля, у нее было чувство, словно заходит в свой маленький, купленный в прошлом году дом.

Усталость не покидала Тори, несмотря на крепкий ночной сон, но она заставила себя бодро прошагать в душ. Утренняя тошнота после первых недель беременности уже не мучила ее, но теперь, на четвертом месяце, она быстро утомлялась. Кроме того, настало время поменять гардероб: многие вещи уже не налезали на слегка округлившийся живот.

Через полчаса, высушив феном волосы и наложив макияж, Тори была готова к выходу. Прихватив дорожную кружку с декафом, она села в машину и через пять минут подъехала к гостинице. К счастью, ноябрь выдался теплым, и ей не пришлось очищать стекло от изморози. В просторном холле витал аромат хвои. День благодарения прошел, настало время подготовки к Рождеству. Повсюду разноцветными огоньками сверкали электрогирлянды. Переплетенные красными и золотыми лентами венки из еловых веток придавали помещению сказочный вид. Тори с улыбкой поздоровалась с администраторами у стойки и прошла на кухню, заказать свой обычный завтрак – тосты и фрукты.

– Тебе нужно есть яйца – это полезно для малыша, – сказал Нил, покачивая высоким колпаком шеф-повара. – Мамочкам требуется протеин.

– Когда ты перестанешь воспитывать меня? – усмехнулась Тори, делая глоток из кружки. Несколько недель она не выносила аромат кофе, но теперь он снова бодрил ее.

– Никогда, – признался Нил, и возле глаз появились веселые морщинки. Нил работал здесь еще до того, как она устроилась горничной. Летом его внучка придет на временную подработку.

Мысль о яйцах понравилась Тори, и она кивнула.

– Ты же знаешь мой вкус. Спасибо, Нил, ты ангел.

– Сам знаю.

Через десять минут официантка принесла тарелку с завтраком и стакан молока.

– Нил сказал, тебе нужен кальций, – сказала Элен и, хотя была моложе Тори, в голосе звучали заботливые нотки.

– Спасибо. В зале ресторана все в порядке?

– Посетителей почти нет.

Никто не приезжает на пляж, – кивнула Элен.

– Ничего не поделаешь – низкий сезон. Но есть несколько заявок на праздники. Если хочешь, могу включить тебя в список на обслуживание, – предложила Тори, зная, что банкеты сулят хорошие чаевые.

Глаза Элен загорелись.

– Спасибо, Тори.

– Не за что. – Тори знала, что Элен старательная и надежная работница, а значит, заслуживает поощрения.

Приготовленный для Тори омлет был восхитителен. Нил добавил туда сыра и рубленой зелени. Кусочки дыни и клубника на тарелке издавали чудесный аромат, а булочку из цельного зерна украшал мягкий сыр, посыпанный корицей, – все, как она любила.

Персонал гостиницы походил на большую семью: все старались помогать друг другу. Для Тори это было важно, потому что они с матерью остались вдвоем. Шелли, ее мать, работала медсестрой в больнице в Ланенбурге. После смерти мужа, отца Тори, она переехала в городскую квартиру и теперь жила в пятидесяти километрах от дочери – достаточно близко, чтобы они могли навещать друг друга каждую неделю. Тори положила руку на живот и подумала, что скоро у нее будет своя семья. Она мечтала об этом. Вопрос о том, сохранять беременность или нет, даже не возникал. У нее будет ребенок, которого она будет любить, а он или она будет любить ее в ответ. У Шелли будет внук. Обстоятельства складывались не очень удачно, но Тори воспринимала беременность как неожиданное благословение.

Глотнув молока, она почувствовала легкую тошноту, как бывало при мысли об отце ребенка. В голове звучал голос матери, убеждавшей, что Джереми должен знать. Спешить не стоило, но рано или поздно это перестанет быть тайной. Просто ей надо придумать, как лучше сообщить ему шокирующую новость.

Джереми Фишер… О чем она думала прошлым летом, когда флиртовала с ним? Тори совершенно потеряла голову в эти две недели безоблачного счастья. Они сразу договорились, что у них курортный роман, и без оглядки наслаждались друг другом. Потом он уехал к себе в Нью-Йорк, а она, как и планировала, осталась в маленьком городке канадской провинции Новая Шотландия в своем домике у воды. Тори не верила в сказки и не ждала принца на белом коне, который увезет ее за тридевять земель. Однажды, правда, она доверилась красавцу, сулившему золотые горы. Райли убедительно играл свою роль, и она влюбилась. На деле оказалось, что ее избранник жил двойной жизнью: он осыпал ее подарками, но обманывал людей и был в долгах. Тори не могла простить себе, что оказалась такой наивной.

Наслаждаясь клубникой, она вспоминала летнее увлечение. Ее отношения с Джереми складывались иначе, потому что с самого начала оба знали: их роман не будет иметь продолжения. Для Тори это было нетипично, ведь Джереми был гостем курорта, но они вели себя очень осторожно. После двух лет напряженной работы, после смерти отца и тоски одиночества она разрешила себе насладиться жизнью. Тори не предполагала, что летний роман будет иметь последствия.

Материальный статус не имел значения летом, но теперь все изменилось. Джереми был богатым и влиятельным человеком, а Тори… не то чтобы никем… У нее не отнять чувство собственного достоинства, но ее социальный статус был явно ниже.

Она отодвинула тарелку, собираясь приступить к работе. Томас, управляющий курортом, взял отпуск на неделю, поэтому Тори оставалась главной. Все утро она провела за письменным столом, а потом обсуждала со старшими менеджерами детали праздничных приемов, заказанных на середину декабря. На Рождество ресторан забронирован для свадебного банкета, и еще один свадебный ужин заказан на новогоднюю ночь. Гости размещались в гостиничных номерах, и для них будет накрыт поздний завтрак. Заказчики не жалели денег, поэтому сервис должен быть на высоте.

После полудня Тори собиралась проверить гостиничные службы, убедиться, что все под контролем, и поговорить с персоналом. Она любила эту часть работы. Обход отеля, ее второго дома, всегда повышал настроение. Тори сделала пометку в блокноте, заметив царапину на стене, которую надо будет закрасить, и отметила сверкающие чистотой туалеты в главном холле. Зимой в отеле почти не было клиентов, но это не повод расслабляться. Она знала имена всех сотрудников курорта и охотно вступала в разговор.

Тори уже возвращалась в свой кабинет, когда парадная дверь распахнулась, впуская посетителя. Она обернулась на шум и замерла.

– Тори?

Она почувствовала, как кровь отлила от лица. Нет. Не может быть. Только не он!

– Джереми!

Он широко улыбнулся, включив все свое обаяние. Ее словно ударили в солнечное сплетение. Как можно быть таким красивым?

– Надеялся застать тебя здесь. Сколько прошло? Четыре месяца?

Четыре месяца, три недели и пять дней – вот что хотела ответить Тори, но не могла произнести ни слова. Что он здесь делает? Как ей побыстрее скрыться, чтобы он не заметил очевидное? Слишком поздно. Озадаченный молчанием, он окинул взглядом ее фигуру. На лице появилась растерянность и недоумение. Как раз сегодня Тори обновила гардероб, так что сомнений в ее положении не возникало.

– Давай зайдем в мой офис, – предложила она, взяв себя в руки. – Поговорим. Что привело тебя в Сэндпайпер? – Голос Тори звучал спокойно и ровно: ей не хотелось показать свою уязвимость. Повернувшись к нему спиной, она зашагала в сторону кабинета. Ее пробирала дрожь не только из-за предстоящего объяснения, но потому, что при виде Джереми у нее, как и раньше, подгибались колени. Их летний роман был хорош. Слишком хорош.

Тори слышала за собой его шаги. В кабинете она плотно закрыла дверь. Персонал гостиницы может быть семьей, но не должен слышать все разговоры, и никому здесь не известно, кто отец ее ребенка. Они с Джереми соблюдали осторожность.

Офис Тори казался еще меньше из-за присутствия крупного мужчины. Обуздав эмоции, она повернулась к Джереми, стараясь сохранять спокойствие. Это было сложно: Джереми обладал удивительным магнетизмом. Сегодня на нем был темно-серый костюм с безупречно повязанным галстуком, теплое пальто, защищавшее от ледяного ветра Атлантики. Его глаза серого, стального цвета напоминали грозные, несущиеся к берегу волны. Холодные и несчастные. У Тори заныло сердце.

– Как ты оказался в наших краях? – Изобразив улыбку, она села за стол, чтобы скрыть живот.

– Покупка недвижимости. Заодно решил навестить тебя. Не ожидал, что ты беременна.

Прямой вопрос прозвучал как пощечина. Напрасно она надеялась, что он не заметит.

– Честно говоря, для меня это тоже неожиданность.

– Мой ребенок?

Бессмысленно отпираться. Джереми всегда переходил прямо к делу и с самого знакомства дал понять, что она его заинтересовала. Он занимал лучший номер гостиницы. Когда Тори пришла узнать, все ли в порядке, завязался разговор. Они говорили обо всем: обсуждали местные нравы, жизнь в канадской провинции, отличавшейся от его жизни в Нью-Йорке. Вечером он пригласил ее в бар. Она не отказалась. За бокалом мартини Джереми сказал, что у нее необыкновенно красивые глаза и загадочный взгляд. Тори была польщена.

Прямота Джереми восхищала ее, хотя при данных обстоятельствах это было не очень уместно. На мгновение ей захотелось сказать «нет», чтобы избежать многих проблем, но совесть не позволила. Ей и без того стыдно, что она до сих пор не сообщила ему о беременности. Кроме того, дело касалось морали. У Тори не было других мужчин, кроме Джереми.

– Конечно, твой. Я не имею привычки… спать со всеми подряд.

Он смотрел с невозмутимым спокойствием.

– Откуда я знаю. А ты вообще собиралась рассказать мне?

Черт бы побрал ее честность. Тори твердо смотрела ему в глаза.

– Со временем. И спасибо за оценку моего характера. Приятно услышать от отца ребенка.

Джереми отвернулся и подавил вздох.

– Прости, не хотел. Ты не заслужила. Все так неожиданно, Тори.

– Согласна.

– Когда? Как?..

Тори крутила в пальцах карандаш, имитируя спокойствие.

– Мы оба знаем ответ на этот вопрос. В начале июня, когда занимались сексом.

Она не сказала «занимались любовью», хотя летом было именно так. Ее щеки вспыхнули. Странным образом ей казалось, она даже почувствовала этот момент. Они плескались в волнах, потом устроили пикник на песке, а вечером отправились в ее домик и наслаждались друг другом. Джереми был прекрасным любовником – нежным, внимательным, страстным… Воспоминания померкли, когда перед ней предстал раздраженный мужчина.

– Могу я сесть? – спросил он, глубоко вздохнув.

– Конечно, – не могла отказать Тори и кивнула, хотя в голове разом ожили все страшные предположения о реакции на сообщение о ребенке. Надо бы отвлечь его, чтобы как-то подготовиться к разговору.

Джереми пододвинул стул, сбросил пальто на спинку и сел, упершись локтями в колени. Тори прикусила губу, непроизвольно оценивая его внешность: темные волосы и твердый подбородок делали его похожим на Джона Кеннеди, но глаза в обрамлении густых ресниц были не карие, а серо-стальные. Сейчас они смотрели на нее с тревогой и разочарованием.

– Я стану отцом, – констатировал Джереми. – Ты на половине срока беременности… Когда ты собиралась сообщить мне?

Руки Тори слегка дрожали.

– Не знаю. Все никак не могла решиться, – честно призналась она, понимая, что он мгновенно раскусит ложь.

– Я имею право знать, – заметил Джереми со злостью.

Тори пыталась взять себя в руки. Утром, придя на работу, она испытала привычное умиротворение. Джереми вывел ее из зоны комфорта, и ей надо успокоиться, чтобы правильно вести разговор. Она посмотрела ему в глаза.

– Мы оказались в весьма необычных обстоятельствах. У нас был роман. Мы принадлежим разным мирам. Я не представляю, как разделить родительские обязанности с человеком, которого почти не знаю, – перевела дыхание Тори. – У тебя есть средства, а у меня их нет, поэтому я рискую проиграть, если ты через суд потребуешь опеки. – Она выдохнула с облегчением, высказав главное опасение. Какой смысл ходить вокруг да около?

Джереми откинулся назад. Вопросительное выражение сменилось… обидой. Трудно поверить, но последнее замечание явно оскорбило его. Пульс Тори зашкаливал.

– Думаешь, я способен на такое?

– Как я уже сказала, мы почти не знаем друг друга. Мне не хотелось испытывать судьбу. Я скорее умру, чем позволю кому-нибудь забрать у меня ребенка.


Джереми с трудом сохранял спокойствие. Ему хотелось сегодня преподнести Тори сюрприз. Интересы бизнеса снова привели его в эти края, и он намеревался возродить былой огонь, полыхавший между ним и Тори прошлым летом. По правде говоря, он не смог забыть ее, и просьба Брэнсона найти ему жилье послужила прекрасным предлогом встретиться с ней, чтобы выкинуть ее из головы раз и навсегда. Вместо этого он обнаружил, что она носит его ребенка. Новость потрясла его, но завуалированное обвинение добило окончательно.

Джереми считал себя хорошим и честным человеком, но сейчас он с усилием сдерживал рвущиеся наружу слова. Его одолевали смущение, злость и еще какое-то чувство, которое он не мог определить. Возможно, обида или разочарование. Все напоминало ночной кошмар. Семья – жена и ребенок – не входили в его планы.

– Мы же предохранялись, – пробормотал он.

– Не стопроцентная гарантия. Мы были осторожны, но… – Она не опустила взгляд ореховых глаз. – Недостаточно осторожны, значит. Поверь, это не было запланировано.

Его ребенок. Общий ребенок с женщиной, с которой едва знаком – просто провел с ней пару прекрасных летних отпускных недель. Теперь он приехал в расчете снова соблазнить ее. Джереми провел ладонями по лицу. Он знал, что рано или поздно его образ жизни обернется неприятностями, и не миновать расплаты за легкомысленное поведение. Ни слов «люблю», ни обязательств, ни привязанностей – вот его предпочтения. Хотя он провел здесь чудесное время, но расстояние в несколько штатов и пересечение границ другого государства делали роман с Тори Шарп вполне безопасным приключением.

Джереми не считал себя плейбоем, но любил женское общество. Лучший друг Коул называл его серийным любовником. Брэнсон был согласен с определением. Начиная с колледжа, отношения Джереми с женщинами не длились больше месяца.

Вздохнув, Джереми расправил плечи.

– Ладно. Хорошо или плохо, но факт налицо. Я не представляю, что делать.

Лицо Тори смягчилось.

– Ничего страшного. Зато я представляю. Мне ничего от тебя не надо, Джереми. Я не собираюсь преследовать тебя с требованием огромных сумм на содержание ребенка. Буду воспитывать его здесь. У меня миллион друзей, на которых я могу рассчитывать, и мама. Мы будем счастливы. Если хочешь, я готова подписать бумаги.

Ни алиментов, ни контракта? Воспитывать ребенка в городишке, где жизнь замирает после летнего сезона?

– Что угодно, только не это! – ответил Джереми.

Глава 2

После заявления Джереми атмосфера снова накалилась. Тори считала, что им ничего не удастся решить с ходу. Дискуссию придется отложить до тех пор, пока все хорошо не обдумают, иначе они обречены бесконечно ходить кругами. Ей надо время, чтобы определиться, чего она действительно хочет и как лучше преподнести это Джереми. Застигнутая врасплох, она ударилась в панику, хоть и скрывала свое состояние.

Она готова смириться со многими вещами, но не с главным: малыш будет жить здесь с ней. Что касается участия отца, то вопрос можно обсуждать. Теперь, когда Джереми в курсе, его нельзя исключить, притворившись, что его не существует. Только если он сам этого захочет. В противном случае Джереми пустит в ход деньги и связи, чем очень усложнит ей жизнь. Чудесные воспоминания о летнем романе развеялись как дым. Ее мама говорила: если все слишком похоже на сказку, так оно, вероятно, и есть. В любом случае ей предстоит балансировать на грани невозможного. Тори надеялась, что Джереми пробудет в их краях недолго.

Когда он отправился в свой номер, Тори проверила гостиничную бронь и пришла в ужас: Джереми забронировал гостиницу на двенадцать дней. Значит, он останется здесь почти до середины декабря – достаточное время, чтобы все пошло не так. Как она справится с ситуацией?

Постукивая пальцами по столу, Тори прокрутила в памяти детали их разговора, особенно ту часть, где она говорила о возможности проиграть в споре об опеке. Ее слова задели Джереми: в серых глазах отразилась боль. Он был явно взволнован, и это вселяло надежду. Он не был холодным, расчетливым монстром, хотя умел отлично защищать свои интересы. Летом она наблюдала, как жестко он проводил сделки по недвижимости, и восхищалась им.

Острая реакция Джереми на ее слова смягчила сердце. Он ей нравился. Двух летних недель хватило, чтобы пробудить в ней чувства, – пусть не любовь, но глубокую симпатию. Увлечение носило не только сексуальный характер: Джереми был умным, веселым, внимательным. Честно говоря, он казался ей почти идеальным мужчиной. Хотя Тори знала, что их отношения не более чем флирт, ей не удавалось вычеркнуть Джереми из памяти и относиться к нему отстраненно, просто как к отцу ее будущего ребенка. Он не был донором спермы.

Однажды, нежась с ней в постели, Джереми начал рассказывать, почему решил заниматься недвижимостью. Дело касалось не только переговоров и денег. Ему нравилось выбирать жилье, которое станет чьим-то домом, где люди будут счастливы. Опомнившись, что слишком открылся, он немедленно сдал назад и оправдался тем, что его клиенты чертовски богаты. Это была защитная реакция. Тори удалось на секунду заглянуть в душу очень закрытого мужчины, и это порадовало ее.

Она немного успокоилась, решив апеллировать к человеческим чувствам Джереми, забыв недоверие и сомнения. Положив руку на живот, Тори затаила дыхание в надежде почувствовать движение. До сих пор, кроме изменения фигуры, она не замечала других признаков будущего материнства. В любом случае она сделает все, чтобы ее младенец был счастлив и любим. Даже если придется быть суперприветливой с Джереми Фишером.


Длинный пляж курорта Сэндпайпер впечатлял даже в ноябре. Вода переливалась серым и темно-голубым, порывистый ветер гнал волну. Первозданная дикость привлекала Джереми, а шум прибоя успокаивал нервы. Он действительно был встревожен.

Несмотря на морозную ноябрьскую погоду, песок был мягким и рыхлым. Ветер трепал волосы и проникал под одежду. Всего несколько месяцев назад он бродил по пляжу с Тори. Он помнил ее красное бикини и влажные от морской воды волосы. Им было хорошо и весело вдвоем. Джереми редко испытывал такое удовольствие. На две недели он отложил дела и позволил себе расслабиться. Похоже, Тори поступила так же. Они валялись на песке под ласковыми лучами солнца, наслаждались едой, приготовленной для их пикника на кухне отеля, собирали ракушки, которыми Тори задумала украсить свою ванную комнату. Потом отправлялись в маленький домик Тори и занимались любовью. Воспоминания вызвали недвусмысленную реакцию тела. Прямо хоть прыгай в воду, чтобы остыть.

С Тори было легко, потому что он знал: скоро все кончится, и он уедет. Она отличалась от его обычных женщин. Статус семьи, большие деньги не предполагали знакомства с провинциалками. Тем более, общение с Тори доставляло особое удовольствие. Однако теперь Джереми связан с ней навсегда, потому что она носит его ребенка. Джереми не планировал иметь детей, но ему придется считаться с реальностью, и он постарается быть лучшим отцом, чем его собственный. Он не может требовать от Тори изменить жизнь, потому что это нечестно. Джереми привык получать желаемое, однако считал себя справедливым человеком. Или хотел так думать. Ему необходим план действий, но он не мог сосредоточиться. Мысль о том, что он станет отцом, не укладывалась у него в голове. Чувствуя, что замерзает, Джереми повернул назад к отелю.

Его собственные родители развелись, когда ему было два года, и Джереми почти не помнил отца. Слишком часто он становился заложником в бесконечных ссорах родителей и считал себя скорее предметом торга, чем сыном. Когда ему исполнилось четыре, мать снова вышла замуж. Сводные брат и сестра были много старше его. Он еще ходил в школу, когда его сестра поступила в колледж, а брат, на десять лет старше, уже работал в Силиконовой долине. Джереми отправили в школу-интернат. Со стороны казалось, что Джереми принадлежит к привилегированному классу – семья владела большими деньгами, – но он был обделен любовью и лаской.

Джереми остановился, глядя на белые шапки волн. Вчера он видел, как Тори гладит свой округлившийся живот, и был поражен нежным выражением ее лица. Ему не приходилось наблюдать проявление материнской любви. Что бы ни случилось, решил Джереми, он никогда не разлучит ребенка с матерью. Младенец не станет заложником их отношений, если только Тори не вынудит его принять решительные меры. Он не допустит, чтобы она вычеркнула его из жизни малыша. Его ребенок не должен испытать горькое чувство одиночества или равнодушия со стороны отца. Однако ситуация требовала деликатного подхода.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении