Дофр Евграффов.

Кровь



скачать книгу бесплатно

– Да шучу я, – перегнувшись через стол, шепотом заверила Рин. – Хорошие ребята, и мухи не обидят. Вы поладите и отлично проведете время, я их уже двенадцать лет знаю. – Успокоив подругу, она отошла от столика.

Рин играючи взяла шар и, почти не тратя времени на прицеливание, метнула его. Снова страйк. Она кокетливо раскланялась под аплодисменты только что прибывших и, бросив публике воздушный поцелуй, вернулась к столу.

– Твой удар, – обратилась она к Эрику с дружеским вызовом в голосе.

– Как же я не хочу играть, – с досадой произнес он и, допив молочный коктейль, направился за шаром. «Но и проигрывать не собираюсь».

Рин поняла ход мысли Эрика и азартно улыбнулась.

* * *

Две звезды медленно приближались одна к другой и к горизонту. Их свет просачивался сквозь туман и, смешиваясь, менялся от нежно-розового через ярко-красный к темнеющему багрянцу. Блики окрашивали туманные облака и причудливыми волнами растекались по комнате. Стулья в гостиной были сделаны из состаренного черного дерева, их аккуратно обвивали искусственные цветы, исполненные из позолоченного серебра. Так, довольно эксцентрично, решила оформить небольшую гостиную жена владельца квартиры – дизайнер, лично руководившая созданием каждой детали нового места жительства.

За столом, выполненным в том же стиле, что и остальная мебель, сидела Олеся. Девушка нервно перебирала пальцами край скатерти под столом, куда большую часть времени был опущен ее взгляд. Видимо, не перенося давящей атмосферы допроса, она порой водила взглядом по замысловатым серебристым узорам на обоях, но потом снова опускала глаза на руки, боясь привлечь лишнее внимание.

– Красивая картина, – прервал тишину сидевший на противоположной стороне стола следователь. – Ваша мама сама подбирала?

На картине был изображен сад, все растения в котором были золотыми, а вместо воды текло серебро.

– Да, – растерянно ответила Олеся и продолжила уже более спокойно, хотя с едва уловимой печалью в голосе: – Она всю душу вложила в наш дом.

Мать девушки была талантливым дизайнером и страстно любила свою работу, а вот мужа и отношения с ним приравняла к хобби. На эти два занятия она тратила все свои силы и время. Для дочери места в ее сердце не осталось. Живет себе, и ладно. Ест немного, спит тихо, проблемы… это проблемы дочери, не ее. Казалось, мать больше заботил сам факт происшествия в районе их проживания, нежели непосредственное участие в нем дочери. Поэтому, узнав о случившемся в общих деталях и удостоверившись, что следователь согласен с утверждением «Моя дочь точно не соучастница», покинула гостиную.

– Возвращаясь к тому, зачем я пришел… – сменил тему следователь.

От этих слов Олеся сразу переменилась в лице. Ее серые глаза наполнились страхом. Пришлось слегка прикусить губу, чтобы скрыть дрожь. Перед глазами девушки, как наяву, предстал монстр, убивший ее подругу, ее новых знакомых и случайно встреченных полицейских.

Да, именно благодаря им она чудом осталась в живых. Ей было страшно вспоминать лицо этого монстра. Нет, не монстра, а невинного прохожего. Человека, за избиением которого она так спокойно наблюдала. Она соучастница преступления. Возможно, это из-за нее погибли люди. А теперь за ней пришли…

– Следствие в курсе основных обстоятельств, – прервал ее размышления следователь. Прежде чем Олеся успела опомниться, он начал зачитывать записи из карманного блокнота: – Существо неизвестного происхождения напало на вас и ваших друзей в переулке, неподалеку от торгового комплекса «Полис» на пороге бара «Моро» вчера ночью. – Его тон был спокойным и мягким. – В нескольких кварталах от места первого столкновения полицейские открыли огонь по этому существу, чем спровоцировали его нападение на них. Затем существо скончалось от нанесенных ранений, – подвел итог следователь, поправив свою шляпу, которая во время речи съехала набок.

Страх Олеси сменился удивлением, а через мгновение его вытеснила радость. О ее вине следователю неизвестно! Он не знает, откуда взялся монстр. Про избиение можно умолчать. И про то, что полицейских она видела, – ни слова. Она в безопасности!.. Олеся еле сдерживалась, чтобы не выдать подлинные чувства. К счастью, следователь был всецело поглощен своими записями, и девушка успела взять себя в руки.

– Я понимаю, вам нелегко, – оторвался он от блокнота. Голос был искренне сопереживающим. – Но сейчас мне очень нужно узнать как можно больше об этом существе. Оно, возможно, все еще охотится на людей в этом городе, и его нужно остановить. Вы мне в этом поможете, Олеся?

– Да, разумеется, – без промедлений ответила она, временно позабыв о своих страхах и переживаниях.

– Расскажите, пожалуйста, вашу версию произошедшего.

– Конечно! – На секунду Олеся замешкалась, стараясь вписать реальные события произошедшего в версию, предложенную следователем. – Вчера днем я с моей подругой Ритой познакомились с братьями Рамом и Джоном, а также с еще двумя его друзьями.

– Как этих двух звали, вы не знаете? – поинтересовался мужчина.

– Если честно, я уже не помню, – смутилась девушка. – Кажется, они и не назвались…

– Хорошо, это, в принципе, не проблема, их имена мне известны. – Следователь бросил взгляд в блокнот. – Пожалуйста, продолжайте.

– Мы гуляли, болтали… В общем, просто хорошо проводили время. Мы и не заметили, как стемнело. – Девушка на секунду прервалась, ее разум продолжал перестраивать картину событий. – Тут, буквально из ниоткуда, на нас выскочил этот монстр. Сначала он набросился на Рама и Джона, которые шли впереди нас, а потом и на остальных. Я сильно испугалась и побежала изо всех сил! – Олеся сама начинала верить в свой рассказ, и даже ее лицо стало выглядеть так, как будто она только что со всех ног убегала от страшного монстра, внезапно оказавшегося в переулке.

– А дальше?

– Дальше… – перевела дух девушка. – Сама не помню, как дошла до дома… Больше я не выходила. Позвонила в полицию. И вот пришли вы… Оказывается, Рита мертва, – закончила она свой монолог, чуть не плача.

– Соболезную. Наверное, она была вам очень дорога, – проговорил следователь, на секунду отведя печальный взгляд в сторону. – Но сейчас очень важно, чтобы вы помогли мне понять, что это был за монстр, – с надеждой в голосе обратился он к ней.

– Я постараюсь, – обнадежила его девушка. – Но я мало знаю о разных монстрах. Вроде бы из монстров людям известны только вампиры?

– Вы думаете, это был вампир? – заинтересовался мужчина.

– Возможно, хотя они редко встречаются в наше время.

– В наше время нападения вампиров действительно чрезвычайно редки, а другая нечисть и вовсе практически полностью истреблена. Именно поэтому очень важно, чтобы вы смогли помочь мне узнать как можно больше о нападавшем.

– Сильный, быстрый, глаза, по-моему, красные…

– Именно, – подтвердил следователь. – Но серебряные пули не убили его сразу, деформированное тело… – Он остановился в раздумьях.

– И кожа у него не была бледной. – Голос Олеси дрожал от удовольствия, она даже не подозревала, что помогает разобраться в деле этому приятному и доброму человеку. – Значит, он не вампир! – заключила она и, ожидая похвалы за свои старания, посмотрела на мужчину, сидящего перед ней.

– Точно! Это значительно проясняет ситуацию! – восторжено воскликнул он, оправдав ее ожидания. – Вы ведь учитесь на доктора? У вас очень хорошо развито логическое мышление для пяти лет! Не думали ли вы сделать себе карьеру…

– Мне двадцать шесть, – перебила его девушка.

Он вздрогнул, как будто его окатили ледяной водой. Взгляд следователя принадлежал не сбитому с толку человеку, а лектору, которому посередине блистательной речи пытается перечить вальяжно развалившийся на галерке студент с плохой успеваемостью.

– Ой, – проронил следователь и неловко рассмеялся, почесывая затылок. – Хотел сказать «двадцать пять». Простите. Я четвертые сутки без отдыха, все на ногах, да и в вечной спешке, а тут еще такое серьезное происшествие, – извинялся он, поправляя шляпу, съехавшую на глаза.

Олеся продолжала недоверчиво смотреть на следователя. Тот начал вставать.

– Ладно, мне, пожалуй, пора. Еще раз спасибо за помощь, – улыбнулся он.

– Не за что, – очнувшись от ступора, ответила Олеся.

– И последнее, – уже встав и собравшись идти попрощаться с матерью девушки, начал мужчина. – Когда монстр напал на тех полицейских, в нем что-то изменилось. Вы не заметили, случаем?

– Возможно, – ответила Олеся, напрягая память. – Вспомнила! Его правая рука! На ней было изображение какой-то рыбы, а сама она больше напоминала лезвие, чем руку. – Смысл сказанного следователем девушка осознала уже после того, как закрыла рот.

Олесю будто сильным ударом отбросило в реальный мир. Перед глазами мелькали трупы знакомых, тот невинный человек, полицейские, загораживающие ее своими телами… «Он знал? С самого начала? Тогда зачем все это?»

Следователь знал, что она была там, когда погибли полицейские! Ее бросило в дрожь, она вновь застыла и смотрела на дрожащие от страха руки. Олеся хотела как-то оправдаться, а может быть, встать и убежать, но тело не слушалось. Следователю все известно. Она была там, из-за нее тот мужчина стал монстром, из-за нее умерли те полицейские! «Что теперь со мной будет? Я попаду под суд? Ведь из-за меня они погибли, из-за меня!»

– С лестничной клетки есть выход на крышу? – поинтересовался следователь у матери Олеси.

Девушка собрала оставшиеся силы и подняла глаза. Он что-то тихо сказал ее матери, уже стоя у входной двери, – не расслышать. Матери это «что-то» явно не понравилось. Она прошла мимо, в сторону кабинета, бормоча себе под нос: «Надо же, «уделяйте ей больше внимания»! Они меня будут жизни учить!» Входная дверь уже закрывалась, девушка в спешке встала, чтобы успеть взглянуть на посетителя. Его янтарные глаза смотрели прямо на нее.

Это был не взгляд следователя, не спавшего несколько дней. Но и не палача. В глазах уходившего не было ни капли презрения или осуждения. В них было лишь то, чего ей всегда не хватало, – сочувствие, забота и тепло.

Этот разговор, ее переживания, страх… Нет. Этот человек, его глаза, его чувства изменили жизнь Олеси навсегда.

* * *

«А начал-то мастерски. – Быстрый шаг нес следователя вверх по лестнице. – Завязал разговор. Прикинулся простачком, чтобы не спугнуть главную свидетельницу. Подбросил уже известную мне из предыдущих случаев информацию, чтобы расшевелить ее память. И даже дал поиграть в юного гения сыска. А потом, так же «профессионально», чуть все не загубил, забыв про местное времяисчисление».

Трим снял с себя порядком надоевшую ему шляпу, поправил черные как смоль волосы и, одолев последний лестничный пролет, вышел на крышу семиэтажного здания.

«291 день в году, 13 часов в сутках, 50 минут в часу, 100 секунд в минуте, – повторил он про себя. – Перевели бы хотя бы половину миров, находящихся под нашей опекой, на стандартное времяисчисление, где все удобно разложено по сотням. Так ведь нет, везде им нужно все обосновать относительно вращения своих планет вокруг оси и ближайших звезд, или еще что похуже! Потом сиди, разбирайся и запоминай, чтобы забыть и не вспоминать всю оставшуюся жизнь».

– Может, мне действительно пойти на повышение? Заработок побольше, а думать меньше надо, – произнес он, глядя в облачное небо.

Поскольку Трим был на крыше в полном одиночестве, он позволил себе глухо рассмеяться нелепости этой идеи. Жгучее свечение двух красных звезд рассыпалось, не смея его поранить. Это для местных жителей оно опасно, пока не прошло сквозь пелену тумана, но не для него. Тело Трима было пропитано маной, которая служила защитой от вредоносного воздействия.

«Девчонку жалко, пропадет с такими родителями… Ладно, всех не спасешь. А ситуация с этим делом пошла по худшему сценарию. Пора достучаться до начальства, или дела примут совсем некрасивый оборот».

Трим шагнул на край крыши, скинул с себя пальто и позволил появиться крыльям. Медленно расправил их, сделал несколько неспешных взмахов. Ах, как же это было приятно после четырех часов жжения и зуда у лопаток! Он слегка размял мышцы спины, плеч и шеи круговыми движениями, чтобы продлить ощущение полной телесной свободы. Повезло: облачность была невероятно низкая, не требовалось использовать магию, чтобы незаметно добраться до портала в Рай, расположенного на время расследования в пятистах метрах над городом. Простолюдины живут ниже плотного тумана, следовательно, его не увидят. А от богатеев скроют облака.

Трим слегка оттолкнулся от крыши и взлетел.

* * *

– Сдачи не надо, – сказал Эрик, протягивая таксисту купюру. Он расщедрился, так как был в приподнятом настроении.

Сегодня он возвращался домой победителем. Он был доволен результатом игры, несмотря на ощущение, будто средний, безымянный и большой пальцы правой руки скоро окончательно окаменеют и отпадут. «Теперь еще наверняка реванш просить будет!» Эрик улыбнулся. Всего лишь два года назад Рин не могла и мечтать приблизиться к его результатам в практически любом виде физического состязания. А теперь наступала на пятки, если не обгоняла.

Двери лифта открылись, и Эрик вышел на двадцатом этаже. Его рука потянулась за ключами, но звук открывающегося механизма замка опередил его. Дверь открыл отец.

– Решил переночевать дома? Я думал, ты, как всегда, останешься у Рин.

– У ее родителей гости, не хочу отсвечивать, – улыбнулся Эрик в ответ и вошел в квартиру.

Быстро сбросив обувь и верхнюю одежду, он направился прямиком на кухню, где в холодильнике стоял прозрачный пластиковый стакан молочного коктейля.

– Может, оставишь сестре на утро? – донесся голос отца, уже расположившегося на кровати в своей спальне.

Квартира у них была относительно небольшая. Ванная комната с одной душевой кабиной, тесная кухонька и две спальни. Одна из них была отцовской; двуспальная кровать и телевизор – вот все, что могло в нее вместиться. Вторая была значительно больше. В ней стояла кровать семилетней сестры Эрика и диван, служивший ему самому местом для сна, а также шкафы и небольшой стол с еле помещающимся на нем персональным компьютером.

– Я завтра встаю рано. Могу приготовить новый, – ответил Эрик, уже допив коктейль и закрывая за собой дверь в комнату.

– О чем говорили? – спросила сестра.

Кристина в пижаме смотрела мультики на компьютере. Ее серебристые волосы, унаследованные от матери, были заплетены в косички.

Комната должна перейти в единоличное пользование маленькой Кристины через два месяца, когда закончится ремонт квартиры, подаренной Рин ее родителями, куда и собирался переехать Эрик.

– Неважно, не беспокойся, – ответил брат и потрепал ее за мягкую щечку.

Эрик взял из шкафа ночную одежду и, быстро переодевшись за ширмой, что отделяла угол комнаты, упал на диван.

– Кстати, мне завтра рано вставать, можешь не очень шуметь?

– Угу, – услышал он в ответ сквозь надвигающийся сон.

Глава 3
Тот день

Выпускной.

Два года назад, когда Эрику было шестнадцать, его класс решил, что лучшее место для проведения неофициальной части данного мероприятия – лес. И все девятнадцать выпускников одиннадцатого класса приехали в заповедник, находящийся неподалеку от их города. Место для остановки было выбрано заранее – у горной реки, подальше от глаз отдыхавших у популярного озера. Течение на выбранном участке было слабое, а значит, основной аттракцион для любителей поплавать обеспечен. В итоге: безлюдье, природа, свежий воздух, чистая вода, костер, девушки в купальниках, спиртное и легкие наркотики – чего еще может желать выпускник?

Эрик был юношей приличным. Он никогда не делал больше одной затяжки даже в пьяном состоянии и не приставал к девушке с чем-то большим, чем поцелуй, если та была под кайфом. Именно поэтому сегодня он заранее получил официальное разрешение от Присциллы: «Буду пьяна – делай что захочешь». А попробовать то самое «что захочешь» ему было совсем невтерпеж. Главное, что при таком раскладе он оставался абсолютно чист перед собственной совестью.

Дело шло к ночи. Солнце быстро приближалось к горизонту, и закат был в самом разгаре. Самые слабые, напрочь убитые алкоголем, похрапывали в палатках. Остальная масса двинулась к реке, а Эрик с Присциллой вызвались присмотреть за спящими. И она, и он уже изрядно выпили, но для храбрости решили добавить еще чуток. Потом долгие поцелуи, и вот настал заветный час переходить в палатку…

– Чертовы идиоты! – Кто-то молнией пронесся мимо костра, у которого отдыхала парочка.

– Эй, какого хрена?! – быканул нетрезвый Эрик вдогонку убегающему грубияну. Ответа не последовало. – Я ща…

Забыв о предыдущих планах, Эрик с бутылкой наперевес поспешил следом за нарушителем идиллии. Он прошел около десяти метров между деревьями и стал свидетелем странной картины.

Бесстыжий грубиян, оказавшийся девушкой, распластавшись на земле, держал руку его одноклассника. А тот висел над пятиметровым обрывом, на дне которого течение омывало торчащие из реки валуны.

– Помоги! – сквозь зубы выдавила девушка.

Она не только не могла вытащить стонущего парня, ей было сложно самой удержаться над обрывом. Силы у нее кончались, и в любой момент жизнь бедолаги могла оборваться.

Эрик на секунду растерялся. Он переводил взгляд с одноклассника на грудь девушки и обратно. Наконец, его мозг осмыслил происходящее, он опустился на колени перед обрывом и, схватив двумя руками знакомого, резко закинул его обратно на ровную землю.

Эрик был крайне горд своим поступком и с вызовом повернулся в сторону девушки… После секундного промедления ее правый кулак врезался в его лицо. «Герой» от неожиданности пошатнулся и сел на холодную траву.

– Пьяный тормоз! – явно удерживаясь от более грубых оскорблений, выкрикнула она и быстрым шагом рванула в лес.

Сам «тормоз» просидел на месте еще несколько минут, не в силах встать. Строгие, сильные и все-таки прекрасные золотые глаза, а вовсе не удар, повергли его в это состояние. Из-за прилива адреналина алкоголь начал постепенно уступать место сознательному мышлению. Чувство вины и стыд не отпускали Эрика. Он постоянно наблюдал вокруг себя глупость и ошибки людей, сам же вел себя приличней и разумней многих остальных. А этот взгляд и нелепое, но правдивое определение поставили его перед фактом – он недостаточно далеко ушел вперед от «остальных» в своем развитии.

Именно так, мощно и стремительно, вошла в его жизнь Рин.

* * *

Эрик перевернулся на другой бок, его рука машинально обняла возлюбленную… и прошла сквозь пустоту.

Едва не упав, он сел на край дивана, протер глаза и потянулся. Сняв смартфон с зарядки, он подошел к окну и в течение нескольких минут разглядывал улицу. Созерцание происходящего за окном быстро приводило его мысли в порядок после сна. Жизнь на окраине столицы шла своим чередом. Владельцы собак выгуливали любимых питомцев, а рано встающие старики уже расположились на скамейках у подъездов.

Несмотря на многочисленную армию, огромную территорию и сильное влияние на политику близлежащих стран, государство, в котором родились и жили Эрик и Рин, имело средний уровень жизни населения, даже более низкий, нежели мелкие, но развитые технологически страны. Скорее всего, это было связано с тем, что большая часть финансов сосредоточилась в столице, а зажиточные граждане переводили свои денежки на зарубежные счета, а порой и сами отправлялись следом.

«И когда народ взбунтуется? Наверное, уже никогда… Говорят, раньше человечество шло к объединению благодаря продвинутым средствам связи. Люди со всего мира спокойно общались между собой и делились опытом. Однако правительства некоторых стран так боялись упустить власть, что закрылись информационными занавесами и теперь без особых затруднений продолжают создавать по новостям свою выдуманную историю о том, как везде, кроме их страны, царят беззаконие и хаос. Вскоре и остальные последовали их примеру. Одним рассказывают про войну, которую они ведут со всем миром. Другим – про свободу и демократию, которых нигде и ни у кого, кроме их страны, нет. Третьим – про то, как лишь их страна устояла от порочного заговора тайных организаций и потому теперь страдает, а осталось лишь чуть-чуть еще потерпеть, и все изменится. И все верят и мирятся с настоящими проблемами – ради идеи. Кто-то привык воевать и гордиться силой государства, кто-то привык верить в свободу и праведный путь, кто-то привык терпеть и выживать ради светлого будущего… Да что уж там, я и сам не особо от них отличался, пока не узнал обо всем от родителей Рин. Только те, у кого есть финансы и власть…» – Размышления Эрика прервал зазвонивший смартфон.

Семь тридцать. Эрик выключил будильник, поцеловал в лобик все еще спящую сестру и вышел из комнаты. Сделав на скорую руку шесть порций молочного коктейля и сразу выпив одну, Эрик начал собираться.

Он вернулся в комнату и, стараясь не шуметь, достал из шкафа парадный костюм. Собственно, единственный костюм. Вся его одежда – это три пары джинсов, пяток футболок и пара свитеров. В большем он и не нуждался. Некоторое время назад Эрик купил костюм и лакированные ботинки к нему – Рин потребовала. Она считала, что хотя бы один костюм у каждого мужчины должен быть. Глупость, конечно, но он не мог долго с ней спорить.

Эрик вышел в прихожую, мельком глянул в зеркало, чуть-чуть поправил прическу, взял ключи, кошелек и покинул квартиру. День обещал быть насыщенным.

* * *

Девушка чуть присела и мгновенно легким движением допрыгнула до перекладины. Ее изящная мускулатура напряглась, и она начала упражнение. Назвать девушку полной или в меру упитанной ни у кого, кроме завистниц, язык бы не повернулся, но и «худой» по модельным меркам она не была. Насчет ее телосложения могли спорить часами. Одни считали, что ей не хватает женственности, другим она казалась недостаточно стройной, третьи думали, что она перешла границу «спортивности», но все эти разговоры доказывали лишь одно – взгляды нередко были направлены в ее сторону.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное