Дмитрий Завадский.

Дельфины умирают в понедельник



скачать книгу бесплатно

Дизайнер обложки Алина Юрьевна Жиркова

Корректор Карина Вячеславовна Коховец


© Дмитрий Михайлович Завадский, 2017

© Алина Юрьевна Жиркова, дизайн обложки, 2017


ISBN 978-5-4485-3938-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

Холодный осенний ветер пронизывал насквозь, и всякий человек, оказавшийся в это неприветливое и хмурое утро на улице, торопился как можно скорее оказаться в тепле. На набережной, практически безлюдной, можно было обнаружить не спеша прогуливающегося мужчину. Надо отметить: одет он был странным образом. Такие люди всегда бросаются в глаза: одетые не так, как все, говорящие не то, что привыкли слышать, поступающие не так, как поступают все…

Казалось, его самого ничего не волнует: ни погода, ни его странный вид. В какой-то момент он остановился около ограждения, оперся на него и задумчиво посмотрел вдаль, на другой берег. Ветер играл с пожелтевшими листьями, гонял их по песку и изредка закидывал на воду, и они плыли, плыли так безмятежно, как будто не понимали, что вот-вот погибнут. Наблюдать за природой, не имея возможности вмешаться и что-либо изменить, – одно из самых интересных и полезных занятий, которое безмолвно подчиняет любого своей власти. А волны медленно, вальяжно перекатывались, и, казалось, нет ничего красивее и безмятежнее…

В какой-то момент затянувшегося неподвижного наблюдения за кувыркающимися листьями, неожиданно по лицу мужчины скатилась скупая слеза. Он тут же ее смахнул рукой и тяжело вздохнул, зачем-то полез в карман коричневой кожаной куртки, достал платок, повертел его в руках и тут же спрятал. Опустил взгляд на свои темные джинсы, повилял носком черного ботинка и развернулся, намереваясь продолжить прогулку вдоль ограждения.

Совершенно бесцельно Дэвид продолжал движение вперед-назад, пока его взгляд не остановился на девушке с коляской и рядом идущим ребенком по другую сторону набережной. Ребенок был достаточно капризный, и тот, и другой. Тот, что в коляске, вечно плакал и требовал внимания, а тот, что шел рядом, то и дело теребил ее за пальто, показывая пальцем вдаль набережной. Девушка шла очень медленно, отвлекаясь то на одного, то на другого, изредка вздрагивая от холода, но выглядела счастливой, такой счастливой, будто бы все ей в радость: и погода плохая, и дети неугомонные.

Некоторое время понаблюдав за ней, Дэвид посмотрел на свои наручные часы и решил, что пора идти домой. Обернувшись, он заметил, как девушка склонилась над коляской, но второго ребенка нигде не было видно. «Хм, странно, куда же он деться успел?» – подумал он, но желание идти домой взяло верх над любопытством, отчего мужчина зашагал быстро и резко. Вдруг послышался испуганный крик и сразу же за ним возглас:

– Помогите! Кто-нибудь, помогите! Ребенок упал! Мужчина, помогите, мужчина!

Дэвид в секунду обернулся и тут же побежал на зов девушки – больше людей на набережной не было.

На ходу сбрасывая куртку, громким басом крикнул:

– Где он?

Бедняжка затряслась в истерике и махнула рукой к спуску реки. Подбегая к самому краю плит, Дэвид увидел отчаянно барахтающегося мальчика, который не кричал, а еле-еле издавал какие-то непонятные звуки. В мгновение ока мужчина сбросил туфли и прыгнул в воду, крепкой рукой схватил мальчика и через несколько секунд, как ни в чем не бывало, стоял босиком на каменных плитах, не выпуская мальчика. Подбежала девушка, с тенью испуга на лице, буквально вырвала ребенка у Дэвида, присела на плиту, обняла его и заплакала.

– Что же ты наделал, Бен, ты меня перепугал до смерти, что же ты наделал? – не смогла выговорить больше ни слова и просто зарыдала с отчаянием и болью в сорванном голосе. Бен молча смотрел вперед, еще не понимая своей детской головкой, что он мог утонуть. Все произошло настолько быстро, настолько стремительно, что девушка просто не могла прийти в себя и оправиться от шока. Наверное, она бы и сидела там на плите, если бы не подошедший к ней Дэвид, взявший коляску, свою куртку и мокрые ботинки.

– Успокойтесь, не плачьте, все же обошлось! Хорошо, что оказался рядом, я ведь как раз собрался уходить.

Девушка вздрогнула от обращения к ней, встала, отпустила мальчика и взглянула на мужчину. И тут ее словно ударило током: это же он! Тот самый. Это он. Она его узнала… Язык онемел, от чего она не смогла выговорить ни слова, только глаза, большие и карие, смотрели на него с едва уловимым восхищением и испугом одновременно.

– Ну успокойтесь Вы, все же обошлось! Ребенка сейчас оденем в мою курточку, чтобы не заболел, и проведем Вас домой, если позволите. Меня зовут Дэвид, а Вас? – надевая безразмерную куртку на ребенка, произнес мужчина.

– Роузи, я тут недалеко живу, – только и смогла выдавить еще не пришедшая в себя девушка.

– Хорошо, ведите, значит. Ребенка я сам понесу, а Вы коляску катите, и малыша успокойте, он снова плачет. И возьмите себя в руки, все обошлось. Сейчас домой придете, отогреетесь и все забудете, как дурной сон.

Мало-помалу Роузи стала приходить в себя, покорно выполняя распоряжения незнакомца, как будто во сне повинуясь властному голосу. Спустя минуту она вспомнила, что даже и не поблагодарила своего спасителя, за что ей стало очень стыдно. Но язык уже немного развязался, и она смогла сказать что-то вроде:

– Спасибо Вам огромное, спасибо! Я так перепугалась, до сих пор в себя прийти не могу, как так получилось вообще? На секунду буквально отвернулась, поворачиваюсь и слышу всплеск!

– Дети, тяжело за ними уследить! Ничего бы не произошло, просто плиты под наклоном, ребенок стал на них, поскользнулся и поехал. Ну ничего, все обошлось, Роузи, все обошлось.

– Даже и не знаю, как благодарить Вас!

– Никак не надо, я сделал то, что должен сделать любой человек в такой ситуации!

Она только сейчас поняла, что Дэвид идет совсем мокрый на холодном ветру.

– Позвольте Вам дать пальто, Вы ведь заболеете! – порываясь стащить с себя одежду, виновато, но мило пролепетала Роузи. Дэвид резким движением руки взял девушку за локоть, чем немного испугал, и попросил ничего не делать, заверил ее в том, что он прекрасно себя чувствует и абсолютно все в порядке.

Дорога домой занимала всего несколько минут, однако тянулась целую вечность. Еще бы: прозябший насквозь мужчина, не подающий вида, но все же не железный, и хрупкая девушка с целым веером мыслей и эмоций в себе, начиная от уходящего постепенно страха и заканчивая чувством нарастающей с каждым шагом вины одинаково сильно мечтали поскорее оказаться в квартире, согреться, отдышаться и оправиться от шока. А, как известно, чем больше чего-то ждешь, тем медленнее оно приходит. Благо, всякое ожидание заканчивается, и, к радости Дэвида, наконец Роузи достала из сумочки ключи и направилась к подъезду, попросив его занести коляску внутрь.

– Вы ставьте ее здесь, подальше от прохода, чтобы не мешать никому, и проходите быстрее в квартиру! – на ходу показывая место для парковки и открывая дверь, произнесла Роузи.

Тем временем Бен активировался и выскочил из-под охапки Дэвида, приземлился и рванул в приоткрытую дверь. Наверное, он уже совсем забыл о произошедшем.

– Я сейчас Вам принесу халат, примете теплый душ, пока Ваши вещи высохнут, а потом и пойдете домой, – обратилась девушка к Дэвиду, несмело заходящему в квартиру.

– Если честно, то мне не комфортно, может я просто вызову такси и поеду домой? Халат, по всей видимости Вашего мужа, надевать мне не очень удобно, – повертев в руках уже принесенную одежду, неуверенно произнес Дэвид.

– Что Вы такое говорите! Никуда Вы не пойдете, пока не высохнут Ваши вещи! И халат не мужа, точнее мужа, но не моего, а моей сестры, с которой я здесь живу. Он сейчас в отъезде и вернется очень нескоро, так что не думайте ни о чем, просто идите уже! Гель найдете сами! – Роузи буквально заталкивала в ванную ничуть не сдвигающегося с места мужчину.

В конце концов, Дэвид сдался и вошел в ванную. Через минуту зашумела вода, Роузи успокоилась и тут же вспомнила, что оставила в коляске Стива! Паника снова охватила ее с ног до головы. Не помня себя, Роузи босиком ринулась из квартиры на площадку. Стив благодатно сопел, даже и не подозревая, что его забыли. С чувством облегчения Роузи вытащила ребенка и занесла в квартиру, раздела и уложила спать. И тотчас вспомнила про Бена, который непонятно куда испарился, а ведь его надо было переодеть! «Какой же сегодня ужасный день, что со мной такое творится? Я чуть не погубила детей, что же скажет Кейт? Почему я такая невнимательная???» – девушка засыпала себя вопросами, чувствуя, как наворачиваются слезы. Бен переоделся сам, сам же и улегся спать. Выходит, зря волновалась, хоть он и маленький. Вот что значит недосыпать по ночам – невозможно быть собранной и все время во внимании, особенно с маленькими детьми, которые еще не понимают, что могут причинить себе вред. Роузи медленно пошла на кухню, на какое-то время присела на стул, поджав коленки, и молча опустила голову. Слезы предательски покатились по ее красивому лицу, обжигая щеки. Девушка вытерла рукавом заплаканное личико, поднялась со стула и поставила чайник. После достала чашки, пододвинула к ним сахар и задумалась о том, какой предложить чай. «Впрочем, сам выберет какой захочет» – решила она, выложив все, что было на стол. Чайник засвистел, и буквально через минуту в дверном проеме появился Дэвид. Красивый бас непривычно раздался в комнате, спрашивая женщину, где ему присесть. Вопрос звучал «чуть-чуть глупо», как сказала Роузи, потому что садиться ему нужно, где удобно, и даже спрашивать не стоит. Дэвид уселся спиной к окну и взял в руки пакетик зеленого чая.

– Хороший выбор! Я тоже буду зеленый!

– Если честно, то я его терпеть не могу, просто взял первый попавшийся. Я буду, с Вашего позволения, вот этот, со вкусом винограда, – протягивая пакетик, с улыбкой на лице произнес мужчина.

– Хорошо! – улыбнулась она ему в ответ. Улыбнулась и словила себя на мысли, что Дэвид изумительно вкусно пахнет! Нет, не тем гелем из ванной, которым она сама иногда пользуется – он пахнет мужчиной! Наверное, от каждого мужчины исходит какой-то особенный запах, который для женщин куда приятнее, чем самые дорогие брендовые духи.

– Может расскажете, как мне Вас благодарить, Дэвид? Я ведь действительно Вам многим обязана – Вы спасли сына моей сестры!

– Сестры? Я думал, что это Ваш сын! – удивился мужчина.

– Нет, у меня нет ни детей, ни мужа, и сама я здесь живу временно, приехала на сессию, вот живу у сестры и приглядываю иногда за детьми.

– Надо отметить, весьма неважно Вы за ними приглядываете! – пошутил Дэвид.

– Я сама не понимаю, что со мной происходит! Наверное, это от переутомления, а, может, я просто неспособная какая-то!

– Роузи, да успокойтесь Вы, с кем не бывает! Помню, когда я служил еще, давненько это было, однако… Так вот, служил я в морфлоте, и как-то раз мы проплыли несколько сотен километров совершенно в другое место! Оказалось, помощник капитана просто перепутал несколько цифр в координатах! И что? И ничего, вернулись, как ни в чем не бывало, с кем не бывает!

– С Вами не бывает…

– Не поверите, чего только со мной не… Дэвид не успел договорить, как в дверном проеме показалась голова Бена и что-то завопила о том, что теперь большой и сильный дядя будет жить вместе с сестрой Роузи вместо папы, который все равно дома бывает очень редко. Девушка немедленно шикнула на него, чтобы не кричал, а то младшего разбудит, которого потом не уложить. Бен убежал, как ни странно, молча.

– Несносные детки, однако! – улыбнулся Дэвид.

– А может и в самом деле останетесь? Кейт наверняка будет приятно Вас увидеть и лично отблагодарить, – воодушевилась детской невинной фразой девушка.

– Вы знаете, я пойду, пожалуй! Вы мне только вещи мои верните! – категорично отреагировал Дэвид.

– Хорошо, сейчас я их принесу, должны были хоть немного высохнуть, я их сразу развесила на батарее. Вы пока пейте чай, я мигом! – и женщина в мгновение ока вскочила и выбежала из комнаты.

Дэвид задумался. Каждый раз, когда все происходило не по плану, происходили самые замечательные вещи. Что же на этот раз подкинет судьба? Может что-то интересное или загадочное? Хотя, лучше всего, конечно, был бы загадочно подброшенный чемодан с деньгами. Роузи вернулась очень быстро, буквально бежала на кухню, за что поплатилась мизинцем ноги. Заохала, запрыгала, запричитала, да и Дэвид посмеялся. И тут Роузи поняла, что ставит мужчину в неловкое положение: ему же надо переодеться, а она как столб вкопанный стоит.

– Наверное, я Вас оставлю, переодевайтесь пока, а я схожу проверю, как там Стив, – тихонечко сказала она пристально смотрящему на нее Дэвиду.

– Ну что Вы со мной как с куклой? Я ведь и сам могу все сделать, не стоит Вам так переживать: переоденусь, чай допью, и даже выживу, честное слово, – красивые ровные зубы немного показались в шикарной улыбке и тут же спрятались.

Роузи остолбенела. Она смотрела на него и не могла выговорить ни слова, ведь этот был тот самый… Она точно не могла ничего перепутать, она его уже видела, он с ней разговаривал этим красивым изящным басом, уже смотрел однажды на нее прямо, выжидающе, и она робела, не могла проронить ни слова.

– Роузи, все в порядке? – Дэвид привстал и слегка дернул ее за локоть.

– Да, извините, все хорошо, – обхватив себя руками, ответила она, – Просто немного задумалась, со мной такое бывает. Знаете, я все стеснялась спросить, и сейчас стесняюсь, но все же спрошу: зачем Вы надели ту бледно-желтую кепку, которая утонула, по всей видимости? Ведь она явно не вписывается в Ваш шикарный гардероб.

Дэвид на несколько секунд замешкался, молча вернулся к столу и принялся нервно собирать в охапку разложенные на стуле вещи.

– Извините, я не должна была спрашивать. Это очень некрасиво, извините меня, пожалуйста! – девушку взял в плен легкий румянец, подтвердивший наступившее сожаление о сказанном.

Дэвид снова на некоторое время застыл, но вдруг поднял голову, повернулся, выразительно посмотрел на нее, опустился на стул и не спеша заговорил, облокотившись о спинку.

– Ничего страшного, нормальный вопрос. Если честно, я ненавидел эту кепку. Ненавидел ее с самого детства, с самого первого на нее взгляда, как только мне ее подарили на день рождения, – нервно ухмыльнувшись и потянув носом воздух, он продолжил: – Мама думала, что мне она понравится, а я стоял, крутил ее в руках и понимал, что мне придется в ней таскаться в школу и из школы каждый раз, потому что другой у меня нет. Знаете, я так ее и проносил в рюкзаке все время, надевая только перед выходом из дома, снимая за ним, и на обратном пути надевая обратно.

Роузи не понимала, к чему он ведет и что вообще происходит. Однако было ужасно интересно узнать, зачем красивый и стильный мужчина нацепил на свою голову очень некрасивую кепку, к тому же так ненавидя ее.

– Так вот, – продолжил он, – два года назад я вернулся сюда, до этого я здесь не был несколько лет. Вернулся на похороны мамы и так и не смог уехать: мне все мерещится, что она меня вот-вот разбудит утром, как в детстве, я услышу свистящий чайник и топот ее убегающих к нему ног. Учую аромат свежеиспеченных пирожков и сорвусь с кровати, словно метеор с прекрасным настроением. Знаете, каждое утро выхожу на набережную – это было ее любимое место. И самая дорогая для меня вещь, которая от нее осталась – эта желтая кепка, которую я так ненавидел, а сейчас, кажется, роднее и приятнее вещи нет, – срывающимся тоном в конце закончил Дэвид и тяжело вздохнул.

– Сочувствую, Дэвид… Извините еще раз, что спросила, я не должна была, – едва прошептала Роузи, уставившись в пол, ощущая, что вот-вот заплачет.

– Ничего, Вы же не знали. А кепка действительно некрасивая, но родная. Была.

– Из-за меня Вы ее потеряли…

– В конце концов, это всего лишь вещь, зато малыша спас.

Словно на заказ Стив из соседней комнаты противно заверещал. Роузи еще раз извинилась и отправилась успокаивать ребенка. Как ей показалось, она ушла всего на несколько минут, но вернувшись на кухню, с удивлением обнаружила на спинке стула халат и стоящие на коврике тапочки. Дэвид ушел и даже не попрощался.

Какой-то неприятный осадок остался внутри: то ли из-за тяжелой истории, то ли из-за случившегося сегодня, то ли от всего сразу. Убрав со стола грязную посуду, Роузи решила посидеть в комнате и почитать конспект для университетской дисциплины – на носу зачет, а она к нему никак не готова. Заходя в комнату, Роузи заметила небрежно повисший на батарее тюль и решила его поправить. Вдруг ее взгляд упал на пол около двери: она увидела на нем маленькую бумажку и нагнулась, чтобы ее поднять. Это была визитка, на которой был изображен катер, волны и надпись «Аренда гидроскутера, катера, лодки. От часа. Недорого». Перевернув ее, она увидела несколько номеров и имя «Дэвид» над ними. Вдруг ее прошиб насквозь холодный пот: и это она уже тоже видела… Она крутила в руках эту визитку и так и сяк, но еще больше убеждалась в том, что она точно ничего не путает. От неожиданности Роузи присела на пол и пересохшими от волнения губами прошептала самой себе: он тот самый, точно тот самый… Парень из моего ужасного сна.

Глава 2

– И чем же Вы можете меня удивить, мисс? – Дэвид небрежно закинул ногу за ногу и устроился на мягком кожаном диване поудобнее. По его самодовольному лицу едва заметно проскользнула улыбка, желающая продолжения начатой им игры, которая известно чем закончится.

На улице царила изумительно щекотливая погода, то окутывающая холодом, то наступающая жарой. Наверное, именно по этой причине Дэвид накинул на широкие плечи мягкий белый плед, и, стоит отметить, выглядел он весьма забавно, что успело отметиться на лице его собеседницы.

– Дэвид, позвольте представить Вам бизнес-план, – суетливо принялась тормошить сумочку дамочка лет двадцати шести, слегка взъерошенная и смешная, но одновременно с этим ее лицо оставалось загадочным и умным.

– Постойте, не торопитесь, позвольте поторопиться мне. Все в итоге закончится тем, вне зависимости от Ваших стремлений и желаний, что моя доля составит восемьдесят процентов? На лице девушки тотчас отразилось недоумение и замешательство, и тут же ее губы слегка вздернулись, готовясь произнести что-то, но Дэвид жестом попросил помолчать, налил себе в бокал свежевыжатый апельсиновый сок и демонстративно повернулся в сторону, пристально всматриваясь в неописуемую красоту весеннего леса. Мэрилин, как звали даму, совершенно растерялась – она никогда прежде не попадала в такие неловкие ситуации, хотя всегда считала себя девушкой не из робкого десятка. Она уже успела подумать о том, что ночами составлять проекты, просчитывать прибыль и недосыпать по несколько часов куда легче, чем договориться о финансировании с этим человеком. Готовясь к встрече, Мэрилин тщательно обдумывала практически каждое свое слово, готовилась к ответам на всевозможные вопросы, но Дэвид буквально сбивал ее с ног своими мыслями и фразами, успевая то пошутить, то забежать вперед бизнес-плана и, не дожидаясь ответа, тут же пошутить, не забывая намекнуть на то, что она не успевает справляться с двумя делами одновременно. И Мэрилин злилась. Очень злилась, и как бы ни хотела скрыть свое недовольство, правая нога все же нервно задергалась. Злил не только факт того, что он испортил всю презентацию, но и то, что она действительно не успевала переключаться с шуток про африканских рабов, собирающих апельсины для его стола, на таблицы и графики проекта. Будь это свидание, Мэрилин, зная себя, была уверена, что ушла бы с гордо поднятой головой еще несколько фраз назад, однако от этого напыщенного и причудливого человека зависело будущее ее проекта, а возможно, и не только.

– Мэрилин, а Вы бывали когда-нибудь на юге Франции? У меня там своя маленькая ювелирная мастерская, которой заведует ворчливый, но добрый старик Джо. Скорее всего, я ему подарю эту мастерскую, он этого заслужил.

– Нет, я там никогда не была. Дэвид, можно я Вам вкратце покажу… Дэвид поставил бокал, неожиданно резко перегнулся через весь стол, схватил в охапку все бумаги из рук Мэрилин и стал их изучать. Буквально через несколько минут, он произнёс фразу, которую ждут все в таких случаях:

– Ну что ж, очень даже неплохо, далеко пойдете! Ваши двадцать, мои восемьдесят; мой помощник Крис, Вы с ним уже знакомы, проведет дальнейшие инструкции и окажет всяческое содействие. Перевод поступит в течение трех дней, сначала три четверти, а через день еще четверть. Давайте мне Вашу ручку, я ее быстренько пожму и отпущу Вас, – бесцеремонно, но все же культурно проговорил Дэвид, отдавая бумаги обратно и одновременно протягивая руку.

Мэрилин поняла, что это лучшее, что ей могло перепасть и тут же вцепилась в его ладонь.

– Потише, леди, потише, еще сломаете Вашего спонсора! – подмигнул ей Дэвид, выходя из-за стола.

– Спасибо, Вы не пожалеете! – ответила Мэрилин, широко улыбаясь.

– Еще бы! – ухмыльнулся Дэвид и не спеша двинулся в сторону дома.

Девушка стала собирать бумаги в сумку, слегка растерянно глядя на стол. «Отмучилась», – подумала она и тут же расплылась в довольной улыбке, которая все же не смогла скрыть некоего волнения, то и дело подергивающего и без того сжимаемые ею по привычке губы.

Ветерок, свободно разгуливающий по террасе, не упустил возможности разнести несколько листков, отчего Мэрилин забегала, словно опаздывающая на свое первое свидание пятнадцатилетняя девчушка. Она и не видела, как за ней наблюдает Дэвид, скрестив руки, как он усмехается и думает о том, что ей, наивной, просто повезло, что ее проект попал в честные руки, которые не намерены обворовывать ее или вовсе украсть саму идею. Ей просто повезло, как девочке в семнадцать, что встречает свою любовь где-то на серой неприметной улице, начинает шутить, смеяться, а потом парки, кинотеатры, мини-ссоры и мини-драмы, глядишь, и через лет пять, а то и того меньше, это уже не просто девчонка, а любящая и любимая жена, мама одного, а может и двоих деток. Ведь каждая мечтает о том единственном, что сумеет преодолеть трудности не столько жизненные, сколько поможет преодолеть ее личные трудности, потому что женщины всегда нуждаются в поддержке. И не сказать, что женщины слабые, просто так в них заложено – нуждаться в мужчине, в его внимании, заботе, защите. И если мужчина не может справиться с проблемами девушки в семнадцать, то, скажите, пожалуйста, а что он вообще сможет?!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное