Дмитрий Ващенко.

За один взгляд до смерти…



скачать книгу бесплатно

© Дмитрий Сергеевич Ващенко, 2017


ISBN 978-5-4485-3227-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Введение

Говорят, что живые больше всего боятся смерти. Каждый представляет ее по своему, но чаще всего это костлявая старуха с косой. Многие думают, что она не присутствует в нашей повседневной жизни и приходит только в конце нашего жизненного пути. Но лишь единицы понимают, что не смерть отнимает наши жизни, а мы сами. Она лишь проводник из «царства живых» в «царство мертвых». Если бы не она, то наши души вряд ли бы смогли самостоятельно найти покой. Уходить на «тот» свет в одиночестве было бы не справедливо, ведь одиночество и так основная составляющая нашей жизни.

Когда я впервые увидел свою смерть, я понял, что это далеко не старуха с косой. Это нечто более прекрасное. Она была тем, что убивало меня изо дня в день. Когда я увидел ее лично, я не поверил себе. Я никогда бы не подумал, что ее глубокие и пронизывающие глаза смогут навсегда отложиться в моей памяти. Я мог бы и сам догадаться, что именно она станет моей «смертью», ведь я так часто встречался с ней лицом к лицу…

Нечего терять…

«Осень» – одно слово, пять букв и бескрайнее количество депрессивных эмоций. Казалось бы, жизнь бьёт ключом и ты всего лишь типичный человек. Такой же, как и миллион других. День, в котором ты живёшь, окутывает каждого жителя твоего города. Он никаким образом не влияет на тебя сильнее, чем на других. Но, тем не менее, ты начинаешь этот холодный и пасмурный день с мысли о том, что готов убить каждого, кто нарушит границы твоего личного пространства. С этого, наверное, и начинается переосмысление жизни. Той беззаботной жизни, которая больше не вернется.

Это было самое обычное осеннее утро, которое ничем не отличалось от любого другого. Вместо яркого солнца меня разбудил мерзкий холодный воздух, который безудержно тянулся из раскрытого мною перед сном окна. Дверь, которая отделяла зал от моей комнаты, была приоткрыта, из-за чего и создавался этот пронизывающий каждую мою косточку сквозняк. Любой другой на моем месте был бы рад, что смог в очередной раз открыть глаза и взглянуть на этот мрачный, полный злобы, и ненависти мир, но я не привык смотреть на мир в розовых очках. Если я начинал день с мыслей о том, что «тот свет» был бы для меня лекарством, то ничего хорошего от дня ожидать и не стоило. То утро было не исключением. Безграничные рассуждения перед сном о том, что я ничего не значу в этом мире, сказывались на моем не выспавшемся лице. Иногда мне казалось, что все моё существование будет обусловлено в серых тонах. Хотя буду честен, меня все это устраивало. Одиночество было моим всем. Зачем открываться людям и хотеть показаться хорошим, если ты понимаешь, что тебя просто забудут со временем или предадут. И никому уже не будут нужны твои откровения. Так думал и я.

После не совсем удачных попыток привести себя в порядок я решил позавтракать.

Пригоревшая яичница с грубым и терпким кофе была моим коронным блюдом. Не могу понять, как за такое долгое время с этим отвратительным завтраком, я не стал постоянным посетителем гастроэнтеролога. Желтые листья деревьев, которые я мог наблюдать через окно, нагоняли уныние. С каждым порывом ветра они опадали на землю, как и моя самооценка. Не то, что бы я был настолько неуверенным в себе, просто не считал себя нужным в этой жизни. Есть более значимые представители, которые смогут выбиться в люди за счёт пап и мам. Эта жизнь предназначена для них, а не для меня. Человека, о котором явно не вспомнят пропади я куда-нибудь пропадом.

Мое детство нельзя назвать особенным. Родители не всегда могли позволить мне то, что было у большинства моих сверстников. В то время, как мои знакомые ездили на купленных родителями машинах, я по всем карманам своих немногочисленных брюк искал деньги на проезд в троллейбусе.

Большинство дней своего детства я проводил на улице. Первые друзья, первые драки и первая скуренная сигарета, как старые книги, откладывались на дальние полки в моих воспоминаниях. Времена менялись, а вместе с ними менялись и люди. Никто из тех людей, кого я считал близкими, не задерживался в моей жизни надолго. И только один человек всегда оставался неизменным. Его звали Тим.

Чтобы понять, как он выглядит, достаточно просто представить себе массивного мужика с заросшим не совсем густой бородой лицом. Он был ростом выше среднего, и на моем фоне не сильно отставал. Некоторые считали нас братьями и находили что-то общее в чертах наших лиц. Да мы и сами так считали, ведь были знакомы с «пелёнок». Этот человек всегда был рядом и готов был помочь в трудную минуту. В редких случаях он заменял мне всех: родителей, знакомых и даже психолога. Мы могли днями и ночами разговаривать об одном и том же, и помогать друг другу переосмыслить какую-либо ситуацию или найти решение. Он знал меня лучше, чем мог бы и сам подумать. В наших разговорах не было рамок. Едкий черный юмор раз за разом соскакивал с наших губ. И пусть иногда между нами и возникало недопонимание, но оно незаметно забывалось и все возвращалось на свои места. Найти более родственную душу в этом мире было бы не реально.

С каждой уходящей минутой я все больше понимал, что сегодня опоздаю на учебу. Взяв рюкзак с парой небрежно заполненных тетрадей, я покинул комфортные стены дома и пошёл на остановку, с которой в дальнейшем должен был отправиться на учебу.

Холодный северный ветер с каждым разом все сильнее бил по лицу своим резким порывом. О малейших проблесках света оставалось только мечтать. Громоздкие черные тучи так и намекали, что дождя не миновать, и оставленный дома зонт мне мог бы пригодиться. Засунув наушники в уши и включив не громко расслабляющую музыку я попытался отвлечься от всех пакостей сегодняшней погоды. Я понял, что сегодня явно не мой день, когда мой троллейбус уехал прямо у меня на глазах. Дождавшись другой, я занял место в конце салона и постарался полностью абстрагироваться от этого мира.

Отсидев четыре изнуряющие пары, я отправился домой. Мимолетно успел позвонить Тиму и договориться о встрече. Спонтанность этого человека была, наверное, лучшим его качеством. Предложив ему вместе сделать что-то безумное, от него я не мог ожидать ничего, кроме слова «давай». Ради того, чтобы уходящий день хоть чуточку запомнился нам, мы готовы были пойти на безумные поступки. И это в какой-то мере делало нашу дружбу особенной. Порой было приятно осознавать, что именно мне достался такой «отбитый» друг. Подъезжая к моей остановке, плеер, как назло разрядился, и мне пришлось заканчивать поездку под не совсем приятную беседу хриплого кондуктора и недовольной старухи.

Птицы, улетающие на юг неровным косяком, пролетая надо моей улицей, раз за разом скандировали слово «Крах». Именно они могли в полной мере описать мою недолго прожитую жизнь.

Не успев закрыть за собой входную дверь, я заметил чье-то присутствие в доме. Мама вернулась домой раньше, а это означало только одно, мой идеальный одинокий мир будет нарушен периодическими перепалками.

– Ты пришел? – спросила она. Никогда не понимал смысл этого вопроса, если человек и так видит тебя перед собой. Сравниться с этим вопросом может только не менее банальный вопрос: «Ты уходишь?», когда ты стоишь полностью одетый и зашнуровываешь уже второй ботинок. Ничего не ответив, я разулся и ушел переодеваться в свою комнату, предварительно закрыв за собою дверь.

Оставшаяся половина дня шла своим чередом. Я не заметил, как из мелкого и непринужденного дождя, он перерос в самый настоящий ливень. В такие моменты во мне просыпалась творческая личность, которая была готова усыпать весь этот пасмурный мир стихами. До того, как одиночество стало моим приговором, стихи спасали меня от депрессии. Я писал их, как только на меня накатывала грусть или тоска. Именно благодаря стихам я мог забыть о своем существовании и полностью погрузиться в плоды своей фантазии.

 
Моё тусклое солнце свети!
Рассекай мою тьму будто молотом.
Покажи в этой жизни пути.
Грей меня своим ветром и холодом
 

Узелками…

Заканчивая свой день, который остался осадком на душе, я решил ненадолго окунуться в виртуальный мир и проверить свою социальную страницу. В сообщениях, как всегда оказалось пусто. Тим очень часто пропадал на работе, и сообщения от него можно было и не ждать. Листая бесконечную ленту новостей, в которой кроме рекламы и бессмысленных картинок нечего было и ожидать, я случайно наткнулся на нее. На ту, которая в скором времени перевернет всё в моей жизни с ног на голову. Ту, которая станет для меня всем.

Ее звали Яна. Она была милой светловолосой девушкой с бездонными зелеными глазами. Каждый раз, когда я буду смотреть в ее глаза, я буду понимать, что с каждым ее пронзительным взглядом, я все глубже тону.

Я не был закомплексован в себе и без труда написал ей банальное: «Привет». Казалось бы, с чего она должна мне ответить? Как часто я сам отвечаю незнакомым людям? Я мог бы бесконечно вести внутренний диалог сам с собой, но ее ответ не заставил себя ждать. Для других она вряд ли могла чем-то отличаться от остальных девушек, но я не успел заметить, как она запала в мои мысли. Она отвечала легко и непринужденно, и между нами создавалось впечатление, что мы были знакомы всю жизнь. После недолгого знакомства она попросила мой номер телефона. Будь на ее месте кто-то другой, я бы проигнорировал эту просьбу, ведь я не самый большой любитель разговаривать по телефону. Но она была особенной. Было в ней что-то такое, что помогло бы мне узнать ее из тысячи. Даже спустя вечность я не смог бы ответить себе, чем она отличается от других. Хотя я и не пытался искать ответ. Меня устраивала эта ее загадочность.

Недолго думая я поделился с ней своим номером и через несколько секунд я уже слышал стандартный рингтон своего старенького телефона. Услышав ее голос, я почувствовал, как холодные льдинки моей души начинали таять.

– Я редко даю кому-то свой номер, потому что не люблю разговаривать по телефону.

– Я хотела услышать твой голос, – сказала она, скрывая нервную улыбку.

Честно говоря, меня и самого трясло. Я не замечал, как в мою жизнь вносят что-то новое. То, что когда-то было чуждо для меня, становилось новым интересом. Мы как будто узелками связывались на одной безграничной нити, под названием «Жизнь».

– Я редко кому это говорю, но мне нравится твой голос. В нем есть что-то родное.

И это было правдой. Я был готов слушать этот голос на протяжении всего дня. Я готов был слушать его вместо музыки, находясь в сонном троллейбусе, наполненным злостью и ненавистью только что проснувшихся горожан.

– Мне приятно это слышать! – сказала она, и я почувствовал ее смущение.

Так пролетели несколько часов разговора. Разговаривая с ней, сидя на холодном полу в кухне, я не ощущал ничего, что могло бы хоть как-то вывести меня из продолжительной эйфории. Были только я и она. Весь мир вокруг нас перестал существовать. Попрощавшись с ней, я еще на протяжении нескольких минут сидел на холодном полу с натянутой, как мне казалось, до ушей улыбкой.

На следующее утро я проснулся в приподнятом настроении. Отложив все свои дела, я начал проверять почту в ожидании хотя бы малейшего напоминания о ней. Моя радость не знала границ, когда я увидел пожелание: «С добрым утром» именно от нее. От человека, который за один вечер стал неотъемлемой частью моей жизни. Было и еще одно сообщение, но на этот раз от Тима, в котором он напомнил мне о договоренности по поводу сегодняшней встречи.

Субботнее утро начиналось гораздо лучше, чем я мог бы себе представить. Начнем с того, что у мамы сегодня выходной, а это значит, что сегодня меня ждет здоровый и полезный завтрак. С одной стороны это разнообразие не могло не радовать, ведь запах будничной яичницы крутился в моем подсознании на уровне рефлекса, а с другой стороны я никогда не был фанатом каш, салатов и прочего диетического рациона. После того, как я умылся, мои ожидания оправдались, ведь на кухне меня ожидала овсяная каша.

С трудом осилив свою порцию, я полуголодный вышел из-за стола. Решив сверить время, я разблокировал свой телефон и обнаружил два пропущенных вызова от Яны. Не теряя ни минуты, я перезвонил.

– Привет! – все еще сонным голосом произнесла она.

– Привет. Извини, что не ответил. На самом деле я не привык, что мне кто-то звонит, поэтому телефон лежал в другой комнате.

– Ничего страшного. Главное, что перезвонил.

– Для меня удовольствие услышать твой голос. Я бы себе не простил, если бы не перезвонил.

– Я рада, что вызываю у тебя такие эмоции!

Она и представить не могла, какие эмоции я испытывал от одного только ее голоса. Если бы мне раньше сказали, что моим наркотиком станет голос человека, с которым я знаком несколько дней, я бы рассмеялся до боли в животе. Именно тогда я и задумался, а что вообще такое «наркотик»? В моем понимании это то, что вызывает зависимость. Выходит, что вода, еда, голос Яны – это мои наркотики? Если так подумать, то вся наша жизнь – это зависимость. Став зависимым от всего, мы окончательно теряем свободу над собой. Мы до конца своих дней остаемся в плену у своих слабостей. Но мои рассуждения были закончены, как только она произнесла фразу, от которой в моем животе побежали нервные колики.

– Не желаешь завтра встретиться?

– Весьма неожиданно, я и сам думал тебе это предложить, но чуточку позже.

В тот момент я, кажется, нашел первую изюминку, которая меня в ней цепляла – это ее амбициозность. Мне никогда не нравились люди, которые не хотят ударить палец об палец, а лишь ждут активных действий от других. Я понял, что в очередной раз ухожу в себя от разговора, когда от нее последовала фраза: «Ну, так что?».

– Да, конечно, давай встретимся! Во сколько тебе будет удобно?

– Давай решим это вечером? Не хочу раньше времени загадывать.

– Договорились.

Закончив разговор с Яной, я начал собираться к Тиму. Он часто пропадал на работе, а работал он продавцом в супермаркете. Поэтому наши встречи не были частыми. Мы договорились встретиться в ближайшем торговом центре.

Заказав себе поесть в ресторане быстрого питания, мы долго обсуждали бессмысленные темы, отпускали нелепые шутки в адрес неуклюжих прохожих.

– Я вчера гулял с девушкой, – сказал Тим, прожевывая свой бургер.

– И как успехи?

– Она стала меня опасаться, когда на ее вопрос «Кем ты хочешь стать через 10 лет?», я ответил «Феей».

Складывалось ощущение, что наш смех, который раздавался на весь ресторан, заставил повернуться в нашу сторону каждого посетителя. Но нам было абсолютно плевать на каждого. Когда я был с Тимом, окружающий мир прекращал существование. Для нас не было рамок и границ. Нам было все равно, какими мы кажемся со стороны. В такие моменты я понимал, что от чего я уж точно никогда не зависел, так это от общественного мнения. Люди часто осуждают других, скрывая свои не менее странные скелеты в шкафу.

– Раз уж мы коснулись этой темы, то я тоже познакомился вчера с одной девочкой.

– Когда свадьба? – с улыбкой и блеском в глазах выдал Тим.

– Ну не подкалывай!

– Дай мне время заработать на смокинг и можешь жениться.

– Ха-ха, – с сарказмом ответил я. – Договорились завтра встретиться. Надеюсь, не облажаюсь.

– Если облажаешься, то помни, что у тебя есть я! – подмигнув, ответил Тим.

– Со стороны она кажется обычной, такой же, как все, но в то же время в ней есть что-то особенное. Что-то, что заставляет мое сердце бешено биться от одного только ее голоса.

– Похоже, времени мало. Не успею накопить на смокинг. Придется брать свадебный костюм отца.

– Ахах, я в таком случае вообще в спортивном костюме буду.

И мы снова начали заливаться смехом.

Попрощавшись, я дождался своего автобуса и под шум местного радио, доносившегося из колонок, я медленно ехал по тускнеющему городу и наблюдал, как один за другим загораются фонари, освещающие мой путь, который как мне казалось, уходил в никуда.

Дома я все время чувствовал себя не особо нужным. Меня редко замечали родители. За свои двадцать лет я ни разу толком не разговаривал с отцом. В то время, как другие дети со своими отцами проводят время на рыбалке или в гараже, я проводил время в одиночестве, раз за разом просматривая ленту новостей в социальной сети. Все мужское я воспитывал в себе сам. От отца мне достались только фамилия и отчество, но, тем не менее, я с уважением относился к нему и был за многое благодарен. Характер и волю во мне закалила улица. Мое окружение в народе назвали бы «шпаной». С раннего утра и до самой ночи, я и мои друзья проводили время на улице. Точнее на площадке, где не переставая играли в дворовый футбол, ежеминутно придумывая все новые и новые правила. Так как я жил не в самом престижном районе города, мы сами обустраивали

свою площадку, ведь дождаться этого от местных властей, казалось нереальным. Чтобы построить футбольные ворота, нам пришлось выкопать в соседнем дворе старый кусок длинного бордюра, нелепо вкопать его в землю и воткнуть рядом с ним кусок арматуры.

Уже в детстве мы начали заниматься не самыми хорошими вещами, но благодаря этому мы смогли понять, насколько порой тяжело прожить в этом мире. Иногда, чтобы заработать хоть какие-то деньги на лимонад или чипсы, мы лазили в проем, между землей и забором, на старый силикатный завод. На охраняемой территории находились металлические листы, весом около двадцати-тридцати килограммов. Не без труда мы «под шумок» вытаскивали эти листы за пределы завода и сдавали в местный пункт приема лома, который находился в нескольких километрах от того самого завода. Нести этот лист двенадцатилетнему ребенку одному было крайне тяжело, поэтому на дело обычно ходили вдвоем. Получив свой незначительный заработок, мы шли отмывать кровь, которая выступала на ладонях из порезов, полученных необработанным железом.

Так же на этой самой площадке решались все споры и недопонимания. Порой не обходилось без драк. Я был не самым буйным в компании, но и мне довелось однажды, не думая ударить в челюсть человеку, которого я считал своим другом. Как оказалось, так считал я один. Надеюсь, сейчас он меньше говорит за моей спиной.

Доедая свой ужин, я подумал, что было бы не плохо хотя бы на миг вернуться в детство. Хотя бы одним глазком посмотреть на мир счастливыми детскими глазами. В детстве все кажется красочнее. Все кажется проще. Только в детстве люди живут, а не существуют. Пока эти размышления кружили мне голову, я не заметил, как на экране моего телефона начал высвечиваться один пропущенный вызов. Я не сомневался, что он от Яны.

– Привет, ты звонила?

– Да, я по поводу завтра. Тебе удобно будет встретиться после обеда?

– Я всегда смогу найти на тебя время, лишь бы тебе было удобно.

– Вот и договорились! – с легким смехом сорвалось у нее с губ.

Закончив разговор с Яной, я стал морально готовиться к предстоящей встрече.

«А что, если я ей не понравлюсь?» – думал я, раз за разом задавая себе этот вопрос. Она была хороша собой. Я был уверен, что за ней бегают толпы ухажеров. Я боялся ее разочаровать. На расстоянии я мог вести себя уверенно, но окажись я рядом с ней, в тот же миг начал мямлить и шел бы, уткнувшись глазами в пол.

Незаметно для себя, я уснул. Проснувшись около десяти утра, я сразу же начал проверять почту. Яна всегда вставала раньше меня, и каждое мое утро начиналось с ее пожелания: «С добрым утром».

Утро действительно оказалось добрым. На улице вовсю светило солнце. Даже слова не могло идти о малейшей тучке. Начало осени перестало быть таким удручающим.

Ответив ей, я отправился приводить себя в порядок. Сегодня намечался трудный день. В голове все шло кругом, ведь я собирался идти гулять с человеком, которого я смог полюбить за считанные дни. Я думал о ней не переставая. Меня не пугал тот факт, что я даже ни разу не видел ее вживую. Возможно, она была не такой, как на фото, но меня это не беспокоило, ведь она нравилась мне за другое. Ее голос заполонял мои мысли. Он как осадок оседала на каждой частичке моего мозга. На каждой частичке души. После того, как я побрился и почистил зубы, я решил поесть. Портить утро дрянной яичницей и горьким кофе я не стал, поэтому я сделал себе сладкий чай с бутербродами. С каждой минутой волнение становилось все сильнее. Мне казалось, что вскоре оно выплеснется через край, и я откажусь от встречи с Яной. Но этого не произошло.

Недолго думая, я решил надеть красную клетчатую рубашку и джинсовые шорты. На мой взгляд, это было просто, но со вкусом. С моим вкусом.

Вылив на себя, как мне казалось, литр парфюма, я отправился к ней навстречу. А встретиться мы договорились около театра в центре города.

Доехав до места, я сообщил об этом Яне.

– Хорошо, у меня тут возник небольшой казус, скоро буду.

Я был рад услышать эти слова, ведь у меня появилось дополнительное время, чтобы взять себя в руки и собраться с мыслями. Сидя на ближайшей к остановке лавочке, я не заметил, как прошло порядка пятнадцати минут. Именно тогда я получил сообщение от Яны, в котором она писала «Я подъезжаю». От этих слов «бабочки» в моем животе начали сходить с ума, сдавливая каждый сантиметр моего тела. Газели и автобусы один за другим сменяли друг друга. Когда подъехала очередная газель, я как будто почувствовал, что воздух, который я вдыхал, начал сдавливать мою грудь. Именно в этот момент и появилась она. Увидев ее, я встал с лавочки и мои ноги как будто подкосились. Она грациозной походкой шла мне навстречу. Её улыбка могла бы затмить солнце. Ее длинные русые волосы мило разлетались, из-за легких порывов ветра. С каждым ее шагом, волнение во мне возрастало.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное