Дмитрий Тан.

Право на жизнь



скачать книгу бесплатно

– Рунной магии я тебя научить не смогу! А рунами можно открыть переход в твой мир, – эльф одним жестом очистил штаны от потеков «коньяка», – с пространственной магией у тебя всё в порядке. Да и граф Син тебя там не достанет.

– Да он меня и в глаза не видел!

– Не обольщайся, Эрик Большая Задница искать умеет.

– Пойми, Яна, – Беата опустила бокал на столик, – тебе не надо заканчивать полный срок, пойдёшь на второй курс в класс рунных магов, а это всего год.

– А, возможно, и меньше. Эта твоя дисциплина, как же её… та, что работает с отражениями… – эльф щелкнул пальцами.

– Начертательная геометрия?

– Именно! Эта дисциплина сократит время обучения – явно перспективная вещь! Словом, завтра я встречаюсь с ректором, а потом всё решим окончательно. Согласны?

– Кстати, Яна, – Беата сложила ладони домиком, – то, что ты миа, означает также бесплатное обучение.

– Именно! – подхватил Тар. – А если ты позволишь декану Дайане тен Саамор поэкспериментировать, то домой отправишься с приличным запасом золота. Ну как?

Последний аргумент меня окончательно убедил. Поучиться – это мы могём, а уж золотишко и вовсе кошерно, на эти деньги выучу Ваську. А уж то, что нам обоим не придётся на трёх работах ишачить, это вообще мечта. Я вернусь, из шкуры три раза вывернусь, но вернусь! Мне вся эта магия нафиг не сдалась. Ждать и догонять я умею. Работать – тоже.


Остаток вечера я провела напротив большого зеркала в прихожей, у меня тут и своё креслице завелось. Это мой тренажёрный зал, тренирую смену ипостаси в данный момент. Полезное умение, вот сидит в кресле приличного вида старушенция, полуседое каре до плеч – это волосы. Всё прочее далеко не адидас, кожа слегка обвисла… ну, не слегка… да какая мне разница? Мне тут замуж не выходить, мне вообще не выходить, улыбочка – металлокерамика весь верхний ряд – сойдёт.

Моргнула, и вот оно, ой, мама дорогая! Синяя чешуйчатая рожа, вывернутые на собеседника ноздри, да они ещё и обведены оранжевым цветом по контуру, глаза отодвинулись далеко от переносицы, прозрачное третье веко мгновенно прикрыло здоровенные и поднятые к переносице же глазищи. Цвет глаз неподражаемый – радужные сполохи на фоне сплошной синевы и вертикальный веретенообразный зрачок. Синяя шея вытянулась вдвое, башка вертится на сто восемьдесят градусов в обе стороны – Чужие отдыхают! Форма головы – объёмный треугольник, как у гадюки, мать моя смоленская женщина, рот длинный, с чёрными губами, обведёнными тонкой оранжевой линией, зубки – акула отдыхает, в два ряда. А язык вполне людской, тоже чёрного цвета, выглядит убойно, особенно на фоне белоснежного оскала. Жаль, что язык не выдвигается тонкой струйкой, как у всех змей. От вроде бы не очень страшной рожи веет запредельным ужасом, вместо волос вокруг головы серебристая проволока, существо с той стороны ужаса, проклятье Зоны, мечта сталкера. Такое во сне увидишь – топором не отмашешься. Очаровательно – голова, шея, руки до локтей в синей бронированной чешуе, остальное тело обычное, вполне людское, нисколько не модифицированное.

Всё, ужас Внеземелья грядет в академию, ховайся, Педро…


К ректору академии мы с эльфом попали во второй половине дня, поскольку миа Яне следовало приодеться.

Разнообразие нарядов на улицах столицы порадовало, как и значительное количество дам в брюках. Определённой моды не прослеживается, ну и ладненько. Хуже кринолинов могут быть только корсеты. А так – синие брюки, кремовая туника с синей вышивкой по вороту, кожаные сандалеты. Уложились в пару местных серебрушек, золотой именуется здесь «королевский нобль». Эльф вынул из правого уха серебряное колечко и воткнул мне в левое ухо.

– Поисковый артефакт, – пояснил он немногословно.

Да понятно и ёжику – маячок, чтоб синекожее чудо не потерялось в городе. Ищи меня потом с собаками. Кстати, собак тут не видать.

Столица ничего особенного из себя не представляет, максимум трёхэтажные дома, множество парков, чистота стерильная, явно магия беспокоится об уничтожении мусора. Или королевские указы велят казнить грязнуль без суда и следствия. К главному зданию академии мы подкатили с шиком, в собственном его милости Тарина экипаже, запряжённом парой золотых жеребцов.

Полагаю, интерьеры ректорских кабинетов всех учебных заведений вселенной одинаковы – огромный стол напротив огроменного же окна, перпендикулярно ему расположен второй стол, но поменьше и десяток жёстких кресел по обеим сторонам.

Моего эльфа здесь встречают весьма уважительно и после приветствий нас сажают в мягкие креслица, полукругом обнимающие низенький столик.

Ректор тоже эльф, кто бы сомневался.

– Меня зовут Ауринь ден Саорт, миа Яна.

Вежливо наклоняю голову, слова мне не давали, вопросов пока тоже не задают. Молчим и ждём. Ждём и молчим.

Ректор одобрительно кивает:

– Вы зачислены на второй курс группы артефакторики, класс рунной магии сроком… скажем, на год. Я озвучу ваши особенности, миа Яна. Невосприимчивость к эликсирам, отражение враждебной магии светлого порядка, положительное отношение к магии исцеления и прочим не карательным направлениям. Всё верно?

Снова наклоняю голову.

– Обучение бесплатное, питание и проживание – тоже, но я и мастер Тар решили, что жить вы будете у него, так проще вам и нам. Поскольку читать на языке нашей страны вы пока не можете, я создал вам помощника, он же активатор ваших рун во время обучения.

Полупрозрачное существо, похожее на земного горностая, скользнуло мне в руки.

– Он прочтет любую книгу для вас и запитает энергией рунный конструкт.

– Позвольте вопрос, господин ректор. Как его кормить?

– Вам выдадут заряженный амулет-накопитель, из которого зверь будет тянуть энергию. Вам не придётся искать для него пропитание.

– Благодарю вас, я могу быть свободна?

Мановением десницы меня милостиво отпускают, а вот Тар остается в кабинете. Ну и ладно, подожду в приёмной. Осторожно прикрываю за собой массивную дверь, придерживая зверя левой рукой. Приёмная почти пуста, секретарь уткнулся в ворох бумаг, а один персонаж восседает в кресле с недовольной рожей, судя по ушам – тоже господин Вечности. С виду обычный парнишка, худощавый, сложён вполне пропорционально, а вот слухи относительно неземной красоты ушастиков явно преувеличены, так себе персонаж, глаза, правда, отличаются от человеческих в сторону увеличения – вот и вся разница.

Зверек шевельнулся в руках, упс! А он уже весьма материален, ишь ты, разлёгся на коленях, как домашний кошак, явно даёт понять «погладьте меня». Тэк-с, перевернем тебя пузиком кверху и почешем. Ну как? Зверушка довольно щурится, лепота…

Идиллию прерывает возвращение Тара, слава Творцу, уходим.

Дома активируем зверушку, они называют это привязкой на крови, горностай слизывает каплю моей крови и – большой привет. Общаемся мы мысленно, называю зверя Васькой, в честь внука, ясный перец!


В академию меня доставил вежливый эльфийский подросток, не преминувший сообщить, что будет ждать у ворот после окончания занятий.

– Благодарю вас, до встречи! – я тоже могу быть вежливой, если меня не вынуждают к обратному.

С Васькой общаюсь как вслух, так и мысленно, очень удобно, он сидит в рюкзачке за спиной. Тар сказал, что мой зверик ещё и защитник, магическим пламенем плюнет так, что ой-ой-ой. Активируется режим защиты самостоятельно, но можно и приказать. Для магии зверь неуязвим, как же – создание ректора, а он тут в ранге архиглавного чародея.

Васька у меня и навигатором служит, командует направо-налево-прямо и стоп. Амулет-накопитель мы вдвоём на него навесили, опять же завязанный на крови, подозрительно всё это. А что ты хотела, миа Яна… в этом мире, как и в предыдущем, достаточно дураков, желающих пощупать на прочность питомца, а заодно и его владелицу, так что пущай работает моя кровь.

От широты душевной я сцедила Тару почти пол-литра синей жидкости – ему пригодится. И Беата одобрила такую щедрость, ибо моё содержание плюс ингредиенты для учёбы встанут Тару в копеечку, а так – баш на баш, половину продаст за звонкую валюту, половину сам использует на эликсиры.

О моём титуле синекожей уродины решили никого в известность не ставить, но и скрывать нет смысла. Так или иначе, а личина сработает, пущай будет сурпрайс неосторожным.


Дверь учебной аудитории открыта, что и неудивительно, препода пока нет. Вхожу и останавливаюсь в дверях, давая разглядеть себя хорошенько. И сама обвожу орлиным взором помещение.

Всё, как обычно, есть студенты и студенты. Мажоры сразу бросаются в глаза – золотистый шелк одежд, ленивая пластика хорошо кормленных и не менее хорошо тренированных засранцев. Вот же курва-мать, все они выпучивают глазки на старушку. Но вякать воздерживаются.

Оу, вижу свободное место в первом ряду. Сажусь, точнее сказать, обрушиваюсь на пол, сидящий рядом сучонок молниеносно убрал из-под меня стул.

За глотку беру его уже синей лапой, что, не нравится, тварь ушастая?! То ли ещё будет. Второй рукой перехватываю пояс – лети, сокол, порхай! Гаденыш обрушивается на пол аккурат под ноги стройной даме в учительской мантии. С рыком поворачиваюсь к стонущим студентам, похоже, многие словили откат. И нервное расстройство.

Вежливо кланяюсь преподавательнице, она же поводит рукой, дескать, не стесняйтесь, студентка.

Поднимаю шутника с полу человеческой рукой, наклоняюсь поближе, и эльфёнок непроизвольно шарахается.

– Урок номер один: даже очень большим ртом откусывай по кусочку, иначе подавишься.

– Урок номер два, – ледяной голос дамы понижает температуру воздуха на десяток градусов, – любой поступок влечет ответственность, студент Яр. Ваша ответственность отныне пролегает в сторону конюшен. Уборка навоза в течение декады. Вручную. А если конюхи пожалуются, то я пересмотрю сроки в сторону увеличения. Вам всё ясно?

Засранец кланяется и пересаживается за другой стол, на его месте с комфортом устраивается мой Васька.

Магическое стило мне выдали на входе, тетрадь сделала по моей просьбе Беата – обычная общая тетрадь, с привязкой ко мне на крови. Твою мать, нация воров, что ли? Куда ни ткнись – везде привязка на крови.

Даму зовут госпожа Дайана, понятно, это с ней предстоит поработать.

Конспект пишу по-русски, а рисунки проецирует в тетрадь Васька. Рун первого ряда тут шестьдесят четыре, если вспомнить школьный курс программирования, это два в шестой степени, или шахматная доска. Рун второго ряда сто двадцать восемь – два в седьмой степени это две доски, а третий ряд составляет двести пятьдесят шесть рун, соответственно два в восьмой степени, то есть уже четыре шахматные доски.

Забывшись, говорю Ваське, чтоб дома напомнил спроектировать четыре шахматки в пространство.

– Студентка Яна, вы желаете поделиться с нами некими идеями? – Да уж, голосок у госпожи Дайаны способен вогнать в дрожь любого наглеца.

Подрываюсь с места:

– Прошу извинить, госпожа преподаватель, больше не повторится!

Она смерила меня внимательным взором:

– Извинения приняты, но всё же, что вы хотели сказать?

– Я не владею магией, госпожа Дайана, поэтому попрошу вас или любого их присутствующих создать четыре плоскости по шестьдесят четыре клетки каждая, размер клеток два на два.

– В каких единицах?

– Достаточных, чтобы было видно вам и мне.

Препод махнула рукой, и четыре медленно вращающихся в пространстве плоскости проявились перед нею.

– Окрасьте их в разные цвета, прошу вас. Спасибо. Первая решётка внизу, над ней вторая решётка и выше – третья решётка, четвертая. Дерзаю предположить, что первые шестьдесят четыре руны дают собственные отражения на вторую плоскость, и так далее. Оговорюсь сразу, сущность или механизм отражений мне неизвестны. Но допускаю, что он должен быть жёстко зафиксирован и стабилен для данного типа магии.

Мадам Дайана согласно кивнула и развеяла иллюзию в воздухе:

– За исключением мелочей ваша догадка верна. Вы занимались пространственным проектированием?

– Нет, мадам Дайана, около сорока лет назад я изучала предмет, именуемый «начертательная геометрия».

– Что такое «мадам»?

– Уважительное обращение к женщине на моём родном языке. Извините, оговорилась.

– Продолжим занятия.

За полдня исписано чуть менее половины тетради, я молодец, записала лекцию почти дословно! Кстати, эти решётки очень душевно накладываются на изображения рун. Васька втихаря скопировал Дайанины решётки в конспект. Дома вытащим их, увеличим изображения рун до нужных размеров… и что-то мне подсказывает, что линии рун чётко разместятся в клетках шаблонов. Или нет?

Васька тихо бубнит влево-вправо-прямо, о, здрасьте, это столовая! Ура, тут ещё и кормят! Усаживаюсь за стол, прямо сквозь столешницу протискивается голубой подносик с едой. Ух ты! Три блюда: салатик, какое-то мясцо с непонятным гарниром и чашка с напитком. Эх, сюда бы хлебушка…

Следующие два часа группа артефакторов машет холодным оружием, у них это зовется боевым искусством, а я сижу в зале для тренировок у стены и с Васькиной помощью вращаю так и этак первые восемь рун, предназначенных к изучению в первую неделю. Названия у них головоломные, но это потом. А сейчас пытаюсь понять, откуда у рунного рисунка ноги растут.

Кстати, группа меня сторонится, бог ты мой, какая печаль, они бы ещё бойкот объявили. Детский сад, группа «Батончик». На исходе второго часа прошу Ваську пронумеровать клетки шаблона справа налево и сверху вниз арабскими цифрами, ибо, если нумеровать здешними, последние мозги вывихнешь – система довольно сложная. Теперь копируем решётку и накладываем на первые две руны. Упс, так и есть!

Это матрица восемь на восемь, голая высшая математика, действия с матрицами, ладно, дома потренируемся. Васька прячет оба рисунка и сворачивается клубочком в рюкзачке. Пущай спит, а мне осталось ещё два часа и на выход. Дома будем думать, что с этими матрицами делать.

Похоже, думать на ходу вредно, со всей дури врезаюсь в спину, обтянутую преподавательской мантией. Персонаж роняет книги, тороплюсь поднять и столь же торопливо извиняюсь, Васька торопит, сейчас начнётся последнее занятие, а нам ещё пол-этажа бежать.

Влетаю в аудиторию, фу-у-ух, препода ещё нету.

«Моё» место свободно, обвожу группу внимательным взглядом, засранцы замерли в предвкушении, ну-ну, господа сопляки, сейчас посмотрим, чьи в лесу шишки.

С разгону усаживаюсь на стул, ба-бах! Оборачиваюсь… мама дорогая, вся мажорская лавочка под столами, половина аудитории в отключке, вот кретины. Есть, определенно есть общее меж придурками двух миров – жизнь их ничему не учит.

Единственный, кто приветствует препода стоя, это я! И это тот самый крендель, сквозь которого я так неосторожно пыталась пройти. Приятной внешности молодой мужчина – слава тебе боже, человек на этот раз! – непринуждённо занял место за кафедрой.

– Прошу садиться, – он милостиво повел рукой, – ваших рук дело, миа Яна?

– Очень тронута вашим вниманием, господин…

– Вайер.

– Рада знакомству. До них ещё не дошло, что я отражаю магию на владельца.

– Да-да, наслышан о предыдущем инциденте. Полагаю, все лежащие присоединятся к своему товарищу в конюшнях на, скажем, две декады.

– Не возражаю, господин Вайер.

Препод широко улыбается, его лекция слишком напоминает вводное занятие к комбинаторике. Какая прелесть…


К ужину собрались все – хозяин, Беата, Сэнна и я. За бокалом вина интересуюсь:

– Тар, ты же утверждал, что Эрик меня в академии не достанет, так отчего я живу здесь?

– Эрик уже никого не достанет, – эльф злорадненько так оскалился, – ваша магическая ловушка сработала, с опозданием на три декады.

– Странно, он никогда не отличался доверчивостью. Неужели сам сунулся проверять мой домик? – Беата широко открыла глаза.

– Как меня уведомил ректор, там сработала некая цепь случайностей.

– Ну да, – говорю, – не было гвоздя – лошадь захромала. Лошадь захромала – командир убит!

А далее пришлось учить руны. Начертания рун не запоминались, хоть убей! Беата вздохнула – рунная грамота всем тяжело дается, многие бросают учёбу. Ну, не дождётесь, лично меня в рисунках одно радует – никаких плавных изгибов, все наклонные линии выполняются под углом девяносто и сорок пять градусов.

Минуло два часа мучений под внимательными взглядами эльфа, делающего вид, что читает увлекательную книгу. Беата тоже читает и изредка сочувственно морщится.

Вызываю Ваську, мигом копируем шаблон в восьми экземплярах, совмещаем изображения рун. Передо мной восемь матриц. Совмещаем две первые руны, протаскиваем нижнюю влево – не то, а вправо – есть! Совпадают со смещением в один столбец, затем подтаскиваем к себе третью руну, что тут? Ага, совпадает с первой со сдвигом строки вниз. Четвёртая руна – копия первой, но со смещением на две строки относительно первого сдвига, следующая – на два столбца, последнее число смещений – 3. Числа натурального ряда 1, 2, 3, а в данном случае для первой руны смещение считаем равным нулю, а, стало быть, общее количество чисел ряда смещений четыре: 0, 1, 2, 3, вполовину меньше числа рун. Число смещений по строкам и столбцам равно трем, то есть можно рассмотреть формулу (8–2)/2. Количество смещений шесть, то есть восемь минус два, а «степеней свободы» перемещений – тоже две, это строка и столбец. Офигеть, как весело.

Торопливо строю общую таблицу смещений для всех восьми рисунков рун. Закономерность есть, не очень сложная, всё же придётся поломать голову относительно использования алгоритма создания рун, но что мне это даёт? Непонятно, но учить рисунки придётся – пока. Васька и я полночи мучаемся с запоминанием, бесполезно! Всё, дружище, спать, спать! Завтра подумаем над этим ещё раз.


Охранник вновь сопровождает меня в академию, Васька дисциплинированно притих в рюкзачке, соображаю, как объясняться с мадам Дайаной по поводу невыученного урока, вот ведь цирк на старости лет. А что там мудрить? Расскажу всё, как есть, не прибьёт же она меня. Прочим студентам хорошо, их память магией усилена с детства, а вот мне с этим никак не повезло. Ну, не вижу я закономерности в этих рисунках! А тупо учить никогда не умела, попрошу помочь с базовыми навыками запоминания, вдруг тут такие существуют?

Соученики меня упорно игнорируют, вот же горе какое. Васька уже привычно размещается на соседнем стуле, мы мысленно прокручиваем в голове алгоритм создания рун. Первую из рун я запомнила с грехом пополам, а вот прочие – извините.

Вполне ожидаемо мадам начинает с первой парты.

– Хорошо запомнила только первую руну, госпожа Дайана, но если позволите, ознакомлю вас с итогами моего исследования.

В гробовой тишине озвучиваю алгоритм и выводы, класс шуршит тетрадками, мадам Дайана многозначительно щурит глаза:

– Миа Яна, я настаиваю на вашем визите к ректору сегодня после занятий!

Тяжело вздыхаю, а куда я денусь с подводной лодки, хочется верить, что на дверь не укажут, это было бы вовсе не айс. Группа радостно загомонила, но ледяной высверк голубых глаз по всей аудитории, и согруппнички замерли, как надгробные изваяния.

– Дабы избавить вас от избыточных эмоций, довожу до сведения всех присутствующих, что миа Яна, возможно, будет заниматься индивидуально с каждым из преподавателей. А лично я посчитаю за честь помочь ей освоить рунную грамоту.

Приехали! За какие такие заслуги? Впрочем, довольно рефлексировать по Буземану, соберись, живо! Васька отобразил ещё восемь рун.

Нет, ну как они это запоминают?! Рваное угловатое кружево рун, тающее по мере просмотра каждой из них… запомнить это невозможно. Какой псих всё это изобретал и какого сорта дурь при этом курил? Но куда деваться, снова строчу в тетради значение, построение, осознание, запитывание энергией, сопряжение рун, слияние рун, разделение рун, существование рун в семи стихиях… а это что за би-бип? Ой, мама, я хочу домой, на свою кухню, клянусь я буду хорошей, буду пить молоко и вовремя ложиться спать. Торжественно обещаю не ссориться с Васькой и не гонять с лестничной клетки его воздыхательниц, пусть хоть полгорода перепробует, только верните меня назад! Да я вам десять литров крови налью, только отпустите!

В столовой за мой столик подсаживается рыженький крепыш с последнего стола справа, вроде это человеческое дитя и на мажора не похоже.

Молча поглощаю обед, а ребёнок мнётся, жмётся, краснеет, тут же бледнеет. Красота! Но облегчать ему жизнь я не намерена. Пришёл – говори.

– Миа Яна, разрешите вопрос.

Киваю, рожай уже.

– Как вы это сделали?

Формулирует просто очаровательно, кто его риторике учил?

– Просто откусила кусок от булочки.

– Простите, я не об этом…

Знаю, что не об этом. А о чём? Мне клещами из тебя слова тянуть? Хорошая тактика, малыш, но со мной не прокатит. Я не первый год на свете живу. Или формулируй вопрос грамотно, или растворись в окружающей среде.

Допиваю местный аналог компота, что-то пацан нервничает. Застывшим взглядом провожает последний глоток и с ужасом всматривается в моё пока ещё человеческое лицо. Кажется, до меня доходит, деточки магически изменили напиток. Ну-ну, дистанционные диверсанты выискались, мне их эликсиры до лампочки. Но вот то, что шпана намерена осложнять мне жизнь, это уже нехорошо. Всего второй день, а хлопот у администрации, да и у меня явно прибавится. Если соплякам наказания конюшнями ограничиваются, то со мной обстоит несколько иначе. Я не владею сведениями относительно здешнего мироустройства, и кто тут на ком стоял, мне тоже неведомо. Кого можно закатать в асфальт, а кого не нужно трогать, кого можно потрогать за вымя, но аккуратно, а кого следует сразу утопить в соляной кислоте – всё это надо знать, дабы не вылететь из высшего учебного заведения впереди собственного визга. Но если кто настаивает на войне, будет вам война в отдельно взятом учебном заведении, козлы! Это вы в средней школе № 25 не учились, мамины деточки, и явно стенка на стенку не ходили в золотом детстве.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное