Дмитрий Тагунов.

ВМЭН



скачать книгу бесплатно

Но по улицам уже катились осадные орудия. Гигантские обитые металлом десятиуровневые башни, каждая в сотню шагов в вышину, медленно катились над городом. Внутри любой из них спокойно размещалось более двух сотен воинов. С верхнего уровня стреляли лучники. Пленные люди под надсмотром орков вращали кабестаны, двигая башни вперёд.

Прямо в городе гномы развернули строительство осадных машин. Над захваченными мастерскими и кузнецами поднимались многочисленные дымы, отравляя невинное небо. На широких проспектах и площадях устанавливались полиболы, онагры и требушеты новейшей конструкции. Для взятия ворот были сооружены массивные тараны, более похожие на дома на колёсах, покрытые шкурами для защиты от стрел. Обшитый металлом брус, удар которого должен был пробить брешь в воротах, подвешивался на цепях, соединённых в хитроумной блочной системе. На более низких участках стены было решено использовать самбуки – закрытые осадные лестницы, по которым быстрые и ловкие эльфийские войны, находясь в относительной безопасности, смогут взобраться на высоту.

Не оставалось сомнений в решительности намерений союзной армии, и о длительной осаде не было даже речи.

Летрезен некоторое время наблюдал за приготовлениями к штурму, а затем скрылся в одном из кабинетов высокого роскошного дома, оставленного хозяевами. После созерцания всей этой военной суеты хотелось просто упасть в мягкое кресло, закрыть глаза и дать себе несколько часов желанного отдыха. За окнами грохотали механизмы, гремели доспехами воины, обсуждали что-то строители и истово ругались маги. Вскоре в дверь громко и требовательно постучали.

– Войдите, – негромко сказал Летрезен, открывая глаза и заставляя себя подняться с кресла. Отдохнуть опять не дали – не случилось такого эльфийского счастья. За приоткрывшейся дверью показалась низкая, но широкая фигура Колема, гномьего короля-полководца. Он что-то сказал стоявшему в коридоре караульному и решительно вошёл, не глядя захлопнув дверь. Выглядел он немного растрёпанным. Чёрные брови угрюмо сдвинулись, отчего на низком лбу образовалась складка. Ноздри сипло раздувались, выдавая усталость. Пышная веерная борода оказалась помятой и испачканной чернилами. И только маленькие глубоко посаженные глаза смотрели бодро и решительно. Увидев короля, Летрезен приятельски ему улыбнулся. – Ваше Величество! Приятно видеть Вас в добром здравии. Присаживайтесь!

Гном, в расстёгнутом королевском мундире и тяжёлых сапогах, протопал к свободному креслу и нервно сел.

– Медлить больше нельзя, граф, – не здороваясь, сказал он. – С севера к армиям Астии непрерывно подходят подкрепления. Вскоре у врага хватит сил, чтобы деблокировать Акирему. Моё мнение: нужно немедленно начать штурм и овладеть крепостью!

– И как же это сделать? – скептически спросил Летрезен. Он уселся обратно, внимательно разглядывая Колема. Было всё-таки в этом гноме что-то положительно эльфийское, что располагало его к себе. – У Вас есть план?

Колем нервно почесал большой горбатый нос.

– Собственно, атаковать со всех сторон всеми силами, – произнёс он. – У нас достаточно осадной и штурмовой техники, да и численный перевес на нашей стороне…

– И Вы уверены в успехе? – Летрезен кивнул на стол. – Вот, взгляните, в серой папке отчёт наших магов об обороноспособности крепости и возможных вариантах штурма.

Есть, к примеру, предложение вырастить вдоль стен лес огромных магических деревьев, допустим лес гумкан или вивий, и по их ветвям проникнуть в крепость. А корни деревьев обрушат бастионы. Что Вы думаете?

– Бред какой-то. Даже представить себе не могу гномов или хоббитов, карабкающихся по деревьям. К тому же, насколько я знаю, магический лес будет расти несколько суток или даже неделю. За это время к людям подойдут подкрепления или же ваши жалкие кустарники будут сожжены огнём со стен. Наша же техника прекрасно себя зарекомендовала при взятии других городов, хотя, конечно, мы ещё не имели дела с крепостями такого размера. – Король, конечно, бахвальствовал, но делал это беззлобно, иронично, зная, что собеседник его поймёт. – В любом случае всё это пустая болтовня. Я пришёл, чтобы обсудить взаимодействие войск при штурме. Я жду вашего решения.

В этот момент в дверь постучали, и после приглашения короля в кабинете появился один из караульных с серебряным подносом, на котором исходили паром пузатые чашечки с ароматным чаем. Поставив поднос на журнальный столик, караульный покинул комнату. Летрезен поблагодарил короля за услугу: чашечка горячего чая – это было то, что нужно.

Возникшая пауза давала возможность поразмыслить над словами Колема. Шутка ли, организовать взаимодействие эльфийских и гномьих солдат, в недавнем прошлом заклятых врагов, а ныне невольных союзников! Ещё до объединения Камии и Сиорики гномы пытались захватить Белиар. А после объединения эльфийские войска дважды вступали на территорию Ковиата. И, к сожалению, забыть об этом было невозможно.

Некоторое время Летрезен молчал. Он вдруг вспомнил переправу через пограничную реку Омр, и то, посредством каких сложных механизмов армия гномов оказалась на северном берегу. Прямо посреди реки была сооружена опорная конструкция, к которой крепились длинные вертикальные брусья. На брусьях покачивалась широкая платформа. Используя энергию реки, платформу перемещали по высокой дуге с одного берега на другой, перевозя за раз почти двести воинов. Летрезена потрясла тогда выдумка гномов. Вообще, горный народ отличался уникальной изобретательностью.

Пожалуй, всё ещё может получиться, подумал Летрезен. Вслух же сказал:

– Что ж, я согласен. Я немедленно отдам необходимые распоряжения. – Он поставил чашечку на стол и откинулся в кресле, с напускной задумчивостью поглаживая подбородок. Уже собиравшийся уходить Колем заинтересованно посмотрел на графа.

– Кажется, вас что-то беспокоит? – осторожно спросил он. – Что-то такое, чего я не знаю?

Летрезен хитро ухмыльнулся.

– Нет, Ваше Величество. Наоборот, меня беспокоит именно то, что вы знаете. – Он наклонился вперёд, заговорщицки понизив голос. – Я не слишком-то верю, что Вы не заглядываете далеко в будущее. Хотя Ваши стратеги до сих пор сомневаются в успешном окончании войны, Вы уже наверняка всё продумали наперёд. – Он сделал паузу, и нервы короля не выдержали.

– Продолжайте, – затаив дыхание, произнёс Колем.

– Скажу Вам честно, меня поразила предприимчивость гномов, перестроивших внешние районы Акиремы по своему вкусу. Похоже, ваш народ хочет здесь обосноваться всерьёз и надолго. Не так ли? Однако, имея виды на Южную Астию, вы загребаете жар чужими руками. Моими руками. – Говоря «вы», он имел в виду весь гномий народ. Ни много, ни мало.

– Так, – поддержал эту мысль король.

– Ввиду чего у меня возникает вполне резонный вопрос: будете ли вы и дальше испытывать судьбу или же рискнёте приложить хоть какое-то значимое усилие для достижения своей цели?

В повисшей тишине испытывались на крепость нервы неотрывно глядящих друг на друга собеседников. Наконец, Колем принял какое-то решение, шумно выдохнул и… рассмеялся.

– Замечательно! Прекрасно! Вот уж чего я никак не ожидал, так это обвинений в подхалимстве! Вы уж меня совсем паразитом выставили!

– Так это выглядит со стороны, – улыбнулся в ответ Летрезен.

– И чего же вы хотите? Только не говорите, что намерены забрать Акирему себе!

Теперь уже рассмеялся граф. Напряжённая атмосфера сама собой разрядилась.

– Ни в коем случае. Однако я бы хотел, дорогой король, чтобы вы оказали мне определённую поддержку. В нашей стране в последнее время происходит столько перемен, и никогда не знаешь, чем всё это может кончиться.

Колем хитро потёр ладони и утвердительно кивнул.

– Я понял вашу мысль. И скажу вам так: вы получите любое содействие, стоит вам только об этом напомнить. В свою очередь, мы используем для штурма Акиремы все свои резервы. Чтобы не возникало вопросов.

– Отлично, – не стал скрывать своего удовольствия граф.

– Однако позвольте один вопрос, – поднявшись с кресла, сказал король. – Что вы будете делать, когда обретёте власть?

– Меня интересует не власть, – поправил Колема Летрезен. – А слава.

И этим он покорил короля.

– Вы самый уникальный эльф, которого я встречал. Увидимся на поле битвы! – воскликнул повеселевший гном и вышел из кабинета. Летрезен поднялся и выглянул из окна. Его взору предстал вид внешних районов города, заполненных солдатами, и огромной серой стены, прикрывающей внутренние районы Акиремы. Про себя он уже давно решил, что эльфийская армия последней вступит в бой. Пусть гномы бесятся от собственной воинственности и погибают от своей глупости. Атака эльфов будет тем решающим фактором, который обеспечит Великим народам победу над людьми в этой битве. И все лавры вновь достанутся Летрезену.

Да, возможно это не слишком красиво, но лучше так, чем проливать кровь без всякого смысла.

А смысл должен быть всегда.


В последнее время события пролетали так быстро, что душа настойчиво требовала передышку. И вот в начале очередного дня вместо шума и суеты военного лагеря Летрезен окунулся в дивную тишину. Солнце только-только показалось из-за кромки хвойного леса, наливая светом безоблачное небо. Заблестели на листьях и травах маленькие капельки росы. Ласковый ветерок донёс запахи луговых цветов, ярким одеялом покрывших холмы и равнины.

Прекрасную тишину заполнил, сливаясь с ней, долгий звон колокола. Над ближайшим холмом тёмным спокойным силуэтом приманивал взгляд величественный храм Хроно. Где-то вдалеке залаяла собака.

Граф со вздохом отвернулся от окна и уселся за хрупкий деревянный столик. Вот уже третий день он жил в этой хижине, ожидая новостей от разведчиков, и ожидание становилось томительным. Однако возможность отдохнуть от дел радовала сердце, хоть граф и скрывал своё настроение от других.

Дверь со скрипом распахнулась, и в дом без стука вошёл эльф в лёгком чёрном доспехе с жёлтыми прожилками. Ростом чуть пониже Летрезена, с правильными чертами лица, короткими тёмно-жёлтыми волосами и хитрющим взглядом. Звали эльфа Эрвил. Он уже давно служил вместе с графом, но дослужился пока только до командира тысячи. За глаза его называли любимчиком Летрезена, хотя они были всего лишь друзьями.

– Бездельничаешь? – беззлобно осведомился Эрвил, усаживаясь за стол. Следом за ним в домике появилось ещё одно лицо – молодой маг Амитт, подававший, по мнению графа, очень большие надежды и способный в своё время занять место главы гильдии магов. Полезное знакомство, вне всякого сомнения.

– Доброе утро, – смущённо пробубнил юноша, закрывая за собой дверь. – Извините за столь ранний визит…

– Да ничего, присаживайся, – добродушно сказал ему Летрезен. – Я уже устал от одиночества.

– Жениться тебе надо! – снова поддел его Эрвил. – И ведь на примете уже кое-кто есть, ведь так? – Он хитро подмигнул военачальнику, очень довольный собой.

– Перестань, – устало улыбнулся граф. – Я ещё слишком молод, чтобы думать об этом. Вот лет через пятьсот, возможно, я вернусь к этому вопросу.

– А о войне, значит, думать не молод?

– Приходится. – Летрезен посерьёзнел. – Ситуация обязывает быть предельно осторожным. – Он потянулся через стол и взял одну из сложенных карт. Аккуратно расстелил перед гостями, прижал с двух сторон ложками и кружкой. – Вот здесь, – он указал на область севернее Акиремы, – будет наш последний рубеж. Тут мы оставим хоббитов и орков – их слишком мало – и двинемся на запад. На Вир. – Он поднял взгляд на своих друзей в ожидании их реакции. – Именно мы должны захватить столицу Астии. И никто иной.

– Вот это да! – не сдержался Амитт. – А ведь правда! Именно мы должны быть там первыми! Наша армия сильнейшая: никто, кроме нас, не использует тяжёлую пехоту и такое число опытных магов. В этом наше превосходство. И пока Хатон штурмует Врата Эндэрока, а Марион возится в Рионе, мы можем нанести врагу последний сокрушающий удар! – Маг демонстрировал хорошее знание военной обстановки, чем порадовал Летрезена. Но Эрвил с ним не согласился.

– Так, постойте минутку, – посерьёзнел командир. – Вы так об этом говорите, будто это дело давно решённое. А случайно никто не забыл о двух вражеских армиях, которые постепенно приближаются к нам с двух сторон?

– Мы их разобьём, – уверенно ответил Летрезен.

– И как же? – скептически поинтересовался Эрвил.

– По очереди, – с улыбкой кивнул граф. Он снова указал на карту. – Но необходимо действовать быстро. Северная армия врага состоит из новобранцев, по ним мы и нанесём первый удар. А вот войска, идущие с востока, имеют опыт боёв только с хоббитами. Их задержат гномы, это в их интересах. Мы совершим переход вдоль реки и выйдем этим людям во фланг. И победа наша. Дальнейшее ты знаешь.

– Конечно, знаю. Я всё знаю. – Эрвил откинулся на стуле, сложив руки на груди. – Вот только как ты объяснишь Офаэлю свой план? Думаешь, он одобрит?

– Одобрит. У нас в этом деле общий интерес, – туманно объяснил граф. Командир и маг переглянулись. Летрезен поднялся и подошёл к окну, сложив руки за спиной. И вдруг почудилось, будто он существует отдельно от всей прочей вселенной. Он словно бы стоял над миром, мрачный и уверенный в собственных силах. Стоял и смотрел, как по его воле изменяется ход истории, и как старая эпоха уступает место новому времени. Только безумец рискнул бы сейчас встать у него на пути. – Вы не думаете, друзья, – тихо произнёс он, – что всё происходящее ныне, все эти решения, маневры и сражения всего лишь прелюдия к чему-то великому, что ещё только начинает формироваться?

– О чём вы? – осторожно спросил Амитт.

– Я и сам пока не понимаю. Но ощущаю, будто я причастен к событиям великой важности, и все наши нынешние тревоги просто смешны и несерьёзны по сравнению с этим событием. Неужели никто из вас не ощущает эту причастность?..

Он обернулся, и во взгляде, которым он одарил своих собеседников, крылось глубокое сомнение, как если бы он видел нечто недоступное смертным, но не мог осознать увиденное.

– Всё может быть, – простодушно пожал плечами Эрвил. Он забавлял себя тем, что разглядывал собственное перевёрнутое отражение в ложке. – Однако, возможно, это всего лишь говорит о себе усталость. И не будет далее ничего великого. Или будет, но мы этого не заметим. Ведь после войны всегда приходят перемены. И приходит мир. Так будет, и мы все чувствуем это.

Летрезен кивнул и снова отвернулся к окну. И ощущение, что предчувствие его не подводит, становилось всё сильнее.


Было бы невероятным, если бы Летрезена не вызвали во дворец. Конечно же, чуда не случилось. Граф не любил оправдываться, просить и терять лицо, но ведь всегда найдутся такие силы, которые окажутся в данный момент выше гордыни. В данном случае этой силой являлось собственное правительство. Как не прискорбно это осознавать.

Вот уже полчаса шла беседа между графом и принцем, и, пройдя очередной круг, начиналась сначала.

– Да-да. Битва за Белиар, освобождение Ковиата, штурм Акиремы, уничтожение двух крупных войсковых соединений противника и образцовое форсирование Ривена. Ваш послужной список впечатляет, – говорил принц Офаэль. – Но, похоже, вы хотите стать настоящим национальным героем. В погоне за славой вы совсем потеряли голову. Объясните же мне, зачем вам штурмовать Вир? Ваша армия находится дальше всех от столицы Астии.

Он спрашивал это уже в третий раз, но до сих пор полководцу удавалось уклоняться от прямого ответа. Офаэль уличал Летрезена во властолюбии, тот продолжал цепляться за пространные термины, уверяя, что военная обстановка оптимальна. Достаточно испытав терпение принца, граф решился сменить стратегию.

– Видите ли, Ваше Высочество, – проговорил Летрезен, глядя в пол. – Солдаты озлоблены на людей. В Западной и Северной армиях дисциплина гораздо хуже, чем в Южной. Эти армии предают огню города людей, не щадят мирное население, ведут себя недостойным для эльфов образом. И если эти солдаты будут штурмовать Вир…

– К чему вы клоните? Говорите прямо, чем вы обеспокоены? Вряд ли благополучием людей…

Офаэль поторопился, выдав своё нетерпение. Несомненно, благополучие людей очень даже важно. Эта страшная война высосала из Эльфийского Союза все финансовые ресурсы. Карманы государства оказались не просто пусты – в них появилась огромная дырка! И в будущем планировалось использовать развитую денежную структуру Астии для спасения собственных структур. Иначе никак. Это означало, что мир не может быть заключён на условиях статус-кво, и война продолжится вплоть до безоговорочной победы. Или до полного поражения.

Несколько мгновений Летрезен молчал, собираясь с духом, а затем решительно сказал:

– У меня свой пай в Вирском банке!

Он замер в ожидании реакции принца, но тот лишь угрюмо вздохнул.

– Вы знаете, граф, у меня тоже, – медленно произнёс Офаэль, отвернувшись. Кто бы сомневался, что государственный лидер окажется в стороне от крупнейшей финансовой сети. Следующие слова явно дались Офаэлю тяжело. – Так и быть. Я даю вам полномочия для штурма вражеской столицы. Приказ получите сегодня же. Все прочие военные операции будут приостановлены. Надеюсь, вы сумеете сохранить порядок.

Клюнул!

Это была маленькая, но очень важная победа Летрезена. Победа, спланированная от начала и до конца.

– Конечно! Не сомневайтесь, Ваше Высочество! Благодарю Вас, Ваше Высочество!

– Идите…


Вскоре весь мир был потрясён новостью о том, что Вир пал без боя. Весть о бескровном взятии столицы Астии ошарашила всех без исключения. Такая «тихая» победа тяжело далась Летрезену. Сперва эльфийский полководец окружил кольцом Вир, разбросав свои войска по окрестностям. У эльфов был тройной перевес в силах, но их позиции оказались слишком растянутыми, и это создавало возможность прорыва людской армии из блокированного города. Военачальник людей Феликс Зимар вывел гарнизон из крепости и повёл на прорыв, однако не успел он занять выгодную позицию для атаки, как Летрезен перебросил в этот район дополнительные силы, и Зимару пришлось начать маневрирование. Не решаясь атаковать противника, Зимар начал движение вдоль вражеской позиции в надежде найти брешь в его обороне, но эльфийский полководец упредил своего оппонента, предприняв попытку отрезать людей от Вира. И так как никто не стремился начинать решающий бой, сама идея прорыва становилась бессмысленной. Зимар не хотел идти в безнадёжную атаку, а Летрезен намеревался сохранить свою армию для победного окончания войны.

В конце концов, солдаты людей вынуждены были вернуться в город и готовиться к обороне. Летрезен послал в Вир послание, в котором клятвенно обещал пощадить всех жителей города и всех солдат, сохранить в городе порядок и предотвратить грабежи, если гарнизон сложит оружие. Ещё ранее, при форсировании Ривена, Летрезен запретил своим войскам мародёрствовать и грабить, взамен повышая жалование, но обещая карать всех ослушавшихся приказа.

Таким образом, Летрезен смог создать себе репутацию гуманного и милосердного полководца, и Зимар согласился с условиями капитуляции.


«Дорогой Летти! Я очень соскучилась по тебе! Все вокруг только и говорят о твоих успехах, а я всё вспоминаю тот вечер, когда твои солдаты освободили Белиар, и ты появился на пороге моего дома. Я плакала от счастья, радуясь нашей встрече. И теперь я постоянно жду, что прекратится, наконец, эта бессмысленная война, и ты вновь решишь меня навестить. Да хранит тебя Хроно.

Я желаю тебе успехов и скорейшего возвращения.

Твоя Сэлли».

Летрезен сложил письмо и положил в карман плаща. Весточка из далёкого Белиара неведомым образом успокаивала и дарила тепло. И ведь именно душевного тепла как раз и не хватало в эти пасмурные осенние дни.

Летрезен шёл по улицам Вира, и повсюду его приветствовали эльфийские караулы. Увидев впереди дом Зимара, Летрезен ускорил шаг. Вскоре он оказался внутри этого роскошного особняка, ощущая атмосферу чужого уюта. Зимар вышел ему навстречу. Невысокий осунувшийся человек, ощущающий себя без доспехов не вполне полноценным. На его узком лице отпечатались тени печали и усталости.

– Добрый вечер, граф, – сказал бывший командующий вирским гарнизоном, глядя куда-то сквозь гостя. – Чем обязан удовольствию видеть вас?

– Только вашим глазам, Зимар, – в своей обычной манере ответил Летрезен.

– Зовите меня просто Феликс, – попросил человек. – Всё же, что привело вас ко мне?

– Лишь жажда общения, – произнёс эльф. – Я пришёл подбодрить вас в столь тяжёлое время. Не корите себя – грядущие поколения не проклянут вас. Вы сдали Вир исключительно ради достижения желанного для всех мира между нашими державами. Так же я хотел предупредить вас, что вскоре в Вир прибывает Его Высочество принц Офаэль. А с ним и высший генералитет Союза. Думаю, условия мира окажутся приемлемыми для обеих сторон. Вряд ли Астия потеряет какие-либо свои земельные владения. Скорее всего, дело ограничится символической контрибуцией. – Он говорил короткими фразами, стараясь выдерживать спокойный тон, чтобы смысл его слов не ускользал от Зимара. Хотя человек и хранил невозмутимость, в душе его наверняка пылал пожар.

– Мне бы ваш оптимизм, граф. Совет герцогов, фактически управляющий сейчас Астией, вряд ли согласится признать своё поражение. Тем более что сил для борьбы у Совета предостаточно. Из северных провинций до сих пор поступают подкрепления.

Это правда. Именно для сражения с северной армией и берёг своих воинов Летрезен. Он неожиданно вспомнил о письме, лежащем в кармане плаща. Мысль о том, что он вернётся не скоро, была неприятной и неожиданной.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9