Дмитрий Тагунов.

ВМЭН



скачать книгу бесплатно

© Дмитрий Тагунов, 2018


ISBN 978-5-4490-4044-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Великий могучий эльфийский народ

1. Восхождение

Серая пелена постепенно затягивала небо, лишь у самой линии горизонта пресекаясь светлой полосой громоздких кучевых облаков. Ввысь поднимались дымы от пожаров, соединяя нестройными чёрными колоннами небесный свод и охваченный яростью город. Ещё недавно здесь прошёл дождь, и в лужах отражались блики неостановимого пламени. По главному проспекту, громыхая доспехами, маршировали сотни солдат, идущих на выручку гибнущим на набережной товарищам. Со стороны реки Тиаль слышались крики и звон металла.

Высунувшись из окна, прислонившись к некрашеной раме, на воинов смотрел старый герцог, хмуро оглаживающий короткую седую бороду. Его взгляд блуждал по стройным линиям войск, по фасадам древнейших зданий эльфийской столицы, по расплывающимся в дымах горизонтам. С высоты третьего этажа он наблюдал, как, чеканя шаг, солдаты Астии уходят на смерть и подвиг ради величия и гордости своей державы.

– Поздно, – с холодом и болью произнёс герцог, отводя взгляд от окна. Помимо него в комнате были только двое: стоявший у двери молодой солдат с бледным покрытым оспинами лицом и забившаяся в угол молчаливая эльфийская девочка двенадцати лет, перемазанная грязью и кровью. Посреди угловой комнаты высился стол с расстеленными картами и документами. Из второго окна была видна лишь стена соседнего дома и узкий проулок, изгибавшийся куда-то в сторону западных кварталов. Герцог заговорил громче: – Слишком поздно мы сюда пришли. Да, солдат, ты ничего не знаешь. Мы опоздали почти на полвека. Если бы тогда солдаты Астии вошли на территорию Сиорики, ты бы сейчас сидел под боком у своей мамочки в тепле и уюте. И все эти люди, – он кивнул на окно, – не проливали бы сейчас свою кровь, расплачиваясь за чужие ошибки.

Солдат слушал молча, с почтением глядя на главнокомандующего. Его лицо выражало только покорность и смирение.

Внезапно раздался стук в дверь и, не спрашивая разрешения, в комнату вошёл перепачканный кровью офицер в чёрных доспехах.

– Герцог Айзенк, плохие новости, – отрапортовал он. – Лорд Говард оттеснён от берега Тиали и просит помощи. В его войсках убыток до половины.

– Проклятье, – злобно выругался герцог. – Этот бастард снова всё испортил! – Он подошёл к столу и окинул беглым взглядом карту. Поднял глаза на офицера, о чём-то раздумывая. – Так. Командирам Ламберту и Бергу идти на помощь Говарду. Командир Финк пусть перекрывает баррикадами все южные кварталы. Держаться до последнего солдата! Ступайте.

Офицер кивнул и исчез. Солдат притворил за ним дверь.

– Это мой кошмар, – устало вздохнул герцог. – Ужас. Испытание. – Он вдруг смерил взглядом замершего у двери солдата, будто видел его впервые, и спросил: – Сколько тебе?

– Семнадцать, лорд, – последовал мгновенный ответ.

– И с какой стати я держу тебя рядом с собой?..

– Я повар, – неуверенно напомнил юноша.

– Ах, да.

Хм, повар с такой-то рожей. – Айзенк отвернулся, ища взглядом стул. – Так вот, солдат, ты ничего не знаешь! – Он уселся, сложив руки на груди и глядя в пол. Нахмурил лоб, отдавшись во власть воспоминаний. – Ты ещё совсем сопляк. Не обижайся, я когда-то был таким же. Мне ещё и десяти не было, когда эльфы подняли своё знаменитое восстание. Сиорика всегда была нашей. Люди приютили эльфов, дали им дома, пищу, право жить на этой земле. А они подняли людей на мечи! Всех! Даже детей. Лилась кровь. И это был конец всем нашим мечтам и планам. Что могло нас ждать впереди? Как мы могли смотреть друг другу в глаза? Я помню бесконечную колонну людей, медленно плетущуюся к границе Астии. И я шёл среди них. Эльфийские всадники временами подъезжали к людям и забирали кого-то. Тех людей уже никто никогда не видел. Это было давно, и как тут разобрать, где добро, а где зло?..

Герцог снова поднялся, бессильно оглядываясь по сторонам.

– Эти стены, – тихо произнёс он, – сводят меня с ума. Я не был здесь больше сорока лет. Город сильно изменился, но я всё ещё способен узнать эти улицы. Они давят на меня, надвигаются, сжимают в тисках мой разум. Ещё недавно тут шёл дождь, и в лужах отражаются огни костров. Мой кошмар!

В дверь снова постучали. Уже другой офицер вбежал в комнату, весь взмыленный и запыхавшийся.

– Что там у этого придурка Говарда? – недовольно пробурчал герцог.

– Лорд Говард убит! – ошарашил вестью офицер. – Ламберт едва удерживает набережную.

– Пусть отходит. Пора Финку вступить в дело. Командование на нём, он знает, что делать.

Офицер кивнул и скрылся за дверью. Айзенк несколько раз прошёлся по комнате и внезапно остановился над девочкой, безмолвно сидевшей на полу. На её щеке отчётливо была видна тёмная полоса крови. «Это твоя кровь» – сказал ей этой ночью герцог, проведя рукой по щеке. До сих пор эти слова звучали в её голове, сплетаясь в непроницаемую клетку из страхов и кошмаров, в которой оказался заточён невинный детский разум.

– Подойди-ка, – велел герцог солдату. Тот послушался и, оказавшись рядом, услышал безумный шёпот Айзенка: – Правда, красивая?..

Юноша вдруг испугался, что повелитель прикажет ему изнасиловать девочку прямо здесь и сейчас. О герцоге уже давно ходили жуткие слухи, и они постепенно начинали подтверждаться, обретая неожиданные подробности.

– Да, – тихо ответил солдат. Герцог с весёлым безумием посмотрел на него и рассмеялся.

– Что ты как мямля! Эльфиек никогда не видел? – Он отошёл обратно к окну и заговорил изменившимся голосом. – Эльфы бесполезны как рабы. Эльфы бесполезны как друзья. И только как враги они прекрасны! Как враги! Понял меня? Злоба и боль. Мы перебьём их всех. – Он начинал заговариваться, не замечая больше направленных на него испуганных взглядов солдата и девочки. – Ох, как хорошо они шагали. Изгнали людей из Сиорики – последнего свободного от Астии людского царства. Объединились со своей бывшей родиной Камией. И вот перед нами новый грозный враг – Эльфийский Союз! Как же хорошо они шагали. Сперва усмирили гномов. И не просто усмирили, а заключили с Ковиатом торговый договор! Затем ряд договоров с орками. Затем с хоббитами! Четыре страны – Эльфийский Союз, Ковиат, Сегрон и Шктел – объединились в борьбе против Астии. Не сразу, конечно. Но люди приняли вызов. Первый удар мы нанесли по гномам. Загнали этих карликов в Чугунные горы. Откуда они выползли, туда и вернулись! А затем наша армия перешла Ривен, предавая огню леса Камии и города Сиорики. И я, – он ткнул себя кулаком в грудь, – вёл своих людей в бой и оказался здесь, в самом сердце эльфийской державы.

Его речь прервалась, когда он осознал, что время для пафосных слов минуло. Оставалось лишь признать собственную ошибку. Позабыв о смирении и осторожности, ударная армия людей оказалась в ловушке.

– Нам говорили о скорой победе. И я уже думал, что сразил врага. – Айзенк вздохнул и горько усмехнулся. – Какая чудовищная ложь. Я устал от войны. Не могу больше видеть кровь. Пусть даже мне и приятно мстить, но… Нам не удержаться. – Он повернулся к солдату, и лицо его выражало лишь злость и безраздельную скорбь. – Я уже наслышан о появлении спасителя. Этот миф не даёт мне покоя ни днём, ни ночью. Имя ему – Летрезен. – Он не заметил, как за окном усилились крики. Солдаты Астии бежали по улицам, спасаясь от надвигающейся смерти. – Граф Летрезен участвовал в том самом восстании эльфов. Я помню его, ещё совсем молодого, амбициозного, дерзкого. Он и сейчас такой. Уж как ему удалось склонить орков на свою сторону, я не знаю, но он умеет добиваться своего. И вот теперь он, командуя Южной эльфийской армией и примкнувшими к ней орками, штурмует наши позиции в надежде отбить столицу. В Валастэле он разбил ныне покойного Говарда, визжавшего как девчонка, когда его войска бежали в Белиар. Светлая память этому придурку. А скоро граф Летрезен придёт и по мою душу. – Герцог безумно оскалился, предвкушая кровавую месть. – Скоро, уже очень скоро…

Дверь с грохотом распахнулась, и в комнату влетел взволнованный ординарец.

– Лорд, войска командира Финка бегут! Эльфы наступают в этом направлении!

– Прекрасно! – кровожадно воскликнул Айзенк. – Пусть Финк придержит своих уродов. Я хочу, чтобы с каждой крыши, из каждого окна по эльфам стреляли лучники! Перекройте проспекты, баррикады уже должны быть возведены. Делайте же что-нибудь!

Ординарец только кивнул, бросив на герцога странный взгляд, будто сомневался в его рассудке, и выбежал вон.

– Мой кошмар. Моё испытание, – зашептал Айзенк, выглядывая в окно. Руки заметно тряслись, из памяти всплывали воспоминания о детстве, о крови, о тяготах и сражениях. Солдат за его спиной стал медленно пятиться к двери.

Внизу по проспекту, отбиваясь от наседающего врага, бежали доблестные солдаты Астии. А за ними неотрывно следовали эльфийские воины, облачённые в литые серебристо-серые доспехи, прикрывающиеся щитами в форме каплевидных листьев и убивая людей тонкими обоюдоострыми мечами. Герцог окинул взглядом надвигающуюся волну врагов, ища того, кто ими командует, и…

Они увидели друг друга одновременно. Граф Летрезен гордо восседал на белом коне, направляя удары своих войск острием меча. Это был высокий эльф с цепким взглядом и идеальной осанкой. Его лицо выражало решительность. Светлые волосы, спадавшие ниже плеч, были стянуты на лбу лентой. Завидев в окне человека в серебряном герцогском доспехе, он соскочил с коня, подозвал к себе нескольких воинов и направился к входу в здание.

– Он здесь! – воскликнул герцог, и было не ясно, чего в этом возгласе больше – радости или отчаяния.

– Мой лорд, – неуверенно подал голос юноша. – Нам лучше уйти…

– Заткнись! – резко оборвал его Айзенк. – Не ошибается только тот, кто ничего не делает! Если убить вожака, эти ничтожества разбегутся как казарменные тараканы!

За стеной послышались шум, лязг мечей, чьи-то отчаянные крики. Юноша ударился в панику и, бросив своего повелителя, кинулся к двери. «Бежать! Скорее бежать!» – билась в голове единственная мысль. Но за распахнутой дверью он тут же столкнулся с высокой фигурой в светлых доспехах. Поднять свой меч солдат не успел. Эльфийский клинок с лёгкостью вспорол кольчугу у него на животе, и юноша коротко вскрикнул, осознавая, что его жизнь вот-вот оборвётся. Легко отбросив начавшее оседать тело в сторону, граф Летрезен вошёл в комнату и посмотрел в глаза герцогу. Айзенк не увидел в этом взгляде ни злобы, ни страха, ни волнения. Только решимость, твёрдое намерение смести любого, кто встанет у него на пути.

– ТЫ! – закричал герцог, выхватывая из ножен меч и бросаясь на заклятого врага. Летрезен шагнул навстречу, поднимая оружие. Их поединок длился мгновения. Девочка в углу тихо вскрикнула, увидев, как пронзённый насквозь военачальник Астии, до сего момента не знавший поражений, медленно опускается на колени, выронив меч и пытаясь вцепиться слабеющими пальцами в своего врага. Он поднял голову, вглядываясь в глаза неизбежности. – Мой кошмар, – сорвался с его губ тихий шёпот. – Ужас…


Его армия продолжала идти вперёд. Летрезен очистил эльфийский край от людей и вступил в Ковиат, объединяясь с разрозненными отрядами гномов и громя разбросанные по всей территории страны войска Астии. Новые победы создавали вокруг полководца мифический ореол, приумножая славу и вселяя ужас в умах его врагов. Однако стоило только Летрезену влезть в большую политическую игру, договорившись со старостами хоббитов о вступлении Шктела в войну на стороне Союза, как тут же граф был срочно отозван в столицу. Пришлось подчиниться и воспользоваться помощью военных магов, мгновенно доставивших Летрезена в Белиар.

Спешно приведя себя в порядок, граф явился во дворец в сверкающих новеньких доспехах и с украшенным драгоценными камнями мечом. На входе уже ждали слуги, которые провели его коридорами и лестницами куда-то на второй этаж. Видимо, тронный зал ещё не был готов к приёму посетителей, впрочем, складывалось впечатление, что чем дальше отходили войска от столицы, тем чище и красивее становился королевский дворец, изрядно порушенный во время вторжения армии герцога Айзенка.

На стены возвращались укрытые от глаз грабителей картины и гобелены, а высокие тонкие голубые колонны очищались от копоти, открывая свету позолоченный спиральный узор. В большинстве помещений уже был наведён порядок, всюду суетились слуги, а перед временным кабинетом принца Офаэля образовалось небольшое столпотворение политических и военных лиц. Летрезену тонко намекнули, что его черёд предстать перед принцем настанет в последнюю очередь.

Готовый к этому граф спокойно уселся на мягком диванчике у дальней стены просторной залы, делая вид, что не замечает никого из собравшихся здесь. Его мысли невольно вознеслись к скрытому этажом выше помещению, в котором доживал свой век Непокорный Король. Время его царствования подходило к концу, завершая великую эпоху в истории возвышения эльфийского народа над всеми прочими расами. Лёжа на просторной постели, Король неподвижно смотрел в потолок, не в силах даже пошевелиться от сжимающей сердце боли. Испытывая уважение к этому великому эльфу, Летрезен всячески подчёркивал своё недовольство наследником короны принцем Офаэлем.

Его сумрачные размышления прервало появление военачальника Хатона, одного из талантливейших, но оттого гордых полководцев Эльфийского Союза. Покинув кабинет принца, Хатон бегло окинул взглядом присутствующих и, заметив Летрезена, медленно подошёл к графу. Постоял в молчании, о чём-то раздумывая, и сел рядом с Летрезеном, подчёркивая свою независимость.

Граф мельком глянул на военачальника, но поворачиваться к нему не стал. Отметил лишь, что тот был как всегда собран, подтянут и серьёзен. Это был высокий и стройный эльф, носивший причёску какого-то древнего клана: справа и слева волосы коротко стрижены, а сзади оставлена недлинная грива. Впечатление создавалось боевое, к такому эльфу так просто не подступишься.

– Чего молчишь как пустое ведро? – тихо спросил Летрезен, обводя взглядом офицеров и министров, топтавшихся у двери кабинета.

– Ждал, пока ты спросишь, – равнодушно ответил Хатон. – Сейчас небезопасно находиться в числе твоих друзей.

– Как, впрочем, и в числе моих врагов, – заметил граф.

– Не думай, что я боюсь. Однако твои успехи могут сыграть с тобой злую шутку. Ты не умеешь чувствовать политические течения, и даже новые связи в Ковиате и Шктеле не помогут добиться расположения эльфийской короны. Ты даже не понимаешь, насколько опасным сделалось твоё положение.

– Может и так, – не стал спорить граф. На них недобро косились со стороны кабинета, и Летрезен с напускным добродушием помахал придворным интриганам рукой. Эффект не заставил себя ждать – к обоим военачальникам тут же был потерян интерес. – Но знаешь, я всегда умел давить на тех, кто переступал мне дорогу. И не ты ли учил меня пользоваться любым шансом, любой возможностью?

– В этот раз, возможно, тебе и сойдёт с рук твоя самостоятельность. – Хатон оставался серьёзен. – Однако чтобы стать действительно неуязвимым, тебе требуется совершить нечто выдающееся…

– И я уже знаю что.

Летрезен, наконец, удостоился внимательного взгляда Хатона и внезапно смутился.

– Что бы ты ни задумал, – медленно произнёс военачальник, – я уже не в силах тебе помешать. Но и помогать тоже не намерен. Отныне ты сам по себе. Теперь ты один.

Хатон поднялся, оправил складки одежды и, не глядя, направился прочь.

– Рад был поболтать, – вслед ему проговорил Летрезен, стараясь не показать своей растерянности. Поддержку Хатона он начал терять уже давно, но последние слова этого военачальника были равносильны отказу учителя от лучшего ученика. Очень неприятное ощущение.

Принц Офаэль продолжал принимать у себя гостей, приглашая их в кабинет по одному. Ближе к вечеру настала очередь Летрезена. Уже когда не осталось посетителей в зале, слуги терпеливо ожидали приказа, делая вид, что не видят графа. Возможно, Офаэль надеялся таким образом вывести гостя из себя. Наконец, слуга возвестил, что граф может войти. Испытывать терпение принца Летрезен не стал, хотя из наглости подошёл к двери медленно и по дуге.

Комната оказалась тесной, заставленной шкафчиками с документами. В центре стоял неширокий стол. Слева из широких окон лился спокойный свет вечернего солнца. Принц Офаэль поднял взгляд на вошедшего и медленно встал, отложив в сторону перо. Его Высочество был красивым и высоким эльфом, с благородными чертами, присущими древнему правящему роду. Одет более чем скромно: в белую сорочку и узкие штаны из зелёного бархата. На голове блестел сделанный из серебра венок. Глаза внимательные, хоть и усталые.

Летрезен остановился перед столом, положив руку на сердце и склонив голову.

– Здравствуйте, граф, – спокойно сказал наследник эльфийской короны, занимавший также должность председателя военного министерства Союза.

– Здравствуйте, Ваше Высочество. – Граф поднял взгляд. – Польщён Вашим приглашением. Добрейшего Вам здравия и скорейшего восшествия на престол.

Принц нахмурился. Намёк на слабое здоровье Короля ему не понравился.

– Оставьте вашу иронию, она совершенно неуместна, – вздохнув, сказал Офаэль. Он уселся обратно и пристально вгляделся в Летрезена. – Ответьте-ка мне лучше, с чего вы решили, что можете самолично распоряжаться судьбами государств? Под вашим управлением находятся армии трёх Великих народов. Вы продолжаете растягивать фронт, ослабляя нашу оборону. Кто вам дал право вмешиваться в политику соседних стран? Сперва втянули в войну Сегрон, теперь Шктел. Если орки и могут оказать какую-то помощь, то уж хоббитам это не под силу. Что вы на это скажете?

– Мой план прост, Ваше Высочество, – подобострастно улыбнулся Летрезен. – Растянувшись, войска Астии станут уязвимыми для контрудара, что неизбежно приведёт их к поражению. Ради общего успеха хоббитам придётся принять гнев людей на себя. Победа стоит крови и жизни.

Офаэль вновь поднялся. В нём начала закипать злость.

– То есть, вы решили без моего ведома перенести боевые действия на территорию врага? – угрожающе проговорил он.

– Именно так, Ваше Высочество, – как ни в чём не бывало, ответил Летрезен. – Впрочем, теперь Вы знаете. Вы против моего плана?

– Я против вашего стремления всё сделать по-своему, не сотрудничая с военным министерством. Победы можно добиться только объединив усилия. Вы должны это понимать. – Офаэль отвёл взгляд, приняв задумчивый вид. Его сильно тревожила одна деталь из биографии графа, заставляющая относиться к Летрезену особенно, делая его личность неприкосновенной. Всякий, кто пытался встать на пути Летрезена, вскоре находил странную и порой нелепую смерть. Словно сама судьба подталкивала его противников к неизбежному поражению.

Конечно, эльфы живут долгие столетия, накапливая опыт и знания, но оттого же они обретают суеверный страх перед смертью, боязнь потерять собранное за столь долгий период. И пусть культура этого народа отрицает страх, превознося мужество и доблесть, но с древними инстинктами принц ничего поделать не мог.

Да, он боялся. И когда войска Астии ворвались в Белиар, он прятался в лабиринте катакомб под дворцом, в темноте и одиночестве ожидая спасения, не смея даже представить, что же творится у него над головой. А если помощь не придёт? А если враг уже празднует победу? Что он мог тогда сделать, в тот самый миг беспомощности и отчаяния? Почему-то Летрезен воскресил те чувства, которые испытал Офаэль в минуты своего позорного затворничества. Безусловно, граф являлся умным эльфом. Одним из тех, кто вершит историю. Кто не боится её вершить…

– Впрочем, теперь уже ничего не изменишь, – спокойно проговорил Офаэль, скрывая своё беспокойство. – По вашей вине нам придётся приспосабливаться к новым условиям. Ещё не все солдаты Астии изгнаны из пределов Союза. А наши силы ограничены. – Он внимательно глядел за Летрезена, пытаясь заметить хоть какую-то реакцию, но тот будто бы воспринимал всё как само собой разумеющееся. Необходимо срочно взять ситуацию под контроль, иначе… Иначе это сделает граф. И это не паранойя, не страх перед возможным конкурентом. Непокорный Король при смерти, и хоть право наследования никто не отменял, сила будет за тем, у кого останется власть над армией. Или за тем, кто будет держать своих подчинённых на поводке. Дальнейшее промедление недопустимо. – Впредь извещайте меня обо всех своих планах. И, будьте любезны, испрашивайте разрешение на проведение операций.

– Слушаюсь, Ваше Высочество, – склонил голову Летрезен.

– Вы можете идти.

Не так уж долго осталось ждать, подумал Офаэль, оставшись один. Если граф и правда что-то замышляет, это станет известно ещё до того, как произойдёт что-либо непоправимое. Хотелось верить, что тогда удастся быстро взять ситуацию под контроль. Иначе…

А вот об этом думать не хотелось.

За окном в лучах низкого солнца застыли тёмные силуэты дубов и сосен, украшавших внутренний двор. Их длинные широкие тени разделили мир на свет и тьму, и в преддверии сгущающихся сумерек показалось, что время остановилось. Приближались изменения, от которых никому не удастся увернуться. Меняется мир. Меняется эпоха.

И только в этот долгий затянувшийся вечер можно было вдохнуть воздух старого времени, прежде чем это время навсегда умрёт, открыв всему миру нечто невиданное ранее.


Город Акирема, один из самых крупных торговых и военных полисов Астии, был окружён со всех сторон армиями эльфов, гномов, орков и хоббитов. Многотысячное войско вступило во внешние районы города, занимая опустевшие дома и кварталы. Солдаты Астии и местные жители собрались под защитой колоссальной стены, опоясавшей внутренние районы мегаполиса. Громадные гранитные бастионы внушали трепет собравшимся под крепостными стенами войскам. Толстые серые башни вспарывали шпилями небеса. Каждый из четырёх въездов в центр защищали приземистые форты. Тяжелые обитые бронзой ворота казались непреодолимым препятствием.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9