Дмитрий Тацуро.

Легенды Сэнгоку. Под знаком тигра



скачать книгу бесплатно

Малышке Айе было семь лет отроду, Но писать и читать она умела уже с четырёх лет, блистала своим умом и прозорливостью, скромна, не шаловлива, к взрослым относится с глубоким почтением, очень любит отца. Она,в своём раннем возрасте уже выучила несколько сутр и по особым случаям молилась вместе со взрослыми в храме. Её Тамэкаге любил, но Айя, как не крути, станет девушкой, а для девушки в самурайской семье одна дорога-замужество и другой клан. Он старался не привязываться к ней сильно." Вырастишь, выйдешь замуж, будешь вертеть своим мужем, словно куклой в кукольном театре! Умом ты вся в меня пошла!"-говорил дочке Тамэкаге, когда брал её на колени. Когда она уходила спать, постоянно тяжело вздыхал,-"Да уж, была-б она мужчиной!"

Нагао уставился вдаль очнувшись от мыслей. Касугаяма уже показалась. Снежная буря будто не трогала её, а обволакивала, образуя обширную воронку и устремлялась ввысь. Замок стоял, чудесного сияния уже не было, так же как и ворот на вершине. Тамэкаге с облегчением вздохнул, что сон оказался только сном. Вот только "тигрёнок" оказался явью.

–Кем быть ему среди всех этих детей?-пробормотал себе под нос даймё.

"Ах да!"-он внезапно вспомнил о последнем(как оказалось не совсем)ребёнке.-"Чикаро."Тот был совсем ещё мал. Только под новый год ему надели кимоно и вручили мечи, специально сделанные для его возраста. О нём и говорить нечего, он был неразговорчив, но тянулся к грамоте. Спеси в нём не было, к пути воина он тоже не стремился,-"Значит станет монахом, займётся поэзией, но воина из него точно не выйдет, Я это вижу как луну на небе."-говорил своим вассалам Тамэкаге. Был и ещё один вариант; Чикаро могут отдать в другую семью, бездетную или для заключения союза. В принципе это ожидало и новорожденного. После второго сына в клане, остальным дорога заказана ;стать монахом, быть усыновлённым другим кланом или стать заложником, но это в случае захвата их территории другим даймё. Хотя…Если рассудить. Наследники иногда умирали ещё до наследования, или их убивали…

Тамэкаге снова пришёл в себя , когда проезжал третий двор своего замка, дальше второй. Главный двор назывался хонмару, находился он на самой вершине горы Касуга. Стены его стояли на земляной насыпи обложенной камнями и возвышались над вторым двором на три кэна(11).Внутри располагалась главная башня ,собственно замок ,высотой в два этажа, а вокруг неё стояли ясики-поместья даймё и вассалов.

Тамэкаге добрался до вершины уже к полудню, в час лошади(12).Он отдал слугам поводья своего коня, а сам направился к женскому дому, где жили его жёны и их служанки. Все дома тщательно охранялись самураями клана Нагао, проверенные и безукоризненно повиновавшиеся лишь приказам князя, или (при необходимости) его старшей жене. Тора Годзэн была второй женой Тамэкаге, по существу,– наложницей, принёсшей ему Айю и вот, наконец, сына.

Даймё подошёл к воротам, ему, без лишних вопросов открыли стражники, дальше он проследовал к главному входу, где его уже ожидали три служанки.

–Коничива! Добрый день Тамэкаге сама!-пролепетала самая старшая, стоявшая посреди остальных.

Князь молча снял ботинки, поднялся на веранду и пошёл вовнутрь дома.

Одна из служанок спешно открыла ему сёдзи -раздвижные двери, и вот он уже широко шагал по внутреннему коридору, дом был переполнен ими, но Тамэкаге знал каждый закоулок. Старшая служанка не отставая семенила за ним .Она уже давно знала своего господина и привыкла к его широким шагам, когда многие молодые или новенькие служанки не поспевали за ним, а ещё того хуже путались в спешке в своих узких кимоно, запинались и падали. Звали её Ясу. Она была старшей служанкой у госпожи Торы уже двадцать лет и нянчила её с самого детства.

Наконец Тамэкаге добрался до своей комнаты, где принимал аудиенцию у своих жён и давал им указания. Он не простоял и доли секунды, подоспевшая Ясу тут же раздвинула сёдзи и князь проследовал внутрь. Он добрался до возвышенного помоста в дальней части комнаты, где его ждали мягкие подушечки-дзабутон, деревянный, лакированный подлокотник и подставка для мечей. Тамэкаге снял свой тачи, аккуратно положил его на подставку, позади себя и удобно устроился на подушке, придвинув подлокотник к правой руке. Ясу ждала его за раздвинутыми створками, склонившись в низком поклоне, едва ли не касаясь лбом пола. Ожидала указаний.

–Как здоровье госпожи Торы?-поинтересовался Тамэкаге.

–Госпожа ещё нехорошо себя чувствует после родин и просит простить её за то, что не встретила вас как подобает.-ответила Ясу не поднимая глаз.

–Как моя другая жена?-продолжал допрос Нагао.

–Госпожа Судзумэ не отходит от госпожи Торы не на шаг.-служанка поклонилась ещё ниже.-Она во всём помогала ей при родах.

Тамэкаге улыбнулся краешком рта и одобрительно кивнул.

–Я могу видеть сына? Ведь вести правдивы и у меня родился четвёртый сын?

–Да господин!-в голосе Ясу слышались нотки искренней радости.-Великолепный малыш! Такой красивый…но…

–Что но!-воскликнул князь услышав подозрительный ответ прислуги. Он поднялся на одно колено и даже невольно положил руку на рукоять танто, что торчал за поясом.-Не огорчай меня Ясу! Отвечай!

–О мой господин!-запричитала она, без конца кланяясь.-Не расстраивайтесь, здесь нет ничего дурного. Просто мальчик родился уж как четыре часа, а до сих пор ни разу не заплакал. Мне показалось это немного странным, ведь дети обычно плачут при рождении.

–Оставь свои мысли при себе женщина!-твёрдо ответил Тамэкаге, он уже не гневался, а наоборот стал даже очень довольным. Он вернулся в исходное положение, подпер кулаком подбородок, состроив задумчивую мину.-Значит ни разу не заплакал?-переспросил он.

–Точно так господин.

–Это хорошо.-Нагао встал с дзабутона, взял свой меч с подставки и направился к выходу. Ясу, не вставая с колен, отползла назад и села с краю у входа за сёдзи, пропуская своего даймё.

–Я хочу чтобы мне принесли моего сына в замок.-сказал он, выходя в коридор.-Через час.

–Как будет угодно господин Тамэкаге.-повиновалась Ясу.-Кому это поручить?

–Займись этим сама.-Сказав это он пошел из дома.

–Это огромная честь для меня.-ответила служанка ему вслед.

За этот час Тамэкаге успел принять ванну, привести волосы в порядок; зачесал назад и уложил на темени в хвост и переоделся в повседневную одежду. Поверх простого чёрного кимоно, была надета белая безрукавая куртка-хаори. Посреди спины, на хаори красовался мон клана Нагао. Хакама были того же цвета, что и куртка, а за поясом торчал малый меч вакидзаси.

После своих приготовлений Тамэкаге направился в приемную часть замка, расположенную на втором этаже. Это была обширная комната, украшенная расписными ширмами, с изображением красочных животных нарисованных в китайском стиле. По обоим краям комнаты, от входа до возвышенного помоста, где восседал князь, были постелены четырёхугольные соломенные циновки для вассалов. За помостом, на дальней фусума(13) изобразили грозного Бисямон-тэна. Когда князь вошёл в приёмную, вассалы разом распластались в низком поклоне, так и не вставали пока Нагао Тамэкаге не устроился на своём месте, на помосте. Они дожидались его здесь с самого его приезда. Усами собрал всех, кто находился в это время в замке, объявив, что князь хочет сообщить очень важное известие.

Сам Усами Садамицу, сидел по левую сторону от князя возле помоста. За ним, другой вассал клана Наоэ Кагецуна и представитель младшей ветви клана Нагао Тошикаге. С правой стороны; Хондзё Ёшихидэ, Тэрута Хидэтака, Нагао Харукаге-сын князя и многие другие. Все замерли в ожидании слов князя, некоторым не терпелось поскорей закончить это собрание и заняться своими делами.

Одним из таких "некоторых" был Харукаге. Он презрительно ухмылялся, делая вид, что ему не интересно, что скажет отец. К тому же он вполне догадывался, о чём пойдет речь. И ему становилось от этого противно. Харукаге итак не устраивала роль второсортного представителя клана, а тут еще появился новый наследник. Хоть и четвёртый.

Время шло, а Тамэкаге молчал. Молчали и остальные, не смея нарушать мёртвую тишину. Наоэ, сидевший, между Усами и Тошикаге, нервно замешкался. Этот вассал отличался своим весёлым, добродушным характером и непреодолимой тягой к женщинам (точнее к тому, что находится у них под одеждой).Садамицу незаметно отдернул его за рукав кимоно, призывая к спокойствию. И Наоэ стал снова ждать, правда, с прежним нетерпением. Вскоре сёдзи раздвинулись и на пороге, не переступая черты дверного проёма, склонился стражник и объявил:

–Служанка госпожи Торы , Ясу! – он быстро спрятался за створки со стороны коридора и пропустил вперёд женщину, которая несла в руках смотанный свёрток тканей.

Пока Ясу аккуратно подходила к помосту, Садамицу, встал с колен, быстро прошёл до середины приёмной и постелил циновку для служанки перед князем, потом тем же путём вернулся назад. Ясу медленно села на подстилку, не опуская из рук свёрток. Тамэкаге приблизился к краю помоста и протянул руки к женщине, та в свою очередь передала свёрток князю и учтиво склонилась. Нагао развернул ткани, чтобы Лучше разглядеть закутанного в них ребёнка. Глаза его блеснули, когда он увидел этот не по младенческий серьёзный взгляд чёрных глаз. Он невольно вспомнил тигрёнка из сна, то был точно такой же взгляд. Князь покосился на Усами.

Ребёнок в свою очередь, вел себя очень спокойно. Подробно изучив лицо отца, он потянул к нему маленькие, пухленькие ручонки. Тамэкаге улыбнулся.

–Я, Нагао Тамэкаге,-неожиданно начал он. Вассалы долгожданно посмотрели на господина. Князь продолжал.-сын Нагао Ёшикаге, правитель Этиго и твой отец!-все поняли что он обращается к младенцу.-Нарекаю тебя Торачиё-что значит-"рождённый под знаком тигра"!


Примечание.


1.Ри-около 4км. 2.Ками-так японцы называли своих богов и духов.

3."Важра"-в индийской мифологии, жезл бога Индры в форме буквы "Ж"

4.Империя Минг-так в средневековой Японии называли Китай.

5.Один час в средневековой Японии равен двум современным.

6.Сяку-30,3см.

7.3 томоэ-запятых, символизировали три начала, – небо, земля и человек.

8.Час тигра-с 3-5ч.ночи.

9.Кинки-область центральной Японии.

10.Нобори-узкий,длинный флаг, нижний край которого крепился к вертикальному древку, а верхний-к короткой поперечине на древке, от чего принимал форму перевёрнутой буквы "L".

11.Кэн-около 2м.

12.Час лошади-с 11-13ч.дня.

13.Фусума-раздвежные перегородки между комнатами в японском доме.

Глава 2.

Не у дел.


5-й год Тэнмон(1536)

Этиго,Касугаяма.


Весна пришла мгновенно. Казалось ещё вчера гору Касуга покрывала шапка толстого слоя снега, как вдруг она превратилась в стремительные потоки воды и ринулась вниз с горы на поля и дома крестьян у подножья. Но, местные обитатели не впервой сталкиваются с такими трудностями. Они предусмотрительно прорыли каналы для отвода весенних паводков и разрушительная стихия, запутанными лабиринтами, обходя все важные участки, уходила в озеро у подножья или в долину к западу от горы.

Крестьяне, переборов стихию, начали возделывать землю для скорого посева риса. Их поля, тянулись от восточного склона горы и рассыпались по долине на юг. В этом году пророчили хороший урожай, значит, жители Этиго не будут голодать, и скорей всего смогут позволить себе немного повеселиться на праздниках. Хотя, прежде им придётся

закончить строительство, затеянное князем Тамэкаге, как только растаял снег.

Хотя Касугаяма итак была практически неприступна, но Тамэкаге твёрдо решил возвести дополнительные постройки. А в будущем намеревался превратить свою твердыню в город-замок, со своей главной площадью, улицами, рынками и всем прочим. Такое его решение имело свою логику. Он был человек не из трусливых, но прекрасно понимал, что в нынешнее время обязательно нужно обезопасить свою территорию от посягательств других даймё.

Война идёт за каждый клочок земли. Слуги свергают своих хозяев, мелкие авантюристы, благодаря своему коварству, провозглашают себя князьями, крестьяне, ворьё и спятившие монахи завоёвывают целые провинции, как это случилось с Кагой пять лет назад. Казалось, мир перевернулся с ног на голову. Куда подевались старые традиции, понятие о чести, уважение к господину, родителям и богам. Теперь сын может убить отца или брата за наследство, нищий может зарезать самурая как паршивого пса, враги атакуют без предупреждения, словно монголы(1),а сёгуна вообще перестали воспринимать как правителя страны. Всё это пугало и оскверняло память предков, но выхода уже нет, люди сами сотворили эту реальность, которая двести лет назад казалась бы кошмарным сном. Возможно, когда-нибудь появится тот, кто объединит эту погрязшую в распрях землю ,но пока, его нет и Тамэкаге-человек этой эпохи, собирается, если и не объединить, то по крайней мере защитить свою землю.

За последние шесть лет, после того как в клане Нагао родился младенец ,названный Торачиё, Тамэкаге усмирил восстание крестьян в Этиго и добился союза с кланом Дзинбо из Эттю. Он обещал им военную помощь в случае новой напасти со стороны сект икко-икки. И эта напасть случилась.

В первый год Тэнмон в Кага вспыхнуло восстание злополучной секты. И как это было не прискорбно, оно состоялось. За год икко-икки завоевали всю провинцию и стали угрожать соседям Дзинбо. В следующем году они напали на торговый город Сакай, потом сожгли монастырь в Наре и наконец , вторглись в столицу которая еще не оправилась от десятилетней войны(2)в конце прошлого столетия. Если им дать вторгнуться в Эттю, тогда Тамэкаге потеряет всякую защиту на западной границе. Потому как Дзинбо не смогут долго сопротивляться бешеным фанатикам, или просто перейдут на их сторону. Тогда Этиго будет грозить новая опасность. Снова бунты, разорение земель и война. Этого Тамэкаге не хотел. И поэтому созвал совет в главной башне замка Касугаяма, куда явилось множество его вассалов и союзников.

Все расселись, как обычно ,по обе стороны зала, вдоль стен. Вассалы громко обсуждали предстоящие события; некоторые побаивались дурной славы икко-икки и поэтому всячески пытались отговориться от похода в Кагу, другие наоборот, хотели как можно быстрее покончить с фанатиками, но были и такие ,которые вынашивали совсем другие планы на этот счёт и восстание в Каге весьма поспособствует этому.

В зал вошёл князь Тамэкаге и устроился у себя на помосте. Рядом, по левую сторону ,на подставке стоял меч, рукоятью вниз, а справа подлокотник на который Тамэкаге любил облокачиваться. Вассалы, увидев князя, тут же закончили свои дискуссии, дружно поклонились, почти до пола и молча стали ждать, когда Тамэкаге скажет первое слово. Князь Нагао оглядел всех присутствующих, остановив взор на своём любимчике и друге Усами Садамицу. За это время советник князя, кем Усами и являлся, отрастил тонкие усики и козлиную бородку. Его узкие и хитрые глаза бегали, созерцая каждую мельчайшую деталь, по сидящим в зале оппонентам, будто ища какой-нибудь изъян в каждом.

–Вы все знаете зачем мы здесь собрались,-Начал внезапно Тамэкаге.-поэтому не скрывая говорю вам. Я намерен без лишних промедлений собрать армию и двинуться на Кагу!-Вассалы молчали ожидая от князя ещё чего-нибудь. -Но! Я не откажусь услышать ваши предложения.-Его голос стал тихим, а лицо приобрело хмурое выражение.-Я знаю, что икко-икки опасны и не стоило-бы так опрометчиво и скоро собирать войска не изучив до конца противника .Но, на кону наша жизнь и жизнь наших потомков, процветание нашей провинции и дальнейшие дела. Поэтому, тот кто останется добровольно защищать Этиго, не будет считаться трусом и предателем!-Сказав это, Тамэкаге в глубине души надеялся, что не пожалеет об этом, ведь не все вассалы были слепо преданы своему господину. Точнее, таких было много. Первым высказался суровый полководец с севера Этиго Иробэ Кацунага.

Ему было сорок четыре года, но он мог дать фору любому молодому воину. Крепко сложенный, волосатый, устрашающий , словно горный они(3),он проревел во всю свою глотку, что у близ сидящих заложило уши:

–С каких это пор, вы князь Тамэкаге боитесь этих оборванцев икки?!Чем могут быть опасны те, кто ещё вчера держал мотыгу в руках ,а то и вовсе обчищал карманы у прохожих! Я и мои горные воины разорвут их в клочья!-Для подтверждения своих слов Кацунага взмахнул руками, будто разорвал незримого человека напополам ,и зарычал, словно дикий зверь.

–Ты заблуждаешься Кацунага.-Спокойно ответил Тамэкаге.-Это не те взбунтовавшиеся крестьяне которых ты гонял по двум провинциям шесть лет назад. Это бешеные фанатики, которым помутила разум извращённая проповедь Дзёдо Синсю(4).

–И что-же в них особенного?-Не умолкал Кацунага.-Как может безмозглый фанатик, противостоять обученному воинскому искусству и закалённому воину?

–Очень просто.-За князя наконец решил вступиться Усами Садамицу.Он вопросительно взглянул на озлобленного Кацунагу.-Скажите господин Иробэ, когда ваши воины идут в бой, то за кого они сражаются?

Тот покривился. Ему были чужды церемонные речи Усами, но он уважал его мудрость и храбрость, поэтому не стал грубить ему и ответил:

–Они идут в бой за своего господина, они готовы умереть за него!

–Все как один?-Спросил Усами.

–Да! Они никогда не нарушают боевые порядки!

–Я говорю не о боевых порядках,-Оспорил ответ Усами. Иробэ Кацунага посмотрел на него недоумевающим взглядом.-Самураи,-продолжал Садамицу.-зачастую соперничают между собой за тот или иной трофей, дабы похвастаться перед своим господином или из-за награды. Ашигару слушают лишь приказы командиров, поэтому и шагу не ступят без команды, а то и вовсе побегут.– Усами погладил козлиную бородку.-Икко-икки, идут в бой как один, они считают друг друга братьями, а последователи Синрана(5)настолько извратили изначальную суть веры, что заставили их верить будто после смерти они попадут в "Чистую землю"-лучшую жизнь. Там они будут купаться в роскоши, и не будут знать забот этого бренного мира.

–Нелепица какая-то!-Буркнул Наоэ Кагецуна, сидевший рядом с Усами.-Если им так хочется покинуть этот мир, для развлечений, пусть вскроют себе животы и всё тут. Зачем идти для этого в бой?

–А для этого, господин Наоэ и нужны главы в сектах, дабы своими проповедями направить послушников в нужное русло. По их учениям, попасть в "Чистую Землю" можно лишь сложив голову в бою.-Ответил Усами нетерпеливому Наоэ.-Чтобы популярность секты росла, нужны деньги и земли, а их, в наше время, можно достать лишь с помощью оружия и военных действий.

–Но кто их тренирует?-спросил Наоэ Кагецуна.-Ведь для захвата больших территорий, одной грубой силы недостаточно, нужны опытные полководцы знающие стратегию, экономику, политику…

–Господин Наоэ!-Окликнул его Усами.-Разве вы не знаете, что главы икки-есть бывшие самураи, которых прогнали со своих земель, сохэи(6)из разрушенных во время войны храмах и поговаривают что шиноби из Ига так-же помогают им. И это ещё не предел.

–Слабы они или сильны, неважно!-Вмешался в спор Тамэкаге.-Они представляют угрозу для нашей провинции. И чтобы эта напасть не дошла до нас, мы должны остановить её на нейтральной территории, а ещё лучше, побить врага на его же земле!

–Но это абсурд!-завопил неожиданно Нагао Тошикаге, брат князя. Он был ошеломлен столь безумной идеей,– атаковать икки на их территории, опасная затея, даже для такого выдающегося полководца как Тамэкаге.-А вы слышали что они владеют демонической магией, могут вызывать молнии и становиться невидимыми, летать по воздуху и…

–Что за вздор ты мелешь!?-Озлобленный Иробэ Кацунага заревел ещё пуще прежнего.-Какая магия! Какие демоны! Я сам стану для тебя демоном, если ты не перестанешь нести свою чепуху! Подобные слова подходят лишь трусам!

–Иробэ, ты забыл с кем говоришь!?-Истерично заорал Тошикаге.

–А мне трижды плевать что ты брат князя!-Кацунага даже привстал на одно колено и хотел схватиться за меч, но его не оказалось под рукой. Этикет запрещал находиться на совете с длинным оружием, но каждый имел при себе малый меч или кинжал за пазухой.

–Тихо!-громыхнул Тамэкаге.-Только-что Усами говорил, что мы не можем сражаться как один и вы тут-же начинаете рвать друг друга в клочья! Тошикаге останется в Этиго, так же как и Кацунага.

–Что!-возмутился северянин.-Князь я…

–Ты хочешь нарушить приказ!?-Тамэкаге гневно посмотрел на него.

Князь Нагао не хотел наказывать Иробэ и он очень пригодился бы в бою с икко-икки ,но приструнить непокорного и своевольного вассала было необходимо, иначе остальные подданные станут безнаказанно показывать свой нрав в присутствии князя и Тамэкаге потеряет авторитет. Тем более, если Иробэ Кацунага останется в Этиго, князю будет спокойней.

–Отправляйся на северные границы. Когда мы уйдём, наши позиции ослабнут, и северный клан Могами из Дэва может воспользоваться этим.

Иробэ почтительно поклонился, скрипя зубами и не умело сдерживая своё недовольство.

–В Касугаяме я хочу оставить своего сына Кагефусу.-Продолжил Тамэкаге, и взглянул на наследника, ожидая что тот ответит.

Кагефуса поклонился отцу. Лицо его выглядело неспокойным, было видно, что он не одобрял решение князя. Он, как и Кацунага жаждал битв и подвигов. Его мнение полностью разделял его лучший друг и соратник по оружию, сидевший возле него, Аюкава Киёнага.

–Мой князь,-начал Кагефуса.-вы сказали, что поход и защита Касугаямы, для многих дело добровольное. Поэтому ,я предлагаю вам не торопиться со скорыми решениями. Моё место, в этой кампании, рядом с вами. Вместо себя я прошу оставить Харукаге. Он не годен к битвам, так пусть занимается управлением дел домашних.-Столь смелое и дерзкое высказывание в сторону своего брата заставило Харукаге презрительно фыркнуть. Никто не заметил этого, так как завороженно слушали Кагефусу. Тот продолжал.-Если вы не измените своего решения, я считаю делом чести совершить сэппуку, так как не смогу исполнить свой долг наследника перед вами и своей провинцией.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Поделиться ссылкой на выделенное