Дмитрий Собына.

Непокоренный «Беркут»



скачать книгу бесплатно

© Д.Л.Собына, текст, 2016

© «Н.Орiанда», макет, оформление, 2016

Окопная правда «Беркута»

Термин «окопная правда» возник очень давно, так обычно говорят о высказываниях и мнении непосредственных участников боевых событий, тех, кто находился на передовой, кто на себе испытал все тяготы, весь груз вооруженного противостояния. «Окопная правда» редко бывает лицеприятной для командиров, она резка и бескомпромиссна в своих оценках и суждениях, но именно она может передать непосредственное видение противоборствующих сторон. Без этой составляющей невозможно представить полную картину произошедшего, по большому счету, без этой точки зрения нельзя узнать правду.

Именно такова и эта книга воспоминаний, одного из участников противостояния в центре Киева зимой 2013–2014 года. Почему я решил не только написать вступление к этому произведению, но и всеми силами содействовать, чтобы подобная книга увидела свет, нашла своего читателя?

Прежде всего потому, что события такого масштаба, столь трагичные и кровавые, как вооруженный государственный переворот на Украине, в виде евромайдана, будут еще долго требовать ответов. А ответы эти невозможно найти, не рассмотрев все нюансы тех событий, не получив полную информацию из самых разных источников, не узнав истинных мотивов и целей непосредственных участников.

Я не стану давать оценку самому тексту книги, за исключением одной – все, что сказано от имени бойца подразделения «Беркут» – это правда, их личная, выстраданная правда, правда тех людей, что были последним оплотом государственности Украины. Не власти Януковича, как это сегодня пытаются представить пропагандисты хунты, а именно государственности, Конституции, законности, правопорядка, а по существу, самого существования Украины. Это правда тех, кто оставался до конца верен присяге, кто всей своей сущностью понимал, что они последний рубеж перед хаосом и беззаконием.

Я очень часто слышу упреки, почему не разогнали мятежников, почему не дали команду «Беркуту» и т. д. – ответ и прост и сложен одновременно. И об этом я подробно рассказываю в своей книге «Кровавый евромайдан – преступление века», но если сказать коротко, то ответ будет практически такой же, как и у моих бойцов – «Беркутовцев». Мы все, начиная от рядового милиционера и заканчивая Министром МВД – служители закона, люди, присягнувшие Государству, обязавшиеся хранить его Конституцию, и предпринимать что-либо без приказа главнокомандующего, Президента Украины, действовать на свое усмотрение, не имеем права. Иначе мы превратимся в таких же преступников, как те, кто захватил власть, поправ все законы государства Украина.

Второй вопрос, который звучит очень часто, почему не удержали, почему отступили? В ответ я всегда говорю очень парадоксальную фразу для непосвященных в истинное положение дел на тот момент в МВД Украины и государства в целом. Звучит он так: «Я поражаюсь, почему мы смогли так долго продержаться!».

И в этом нет никакого позерства.

В том состоянии, в котором я принял МВД в ноябре 2011 года, было абсолютно понятно, что милиция требует срочной и коренной перестройки, нужно было реорганизовывать практически все, настолько были запущены все аспекты деятельности министерства.

Приведу только несколько наиболее показательных примеров. В министерстве было боле 20000 недокомплекта личного состава, квартирная очередь была чудовищной, большинство милиционеров, служивших, к примеру, в Киеве, либо жили в общежитиях, либо снимали квартиры. После многолетнего «руководства» таких «профессионалов» как Луценко – кадровый потенциал МВД находился в плачевном состоянии. Эрозия коррупционности и партийности (т. е. принадлежности сотрудников МВД к определенным партийным группам и олигархическим кланам) во всех уровнях министерства была катастрофичной. Любые наши действия по очищению от этих явлений МВД вызывали ожесточенное сопротивление не только со стороны политических оппонентов власти, но и из стана так называемых провластных сил. Более того, все мои призывы к руководству страны обеспечить реформы финансированием, так и остались благими пожеланиями. В результате мы могли рассчитывать только на собственные силы и внутренние ресурсы.

При этом мы не испытывали иллюзий и знали, что попытка госпереворота обязательно будет предпринята к президентским выборам 2015 года. Планомерно к этому готовились, но, к сожалению, нам не хватило времени. По большому счету, МВД осталось единственной силой, противостоящей перевороту.

В любом случае, мне не в чем упрекнуть моих подчиненных, обычных милиционеров и бойцов «Беркута» – они честно и самоотверженно выполнили свой долг. Не их вина, что политики этой страны оказались недостойны их подвига. Убежден, что история и народ Украины, когда сойдет морок неонацизма, по достоинству оценит подвиг этих героев, своих лучших сынов.


Захарченко Виталий Юрьевич,

министр МВД Украины (2011–2014 гг.)


От автора

С первых же строк хочу поблагодарить всех, кто помогал мне написать эту книгу. В ней частичка каждого из ВАС. Садясь за написание своей книги, я даже и не думал, что когда-нибудь она будет издана. Приехал из Киева и окунулся в атмосферу, где все, чем я жил и работал, на чем вырос, искажалось, перевиралось и уничтожалось. Весь привычный мир рушился, а на его руинах нам пытались навязать чуждый нормальному человеку дутый мыльный пузырь. Везде прославляли майдан: сочиняли песни, снимали кино, писали книги, герои майдана давали интервью, а раненые правоохранители по-тихому залечивали раны, скрывая – где они их получили. Прославлялись псевдопатриоты, которые ради собственной сиюминутной выгоды привели свою страну к войне и обнищанию. Хотелось бы поблагодарить тех граждан, которые не спрятали, как страусы, голову в песок, а помогали пострадавшим на майдане правоохранителям. Низкий поклон всем тем, кто до последнего выполнял свой долг перед страной и народом, и нет их вины в том, что все так сложилось. Я понимаю, что для Генеральной Прокуратуры Украины моя книга может послужить стимулом к новым задержаниям и арестам, поэтому специально для них: все изложенное – вымысел автора, а все совпадения случайны. Для всех остальных просто скажу: «Правду уничтожить невозможно»!

Было бы неправильно, рассказывая про майдан, прославлять только «Беркут», ведь кроме них там были и внутренние войска, патрульная служба и другие сотрудники правоохранительных органов, честно и самоотверженно выполняющие свой долг. Да, «Беркут» – это кулак, но пальцы этого кулака – правоохранители, не нарушившие присягу и боровшиеся с гос. переворотом. Они, как пограничники, в далеком июне 1941 года первыми принявшие удар вероломного врага. Ведь майдан положил начало братоубийственной войне в Украине.

Поначалу мне хотелось показать героев моей книги сплошь с положительной стороны, решительно преодолевающих трудности и не сгибающихся под их тяжестью, этакими ангелами во плоти. Но потом в процессе создания книги я понял: будет несправедливо по отношению к читателю обманывать его, идеализируя персонажей. В «Беркуте» служат обычные люди со своими человеческими слабостями и пороками, им так же, как и всем, бывает страшно, больно и обидно. Однако традиции, сложившиеся за годы существования этого подразделения, воспитывают настоящих мужчин, для которых не чужды понятия долг, честь и дружба. За весь майдан не было ни одного предательства и перехода на сторону оппозиции, хотя искушений с их стороны было немало. Не спорю, были единичные случаи малодушия, но все это происходило в середине подразделений, как говорится, в семье не без урода. Все эти мелочи не влияли на выполнение поставленных руководством задач.

Сейчас очень обидно, когда политики делят Украину на Западную и Восточную. Где-то я прочитал интересную цитату: «Для меня нет мусульманина и иудея, белого и черного, есть только плохие и хорошие люди». На майдане мы стояли плечом к плечу со львовским «Беркутом» и, не покривив душой, могу сказать, что это БОЙЦЫ с большой буквы. Их смелость и самоотверженность достойны уважения, я и многие мои товарищи обязаны им своим здоровьем, а некоторые и жизнью. Большое ВАМ спасибо – братаны. Эти простые парни многое пережили после возвращения на родину, которая стала для них мачехой. Их базу сожгли 20 февраля, перед самым приездом основных сил из Киева.

Радикалы забросали ее «коктейлями Молотова» с разных сторон. Пытаясь потушить огонь, погибли два бойца «Беркута», задохнувшись в дыму, а начальника штаба майора Сергея Голуба товарищи вытащили из огня с многочисленными ожогами. Позже его обвинят в поджоге здания. Приехавших, уставших спецназовцев, честно выполнявших свой долг и до конца оставшихся верными присяге, встретят радикалы, держащие в заложниках семьи бойцов «Беркута». Угрожая жизни их родных и близких, заставят стать на колени. Пройдя все эти круги ада, почти все они уволятся из МВД, а многие вообще уедут из Украины.

Довольно часто возникает вопрос: «Почему же „Беркут“ сразу не уехал в Россию или на Донбасс после майдана? Почему остались служить в МВД»?

Ответы на все эти вопросы у каждого свои. И как-то обобщать их здесь – будет неправильно.

Молодые сотрудники «Беркута», прослужившие два-три года, уходили не задумываясь. Они не настолько сильно были привязаны к подразделению и к родному городу.

А были и те, кто пережил девяностые и начало двухтысячных, когда всю милицию лихорадило, когда зарплату выплачивали раз в три месяца и ее едва хватало, чтобы дотянуть до следующей… Эти бойцы работали не за страх, а за совесть. Они искренне были убеждены в том, что и сейчас, в трудное и подлое время, нельзя уходить из «Беркута». Судьба спецподразделения была им небезразлична. Они понимали, что нельзя отдавать его на откуп политическим проходимцам, выдвинувшимся на майданной волне. Ситуация тогда виделась нам следующим образом: уход любого бойца, стоявшего с нами на пути беснующейся толпы в Киеве, – это брешь в нашей стене. Уйдешь ты – в батальоне появятся случайные люди, «слабые звенья». Еще хуже – если это будут идейные нацисты. А они уже пачками получали удостоверения МВД, подписанные майданно-фейсбучным министром.

Мы считали, что в «окаянные дни» надо держаться вместе и, по возможности, защищать наших людей и наш город от пришлых радикалов, которые только и ждали момента, чтоб отыграться на Харькове… Так было 14 марта 2014 года на Рымарской, когда нацисты убили двух ребят-антимайдановцев и тяжело ранили милиционера. Харьковские правоохранители задержали радикалов на месте преступления. Но потом киевские покровители «отмазали» этих нацистов, выдав им «путевки» в карательные батальоны.

Мало кто знает, что Харькову готовили показательную расправу, подобную той, что произошла в одесском Доме профсоюзов. Майданным вождям было важно устроить побоище в городе, который отказывался принимать их ценности. Караван «дружбы» украинских националистов ехал в Харьков 12 апреля 2014 года. «Беркутовцы» и милиционеры остановили эти автобусы на границе Полтавской и Харьковской областей, изъяли у радикалов оружие. «Гастролерам» популярно объяснили, что такое закон и порядок. И запланированной трагедии в нашем городе не произошло.

И потом нам приходилось приводить в чувство тех «воинов света», которые везли в Харьков оружие из зоны «АТО». Бойцы уже расформированного «Беркута» защищали мирных жителей донбасского поселка от распоясавшихся карателей из батальона «Днепр»; задерживали «отморозков» из «Торнадо»… Обо всем этом можно написать следующую книгу…

Многие из нас в 2014 году не догадывались, насколько затянется это политическое беснование. Руководствовались принципом: делай что должен и будь что будет. Мы надеялись, что смутное время скоро закончится, что, по крайней мере, в Харькове будет немайданная власть. Мы были уверены, что рано или поздно в стране придется наводить порядок – и «Беркут» обязательно будет участвовать в этом, получив долгожданный приказ… Мы и сейчас верим, что такой момент однажды наступит.

Непокоренный «Беркут»

Глава 1

Иван Журба сидел перед телевизором в своей однокомнатной квартире и, всматриваясь в экран, вспоминал 2004 год. Опять то же самое, протесты, митинги недовольных, лица одни и те же, да и требования сильно не изменились. Вспоминался холодный и промозглый декабрь 2004, как стояли со щитами после оттепели, был небольшой морозец и от мокрого снега промокли берцы, ноги быстро замерзали и мелкая, противная дрожь пробегала по всему телу, мечталось о теплой батарее, к которой можно прислониться. Рядом женщина с помятым лицом, позируя фотографу, вставляла в щит гвоздички, улыбалась, а в глазах читалась ненависть и презрение. Снова на КрАЗах, которые стоят перед шеренгой из щитов, молодые студенты со стеклянным взглядом и отсутствующим выражением лица, скандирующие «Міліція з народом» и «Руський спецназ, йди до нас». Просто вчера, когда достали одним и тем же вопросом: «Звідкиля ви?», один из наших ответил: «Да вятские мы», а сегодня по радио услышали: в Украину прилетел русский спецназ и один из лидеров оппозиции заявил, что видел, как спецназовцы в российской форме выходили из самолета. Мечта была одна: скорей бы уже отстоять свою смену да пойти завалиться на матрас в коридорах Администрации Президента, стянуть мокрые ботинки, а ноги засунуть под бушлат и, почувствовав тепло, подремать.

Вспомнились студенты, которые стояли напротив нас с флагом Украины, и с фанатичным блеском в глазах на протяжении трех-четырех часов скандировали одно и то же: «Банду геть», и по-братски делили пачку траммадола, запивая лекарство водой, а рядом стоял мужик в старом драповом пальто и поддерживал молодежь простуженным охрипшим голосом, иногда прикладываясь к фляжке, доставаемой из внутреннего кармана. Между толпой и «Беркутом» стояли уже немолодые мужики спортивного телосложения, которые постоянно уговаривали бойцов переходить на сторону народа.

Из задумчивости Ивана вывел громкий звонок мобильного.

– Привет, это дежурный. Завтра в десять вечера выезд на Киев.

– Надолго?

– Да нет, дня на четыре, ну максимум на неделю, так что вещей много не набирай, а то в автобусе и так места мало будет.

– А где жить будем, неизвестно?

– Вроде на базе под Киевом, ну ладно, давай, а то мне еще людей обзванивать надо.

Не выпуская из рук трубку, Иван начал прикидывать, что нужно с собой брать. Ехать придется в служебных автобусах, а в них места не много, а еще спецсредства. Куда все засовывать? Нужно позвонить Гене Находько: интересно, он едет? Если да, то подберет на своей машине, ему все равно по пути, не хочется с сумкой по общественному транспорту таскаться.

– Алло! Привет, братан, тебе дежурка еще не звонила? Нет? Завтра на Киев едем. Как что там? Да телек включи, посмотри, плохо жили, хватит. Пойдем в ЕС через кис май эс. Ты из жрачки что брать будешь?

– Да, думаю, жена окорочков нажарит, картохи в мундирах да сала, воды по дороге возьмем. А ты?

– Ну, красиво жить не запретишь, твой салат в первую очередь и слопаем. Да вроде дежурный сказал ненадолго, дня на четыре-пять. Сколько человек едет – не знаю. Ну, думаю, большую половину пошлют. Что-что? Да связь сегодня плохая. Кто? Шляпенко? Этот останется, кому-то нужно здесь наряды перекрывать. Что? – дежурка на второй линии? – ну все, давай.

Поцеловав жену и сказав дочкам, чтобы слушались маму, Иван с сумкой вышел на улицу. Генка еще не подъехал, а на улице дул сырой промозглый ветер. Подняв воротник куртки, всматривался в темноту, опять по улице свет отключили, зима еще не началась, а уже надоела. Подъехал Гена на своей старой девятке. Запрыгнув на переднее сидение, почувствовал, как из обдува дует теплый воздух, машина у другана хоть и старушка, но еще резвая.

– Когда ты уже новую себе купишь? – обратился к другу Иван, подставляя руки к обдуву.

– Зачем? Ездит, сильно не сыпется, что еще надо? Есть другие проблемы, более насущные. Владу кровать нужно купить, а дочурке планшет, – объяснил Гена, повернувшись к Ивану.

– Ты прикинь, дочке три года, я ей говорю, что хочешь на день рождения от папы и мамы? А она – плансет. Буквы еще все не выговаривает, а в моем телефоне ковыряется лучше меня.

– Ты на дорогу смотри, – урезонил товарища Иван. – Сейчас дети быстро развиваются. Скоро скажет «хочу мерседес».

– Не, моя не скажет. Скромная, вся в меня, – заулыбался Гена.

На базе, как в растревоженном улике, все куда-то спешат, куча команд. Переодевшись, Журба поставил сумку в автобус, чтобы занять место; нужно еще рацию получить, куда ее засовывать?

Построили на плацу, зам начальника УВД сказал никому не интересную, скомканную речь, в которую мало кто вслушивался. Потом выступил командир, проверили удостоверения, рации, и наконец – команда: «По автобусам!». Давно пора, не май месяц на улице, уже зуб на зуб не попадает.

В автобусе провели перекличку и, доложив, что у нас все, стали накрывать на стол. Стол сделали из сумок, положив сверху пару бронежилетов и застелив журналами «Именем закона», что зря выписываем по сто штук в месяц. Места у стола всем не хватало, поэтому бутерброды передавали по салону. Иван взял еще теплый окорочок с хлебом, огурец и отнес водиле.

– Игорек, ты смотри не засни, если будешь засыпать – маячь и рацию на канал командира настрой.

– Хорошо, я сегодня дома выспался, так что до Киева хватит, сейчас какую-нибудь музычку найду, повеселее будет, – ответил водитель, настраивая радиостанцию.

Иван вернулся на свое место и, положив под спину броню, оперся на нее. В салоне звучала российская попса. Сон что-то не шел. «Черт, как не вовремя этот Киев, только жене пообещал к теще съездить, у нее там старые двери в сарай разваливаются, нужно новые сбить, и тут на тебе. Опять будет обижаться, правда, мне не скажет. Надо жене позвонить, а то заснет, не хочется будить».

– Привет, солнце, не спишь еще? Да перекусили с пацанами немного, сидим, байки травим. Маме завтра позвони, скажи, что через недельку приеду, сделаю двери на сарае. Ну почему не будет ждать? Да недельку подождет, что это, от меня зависит, я ж не сам в этот Киев еду. Ну, ты видела, за кого замуж выходила, знала, какая у меня работа. Ладно, мы там не долго, надеюсь. В автобусах посидим пару деньков и домой. Ну, все, пока, и дочек на ночь крепко поцелуй за меня. Все, спокойной ночи. Люблю вас.

Снова вспомнились выборы 2004, как на перекрестке в машине сидели два гаишника, а вокруг них по кругу ездили пять машин с помаранчевыми флагами, пьяная молодежь пела песню: «Разом нас багато і нас не подолати». В то же время другие водители стояли в пробке и усиленно сигналили, выражая свою солидарность с демократической молодежью и возмущаясь, что милиция, как всегда, не работает.

Остановились у обочины, все повыходили из автобусов и принялись дружно курить, некоторые пошли ближе к посадке, через некоторое время команда: «По машинам»! Весело перебрасываясь шуточками, залезли в автобус, все-таки зябко и сыро на улице.

– Свет выключай в салоне, – крикнул кто-то сзади. Иван устроился поудобнее на сидении и попытался заснуть.

Проснулся от боли в спине, встал, потянулся и хромая на левую ногу, которая занемела, поковылял к выходу. На улице было сыро и со стороны Днепра дул холодный, промозглый ветер. Недалеко от выстроенных в ряд автобусов была сцена, накрытая крышей в виде ракушки: «Ну как в старые добрые времена, опять на ракушку в Мариинский парк привезли. Сколько „Беркутов“ нагнали». Сделав небольшую зарядку чтобы размяться, Иван пошел вдоль шеренги автобусов, поглядывая на номера. Возле «Неоплана» стояло человек десять, о чем-то увлеченно разговаривая.

– Откуда, пацаны?

– З Житомиру.

– А где Днепр стоит, не знаете? Нет, ну спасибо. Иван вернулся к автобусу. Уже все проснулись и повыходили на улицу, разминая затекшие ноги. Некоторые за автобусами чистили зубы, ополаскивая рот водой из бутылок, другие разложили тормозки, что взяли из дома, на деревянных с облупившейся старой краской лавочках, которые стояли перед сценой. Иван тоже зашел в автобус и, взяв свой тормозок и термос, пошел к коллективу. Разложив свои нехитрые харчи, Иван прислушался к разговору командира роты и двух милиционеров. Командир роты Сергей Васильевич убеждал, что Янукович не такой мягкотелый как предыдущий президент, порядок быстро наведет, два-три дня, и поедем домой, вон видите, сколько силы нагнали. Василичу парни доверяли – крепкий мужик, да и за словом в карман не полезет, но все равно Генка ему возражал:

– Все-таки здесь Евросоюз заинтересован в Украине, может и не потянуть Янык.

Опять начался старый спор: нужны мы как страна Евросоюзу или не нужны, с кем нам лучше будет – с Россией или в Евросоюзе. «Наверное, Евросоюзу мы точно не нужны, голодранцы, там и так голожопых хватает» – подумал Иван, дожевывая бутерброд, достал термос и налил чая.

К спорящим подошел командир и, послушав спор несколько минут, приказал заканчивать, доедать и идти одеваться. Иван встал, взял термос и сказав: «Европе мы нужны, чтобы через нас Россию пугать. Пошли одеваться, а то сейчас построение будет», не поворачиваясь, пошел в сторону автобуса. В автобусе царил беспорядок: одни искали свои спецсредства, переставляя сумки с места на место, другие надевали бронежилеты и наколенники с налокотниками, кто-то искал, куда дели его палку, стоял шум и гомон. Журба стал возле передней двери в автобусе, наблюдая за происходящим в салоне.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24