Дмитрий Рузанов.

Выродок. Часть вторая



скачать книгу бесплатно

Минга махнула рукой в сторону леса. Кун тут же подхватился, и направился было в ту сторону, но был остановлен жёстким окриком эльмы:

–А ну, стоять! Не посмотрю, что ты маг! Так дам по башке, что всё чародейство вылетит! А если всё же снастырничаешь и тайком от всех сунешься туда, я на том месте, где тебя сайтар уложит, поставлю столб. И напишу на нём, что здесь погиб самый большой олух, которого я только знала! На вот лучше свой ингр…, в общем, дрянь эту и делай с ней, что тебе надо! А потом осмотри девочку, может, внутри у неё сайтар дел наворотил…

Знахарь потоптался на месте, но потом взял из руки Юллин крючок с плёнкой и, подойдя к высокому камню с плоской вершиной, осторожно растянул её на тёплой поверхности, придавив по краям камешками. Удостоверившись, что всё в порядке, он сходил к чаше, тщательно вымыл руки и вернулся. Увидев его, Минга стала послушно задирать рубашку. – Так…так, – знахарь осторожно ощупывал шрамы на её худеньком теле. – Рука не болит? Ну-ка пошевели ей. Вот так, вверх, вниз.…Угу. А дышишь свободно? Кашель внезапно не нападает? Он прислонил ухо к груди девочки. – Дыши. Глубоко.…Теперь часто.…Не дыши.…Угу…

Он выпрямился и с улыбкой посмотрел на Мингу.

–Всё в порядке! Нечасто я встречал такие…м-м-м…удачные ранения. Ни один важный орган не задет! А давно тебя ранило?

–Уж три года прошло. Почти.

–А кто лечил?

–Шича и…мама.

–Вот как? – удивился Кун.– Она у тебя знахарка?

Минга сделала вид, что не расслышала вопроса. Она уселась на корточки перед икой, давая понять Куну, что говорить на эту тему она не желает. Маг недоуменно посмотрел на Юллин, которая озабоченно нахмурилась. Что-то здесь было не так. Минга упоминала о своей матери неохотно, как-то вскользь, будто ей были неприятны эти разговоры. Может она стеснялась того, что мать когда-то была рабыней? Так что с того? Её же освободили, а значит, мать Минги вела вольную жизнь. Хотя в той грязи, в которой росла девочка наверняка кто-нибудь, нет-нет, да и колол Мингу прошлым её матери. И скорее всего при полном попустительстве Зубаря, если тот сам не был зачинщиком таких нападок. Тогда понятно, почему Минга не очень-то расстроилась, узнав о его гибели.

–Скажи, Минга, – осторожно начала Юллин. – А твоя мама разве не волнуется, что ты не дома?

Девочка, успевшая распороть брюхо ики и теперь сосредоточенно вычищавшая остатки внутренностей из ящерицы, только помотала головой, но потом, отложив нож, ответила эльме: – Зачем она будет волноваться, если я рядом?

–Твоя мама где-то неподалёку? – удивилась Юллин. – И давно?

–Когда мы пришли, она уже была здесь, – произнесла девочка.

–Это невозможно, – шепнула Юллин знахарю.– Гарлин сразу бы почуял постороннего.

–Грайся? – Минга расслышала её слова.– Грайся её видел. Мы утром ходили к ней.

–Не грайся, а грайс. И вообще его зовут Гарлин.

–Ну да, грайся Гарлин, – простодушно сказала девчушка, но эльма успела заметить лукавый взгляд, искоса брошенный Мингой на неё.

–Ну, хорошо, грайся так грайся, – махнула рукой Юллин. – По крайней мере, звучит лучше, чем кошак.

–Фу, как некрасиво, – сморщила нос Минга.– Это его кто-то нехороший так назвал.

–Да нет, девочка! Вот здесь ты жестоко ошиблась! – Юллин показалось, что она начала понимать игру Минги.– Тот, кто так называл грайса, был Гарлину настоящим другом … и погиб, спасая его! Ты ошиблась, так же как и в случае с твоей мамой.

Тебе, наверное, очень не хочется домой, вот ты и придумываешь…..

Минга вскочила и бросилась в сторону чаши. Кун шагнул было за ней, но Юллин удержала его.

–Сейчас поплачется Шиче, успокоится, а после завтрака отправим их домой. У нас и кроме них дел невпроворот. Если Лохмоть прав…

Она запнулась, увидев возвращавшуюся Мингу. Девочка тоже отмыла руки и, подойдя к Юллин, протянула ей ладонь.

–Пойдём. Я познакомлю вас с мамой. Ты ей понравишься.

–А можно Кун тоже пойдёт с нами?– спросила эльма, увидев, каким напряжённым стало лицо знахаря. – Только нам сначала надо перекинуться парой слов.

Она приблизилась к знахарю и вопросительно подняла брови. Взяв её под руку, маг отвёл эльму подальше от костра.

–Не хочу, чтобы она слышала, – тихо сказал он. – По-моему гибель Зубаря потрясла Мингу гораздо больше, чем мы думаем. Вот она и спряталась от всех в свой выдуманный мир. Ей так спокойнее…

–Хочешь сказать, что она больна?

–Нет. Пока нет. Но если она проведёт в этом своём мире достаточно долгое время, может уже и не вернуться к настоящей жизни. Так, что я думаю, надо мне пойти с вами. Прости, меня, Юллин, но порой ты говоришь, как кладнем своим рубишь. А с Мингой сейчас бережно надо.

–Хорошо, – кивнула Юллин и окликнула Мингу.– Ну что, пойдём?

Девочка тут же уцепилась за её руку. Они неспешно пошли в сторону леса. Кун шёл за ними, временами оглядываясь назад.

–Не переживай, – сказала Минга, заметив его постоянные оглядывания.– Я Шиче сказала, куда мы идём. И Лохмоть тоже слышал.

Зайдя под покров леса, Минга свернула на еле заметную тропинку. – Тут кроме меня никто не ходит, – огорчённо сообщила она.– Разве только Шича иногда. Он меня одну боится к маме отпускать, когда темнеет уже.

–Ты хочешь сказать, что Шича уже встречался с твоей мамой? И как я понимаю, задолго до нас? – эльма недоумевающе оглянулась на Куна, который ответил ей таким же, ничего не понимающим взглядом.

–Ха! – улыбнулась Минга.– Он же её ещё раньше знал. Даже когда у неё меня не было. Правда, это ещё там, в слободке.

–Ничего не понимаю! – пробормотала Юллин, но тут ей в голову пришла, как ей показалось, верная мысль – Ты случайно не считаешь себя Дочерью Леса? – спросила она Мингу.

–Кто?! Я?!!– Минга расхохоталась во всё горло. – Ты что, глупая совсем? Разве ж я на эльфийку похожа? – сквозь смех проговорила она. – Разве я смотрю на тебя вот так? – она задрала свою мордашку вверх и попыталась придать своему лицу брезгливо-высокомерное выражение. Мина на её лице получилась такой смешной, что Юллин тоже не выдержала и рассмеялась.

–Вот что, Минга, – раздался сзади голос Куна.– Может, ты объяснишь нам….

–Так мы уже почти пришли, – перебила его девчушка.– Чувствуете, какой запах? Это мама нас встречает…

Действительно уже некоторое время Юллин ощущала приятный бархатистый аромат. «Самея», – тут же определила она и не ошиблась, увидев место, куда привела их Минга. Небольшая полянка в лесу была вся усыпана цветущими кустиками. И если во дворе Троедомья самея цвела маленькими, какими-то ущербными соцветиями, то здесь в родной для себя стихии, она благоухала огромными, сине-белыми цветами, с красной оторочкой по краям лепестков. Несколько сотовиков не обращая внимания на пришедших, гудели между кустами, зависая в воздухе на своих крошечных крыльях и, время от времени забираясь в одну из подставленных светилу чашечек.

–Вот! – Минга обвела рукой полянку. – Здесь я развеяла мамин прах, и теперь она тут живёт. Правда, у неё красиво?

Эльма была готова к чему угодно, но то, что она услышала, оказалось выше её сил. Упав перед Мингой на колени, она обхватила её руками и прижала к себе.

–Ты чего? – прошептала девчушка, а Юллин сама того не замечая, как заведённая твердила сквозь слёзы:– Прости меня! Если сможешь, прости!!!

Шича с остальными пришёл, когда первое потрясение у Юллин уже прошло. Молча встав сзади, они, уже посвящённые Шичей, смотрели как Минга напевая, ходит между цветами самеи. Странно, но сотовики не жалили её, наоборот, когда она трогала ту или другую чашечку, просто отлетали в сторону, ожидая пока дочь той, кто была и этими цветами и этой травой, перейдёт к соседнему кусту. Юллин стояла вместе со всеми и говорила сквозь зубы, еле сдерживая себя: – Она ж мне всё время давала понять. Она ж про мать говорила так, как говорят о тех, кто в прошлом остался. И про клеймо. «Я видела, как оно сходило…» От огня оно сходило! На погребальном костре! Великая Рыбина, какая же я дура!!! Ещё и во вранье её обвинила…

–Так ты ж не знала ничего – удивлялся Шича.– Чего ж теперь убиваться-то? Минга же на вас не сердиться…

–А ты вообще заткнись! – вдруг рявкнул огр. – Раньше надо было пасть открывать. Глядишь, и не было бы этого. Как хоть её звали?

– Рини. Она из племени алтево была, что у подножья громадских гор живёт.… Да когда было рассказывать-то? – как мог, защищался Шича.– То вы нас на острове мутузите, то в укромном месте вас спрятать надо и быстро, причём: разве ж здесь поговоришь? Да ну вас, пойду еду готовить.

Раздвинув плечами стоящих, он быстро ушёл по тропинке и поэтому не увидел, как Минга, наконец– то заметила, что у края поляны собрались её спутники.

–Ой!– она всплеснула руками. – Смотри мама, все мои друзья пришли.

Девчушка торопливо подбежала к краю полянки и стала по очереди перечислять их:

–Это, мама, Лохмоть. Зубарь просил его обо мне заботиться. Он добрый, мама.

–Это Олбиран. Знаешь, мама, какой сильный?! Защитник.

–А это Кун. Он убил чудовище, которое слопало Зубаря. А ещё он знахарь. Он мудрый.

–Вот ещё Грошик. Он смешной и немного настырный. Но он всегда подаст руку, если упадёшь. Он помощник.

А теперь, Юллин, мама. Она строгая и честная. И ещё ласковая. Она – как старшая сестра, мама.

Спутники смущённо переглядывались, слушая восхваления в свою честь.

– Как-то однобоко, тебе не кажется? – шепнул Куну Охотник. – Я добрый, ты – мудрый…

–Она называет то, что видит в каждом из нас, – шепнул в ответ Кун. – Знаешь, она ведь права. У каждого из нас всё это есть. Но что-то в каждом развито гораздо больше чем остальное. Ты же не будешь отрицать, что огр среди нас самый сильный? Или, что тяга Юллин к справедливости, порой мешает ей жить?

–Так, что, я получается добрее всех? – изумился Лохмоть. – Я?!! Бывший доверенный самой большой сволочи в Заводи?!!

–Она зрит в корень. Доверенный ты бывший, а вот Охотник – настоящий. Скажи, ты мог сам, лично, приговорить Рыжеблуда?

–Само собой, – пожал плечами Лохмоть.

–А Крючка? А Шкипера? Того же Детинушку, храни его небеса? Они ведь тоже в твоих глазах бандиты и тоже заслужили кару. Так как, смог бы?

–Ну, это вряд ли, – немного помявшись, ответил Лохмоть.– Сдал бы властям, а кое-кого, Детинушку, к примеру, вообще бы отпустил…

–Во-от! – Кун даже хотел, по привычке, поднять палец, но вовремя спохватился.– Она это сразу заприметила. Ещё на острове. Так и сказала: «Лохмоть сильный и добрый!»

–Так уж и сказала? – недоверчиво покосился на него Лохмоть.

–Там ещё Юллин была, – невозмутимо ответил знахарь. – Хочешь спросить у неё?

Лохмоть помотал головой и посмотрел вперёд. Минга опять гуляла по полянке. На этот раз с ней ходил Грошик. С небольшим сомнением он выслушал Мингу, которая ему что-то втолковывала и всё же согласившись, протянул вперёд слегка дрожащую руку. Некоторое время ничего не происходило, и раздосадованный Грошик хотел уже её убрать, когда один из сотовиков, загудев, опустился прямо на его ладонь. Немного поползав, он замер, прибирая задними лапками крылья, а затем поднялся и закружился над головами детишек.

–Видели? – счастливая Минга подбежала к своим новоявленным друзьям. – Видели, как мама поздоровалась с Грошиком?

–Может, мы пойдём? – осторожно спросила её эльма. – Надо Шиче помочь.

–Сейчас, – кивнула головой девчушка. – До свиданья, мама! Ты не волнуйся за меня. Вон сколько у меня друзей! И ещё грайся. А где грайся? – спохватилась она и требовательно посмотрела на Юллин.

Грайся был тут. Шипя, он спрыгнул с дерева, прямо перед эльмой. Его шерсть стояла дыбом, он припадал к земле и сразу напомнил Грошику тот страшный бой с огром во дворе «Сивоусого Сома».

– Тихо! – тут же крикнула эльма и схватила рукоять кинжала. Свой кладень она оставила у костра. Где-то у чаши лежал и шестопёр Олбирана. Лишь Лохмоть прихватил свой боевой топорик, да у Куна в руке мелькнула острина.

Минга и Грошик подбежали к взрослым и тоже замерли, как и те. Эльма настороженно вслушивалась в окружающую тишину, нарушаемую лишь гудением сотовиков. Так прошло некоторое время и Лохмоть, посмотрев на настороженного грайса, шёпотом спросил его: – Слушай, дружок. А ты не ошибся, часом?

Грайс посмотрел на него и страшно зарычал. Звук рычания становился всё мощнее и внезапно умолк. Неожиданно, не так далеко, раздался ответный рык, начинавшийся глухим хрипом и заканчивающийся высокой яростной нотой. Через мгновение уже несколько ближе раздался голос второй твари.

–Харайшины! – взвизгнула Минга. – Бежим!

–К чаше! – тут же скомандовала эльма. Другого выхода не было: они, как последние раздолбаи, бросили своё имущество у костра. Там же валялся лук, пожалуй, самое действенное оружие против разъярённых зверюг, каждая из которых могла сильно потрепать даже огра.

Они неслись по тропинке и увидели бежавшего навстречу им Шичу.

–Зубарева братва! – тяжело дыша, проговорил он.– С харайшинами! Со стороны поляны подошли…

–Как я понимаю, тебя они не видели? – эльма настороженно смотрела на Шичу.

–Нет, только толку мало. Там ика выпотрошенный и мешки наши…

–Ты бы хоть лук прихватил, – с сожалением проговорила эльма. – Или кладень мой, на худой конец…

– Так торопился я. Вас упредить, – виновато развёл руками Шича.

–Когда надо, ты медлишь, а как не надо… – сплюнул огр.– Ладно, что делать будем?

Юллин переглянулась с Лохмотем, но не успела ничего сказать. Послышался громкий голос, сразу же напомнивший эльме мародёра, торговавшегося с ней на острове.

–Эй, вы! Давайте по-хорошему! Вылазьте из леса, поговорим!

–А если нет? – прокричала в ответ эльма.

–Тогда харайшин спустим. От них только на деревьях схорониться можно, да только не успеете вы туда забраться. Ну а тех, кто всё же успеет, мы из луков расстреляем! Выходите! С вами старик и дети, не бросите же вы их на съедение! И котёнка своего подальше держите! Если увидим – смерть и ему и вам!

–Придётся выходить, – немного подумав, сказала Юллин. – Настрой у них серьёзный и от своего они не отступятся. С харайшинами, положим, мы справимся, но пока этих зверюг уложим, Зубаревы дружки из нас того ику сделают, что у костра лежит. Нет, как же они нас нашли-то?

–Выйдем, узнаем, – мрачно произнёс Лохмоть.– Ну, что, пошли?

–Шича, ты впереди пойдёшь, – скомандовала Юллин.– За тобой я и Олбиран. Потом Лохмоть. Кун с детишками замыкают. Гарлин, ты….

–Нет! – неожиданно перебил её огр. – С ребятнёй я пойду. У колдуна даже палки его с собой нет, а этой зубочисткой, – он презрительно указал на острину, – харайшина только рассмешить можно.

–А ты вообще пустой! – огрызнулся Кун. – Или ты голыми руками эту зверюгу удавишь?

Олбиран лишь усмехнулся и эльма, вспомнив шрамы на его теле, отчётливо поняла, что удавит. И, скорее всего, он уже делал что-то подобное.

–Хорошо, – сказала она. – Кун, пойдёшь следом за Шичей. И не смей спорить!– увидев, как знахарь открыл рот, чтобы возразить,– прикрикнула Юллин. Она смотрела на мага до тех пор, пока он не кивнул в знак согласия.

–Мы выходим,– крикнула она и, повернувшись ко всем, неожиданно подмигнула. – Есть у меня мыслишка одна…Гарлин, иди-ка сюда.

Она что-то шептала грайсу на ухо, не замечая, как удивлённо вытягивается лицо у Шичи и какими большими глазами смотрит на них с Гарлином Минга. Ей было всё равно. Кучка мразоты решила переиграть эльму посреди леса, совершенно упустив из вида, к т о является предками выродка по материнской линии. А таких ошибок, Юллин не прощала.

–Ножички свои сразу в сторону бросайте, – крикнул, тот же мразота, едва увидев появившегося Шичу.– Вам они ни к чему, а нам спокойнее!

Мародёры расположились полукругом. « – Всего двенадцать? – изумлённо подняла брови эльма, мгновенно оценив и количество мразоты и их расстановку по местам. – Неужели так надеются на харайшин? Или на поляне ещё кто-то остался? А зачем? Там ничего нет, а значит и мы все здесь. А харайшины-то побольше тех, что у нас в войсках были».

Двух огромных свирепого вида зверюг держал на коротких прочных поводках коренастый разбойник, которого раньше Юллин не видела. Громадные твари, достающие в холке ему до пояса, налитыми кровью глазами смотрели на потенциальную добычу и шумно нюхали воздух. Время от времени, то один, то второй зловеще рыча, вытягивали морду в сторону вышедших из леса. « – Значит, приказа рвать им не давали. Это хорошо! Но ещё лучше, что хозяин у вас, зверюшки мои страхолюдные, один на двоих! Какой же дурак вас в погоню-то снаряжал? Или у вас от жадности разум поотшибало? Ага! У вас у всех оружие в руках. Значит, местный колдунишка не попёрся с вами…Интересно, он умный, трус или у вас его и не было никогда? А может наоборот? Может он и есть ваш поводырь.… Так, похоже, говорить собираются. Ну-ну, послушаем, что вы на этот раз для нас уготовили».

Всё это промелькнуло в голове эльмы за считанные мгновения. Чуть побольше, ей понадобилось для того, чтобы вроде ломая от неизвестности и отчаяния пальцы, жестами сообщить Лохмотю о своих наблюдениях. Увидев на его лице мимолётную улыбку, она успокоилась и приготовилась слушать.

К её удивлению, первым заговорил Шича.

–Как вы нашли это место, Дзак? Только не говори, что вы пришли с верховьев ручья. Оттуда есть тропа, но идти по ней сюда не один день…

–Ты всегда был дураком, Шича. Неужели ты думаешь, что ни у кого из нас никогда не возникало вопроса: куда это Зубарь прячет свою долю? Валваль не раз жаловалась, что он слишком мало ей приносит. Даже меньше, чем мы. А уж нам-то было хорошо известно, сколько хапал себе Зубарь. И тогда Выпя проследил за вами. До той самой скалы, по которой вы поднимали добычу. Ну и рассказал Валваль,…– Дзак глубоко вздохнул и даже с какой-то грустью продолжил:– Ты хоть знаешь, что Зубарь и так не должен был вернуться из последнего похода на остров? Всё уже было сговорено, но тут вмешались эти…воришки. Они, конечно, сделали за нас часть грязной работы, но и знатно прошерстили наши ряды. Да ещё и на Зовущий теперь соваться боязно. Так что у них перед нами должок. Так же как и у тебя! Зубарь-то сдох, так что все его затайки, Валваль переходят, по закону! Значит условия такие…

–У него и дочь есть, если кто забыл? – иронично сказал Лохмоть.– Или её по боку?

Дзак усмехнулся: – Минга – дочь рабыни! Пока был жив Зубарь, она была его дитём, а теперь она такое же имущество, как и всё, что принадлежало покойному. Она тоже переходит под руку Валваль и уж та сама решит, что с ней делать. Законным представителем Валваль выступает её брат, Кемач, – он указал на хозяина харайшин. – Он и отведёт Мингу новой владелице. И, кроме того, нам нужен выродок. Остальные могут убираться восвояси, оставив вещи и оружие. Преследовать не будем, даю слово!

Эльма всё же не выдержала. Её смех раздался над чашей и заставил мародёров переглянуться. Даже стоящий рядом Кун встревоженно посмотрел на неё.

–Сейчас! – согнувшаяся от хохота Юллин, упёрлась одной рукой в колено, а вторую, с поднятой ладонью вытянула в сторону Дзака. Отдышавшись, она выпрямилась, вытирая выступившие слёзы, и посмотрела на мразоту.

–Скоро заплачешь! – зловеще пообещал Дзак. – Или ты умом от страха тронулась?

Новый взрыв хохота потряс лес. Эльма даже присела на корточки, маша рукой в сторону Дзака.

–Что с тобой? – Кун встревоженно шагнул к эльме.

–Всё в порядке, – уже успокоившись, сказала Юллин. – Дай-ка руку.

Сжав ладонь знахаря, она легко вскочила на ноги и, посмотрев вокруг, снова улыбнулась. – Не понимаете? Никто? Да всё же на поверхности! Кто, говоря с нами, постоянно ссылается на закон? Судья? Дознатчик?! Может быть, страж?!! Нет, обыкновенная мразота, которая погрязла в грабежах и подкупах! Это разве не смешно?! Дзак говорит, что я помешалась. Да нет, гнусь, в этих краях всего двенадцать дураков, которых кто-то надоумил пуститься вдогон за теми, кто уже раз надрал вам задницу! Крепко надрал! Этот умник ваша Валваль? Или кто-то ещё?.. Из вас же никто не вернётся! Никто, понимаете! Один раз я давала вам слово и сдержала его! Сдержу и теперь!

Она кивнула, как бы обозначив окончание своей тирады, но во время этого кивка сумела быстро прошептать: – Лохмоть – Кемач твой!

Но тут вмешался Кун. Он неожиданно шагнул в сторону мародёров и заговорил:

–Не слушайте её! Не слушайте! Она действительно не в себе! Я ж знахарь и могу определить такое! И ещё я боюсь, что эта помешанная приведёт нас к гибели!

Кун произносил всё это каким-то противным визгливым голосом, постепенно повышая интонацию:– Мне плевать на остальных, а я согласен! Я стар и сыт по горло этой беготнёй! Забирайте всё, о чём говорили и позвольте нам вернуться домой! Спасите нас от неё!

Говоря всё это, Кун быстрым шагом, постоянно оглядываясь, пересёк разделяющее эльму и Дзака пространство и схватил того за руку. Он умоляюще заглядывал мразоте в глаза и Дзак расслабился. Его толстые губы начали расползаться в кривой ухмылке, и он даже придержал, оступившегося было знахаря. Тот невольно схватился за ворот его стёганки и неожиданно крепко прижал мародёра к себе.

Звук вырываемого из ножен кинжала застал всех врасплох. Кун ловко поддел кончиком вытащенного у мародёра оружия, расстеленную на камне плёнку, швырнул её в лицо брату Валваль и тут же полоснул Дзака по открытой шее. Ближайший харайшин бросился к нему, но знахарь швырнул навстречу твари обмякшее тело мразоты и кинулся прочь. Харайшин рванулся за ним, но ему сильно мешал натянувшийся поводок. Его хозяин, хрипя, тянул руки к лицу, пытаясь содрать яд ики, причинявший ему невыносимую боль и не давал зверю свободу манёвра. Второй харайшин метнулся в сторону эльмы и сдерживающий его кожаный шнур не выдержал, лопнув почти возле петли, одетой на руку Кемача. Но ещё за несколько мгновений до этого Юллин побежала.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Поделиться ссылкой на выделенное