Дмитрий Пучков.

Русско-японская война 1904–1905 гг. Потомки последних корсаров



скачать книгу бесплатно

© ООО Издательство «Питер», 2018

© Серия «РАЗВЕДОПРОС», 2018

* * *

Посвящается капитану 1-го ранга В. Ф. Ставинскому



Предисловие

Со времен Русско-японской войны прошло более века. Но сейчас о событиях того времени вспоминают все чаще. Все больше происходящее в мире напоминает ту эпоху.

Русско-японская война – самая позорная война Российской империи. Несмотря на мужество русских солдат и моряков, в этой войне не было выиграно ни одного сражения ни на суше, ни на море. Эта война отчетливо показала, что Российская империя идет к своему закату.

Прежде всего вспомним, что в середине XIX века между Россией и Японией нет никаких противоречий и общих границ – между ними лежит Китай. Где-нибудь в 1850 году даже представить, что Россия станет воевать с Японией, было невозможно. Тем более что Япония в это время была еще отсталым феодальным государством – сёгунатом. Что он собой представлял, прекрасно показано в фильме «Семь самураев» (1954).

Но вот начинают по нарастающей развиваться события на Дальнем Востоке: слабеет Цинская империя, идут так называемые Опиумные войны, Англия с Францией (при поддержке Соединенных Штатов) подминают под себя Китай. Наша страна тоже пользуется ситуацией: навязывает Китаю неравноправные договоры (делает предложения, от которых Китай не может отказаться), успешно пользуясь моментом. Японцы же, видя всю эту вакханалию, понимают, что, когда будет покончено с Китаем, доберутся и до них. В связи с этим в стране происходит так называемая революция сверху – революция Мэйдзи. Власть вернули императорам, провели ряд крупных революционных преобразований. Фактически страна стала на капиталистический путь развития: началось бурное развитие японской промышленности и торговли.

Как нормально развивающейся капиталистической стране Японии понадобились рынки сбыта и источники сырья, то есть нужно кого-то грабить, а грабить проще того, кто рядом. Есть традиционный объект грабежа – это Корея и ее сюзерен Китай, который уже и так все грабят. Япония тоже вознамерилась оторвать себе кусочек.

Россия в это время забрала у маньчжуров спорную территорию – Уссурийский край, вышла к Владивостоку. Но при Александре III у нас политика проводилась очень аккуратная: дальше Владивостока двигаться не собирались. То есть жесткое самоограничение, чтобы избежать ненужных конфликтов. Картина начала меняться с воцарением Николая II. Россия влезла сначала в японо-китайский конфликт. Япония, перевооружив армию, создав более или менее современный, хотя и небольшой флот, сумела одержать победу в японо-китайской войне: разгромила самую лучшую китайскую эскадру (Северную), захватила Вэйхайвэй и Порт-Артур (вырезав в Порт-Артуре весь гарнизон). До этого она сумела разгромить китайские войска в Корее и взять Корею под свой контроль, затем навязала китайцам Симоносекский мирный договор, по которому Китай отдавал японцам Порт-Артур (Ляодунский полуостров с Порт-Артуром), Тайвань, Корею и выплачивал колоссальную контрибуцию.

Тогда в этот конфликт вмешались другие государства: Российская империя, Германская империя и Французская республика. Флоты всех трех государств подошли к берегам Японии и предложили японцам пересмотреть условия мирного договора. Корея, вместо того чтобы стать японской территорией, получила независимость от Китая. Тайвань отошел японцам. Кроме того, японцы получили в Китае свою сферу влияния (тоже кусочек для грабежей, официально, впрочем, колонией не являвшийся). Порт-Артур отошел России, то есть Россия взяла его в аренду на 25 лет. А для ограничения японских устремлений через год после окончания японо-китайской войны был заключен военный союз Российской и Китайской империй, направленный против Японии, при этом к союзу автоматически подключили и Корею.

Сразу после японо-китайской войны в России был проведен целый ряд военных совещаний, где было принято такое решение: «На главном театре должны быть расположены и главные силы, каковым в данное время следует признать Дальний Восток, силой обстоятельств в Балтийском море в нашей будущей кораблестроительной деятельности следует ограничиться постройкой только судов береговой обороны. Все же остальные усилия должны быть направлены для пополнения наших нужд на Дальнем Востоке». Это было 12 декабря 1897 года, до Русско-японской войны еще 7 лет. Решено было довести состав нашего флота на Дальнем Востоке до 10 броненосцев, перегнать туда все броненосные крейсера, разместить там 10 крейсеров 2-го класса и столько же 3-го класса, 36 истребителей и 11 миноносцев. 27 декабря 1897 года состоялось новое совещание, которое наметило дополнительную судостроительную программу, она получила название «Программа 1898 года». А поскольку промышленных ресурсов у Российской империи для выполнения этой программы не было, приняли решение значительную часть кораблей заказать за рубежом. Например, были заказаны броненосец и крейсер 1-го ранга в Америке у Крампа – «Ретвизан» и «Варяг». Броненосец «Цесаревич» и броненосный крейсер «Баян» строили для нас французы, бронепалубные крейсера 1-го ранга «Аскольд» и «Богатырь» и бронепалубный крейсер 2-го ранга «Новик» (самый прославившийся из крейсеров Русско-японской войны) строили немцы. И даже один крейсер 2-го ранга («Боярин») был построен для нас в Дании.

Никакого превосходства японского флота не предполагалось, Россия с самого начала планировала иметь численное превосходство над японцами. Мы должны были иметь к 1905 году 10 броненосцев против 6 японских, то есть у нас должна была быть возможность диктовать японцам свои условия. При этом у нас на Тихом океане постоянно находилась эскадра из нескольких броненосцев и броненосных крейсеров. Базировалась она в Порт-Артуре, и все новые корабли гнали туда.

Как при этом выстраивались дипломатические отношения? Японцы хотели иметь сферу влияния в Китае: во-первых, заполучить зависимую от Китая Корею, а во-вторых, закрепиться в Северном Китае. Также иметь свою сферу влияния в Северном Китае желала и Российская империя. Японцы предлагали разделить сферы влияния. По заключенному в итоге Симоносекскому мирному договору, с поправками великих европейских держав, получалось, что Корея должна стать свободной от Китая, но остаться в японской сфере интересов, а Маньчжурия – в российской сфере интересов. Японцев это устраивало. Но это не устраивало Российскую империю.

Николай II получает предложение от так называемой «безобразовской клики»: под видом «Восточно-Азиатской компании» предполагалось ввести в места концессии в Корее 20 тысяч военных. Компания помимо заготовки леса должна была заниматься топографией, стратегическими дорогами, складами. Таким образом российское правительство получало двойную выгоду: с одной стороны – от эксплуатации лесов на границе между Кореей и Маньчжурией, а с другой – от возможности военно-политического укрепления в регионе и тем самым сдерживания возможного продвижения Японии на континент. Николай II согласился и лично из царских денег внес на это дело 200 тысяч фунтов стерлингов. В 1901 году был принят устав «Восточно-Азиатской промышленной компании», в соответствии с которым сфера ее деятельности распространялась на Корею и Маньчжурию, а управление поручили одному из богатейших людей России – лесопромышленнику И. Балашову. В 1903 году в местах вырубки лесов начали под видом простых лесозаготовителей обосновываться русские военные. Об этом знали китайцы, знали корейцы, знали русские, знали и японцы.

Японцы заявили протест Российской империи, вполне официальный, копии разослали другим державам, и это происходило буквально за несколько месяцев до начала войны. На протест ответа они не получили.

И накануне нового, 1904 года русскому посланнику в Токио были сообщены последние японские предложения по корейскому вопросу, переговоры по которому тянулись более полугода. Рассмотрение послания состоялось 22 января 1904 года. К войне Россия была еще не готова, а потому дала на все японские предложения положительный ответ. Но в Токио телеграмму о том, что мы приняли эти предложения, получили 25 января, а еще 23 января японцы разорвали с Россией дипломатические отношения и 24 января начали боевые действия – стали захватывать русские пароходы, то есть по сути началась война.

Япония создавала новый флот еще для борьбы с Китаем. Первые современные броненосцы «Фудзи» и «Ясима» строились как раз для нее, но к войне с Китаем не успели. Затем заложили 4 более современных броненосца, в том числе знаменитую «Микасу» – флагман адмирала Того. Стали развивать флот именно из расчета на то, что придется воевать с Россией. Но долгое время этого очень не хотели. Пока премьер-министром Японии был маркиз Ито, крайне влиятельный в Японии человек, очень уважаемый самурай из древнего даймё, с Россией пытались договориться. Затем к власти пришли «ястребы», Ито отправили в отставку, но все-таки направили миссию во главе с этим маркизом в Российскую империю. Маркиз получил колоссальные полномочия, ему было дано указание заключить союз либо с Россией, либо с Англией. Он пытался договориться с Россией о сотрудничестве и разграничении сфер влияния (по реке Ялу – между Кореей и Маньчжурией). Речь даже шла о том, что японцы могут предоставить порт Мозампо в Корее для русской базы. Российский император маркиза Ито так и не удосужился принять, а все японские предложения о решении спорных вопросов были отклонены. Вместо переговоров японцев водили на военные верфи, показывали строящиеся корабли (видимо, чтобы японцы испугались). Миссия маркиза Ито отправилась дальше в Англию, где в 1902 году был заключен англо-японский союз, который резко облегчил дальнейшие работы по строительству японского флота и, кроме того, ограничивал возможность вмешательства других держав в конфликт на стороне России.

Витте говорил, что японцы не закончат строительство своего флота до 1905 года. Мы так и рассчитывали. Но японцы завершили создание своего флота к 1902 году. То есть в 1902 году японцы фактически закончили формирование флота и к 1903-му завершили сплавывание флота: активные учения, обеспечение взаимодействия эскадр и так далее, а у нас корабли еще строятся, еще на стапелях. Эскадра в Тихом океане есть, но она не превосходит японцев, она им чуть-чуть уступает. На 1903 год, например, у нас было на Тихом океане 5 броненосцев против 6 японских и 3 броненосных крейсера тоже против шести. В 1904 году на Тихий океан прибыли «Цесаревич», «Ретвизан», «Баян»… Это корабли, построенные французами и американцами. И у нас оказываются 7 броненосцев против 6 японских и 4 броненосных крейсера против 6 японских – силы уже вполне сравнимые.

Российская империя имела самую большую в это время армию мирного времени, то есть собственно армия была около 1 млн 100 тысяч человек, а все вооруженные силы примерно 1 млн 350 тысяч человек. При этом на Дальнем Востоке у нас 98 тысяч человек. У японцев армия мирного времени 160 тысяч человек, по отчету нашего военного министра Куропаткина, который внимательно изучал Японию и считался одним из гениальных стратегов того времени, до начала Русско-японской войны. Он оценивал мобилизационные способности японской армии с учетом резервистов и территориальных войск в 375 тысяч человек. На самом деле картина была несколько иная: японцы взяли себе прусскую систему: 3 года срочной службы, 4 года и 4 месяца в запасе, а затем люди зачислялись в резерв. У них тоже была всесословная воинская повинность, как и в России, и они сумели мобилизовать в начале войны 600 тысяч человек. То есть у японцев было явное численное превосходство.

Что касается флота, то Российская империя имела флот гораздо более сильный, чем Япония, но он был разделен на 3 отдельных флота: Балтийский, Черноморский и Тихоокеанский. Удар японцев должен был принимать Тихоокеанский флот, и вот он по численности японцев не превосходил. Балтийский флот должен был быть отправлен в качестве Второй Тихоокеанской эскадры, новые корабли для него в основном еще только строились, а устаревшие как раз недавно прибыли с Тихого океана и проходили модернизацию и текущий ремонт.

О том, что представляли собой корабли русского и японского флотов, а также о ходе морских сражений Русско-японской войны, о действиях наиболее успешного Владивостокского отряда крейсеров русского флота рассказывает известный военный историк Борис Юлин в соавторстве с историком флота Светланой Самченко. Особое место в книге занимает бой 1 августа 1904 года, во время которого героически погиб броненосный крейсер «Рюрик». По русским и японским архивным данным составлена уточненная и более подробная схема этого боя, отличающаяся от ранее публиковавшихся.


Борис Юлин, Дмитрий Goblin Пучков

Проигранная война – трагедия державы. И складывается эта трагедия из судеб участников проигранных войн

Сегодняшний день заставляет нас вновь оглянуться на события вековой давности.

В ходе боевых действий на Дальнем Востоке в 1904–1905 годах Россия не одержала ни одной крупной победы – ни на суше, ни на море. О том, почему это могло произойти, историки спорят по сей день. Спорят, располагая массой документов, свидетельств и исследований. Но при этом словно забывают, что подчас сокрытие правды выгодно как победителю, так и побежденному. Поиск истины не окончен…

А на долю интересующегося любителя остается мутный поток популярной литературы, в лучшем случае дублирующий в упрощенном виде официально признанные монографии и описания. В которых, как правило, все сводится к тотальной критике «отсталой» России и ее вооруженных сил. Сколько раз уже приходилось читать, что русские артиллеристы, в отличие от неприятеля, совершенно не умели стрелять. Что снаряды не рвались, орудия никуда не годились, флот отличался тихоходностью и пребывал в скверном техническом состоянии, командиры были поголовно бездарны… А как же иначе, если война была проиграна!

Между тем подробный анализ некоторых боевых операций способен опрокинуть все привычные представления о Русско-японской войне. И пример тому – история Владивостокского крейсерского отряда Первой Тихоокеанской эскадры.

О владивостокских крейсерах написано немало, есть и научные монографии, и публикации документов, и мемуары. Есть даже художественный роман, созданный знаменитым писателем… Но тем не менее вряд ли найдется во всей войне эпизод, описанный более туманно, нежели бой 1 августа 1904 года в Корейском проливе – беспримерная пятичасовая схватка двух крейсерских отрядов, и поныне вызывающая интерес исследователей.

Авторы не претендуют на истину в последней инстанции. Располагая лишь некоторыми достоверными фактами, мы просто предлагаем читателю свою версию давних событий. Героическая и трагическая история Владивостокского отряда вполне заслуживает того, чтобы быть прочитанной заново.

Глава 1

…Он может быть назван… первым нашим крейсером и наиболее сильным из ныне существующих судов этого типа.

Генерал-адмирал великий князь Алексей Александрович Романов о «Рюрике»


Японские «Асама» и однотипные с ним – превосходные корабли. Нет ни одного крейсера в мире, так хорошо забронированного. Они обладают весьма могущественной артиллерией, хорошо забронированной.

Брассей


Крейсера, крейсера, и кто вас выдумал?..

В. С. Пикуль

В конце девятнадцатого столетия Россия активно осваивала Дальний Восток. Огромные расстояния, сложность навигации, неустроенность малочисленных портов – все это формировало особые требования к кораблям, которым в случае войны предстояло стать рейдерами Тихого океана.

Рейдерские крейсера – «прямые потомки последних корсаров», как писал капитан 1-го ранга В. Ф. Ставинский. В их задачи входит блокада морских коммуникаций державы-противника, а также истребление военных транспортов и коммерческого флота врага.

Пока сторонники эскадренной доктрины морской войны планировали «генеральные» бои, создавая армады броненосцев, в России готовили потенциальному неприятелю панику на морских дорогах. Впрочем, это не мешало русским флотоводцам организовывать и линейные силы.

Наверное, не случайно долгое время на флоте сохранялась традиция различать крейсера «корветского» и «фрегатского» рангов, подчеркивая тем самым происхождение этого класса боевых кораблей.

Техническая эволюция парусных и парусно-паровых корветов породила многочисленные разновидности легкобронных крейсеров 1-го и 2-го ранга – разведчиков при эскадре.

«Фрегатская» ветвь дала в результате своего развития классический тип полифункционального броненосного крейсера 1-го ранга рейдерского назначения. С повышенной автономностью и дальностью плавания, что позволяет надолго отрываться от пунктов базирования. С улучшенной мореходностью и скоростью, позволяющими нагонять в океане даже самые быстроходные транспортные суда. Для боя кораблю предписывалось иметь многочисленную артиллерию, способную вести огонь «равномерно по горизонту», с какой бы стороны ни появился враг. Орудия располагались таким образом, чтобы можно было сражаться и на штормовой волне.

Защиту обеспечивала броня по ватерлинии, но схема бронирования существенно отличалась от традиционно принятой для эскадренных броненосцев. Броня была рассчитана на противостояние артиллерии крейсеров противника и обеспечивала в первую очередь защиту корпуса, но не всегда – артиллерии. Форма броневой защиты варьировалась по мере развития типа корабля.

Первым русским именно океанским рейдером был спущенный на воду в 1892 году в Санкт-Петербурге «Рюрик». Крейсер невиданного доселе водоизмещения – 11 тысяч тонн, – вооруженный четырьмя восьмидюймовыми орудиями, 22 скорострельными пушками калибром 152 и 120 миллиметров, 16 «противоминными» 75-миллиметровыми. Скорость, показанная крейсером на испытаниях (18,84 узла), считалась вполне достаточной для столь крупного корабля. А заявленная и впоследствии подтвержденная дальность плавания в семь тысяч миль «экономическим» ходом выглядела пугающей цифрой…

Через два года после спуска, на международном параде по случаю открытия Кильского канала в Германии, «Рюрик» был признан одним из лучших крейсеров своего поколения.

Он был воплощением идеи крейсерской войны – не очень сильный в броне, но выносливый, способный совершать многомильные океанские переходы, стрелять даже на самой острой качке… И все же он был типичным «истребителем транспортов», одиночкой, самой природой своей не предназначенным для службы в эскадре и участия в линейных сражениях. Первый рейдер и одновременно – последний броненосный фрегат.

Такую характеристику «Рюрика» можно найти в рукописи современного историка флота В. Ф. Ставинского.


Корпус крейсера «Рюрик» перед спуском на воду. Рисунок В. Емышева


Быть первым в серии – это в любом случае быть экспериментальным кораблем. В ходе учебных кампаний предвоенного десятилетия «Рюрик» совершил немало дальних переходов, полностью подтвердив расчеты своих создателей. Но вместе с тем эксплуатация крейсера в естественных для него условиях выявила и недоработки в проекте. Например, броневая защита оставляла практически неприкрытой артиллерию и рулевые приводы. А если на войне придется иметь дело не с безобидным перепуганным транспортом, а с хорошо вооруженным решительным бойцом?.. Несколько странным на огромном двухтрубном крейсере выглядел и полный парусный рангоут фрегата – три мачты с прямыми парусами и длинным гиком на бизани. Дань красивой, но явно уходящей в прошлое традиции…

Еще предшественник «Рюрика», «полуброненосный фрегат», крейсер 1-го ранга «Дмитрий Донской», будучи вдвое меньше, чем «Рюрик», по водоизмещению, не мог совершить под парусами поворот оверштаг.

Перед самой войной полную парусную оснастку первого русского рейдера заменили облегченной, но полностью отказаться от этого явного атавизма МТК Адмиралтейства так и не смог. Считалось, что наличие парусного рангоута увеличивает дальность плавания крейсера.


Крейсер «Рюрик» в строю. Рисунок В. Емышева


Появление на свет «Рюрика» заставило многие морские державы пересмотреть свои военные кораблестроительные программы и задуматься о создании «контррейдера» – крейсера, способного догнать «Рюрика» в открытом океане и вступить с ним в артиллерийский бой с хорошими шансами на победу. Особенно обеспокоились англичане, увидевшие в «Рюрике» прямую и реальную угрозу благополучию заморских колоний, а значит, и репутации «владычицы морей».

Лучше всего охарактеризовал сложившуюся в связи с этим ситуацию известный издатель морского ежегодника Брассей:

Наш «Пауэрфул» был обязан своим появлением русскому «Рюрику», но если бы мы знали лучше этого «Рюрика», то не было бы и «Пауэрфула»… Огромные бронепалубные крейсера типа «Пауэрфул», водоизмещением более современных им броненосцев и оснащенные орудийными башнями, не оправдали надежд Британии и более ни в одной стране мира не строились.

Дальнейшим развитием идеи броненосного океанского рейдера был крейсер «Россия» 1896 года спуска, построенный в Петербурге. На первый взгляд «Россию» и «Рюрика» даже трудно отнести к единой серии, настолько большие изменения претерпел первоначальный проект.

Со стапелей Балтийского завода сошел корабль с водотрубными котлами вместо огнетрубных. С третьей машиной «экономического хода», работающей на собственный двухлопастный центральный винт. Значительно усилена была и броневая защита нового крейсера – орудийные казематы «России» уже имели броневые траверзы. Повышение живучести ходовой установки достигалось за счет распределения котлов системы Бельвилля по четырем изолированным котельным отделениям. Скорость нового крейсера по испытательным данным составила 19,74 узла. И разумеется, уже не шло и речи об использовании парусов. По сути дела, «Россия» была первым безрангоутным крейсером отечественной постройки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2