Дмитрий Пучков.

Бородино: Стоять и умирать!



скачать книгу бесплатно

Командиры корпусов

Под началом Наполеона находилась целая плеяда блестящих военачальников, воспитанных революционными войнами и войнами империи. 1-м корпусом командовал маршал Даву, герцог Ауэрштедтский, князь Экмюльский, получивший прозвище Железный Маршал. Обучался Даву в Бриенской военной школе одновременно с Наполеоном. Служба началась под командованием известного полководца революции генерала Демурье в должности командира батальона. У Наполеона Даву сумел отличится и сыграть значимую роль в сражении при Абукире; в Ульмской операции осуществил глубокий охват австрийской армии Мака, обеспечивал своими силами прикрытие правого фланга во время переправы главных сил через Дунай во время погони за армией Кутузова. В сражении под Аустерлицем Даву сдерживал обходящие Наполеона главные силы русско-австрийской армии, давая последнему возможность выбрать наилучший момент для удара. При Ауэрштедте Даву, имея 27 тыс. человек, разгромил 50-тысячную армию герцога Брауншвейгского, за что получил титул герцога. В сражении при Прейсиш-Эйлау Даву, отбросив войска генерала Багговута, совершил обход фланга русской армии и разбил её левый фланг, заставив развернуть фронт. Но развить успех в этом сражении ему не дали войска Остерман-Толстого и Багратиона, отбросившие Даву на исходные позиции. В сражениях при Экмюле и Ваграме он постоянно был на самых угрожаемых участках и за проявленное мужество и полководческое умение получил титул князя Экмюльского. В кампании 1812 года до Бородино Даву сумел умелым маневрированием дважды, под Минском и Могилёвом, отрезать пути отхода армии Багратиона и дать отчаянное сражение корпусу генерала Раевского под Салтановкой. Даву считался непобедимым и по воинскому мастерству мог соперничать с самим Наполеоном.

3-й корпус возглавлял маршал Ней, герцог Эльхингенский, известный как «храбрейший из храбрых». Происходящий из семьи ремесленника Ней начал военную службу рядовым, но всего за 8 лет дослужился до бригадного генерала. В войне 1805 года разгромил под Гюнцбургом войска эрцгерцога Фердинанда во время Ульмской операции, а затем блестяще завершил её штурмом Эльхингенских высот, принудив австрийскую армию к капитуляции, за что получил титул герцога. Ней находился на острие удара Наполеона в сражениях при Йене и при Фридланде, в последнем опрокинул войска Багратиона и решил этим исход. В сражении при Прейсиш-Эйлау Ней бился против генерала Тучкова. В кампании 1812 года проявил себя не столь блестяще, упустив вместе с Мюратом дивизию Неверовского и допустив соединение русских армий в Смоленске. В дальнейшем Ней участвовал в штурме Смоленска и в бою при Валутиной горе. Отличался огромным личным мужеством и решительностью в бою и лучше всего проявлял себя в решительных фронтальных атаках.

Не менее блестящим полководцем был командир 8-го корпуса дивизионный генерал Жюно, герцог д'Абрантес по прозвищу Ураган. Сын торговца, он записался добровольцем в армию. Во время службы проявил невероятную храбрость и хладнокровие.

Был неоднократно ранен. В 1797 году стремительным маршем вышел к реке Сенньо и с ходу разгромил войска папы римского. В сражении при Назарете в 1799-м во главе трёхсот кавалеристов отразил атаку 10-тысячного авангарда турецкой армии и лично зарубил сына Мурад-бея. В битве при Аустерлице Жюно был первым адъютантом Наполеона. Именно Жюно присоединил к империи Наполеона Португалию. До похода 1812 года Жюно не имел личного опыта боёв против русской армии. В этой кампании он сумел отличиться быстрым захватом переправ в Орше, чем обеспечил своевременную переправу главных сил Наполеона на южный берег Днепра. Но в ходе Смоленского сражения Жюно впервые проявил нерешительность, остановив свой корпус перед болотом и отказавшись продолжать операцию. Наполеон по этому поводу сказал: «Из-за него я теряю кампанию».

Артиллерией в старой гвардии Наполеона командовал дивизионный генерал Сорьбе. Он окончил королевский артиллерийский корпус. В Валансе познакомился с будущим императором Франции. Проявил личную храбрость и таланты артиллериста при Вальми и особенно при Арлоне, где, командуя конно-артиллерийской ротой, рассеял и обратил в бегство австрийских гренадер, за что был удостоен звания аджюдан-генерала. Командовал артиллерией в битвах при Алькенкирхене, Укерате и Нойвинде. После последней был прямо на поле боя произведён в бригадные генералы. К началу кампании 1812 года мог считаться одним из лучших и опытнейших артиллеристов в мире и прекрасно показал себя, командуя гвардейской артиллерией в Смоленском сражении.

Кавалерией командовал маршал Мюрат, вице-король Неаполя и Обеих Сицилий. Сын трактирщика, Мюрат ещё при короле выбрал военную карьеру. Впервые отличиться ему удалось под командованием Наполеона при подавлении в Париже мятежа монархистов. 18 брюмера Мюрат командовал гренадерами, разогнавшими Совет пятисот. В итальянском походе Мюрат отличился в битве при Маренго, затем выгнал неаполитанцев из Папской области и принудил их к перемирию. В кампании 1805 года Мюрат, командуя французской конницей, одержал победу при Вертингене, взял в плен генерала Вернека с 16-тысячной армией, смелостью и хитростью овладел венским мостом как раз в то время, когда австрийцы хотели его разрушить, и, наконец, отличился в Аустерлицком сражении. В награду Наполеон предоставил ему великое герцогство Берг. В кампании 1806 года Мюрат отличился при Иене, взял Эрфурт, способствовал капитуляции Гогенлоэ и Блюхера, с блестящим успехом участвовал в битвах при Эйлау и Фридланде. Как впоследствии характеризовал Мюрата Наполеон, «нет на свете генерала, более способного к командованию кавалерией, чем Мюрат». В кампании 1812 года Мюрат не сумел уничтожить дивизию Неверовского и воспрепятствовать её отходу к Смоленску. Но тем не менее в этой кампании Мюрат, по общему признанию, проявлял чудеса храбрости.

Старой гвардией командовал образцовый вояка маршал Лефевр, герцог Данцигский. Он служил с 18 лет в гвардии ещё при короле. Карьерный рост Лефевра начался только после революции. Уже в 1797 году ему пришлось командовать армией, так что трудно найти более опытного командира. Свой титул Лефевр получил за взятие Данцига, когда сказал артиллеристам: «Я ничего не понимаю в вашем деле, но проделайте мне дыру и я пройду в неё». Что он и сделал 26 мая 1807 года.

Среди старшего офицерского состава Великой армии были и бесстрашные братья де Коленкур, из них старший Арман был ранее послом в России и прекрасно знал эту страну. Младший Огюст был лихим и талантливым кавалеристом, дивизионным генералом.

1-м кавалерийским корпусом командовал дивизионный генерал граф Этьен Мари Антуан де Нансути. Потомственный дворянин и военный, Нансути сделал карьеру уже после революции. Он стал бригадным генералом, сражаясь в армии знаменитого генерала Моро и отличившись в сражении при Шлингене. В дальнейшем прекрасно проявил себя, командуя кавалерией под началом Мортье и Нея. Приняв участие более чем в десятке сражений, Нансути наиболее ярко проявил себя при Аустерлице, где, отбив ожесточённые атаки русской и австрийской кавалерии, стремительным ударом рассёк вражеский фронт. Нансути считался прекрасным командиром тяжёлой кавалерии, способным опрокинуть сильнейшего противника во фронтальной атаке. Имел большой опыт боёв против русской армии. В войне 1812 года, командуя сначала тяжёлой кавалерийской дивизией, а затем 1-м кавалерийским корпусом, он столкнулся с возросшей стойкостью русских войск, особенно когда несколько часов умело, решительно, но безуспешно атаковал под Островно позиции корпуса Остерман-Толстого.

Командиры дивизий

Под стать корпусным командирам были и командиры дивизий – блестящие генералы 1-го корпуса Даву. Командир 2-й дивизии, мастер сложнейших манёвров Фриан, прошедший безупречно десятки боёв и даже принявший участие в египетской экспедиции Наполеона. Именно пехота Фриана, подпустив на несколько шагов отборную кавалерию мамелюков, уничтожила её залпами в упор. Во время кампаний 1806–1809 годов Фриан успешно сражается с вдвое превосходящим противником при Ауэрштедте и с более чем троекратно превосходящим при Экмюле. Когда уже в России храбрости и стойкости его солдат удивился даже маршал Мюрат, ему сказали: «Сир, но это же солдаты Фриана».

Остальные командиры дивизий были столь же хороши. Компан, командовавший 5-й дивизией, сочетал личное мужество с математическим штабным мышлением. Командир 1-й дивизии Моран, гениально сочетавший огонь и штык в действиях своей дивизии, был блестящим тактиком. Показал при Аустерлице, что способен сражаться до конца в самой безнадёжной ситуации.

В целом командный состав Великой армии был опытным и прекрасно подготовленным. Большинство командиров сумели занять свои должности исключительно благодаря личным качествам и дарованиям. При этом большинство маршалов и генералов уже сталкивались с русской армией и знали, чего от неё ожидать в целом, а зачастую чего ожидать от конкретных русских генералов.

Соотношение сил

Каким же было реальное соотношение сил на Бородинском поле? Вообще-то данные дают разброс довольно небольшой по французам и несколько больший по русским. Обычно указывается численность войск Наполеона в 130–135 тыс. человек и 587 орудий, войск Кутузова – 120–130 тыс. человек и 623–640 орудий. Некоторые исследователи и источники сообщают по русской армии цифры 112 тыс., 132 тыс. и даже в 155 тыс. человек. При этом указывается разбивка войск по родам. Но что дают эти данные? Какие из них точны? Можно ли по ним сопоставить реальные возможности сторон в этом сражении? Кто был сильнее перед боем и насколько? Это мы сейчас и попробуем выяснить.

Начнём с русской армии. Различные сведения указывали уже имевшие доступ к реальным данным участники войны, например генерал-квартирмейстер Главной армии генерал-майор К. Ф. Толь называл (1822) цифру 112 тыс. воинов, из которых 95 тыс. – регулярные войска, 7 тыс. – казаки, 10 тыс. – ополчение. Генерал-адъютант Александра I Д. П. Бутурлин указывает в 1824 году цифру 132 тыс. Иностранные историки приводили близкие цифры. К примеру, К. Клаузевиц – 120 тыс., Т. Бернгарди – 130 тыс. человек. Но общий порядок понятен. Данные Наполеона в 170 тыс., указанные им в воспоминаниях, записанных на острове Святой Елены, мы даже не будем рассматривать, ибо эти цифры расходятся с его более ранними сведениями.

Мы будем опираться на данные армейского рапорта от 17 августа как на наиболее проработанный источник, на данные А. И. Михайловского-Данилевского, а также на исследования и расчёты С. В. Шведова и Б. С. Абалихина.

В рапорте были учтены 166 батальонов, 88 эскадронов, 35 артиллерийских рот, что дало в итоге 92 555 человек. Так как общая численность войск была 181 батальон, 154 эскадрона, 59 артиллерийских рот, то мы получим расчётную численность 102,6 тыс. человек. С учётом прибывшего с генералом Милорадовичем пополнения в 15,6 тыс. и убыли в боях и на марше, выходит 114 тыс. человек, что полностью совпадает с экстраполяцией по рапорту от 23 августа и практически полностью с численностью регулярных войск (по данным Михайловского-Данилевского (113 тыс.) и Бутурлина (115 тыс.)). Кадровые войска по родам войск были представлены следующим образом: пехота – 82 тыс., кавалерия – 20 тыс., артиллерия и инженерные части – 14 тыс.

Кроме кадровых войск в сражении участвовали казаки и ополчение. Численность казачьих частей генерал-майор К. Ф. Толь даёт равной 7000 человек в составе 20 полков, но он не учитывает 3-й Бугский казачий полк, состоявший в конвое Главной квартиры, и два полка 2-й армии, вроде отправленные перед боем на границу Калужской губернии, но присутствующие в наградных списках по Бородинскому сражению, что однозначно указывает на их участие. Кроме того, были ещё 6 казачьих полков в составе отрядов флангового прикрытия Ф. Ф. Винценгероде и М. Т. Власова. Но они, судя по всему, в сражении не участвовали. Общая численность казачьих войск на поле сражения составляет примерно 9000 человек. Казаков обычно не относят к кадровым частям, но качественно они не уступали и имели большой боевой опыт.

Наиболее сильно разнятся данные по ополчению. Подтверждёнными являются только 10 тыс. человек, из них 7000 в Московском и 3000 в Смоленском ополчении. Значение ополчения ввиду плохой подготовки и вооружения, а также отсутствия опыта было невысоким даже в том случае, если его численность была и несколько большей. Если учитывать в соотношении сил ополчение, то нужно посчитать и аналогичные французские войска – нестроевых, которых насчитывалось около 15 тыс. (они в соотношении сил обычно не указываются).

Количество орудий, как и указано выше, было 624.

Но теперь попробуем разобрать, что именно это были за силы.

1-я армия под командованием генерала от инфантерии А. Б. Барклая-де-Толли.

2-я армия под командованием генерала от инфантерии князя П. И. Багратиона.

В состав русских армий входили следующие корпуса:

1) 2-й корпус под командованием генерал-лейтенанта К. Ф. Багговута. Корпус состоял из 4-й и 17-й пехотных дивизий и насчитывал 11 450 человек при 72 орудиях. Дивизии были старой комплектации и имели опыт боёв, в том числе в этой кампании. 2-й корпус осуществлял прикрытие отхода 1-й армии от Смоленска в составе арьергарда;

2) 3-й корпус под командованием генерал-лейтенанта Н. А. Тучкова 1-го. Корпус состоял из 1-й гренадерской и 3-й пехотной дивизий и насчитывал 10 800 человек при 18 орудиях. Дивизии были старой комплектации и имели огромный опыт боёв. Например, 3-я дивизия у деревни Каморье во время арьергардных боёв выдержала двухдневное сражение с многократно превосходящими силами противника. Но численно, из-за понесённых потерь, 3-й корпус был слабейшим в русской армии;

3) 4-й корпус под командованием генерал-лейтенанта графа А. И. Остерман-Толстого. Корпус состоял из 11-й и 23-й пехотных дивизий и 2-й сводной гренадерской бригады. Насчитывал 12 тыс. человек при 42 орудиях. 11-я дивизия была старого формирования и имела большой процент солдат-ветеранов, 23-я дивизия была сформирована в Оренбургской инспекции позднее 1808 года. Корпус и его командир продемонстрировали незаурядное мужество в бою под Островно, где, выполняя задачи арьергарда, целый день сдерживали французов, обеспечивая отход 1-й армии;

4) 5-й корпус (иногда именуемый гвардейским) под командованием генерал-лейтенанта Н. И. Лаврова. Корпус состоял из гвардейской и 1-й кирасирской дивизий, 1-й сводной гренадерской бригады и насчитывал 15–17 тыс. человек при 66 орудиях. В комментариях состав не нуждается, так как по меркам русской армии гвардия, кирасиры и гренадеры – отборные части для ударных действий на поле боя. Это был один из двух сильнейших корпусов русской армии;

5) 6-й корпус под командованием генерала от инфантерии Д. С. Дохтурова. Корпус состоял из 7-й и 24-й пехотных дивизий и насчитывал 12 500 человек при 72 орудиях. 7-я дивизия была старого формирования и имела большой процент солдат-ветеранов, 24-я дивизия было сформирована в Сибирской инспекции позднее 1808 года. Корпус и его командир показали пример стойкости в Смоленском сражении;

6) 7-й корпус под командованием генерал-лейтенанта Н. Н. Раевского. Корпус состоял из 12-й и 26-й пехотных дивизий и насчитывал 12 500 человек при 24 орудиях. 12-я дивизия была старого формирования и имела большой процент солдат-ветеранов, 26-я дивизия была создана в 1811 году, но имела в своей основе контингенты из ранее созданных дивизий. Корпус Раевского сумел в сражении под Салтановкой остановить 1-й французский корпус маршала Даву, имевший двойное превосходство в личном составе, и прекрасно проявил себя в Смоленском сражении. Перед Бородинским сражением корпус качественно был несколько ослаблен большим процентом маршевых пополнений из новобранцев;

7) 8-й корпус под командованием генерал-лейтенанта М. М. Бороздина. Корпус состоял из 2-й гренадерской и 27-й пехотной дивизий, сводной гренадерской дивизии 2-й армии и насчитывал 17 тыс. человек при 70 орудиях. 2-я гренадерская и сводная гренадерская дивизии относились к отборным частям русской армии и имели большой процент солдат-ветеранов, 27-я дивизия была сформирована последней перед войной и состояла в основном из молодых бойцов. Изначально она не входила в состав 8-го корпуса и была ему придана в качестве усиления. 27-я дивизия под командованием Неверовского показала себя одним из лучших соединений армии. Отразив под Красным атаку конных корпусов Мюрата и частей корпуса Нея, дивизия, по сути, спасла русскую армию под Смоленском. В ходе Смоленского сражения 27-я дивизия бессменно участвовала в обороне города и первой вступила в генеральную битву, защищая Шевардинский редут;

8) 1-й резервный кавалерийский корпус под командованием генерал-лейтенанта и генерал-адъютанта Ф. П. Уварова. Корпус насчитывал 3470 человек при 12 орудиях;

9–10) 2-й и 3-й резервные кавалерийские корпуса под командованием генерал-майора и генерал-адъютанта Ф. К. Корфа и генерал-майора С. В. Дяткова. Корпуса насчитывали 6700 человек при 24 орудиях;

11) 4-й резервный кавалерийский корпус под командованием генерал-майора графа К. К. Сиверса. Корпус насчитывал 4300 человек при 12 орудиях;

12) 2-я кирасирская дивизия под командованием генерал-майора И. М. Дуки, имевшая в своём составе 2800 человек;

13) артиллерийский резерв 1-й и 2-й армий в составе 4 батарейных рот, 8 лёгких рот и 5 конных рот. Всего 200 орудий.

Кадровый состав русской армии имел в целом большой боевой опыт, был проверен в боях с Наполеоном и отличался высоким уровнем подготовки. Несколько ослабляло кадровые части наличие в их составе только около 90 тыс. старослужащих бойцов, 15 600 прибыли перед сражением и ещё не были обстреляны.

Иррегулярные части состояли из казачьего корпуса под командованием генерала от кавалерии М. И. Платова в составе 1-й армии и казачьего корпуса под командованием генерал-майора А. А. Карпова в составе 2-й армии.

Корпус Платова более всего отличился в двухдневных боях за местечко Мир, где разбил 9 польских уланских полков, в том числе полки Польской уланской дивизии генерала Турно. Корпус насчитывал в своём составе 5600 человек при 12 орудиях.

Корпус Карпова также имел огромный боевой опыт. Именно он при поддержке 3000 солдат Тучкова 3-го героически сдерживал многократно превосходящий корпус генерала Нея в сражении при Валутиной горе, что дало возможность развернуть арьергард русской армии для боя и исправить едва не ставшую роковой ошибку командования. Корпус насчитывал в своём составе 3000 человек.

В целом казачьи части можно считать равными кадровой кавалерии, хотя они и уступали ей по качеству конного состава и умению действовать в строю.

Всего 7 пехотных корпусов (15 пехотных дивизий, кавалерийская дивизия и пехотная бригада), 4 кавалерийских корпуса и кавалерийская дивизия, 2 казачьих корпуса.

Численность русской артиллерии значительных разночтений не вызывала, но что это были за силы по составу? Получившая в ходе реформ Зубова 1794 года конные роты и в ходе реформ Аракчеева 1805 года постоянный конный состав, сокращённый набор калибров и новые штаты, русская артиллерия к 1812 году стала, возможно, наиболее эффективной в мире.

Батарейная рота имела в своём составе четыре 1/2-пу-довых единорога и восемь 12-фунтовых пушек. Лёгкая рота имела в своём составе четыре 1/4-пудовых единорога и восемь 6-фунтовых пушек. Конная рота – шесть 1/4-пудовых единорогов и шесть 6-фунтовых пушек. Батарейным ротам зачастую придавались два 3-фунтовых единорога (обычно егерям).

Всего в русской армии имелось 240 полевых единорогов, из которых примерно 70 – 1/2-пудовые и 140 – 1/4-пудо-вые. Кроме того, имелось более тридцати 3-фунтовых горных единорогов. Пушек насчитывалось 12-фунтовых примерно 150, 6-фунтовых примерно 240. Это давало суммарный вес залпа более 6100 артиллерийских фунтов по штатным боеприпасам (или около 7300 артиллерийских фунтов при пересчёте единорогов на сплошное ядро) и обеспечивало по крайней мере на четверть больший вес суммарного залпа, чем у артиллерии Наполеона.

Этим силам противостояла наполеоновская армия, включавшая лучшие силы французской империи. Общая численность составляла, как уже говорилось выше, 133–135 тыс. человек при 587 орудиях. Из них на пехоту приходилось более 90 тыс., на кавалерию – более 28 тыс., на артиллерию и инженерные части – более 16 тыс.

Французская пехота была представлена следующими корпусами:

1) 1-й пехотный корпус под командованием маршала Даву, князя Экмюльского и герцога Ауэрштедтского. Корпус состоял из 1, 2, 3, 4 и 5-й пехотных дивизий. Это были образцовые части, укомплектованные в основном французами. Примерно 4/5 личного состава составляли опытные солдаты. Командующий корпусом маршал Даву по праву считался одним из лучших полководцев империи. Он начал карьеру с командира батальона, отличился в сражении при Абукире, в Ульмской операции и сражении под Аустерлицем. В сражении под Ауэрштедтом Даву во главе корпуса численностью 27 тыс. человек наголову разгромил 50-тысячную прусскую армию, по сути, выиграв этим сражением войну против Пруссии и получив за это герцогский титул. Княжеский титул Даву получил за свою роль в разгроме австрийцев при Экмюле и Ваграме. Удача начала изменять Даву только при походе в Россию. В сражении под Салтановкой он не смог разгромить корпус Раевского, хотя и остановил его атаку. Скромны были и успехи в Смоленском сражении. Но накануне Бородинской битвы именно корпус Даву взял штурмом Шевардинский редут.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6