Дмитрий Пучков.

Бородино: Стоять и умирать!



скачать книгу бесплатно

Кроме того, большое внимание было уделено максимальному повышению скорострельности и удобству заряжания. Ради этого зазор между ядром и стенками канала ствола делался больше, чем у французских пушек. Также для пушек малой пропорции более коротким делался ствол. Это упростило заряжание пушки картузом, который заключал в себе снаряд, пыж и порох. Но в то же время подобные меры снижали кучность и дальность стрельбы ввиду худшей обтюрации ядра снаряда в канале ствола.

Довольно специфическим оружием русской армии были единороги. В полевой артиллерии других стран присутствовали гаубицы, которые отличались от пушек гораздо более коротким и тонкостенным стволом. Они предназначались для ведения огня в основном гранатами и бомбами и имели меньшую начальную скорость снаряда и более крутую траекторию. В русской армии вместо полевых гаубиц применялись единороги, которые, по сути, занимали промежуточное положение между пушкой и гаубицей.

Характеристики имевшихся на вооружении русской армии орудий были следующие.

12-фунтовая пушка средней пропорции. Вес орудия 800 кг (50 пудов), вес системы 1624 кг (101,5 пуда), калибр 4,76 дюйма (121-мм), длина ствола – 16,5 калибра, упряжка – 6 лошадей. Дальность стрельбы: ядром – 2,8 км (1300 саженей), гранатой – 1,1 км (500 саженей), картечью – более 300 м (150 саженей).

12-фунтовая пушка меньшей пропорции. Вес орудия 480 кг (30 пудов), вес системы 1210 кг (75,6 пуда), калибр 4,76 дюйма (121-мм), длина ствола – 13 калибров, упряжка – 6 лошадей. Дальность стрельбы: ядром – 2,6 км (1300 саженей), гранатой – 1,1 км (500 саженей), картечью – более 300 м (150 саженей).

6-фунтовая пушка. Вес орудия 355 кг (22,2 пуда), вес системы – 980 кг (61 пуд), калибр 3,76 дюйма (95-мм), длина ствола – 17 калибров, упряжка – 6 лошадей для конной и 4 для пешей артиллерии. Дальность стрельбы: ядром – 2,2 км (1000 саженей), гранатой – около 900 м (400 саженей), картечью – более 300 м (150 саженей).

1/2-пудовый единорог. Вес орудия 680 кг (42,5 пуда), вес системы 1810 кг (113 пудов), калибр 6,1 дюйма (155-мм), длина ствола – 10,5 калибра, упряжка – 6 лошадей. Дальность стрельбы: ядром – 2,2 км (1000 саженей), гранатой – 1,3 км (600 саженей), картечью – 550 м (250 саженей).

1/4-пудовый единорог. Вес орудия 345 кг (21,6 пуда), вес системы – 950 кг (59,3 пуда), калибр 4,84 дюйма (123 мм), длина ствола – 10,5 калибра, упряжка – 4 лошади (6 – конный). Дальность стрельбы: ядром – 1,3 км (600 саженей), гранатой – около 900 м (400 саженей).

Если учесть количество орудий в армии и их превосходство в скорострельности над стрелковым оружием (до 9 выстр./мин. против 4 выстр./мин. у гладкоствольных ружей и 1–2 выстр./мин. у нарезных), то становится ясно, что именно артиллерийские орудия определяли огневую мощь армии.

В качестве основного тактического уложения русская артиллерия использовала разработанные графом Кутайсовым «Общие правила для артиллерии в полевом сражении», утверждённые императором Александром I и разосланные в войска в качестве инструкции.

Вот содержание этих «Правил».

«1. В полевом сражении выстрелы за 500 саженей сомнительны, за 300 довольно верны, а за 200 и за 100 смертельны; для трёх последних дистанций могут также быть употреблены новые наши картечи. Следовательно, когда неприятель ещё в первом расстоянии, то должно стрелять по нём редко, дабы иметь время вернее наводить орудие и выстрелами вашими затруднять его в движении; во втором расстоянии стрелять чаще, чтоб остановить или, по крайней мере, продлить его приближение, и напоследок наносить удары со всевозможною скоростью, чтоб его опрокинуть и уничтожить.

2. С начала сражения скрывать число своей артиллерии, но увеличивать её в продолжение дела, чрез что от неприятеля скроется пункт вашего нападения, а если б он был атакующий, то встретил бы артиллерию там, где бы, может быть, её и не предполагал.

3. Когда ещё не примечено настоящее намерение неприятеля, то батареи должны состоять из малого числа орудий и быть рассеяны в разных местах. В сем положении вы представляете собою малую цель, а сами имеете более средства ему вредить косвенными и перекрестными выстрелами и затруднить в его предприятиях.

4. Батареи же из большого числа орудий должно ставить в таких случаях, когда нужно сделать пролом в линии неприятельской или остановить сильное его стремление на какой-либо пункт или когда необходимо нужно сбить его с какой-нибудь позиции.

5. Избегать ставить батареи на весьма возвышенных, крутых местах; напротив того, батареи из единорогов могут с великою выгодою быть поставлены за небольшими возвышениями, которыми бы они только закрывались, ибо все почти их выстрелы, кроме картечных, суть навесные.

6. Можно почти без исключения взять за правило, что когда мы намерены атаковать, то большая часть нашей артиллерии должна действовать на артиллерию неприятельскую; когда же мы атакованы, то большая часть нашей артиллерии должна действовать на кавалерию и пехоту.

7. Сверх сего необходимо должно стрелять по батареям, когда они весьма препятствуют занять какую позицию или вредят вам в дефилеях.

8. По колоннам и массам стрелять ядрами полным зарядом и гранатами, иногда с уменьшением пороха, дабы они рикошетировали и разрывались, ложась в самой колонне; картечью же по колоннам стрелять только в то время, когда они в близком расстоянии, ибо действие ядер на них смертельнее.

9. По фронту, который в выгодном от нас расстоянии, стрелять преимущественно картечью, для выстрелов же ядрами и гранатами стараться располагать свои батареи так, чтоб действовать вдоль по линии или по крайней мере косвенно.

10. Во время сильного нападения, когда бы предполагалось отступить, то артиллерия, прикрывающая ретираду, должна ставить батареи в две линии, так, чтобы, по обороне, первая проходила чрез вторую, которая уже будет готова встретить неприятеля.

11. Артиллерия во всяком случае должна покровительствовать движению войск, и взаимно войско обороняет её, потому начальник оной, рекогносцировавши место и быв предуведомлён о намерении, сообразясь с местоположением, располагает её так, чтобы она своим действием способствовала предприятию.

12. Главнейшее же её разделение должно быть по флангам линий, в интервалах и в резерве; но сие разделение не может ей препятствовать быть, сколь возможно, движущейся сообразно с местоположением и направлением войск неприятельских, ибо весьма вредно во время вашей атаки оставаться долго в одинаковой позиции.

13. Резерв артиллерийский, находясь за второй или третьей линией, должен быть составлен преимущественно из конной артиллерии, которая быстротою и лёгкостью своей может с великою скоростью переноситься в разные пункты, да и батарейные роты для скорейшего движения могут сажать некоторую часть людей на подручных лошадей и на лафеты. <…>

21. В заключение сего скажу, что нет ничего постыднее для артиллериста и вреднее для армии, как напрасная трата зарядов, которые должно стараться употреблять так, чтоб каждый из них наносил вред неприятелю, зная сколь заготовление и доставление оных затруднительно».

Так что как по материальной базе артиллерии, так и по господствующим доктринам её применения русская артиллерия была в большей мере, чем французская, ориентирована на достижение максимальной эффективности в ближнем бою в решительную фазу сражения. И делалось это с некоторым ущербом для способности вести эффективный бой на больших дистанциях.

Французская армия в последней четверти XVIII века была по уровню вооружения, пожалуй, на первом месте в мире. Основным вооружением пехоты являлось кремниевое ружьё образца 1777 года. На момент принятия на вооружение это ружьё было самым совершенным в своём классе. Оно имело уменьшенный калибр, что позволило обеспечить достаточную начальную скорость при меньшем количестве пороха, весе ружья и силе отдачи. Начальная скорость полёта пули составляла 420 м/с, что значительно превышало скорость звука и обеспечивало настильность траектории. Хотя высокую точность стрельбы гладкоствольное ружьё не могло обеспечить в принципе, но по точности ружьё 1777 года превосходило зарубежные аналоги. Также это ружьё имело несколько меньшую длину ствола и значительно более длинный штык, что давало преимущество в штыковом бою. До появления у англичан ружья М1794 и русского ружья образца 1808 года французское ружьё обеспечивало превосходство на поле боя как вольтижёрам в огневом бою, так и линейной пехоте – в штыковом. И даже новые ружья обеспечили противникам Франции не преимущество, а лишь примерное равенство в вооружении. Однако даже такое великолепное ружьё имело недостатки, например недостаточную надёжность и склонность к коррозии некоторых узлов. Но главным было некоторое различие выпущенных ружей по калибру и необходимость индивидуальной подгонки деталей. Это создавало определённые трудности при создании и вооружении массовой армии. Поэтому французы в 1801 году приняли ружьё AN-IX, которое и стало основным к моменту вторжения в Россию. Это ружьё практически полностью повторяло ружьё образца 1777 года и отличалось от старого большей унификацией деталей и заменой подверженных коррозии, но не несущих больших нагрузок железных деталей на медные. Кроме того, удалось несколько уменьшить вес ружья.

Возможно, сказались отличные возможности ружья образца 1777 года, но нарезному оружию во Франции уделялось меньшее внимание. Основным образцом нарезного оружия был «Карабин де Версале» образца 1793 года в пехотном и кавалерийском вариантах. Только в 1804 году был разработан чуть усовершенствованный карабин AN-XII, который лишь незначительно отличался от «Карабин де Версале». Насыщенность французской армии нарезным оружием была несколько ниже, чем русской. В основном нарезными карабинами вооружались унтер-офицеры, сержанты и сапёры из лёгкой пехоты и по 6 стрелков в вольтижёрной роте.

Характеристики основных имевшихся на вооружении французской армии ружей были следующие.

Ружьё AN-IX. Масса (без штыка) 4,375 кг, длина 151,5 см (длина штыка 46,5 см). Калибр 17,5-мм, вес пули 27,2 г, вес пороха 12,24 г. Максимальная дальность стрельбы 300–400 шагов, эффективная дальность прицельной стрельбы (вероятность поражения стандартной мишени более 1/2) – более 100 шагов.

Нарезной карабин «Карабин де Версале». Масса (без штыка) 3,45 кг, длина 102,5 см. Калибр 13,5-мм, вес пули 17,5 г, вес пороха 4 г. Максимальная дальность примерно 1000 шагов, эффективная дальность прицельной стрельбы более 500 шагов.

В области артиллерии французская армия долго удерживала лидирующие позиции, которые не были утрачены за четверть века, прошедшие после реформы Грибоваля. Но Наполеон, сам отличный артиллерист, отметил излишние калибры в системе Грибоваля. Так, например, он указывал, что в большинстве случаев командиры при ведении огня не делают разницы между 8-фн и 4-фн пушками. При этом 8-фн излишне тяжелы, а 4-фн имеют слабый боеприпас. В итоге было принято решение остановиться на 6-фн пушке, которая должна заменить оба калибра. Также постановили перейти на новую гаубицу с большей длиной ствола и меньшим калибром. Это позволяло увеличить настильность траектории, с большей пользой применять данные орудия в манёвренном полевом бою, унифицировать боеприпас с 24-фн осадной пушкой. Наконец, полковник Виллентруа создал тяжёлые дальнобойные гаубицы с увеличенным зарядом пороха и длиной ствола. Они имели калибры 8, 9 и 11 дюймов. При этом самая мощная (11-дюймовая) гаубица могла вести огонь на дистанцию до 5,8 версты. 8-дюймовая гаубица применялась в полевых сражениях. Кроме изменения в калибрах и длине стволов пушки новых образцов были облегчены и упрощены по конструкции. Реформа должна была вывести французскую артиллерию на новый уровень. На деле она проводилась не так решительно и эффективно, как в России. Причиной послужило имевшееся на момент начала реформы превосходство французской артиллерии над артиллерией большинства противников. Отрицательно сказались «лоскутность» империи Наполеона, отсутствие чёткого управления военным производством. Многие заводы, особенно на покорённых территориях типа Рейнского Союза, выпускали орудия по старым образцам и в старой системе калибров. Так что в итоге реформа не только не уменьшила, как требовалось, число калибров в армии, а наоборот – увеличила. Из новых орудий в значительных количествах были выпущены только 6-фн пушка и 24-фн гаубица. В войну Великая армия вступила, имея более двух десятков артсистем.

Характеристики основных имевшихся на вооружении французской армии орудий следующие.

12-фунтовая пушка системы Грибоваля. Вес орудия 860 кг (54 пудов), вес системы 2160 кг (135 пудов), калибр 4,76 дюйма (121-мм), длина ствола 16,5 калибра. Дальность стрельбы: ядром – 2,7–3 км, гранатой – около 1,2 км, картечью – до 600 м.

8-фунтовая пушка системы Грибоваля. Вес орудия 580 кг (36 пудов), вес системы 1760 кг (110 пудов), калибр 4,1 дюйма (104-мм), длина ствола 16,5 калибра. Дальность стрельбы: ядром – 2,7 км, гранатой – около 1 км, картечью – до 500 м.

4-фунтовая пушка системы Грибоваля. Вес орудия 280 кг (18 пудов), вес системы 1120 кг (70 пудов), калибр 4,76 дюйма (121-мм), длина ствола 16,5 калибра. Дальность стрельбы: ядром – 2,6 км, гранатой – около 1,1 км, картечью – до 400 м.

6-фунтовая пушка новой системы. Вес орудия 400 кг (25 пудов), вес системы 1440 кг (90 пудов), калибр 3,9 дюйма (96-мм), длина ствола 16,5 калибра. Дальность стрельбы: ядром – 2,3 км, гранатой – около 1 км, картечью – до 400 м.

6-дюймовая удлинённая гаубица. Вес орудия 620 кг, калибр 6 дюймов (152-мм), длина ствола 6,5 калибра. Дальность стрельбы: ядром – 3 км, гранатой – около 3 км, картечью – до 400 м.

Хотя в целом французская артиллерия выглядит хуже русской из-за большого разнообразия калибров и количества маломощных полковых орудий, она имеет преимущество при борьбе с укреплениями и живой силой на длинных дистанций за счёт наличия гаубиц больших калибров и с крутой траекторией, позволявших поражать противника позади укреплений.

При сравнении характеристик русского и французского оружия нужно учитывать несколько моментов, связанных с его применением.

Во время Наполеоновских войн господствовал залповый ружейный и артиллерийский огонь. По-другому вести огонь могли только егеря и вольтижёры в рассыпном строю. Это было вызвано в том числе таким фактором, как используемый дымный порох. При разнобое в залпе опоздавшие стреляли в дымное облако, которое после каждого залпа заволакивало боевые порядки.

Максимальный темп стрельбы зависел не от характеристик оружия, а от выучки состава. Хорошо обученный солдат, как показали стрельбы уже в наши дни, мог без проблем из гладкоствольного ружья обеспечить темп 3–4 выстрела в минуту за счёт использования патрона. Подобный темп не мог поддерживаться долго, но позволял сделать 10–12 залпов по батальонной колонне, атакующей быстрым шагом, 7–9 по атакующей бегом и 2–3 по атакующей на галопе кавалерии. Учитывая низкую точность огня даже по сомкнутым боевым порядкам, только ружейным огнём обычно не удавалось остановить атаку батальонных колонн или кирасир.

Полевая артиллерия по дальности стрельбы «дальней» картечью превосходила огонь из гладкоствольных ружей. При этом полевое орудие имело максимальный темп стрельбы благодаря картузному заряжанию – 7–9 выстрелов в минуту. При этом точность артиллерийского огня на равных дистанциях была выше. Здесь, как и при ружейном огне, высокий темп не мог поддерживаться долго, но позволял сделать 25–35 залпов картечью по батальонной колонне, атакующей быстрым шагом, 15–20 по атакующей бегом и 7–10 по атакующей на галопе кавалерии. Такая скорострельность была мощным средством как против пехоты, так и против кавалерии при условии достаточного количества орудий на длину атакованного фронта. Подобное превосходство артиллерии обычно позволяло выигрывать её перестрелку с пехотой даже на коротких дистанциях. Уровень артиллерии на поле боя по сравнению с другими родами войск был, пожалуй, наибольшим именно в начале XIX века.

Русские пушки имели несколько больший зазор между ядром и каналом ствола, чем французские. Это приводило к некоторому снижению дальности и точности стрельбы, но обеспечивало немного большую скорострельность. Так что французские пушки имели некоторое преимущество на больших дистанциях, а русские – на коротких, в момент отражения атаки.

Дальность стрельбы артиллерийских орудий указывается не предельно достижимая, а та, на которую пушка способна практически гарантированно добросить ядро. Дело в том, что в связи с низкой кучностью стрельбы нестабилизированным круглым ядром на большие дистанции за максимальную дальность бралось расстояние, равное примерно 7/8 той дистанции, на которую улетело самое дальнее ядро, выпущенное на стрельбах полным зарядом. Это означает, что на перелёте ядро, выпущенное из 12-фн русской пушки средней пропорции, могло улететь более чем на 3 км, а из французской 12-фн – более чем на 31/4 км.

Полевая фортификация на 1812 год

Полевые укрепления использовались воюющими армиями с древнейших времён. Они обеспечивали устойчивость боевых порядков и давали преимущество в бою, особенно обороняющейся стороне.

Основными видами укреплений были различной конфигурации рвы, валы, насыпные и обычные траншеи. Но с конца XVII века и до войны 1812 года произошло важное изменение в их размещении. Если в XVII веке преобладали сплошные линии укреплений, перекрывавшие фронт армии полностью или на значительном протяжении, то развитие огневых средств и рост значения атаки с применением холодного оружия и в повышающих гибкость расчленённых боевых порядках привели к отказу от длинных укреплённых линий. Такие линии теряли всякое значение при прорыве их в одном или нескольких местах. На смену им пришли отдельные укрепления и узлы обороны, способные поддерживать друг друга фланкирующим огнём и сохранявшие своё значение даже при падении одного из укреплений.

На Бородинском поле применялись следующие виды укреплений. Редуты (Шевардинский), представлявшие собой замкнутое укрепление, состоявшее из рва глубиной около 2 м и шириной 3–5 м и насыпанного за ним вала до 2 м высотой. На гребне вала обычно имелись бруствер и банкет (ступенька) для стрелков. Похожим образом был устроен люнет (Курганная батарея). Но, в отличие от редута, он не был закрыт сзади (с горжи) и имел только фронтальные и фланковые фасы. При этом протяжённость по фронту люнета Курганной батареи была довольно высока, что позволяло разместить на нём значительные силы пехоты и артиллерии. Дополнительно с фронта Курганную батарею защищали препятствия в виде волчьих ям перед фронтом укрепления в 5–6 рядов.

Заметно отличались, являясь более простым видом укреплений, реданы и их частный случай – флеши (Семёновские, Масловские). Реданы представляли собой выполненный в форме угла насыпной окоп (в случае флешей угол был тупой). Это был, по сути, бруствер из земли или фашин, за которым размещались стрелки и артиллерия. Подобные брустверы, но не расположенные углом для фланкирующего огня, а предназначенные для фронтальной защиты тяжёлой артиллерии, использовали при Бородино и французы. Для сковывания возможного манёвра в районе сильно заросшей Старой Смоленской дороги широко применялись засеки из поваленных деревьев.


Полевая фортификация: а) редут и люнет; б) флешь

Командующие

Есть такая фраза, что бои выигрываются ещё до их начала. Трудно с ней не согласиться, хотя возводить её в абсолют не стоит. Ещё до сражения производится сосредоточение сил, подготовка поля боя, развёртывание. И главное, до боя принимаются многие решения, которые обеспечивают дальнейшее развитие событий. Однако не стоит недооценивать роль решений, принимаемых на поле боя. Поэтому, перед тем как приступить к разбору событий и оценке планов противника, попробуем разобраться с тем, что за люди разрабатывали планы перед сражением и принимали решения на поле боя.

Русские
Главнокомандующий

Русские войска на поле боя возглавлял генерал от инфантерии светлейший князь Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов. Именно его считали полководцем, который может побить Наполеона. И это мнение возникло не на пустом месте.

Михаил Кутузов происходил из потомственных военных. Во время обучения Кутузова в Дворянской Артиллерийской и Инженерной школе артиллерийское дело вёл его отец генерал-поручик Илларион Кутузов. Михаил Кутузов ещё не закончил учёбу, а его уже привлекают к обучению других обучающихся и офицеров. После окончания школы он был оставлен в ней для обучения воспитанников математике.

Первый боевой опыт Кутузов получил в борьбе с польскими повстанцами. Отличился в русско-турецких войнах в армии Румянцева и уже в 24 года стал полковником. В бытность командиром Бугского егерского корпуса разработал новые тактические приёмы и методы обучения егерей.

Во всех боях Михаил Илларионович демонстрировал храбрость, дважды был ранен в голову и лишился глаза. В декабре 1790 года отличился при штурме и взятии Измаила, где командовал 6-й колонной, шедшей на приступ. Суворов так изложил действия генерала Кутузова в донесении: «Показывая собою личный пример храбрости и неустрашимости, он преодолел под сильным огнём неприятеля все встреченные им трудности; перескочил чрез палисад, предупредил стремление турок, быстро взлетел на вал крепости, овладел бастионом и многими батареями… Генерал Кутузов шёл у меня на левом крыле; но был правою моей рукою».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6