Дмитрий Петров.

Сказки Александра Мы



скачать книгу бесплатно

Не плачь

Анекдоты, в отличие от сказок, способны предугадывать будущее. В конце двадцатого века родился следующий анекдот:

2030-й год. Мальчик с девочкой в песочнице лепят куличики.

Вовочка: «Оль, а твои родители в каком чате познакомились?»

Спустя двадцать лет это уже не смешно. Это действительность. Что же будет в 2030м году? Наверное, детей сразу в интернете делать будут, зачем все эти древние танцы с бубном. А вы знакомились через интернет? Наверняка же… Вот только мало кто способен предугадывать будущее.

 
                                               ***
 

Он написал ей: «Привет, Крошка!»

Она уколола в ответ.

Она никогда не умела доверять. Но хотела любить.

Он говорил долго, много.

Она стеснялась.

Она намекнула в письме, что улетает. Уточнила, что насовсем. Через два часа. Рейс S71140…

…если б не эти ужасные пробки. Он бы успел. Салатовый самолет S7 улетел. На борту она жевала салат на обед. Он жевал сопли.

Она пропала со связи. Но все же нашлась через неделю. Он сразу сказал, что летит. Не сбежать ей. Теперь она пропала. Она поняла —это по-настоящему, несмотря на фигуральность.

Аэропорт. Встреча. «Привет, Крошка!»

Кафе. Она сидела, забравшись с ногами на диван и смотрела, как он ест хинкали. Да, их надо есть руками. И надо оставлять на тарелке самую вкусную часть (ох уж эти кавказские парадоксы).

Отель. Дорога. Она спала, свернувшись с ногами в кресле.

Еще отель. Она любила говорить на суржике:

– Ну шо?

– Ишо!

– Шоооо?

– (смущенно) А шо?



Он не хотел бежать и суетиться. Хотел лежать и втыкать в потолок, в небо, в её лицо и свои мысли, в ее желания и свою пустоту, которая пришла на смену мыслям. Просто лежать на пляже и в кровати, на поверхности моря и под звездами.

Он сказал: «Скоро лететь».

Она заплакала. Он тоже начал плакать. Наверное, это эмпатия.

Она плакала постоянно: за рулем и за ручку, в постели и в лифте, в веселье и грусти. Точно – эмпатия.

Плакала даже в море, он слизывал слезы. Казалось – все соленое море – её слезы.

Снова аэропорт.

– Останься.

– Не могу.

– Я хочу.

– Позвонишь и скажешь, что аэропорт заминирован?

– Толку? Тогда ты улетишь на воздушном шаре.

Она сдалась:

– Напиши, как приземлится самолет.

– Зачем?

– Чтобы я знала, что с тобой все в порядке.

– Если будет не в порядке, то, скорее всего, со всем самолетом, а не только со мной, и ты об этом узнаешь скорее из новостей.

Он не написал ей.

Новостей по ТВ не было. Сердце начало останавливаться. «Не в порядке» становилось с ней.

Он позвонил. Через 4 часа. В ее дверь. Немой вопрос в ее глазах:

– Я же видела, как улетел твой самолет.

Ты не мог выпрыгнуть как Шварценеггер, – она смотрит в улыбку его глаз. – И обратно на этот рейс ты бы не успел: выйти, зарегистрироваться, пройти контроль… а они сразу улетают назад.

– Успел: спасибо онлайн-регистрации и бесконечным улыбкам.

Он улыбнулся ей:

– Привет, Крошка!

Маленькая девочка со взглядом волчицы


Жизнь – как морское плавание: кто-то каботажит вдоль берега, кто-то ходит с контрабандой мимо таможни, многие лезут в морские сражения, а другие вычисляют координаты Terra Incognita.

Он мечтал о кругосветке. Хотя бы одной.

Его заливало в штормах: он прошел сто морей, мечтал заглянуть в око тайфуну и остаться в живых. Не беда, что чаще это были мечты и книги о пиратах, ведь сломал свою мачту он в совершенно безопасном месте.

Он нашел её в сети. У нее была фамилия его мамы. Ему показалось, что это – ЗНАК. И он попал в сети. Невидимые и неосязаемые для всех.

Она была высока: яркая, красивая, недоступная. Он был ботаником. Хоть и без очков. Может быть поэтому в конце первой встречи он позвал ее к себе. Она ответила:

– У меня правило, если я сплю на первом свидании, то больше никогда не встречаюсь. Выбирай!

Капитан корабля ответственен за любой выбор – от пролива следования до меню провианта. Он тоже выбрал. Но неправильно.

Наверное, просто был не мужик. Он был романтичен, бескомпромиссен и горяч. Парадоксальное сочетание. С ботаниками так случается.

Раз в три месяца он приглашал и угощал её. И слушал-слушал-слушал. А на самом деле – смотрел-смотрел… он был влюблен. Хоть и строил какую-то пробную семейную жизнь в параллельной (а формально – основной) жизни. Смотрел на её изрезанную левую руку – багровые шрамы.

Как записи в судовом журнале – сухие и четкие. Но как много они в себе содержат морских историй.

Считал, сколько прибавилось за новый период. И в шутку называл ее Тигрицей. Каждый квартал, пока в ресторане готовили новые блюда, он узнавал её. Оказалось, в свои 16 лет, она уже добыла поддельный паспорт (с возрастом в плюс шесть лет), научилась выглядеть на плюс десять лет, работала директором сети ювелирных салонов, и иногда забегала в школу. Маме это важно. Хотя мама и не любила её. Мама любила, когда все хорошо и красиво. Даже безупречно. А вот муж у мамы вышел совсем наоборот. Поэтому вскоре вышел из их жизни. Дочь – это единственное, что напоминало о нем, особенно, отчеством. Оттого, наверное, мама неизменно обращалась к ней: Инна Оле-ГОВНА.

А сейчас её мечта – поскорее дождаться 18 лет, чтобы купить права. И уехать. Паспорт подделать оказалось проще.

Потом она исчезла. Совсем. Даже друзья и работа не знали, где она.

Славные корабли становятся плавучими музеями, а самые загадочные способны стать Летучими Голландцами.

Но через год объявилась. Оказалось, была в Турции. Улетела, женилась. Именно «женилась». Для Турции это нормально: если мужчина до 30 лет девственник, не имеет ни работы, ни семьи, ни опыта. Так что, действительно женилась. Хоть у нас и сказка, а у неё не получилось сказки: предсказуемо начались претензии, обвинения, побои. Вернулась. Сбежала. И вот звонила ему. Теперь у неё ничего не было. Даже паспорта (ох уж эти горячие восточные мужчины).

Для него свершилось чудо: она сама звонит ему! И готова принять его. Надо лишь принять её. Но окружение категорически не принимало. Даже друг влюбился в неё, чтобы, как Александр Матросов, своей грудью закрыть его от неминуемой гибели. Увы, стрелы любви смертоноснее пуль.

Казалось, он просто скидывает ненужный балласт – все и всех за борт. Прорвемся!

Он ушел из своей учебно-тренировочной семьи и из дома, нашел ей работу. Рушилась его работа. Рушились связи и друзья. Остатки родственников – рубил связи, как канаты. Он был горяч и категоричен. Такие нужны морю.

Крысы бегут с корабля. Он не задумывался: пусть и крысы, но судьба корабля от этого не улучшится.

Шрамы стали зарастать. Зашел разговор о шлифовке. Уже невозможно было скрывать – беременна. Ох уж эти турки, да еще и с осложнениями: побои жен часто заканчиваются изнасилованием. А что? Бьет – значит любит. Много же ему высказали на её новой работе – порекомендовал декретную сотрудницу!

Ранее награбленное золото в сундуках подошло ко дну. Начался шторм. Даже торнадо. Чудовищная воронка затягивала в себя.

Бесконечные доктора и больницы. Она хотела девочку, но на УЗИ сказали, что так ногой может лупить только будущая реинкарнация Бэкхема. Возможно, от папочки передалась привычка бить по животу. Можно делать аборт. А можно сэкономить и не делать. Её легко было убедить. Сложнее родить. Но все получилось (у всех же получается).

Он мог дать лишь отчество. И придумать имя.

Она не могла дать даже дедушку и бабушку.

Хуже – она не умела любить. Но это поправимо. Он был категоричен. И самоуверен: научит. Но так и не смог. И линкоры садятся на мели.

Жизнь напоминает борьбу. При полном безразличии к жизни. Но они уцелеют, возможно, именно поэтому.

Всякая буря (даже гормональная) когда-то утихнет. Сначала это незаметно, но лучики надежды и долгожданного солнца заиграют по мокрой палубе.

Ребенок родился больным. Обследования, исследования, госпитализации и консультации. Еще и еще. Пока в сказке не появился Волшебник: спасибо хирургии XXIго века. Уже через 3 часа после операции ребенок с радостью бегал и впервые в своей двухлетней жизни с удовольствием ел.

Опытный матрос знает, что страшнее любого шторма: бесконечные недели штиля.

Непобедимая Армада любви растворилась, как облака на горизонте. Осталась спасательная шлюпка в море. Трое в лодке, считая ребенка. Шторм уже не замечался. Привыкли, стерпелись. Казалось, что всё тихо и спокойно. Но лодку по классике драматургии вынесло на рифы быта.

Её рука стала снова покрываться алыми полосками, словно засечками на прикладе снайпера. Не только Купидон стреляет без промахов. Её выстрелы вырывали целые метры цепи нервов, как якорь из илистого берега.

Как зарубки на мачте. Но мачту надо рубить сразу. Жизнь дороже.

Он освоил скорую неотложную помощь. Останавливал кровь из рваных вен за считанные минуты. И в злости рычал:

– Дура, режь уж тогда вдоль! И в ванной. И погорячее!

Вскоре наступит тишина. И абсолютная ясность сознания. Пора грести в сторону своего берега. И это даже классно, что их берега в разных краях…


Удивительна природа: настоящий режиссер должен собрать нужных актеров в нужное место, породить что-то новое, породить изменения в ком-то старом, закрутить вихрь драмы, а когда все (только ей ведомое и необходимое) случилось, спокойно развести участников – как гонг боксеров по углам ринга. И затем лишь исследователям и страдающим рефлексией остается разбирать и восхищаться хитрым рисунком замысла вселенского художника.

 
                                               ***
 

Прошли годы. Теперь он сам – ураган. И так уж устроен мир: кто-то вовлекает, кто-то вовлекается… Сейчас уже его очередь – рвать паруса и менять курсы плаваний.

Ветер-ветер, ты могуч, ты гоняешь стаи туч.

P.S.: Знаете, что объединяет все кругосветные путешествия? Рано или поздно ты возвращаешься к началу. В этом смысл и формальный критерий. С сувенирами или без денег, с новыми нарядами или потеряв свое судно, но цель кругосветки – вернуться. Чаще всего – чтобы успокоиться: «Я сделал это!» Был. Видел.

Так и он, вернулся, но не ради покоя, а, как истинный поток, чтобы гнать вперед своих неслучайных попутчиков.

Эх, прокачу!

Ох уж эти пальчики


Все пчелы как пчелы, а одна такая вредная, как всегда, принесла в улей капельку дёгтя…

Так и в жизни, порой ничто человеческое не способно пересилить наши маленькие инстинкты и рефлексы. Именно об этом в 132-й аудитории рассказывалось на второй лекции по нейрофизиологии:

– Знакомьтесь: у нас в голове живет человечек, это проекция наших чувств – гомункулус. Его дом – извилина коры правого большого полушария головного мозга.

Лектор выставил на обозрение удивительную куклу: большие губы, гигантские пальцы, микроскопическое тельце и ножки.

– Если присмотреться, то один указательный палец эквивалентен целой ноге. Мужчины, конечно, никогда не согласятся на такой обмен: палец вместо женской ножки. Абсурд!

В ответ по рядам прошел смешок:

– Ага, а девушки не согласятся на такой маленький член!

Нина отвлеклась от монотонного голоса лектора. Даже запланированные шутки не спасали скукотищу лекции по нейрофизиологии. Вытянув руку, она рассматривала свои пальцы:

«Не зря вчера на маникюр час потратила. Боже, зачем я вообще записалась на этот спецкурс? Романтика, мечта молодости… Да что ты говоришь? Молодость вся впереди. А это – детство.»

Голос лектора снова отвлек ее:

– Стимуляция пальцев приводит к возбуждению больших участков коры головного мозга. Поэтому эффективно делать массаж кистей, умываться холодной водой – это замечательно расслабляет и бодрит.

«… да уж, мне бы взбодриться. Но лучше мужчиной, чем ледяной водой…»

Лектор не мог читать ее мысли и монотонно продолжал:

– Но что намного важнее – надо в первую очередь заниматься пальчиками с грудничками: игры и гимнастика. Тогда они скорее начнут общаться и, вообще, развиваться. Короче, умнее будут.

Несмотря на неприязнь к лекции, да и лектору, она задумалась о его словах, вспоминая себя:

В детстве любила кукольный театр. И особенно, когда доверяли ей самой исполнять роли. Хоть и не за ширмой на сцене, а перед родителями, все равно любимой игрой было надеть на пальчики головы сказочных персонажей. Вспомнила ощущения мягкого тряпичного тельца на ее пальце, как было интересно придумывать им диалоги, строить конфликт. Драматургия, в общем.

А сейчас совсем другое кино….

Завибрировал телефон: СМС от парня. Она улыбнулась. Пальцами набила ответ. И еще сильнее заулыбалась. Лектор посмотрел на нее:

– При взгляде на двигательного гомункула сразу становится понятно, почему люди не замечают, когда сутулятся. Спина минимально представлена в сенсорном мозге, а в моторном еще меньше. Она по сути размером с язык, трудно его отследить.

В ответ, дождавшись, когда он отвернется, она показала ему средний палец. А для успокоения – два. Средних. Пальца.

Посмотрела на них. Снова завибрировал телефон. Прикусила губу, и пальцы вновь застучали ответ. После смс не хотелось слушать нудятину… хотелось тепла и мужского тела. Или хотя бы пальчиков. Ну хоть своих. Пальчиковый массаж. За шесть лет практики появились свои фавориты. Пальчики правой руки явно выигрывали. Особенно средний. Но лучше, конечно, два.

Рука рефлекторно потянулась вниз. Стоп! Надо потерпеть до вечера. Ну, или хотя бы до перерыва. Похоже, лектор заметил этот порыв:

– Дорогие студенты, я знаю, когда вы переписываетесь на уроках: серьезно, никто не смотрит себе между ног, улыбаясь при этом. Но не буду отвлекаться. Мы не воспринимаем наше тело таким, какое оно есть в реальности. Иллюзии сенсорной чувствительности подсказывают сладостные ощущения, и, хотя глаза говорят о другом, в работе двух систем восприятия происходит рассогласование. В большинстве ситуаций чувствительность «подстраховывают» зрение и осязание, потому что обычно мы видим собственные руки, ноги и туловище и параллельно понимаем, что к чему-то прикоснулись. В этом секрет притягательности порнографии – подменяется зрительный канал. А если в этот момент партнер будет хотя бы в телефонной трубке, мозг окажется абсолютно обманут и без промедления выпрыснет комбинацию гормонов удовольствия.

Посмотрела в глаза лектору. Покраснела. Тьфу! Совсем сбил настрой! Вернулась в воспоминания: разобравшись с ласками своими пальцами, она научилась достигать пика драматургии одним пальчиком, просто поманив им любого мужика. Но лучше, конечно, двоих. Мама же не зря говорила:

– Мужчин надо много, потому что с одного цветочка много мёда не соберешь.

Хотя и это быстро наскучило. Вообще все быстро наскучивает. Скука – бич поколения нового века. А что будет дальше? Скучная работа… В офисе. Пальцами стучать по кнопкам. За хорошую службу пальчикам будут преподноситься маленькие подарки – кольца.

А можно проявить креативность и этими же пальцами стучать совсем не так, как ждет от нее руководство. А совершать махинации – меньше денег хозяевам. Зато больше ей. Главное, чтобы не настучали на нее. А то потом маски-шоу, личиком в пол, и уже настучат по голове. А ей еще даже не начало нравится, когда по попке. Короче, нервы станут ни к черту. Как результат – никакой личной жизни. Снова придется мастурбировать. Драматургии уже в нашей сказке больше, чем в реальной жизни.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3