Дмитрий Пшеничный.

Превосходство



скачать книгу бесплатно

© Дмитрий Пшеничный, 2016


ISBN 978-5-4483-3820-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Благодарности

Особо благодарю Антона Омельченко. За мотивацию и ценные советы на старте. С общения с тобой началась эта книга.

Отдельно благодарю Татьяну Никонову. Ты изменила мою жизнь, и помогла завершить эту книгу.

Спасибо за поддержку и полезные советы: Дмитрию Николаеву, Алексею Мехрюшеву, Ольге Кулагиной, Маргарите Лукавенко, Андрею Кузнецову и другим.

Благодарю Дениса Халиуллина, Антона Никитина и особенно Дмитрия Шишмакова. Ты был моим первым учителем и редактором. Именно тебе принадлежит оригинальная идея «героя в поисках Атлантиды», что и послужило прообразом одной из линий.

От автора

Представленный роман является тесным переплетением художественного вымысла, исторических событий, фактов и лиц, и возможных научных открытий будущего.

Большинство персонажей в исторической линии являются реально существовавшими фигурами. Многие события, связанные с определённой датой, так же воссоздают реальные страницы истории.

Легенда об Атлантиде впервые излагается античным автором Платоном в диалогах «Тимей» и «Критий». Ряд исследователей считает легенду пересказом событий подлинной исторической катастрофы, имевшей место в древнейшем прошлом Земли.

Существует множество загадок и нестыковок относительно наличия у древних цивилизаций высоких технологий, до сих пор не воссоздаваемых при современном уровне знаний.

Для примера – ряд египтологов предполагает знакомство древних египтян с лазерной и ультразвуковой обработкой камня. Об этом свидетельствуют таинственные рисунки, найденные внутри пирамид, и тот факт, что провести настолько же искусную обработку, как в случае с некоторыми образцами, невозможно даже сегодня.

Наконец, Билдербергская группа – реально существующая неофициальная ежегодная конференция, приглашающая от 120 до 140 участников. Вход только по приглашению, подавляющее число членов – наиболее влиятельные люди мира, среди которых политики, банкиры и владельцы ведущих западных СМИ.

Уважаемый читатель!

Пожалуйста, после прочтения книги не рассказывайте родственникам и знакомым детали сюжета. Не публикуйте информацию, раскрывающую детали сюжета в сети Интернет.

Пролог

А, это ты! Наконец-то! Должен признаться – я заждался.

Слушай, я не знаю, кто ты и откуда родом, я даже не знаю в какую эру, в каком столетии или году тебе довелось читать эти строки. Весьма вероятно, что мир уже другой, возможно совсем другой, и я даже бы его не узнал. Но теперь это не имеет никакого значения. Важно только то, что мне понадобится твоя помощь. Не переживай – мне есть, чем заплатить. Я знаю, тебя не столько интересуют моя личность или история, сколько знание, что я оставил. Всё, что тебя волнует – мои записи. Ну конечно, ты же здесь из-за них, верно? Ты хочешь найти то, что удалось найти мне; то, что искали твои и мои враги.

Тебе нужны ответы, чтобы разгадать эту тайну, и догадываешься, в чём заключается интрига? Умница. Они у меня есть.

Да… Сквозь сотни или тысячи лет я чувствую, как чьё-то сердечко забилось сильнее. Как оно бешено заколотилось внутри твоей груди, как участилось твоё дыхание. Во рту у тебя пересохло, а ладони начинают предательски потеть. А может… ты здесь случайно? Возможно ли, что ты даже не подозреваешь, о чём я толкую?

Не важно. Теперь слишком поздно, теперь ни у тебя, ни у меня нет выбора. Случай сложился так, что это ты и я, и мы вместе должны выбраться из этой ситуации, вдвоём. Ты ведь понимаешь меня?

Проклятье! Не знаю, как у тебя, а у меня времени почти не осталось. Они уже близко, я знаю это. Я чувствую их, я знаю, что они идут. Подозреваю, что и у тебя времени немного, а потому поторопись, но будь аккуратнее. Пропустить ключик очень легко, ошибиться слишком просто… А права на ошибку у нас нет.

Особенно у тебя.

***

Шёл проливной дождь. Тяжело дыша, весь грязный и в изорванной в клочья одежде, крепкого сложения человек бежал через лесную чащу. Он постоянно судорожно оглядывался, из-за чего спотыкался и падал на землю, но затем спешно вставал и снова бросался в бегство. Позади себя мужчина слышал пронзительный собачий лай вперемешку со стуком копыт.

Беглец чувствовал, что силы начинают оставлять его. Тяжёлыми, дрожащими от изнеможения руками он раздвигал густые заросли впереди себя, когда наконец увидел показавшийся из-за деревьев просвет. Из последних сил, почти валясь с ног, он ринулся туда, но был вынужден резко остановиться. Чёрная мокрая земля посыпалась вниз в бездну из-под его сапог. Чуть было не потеряв равновесие и не упав, мужчина обнаружил, что находился теперь на краю глубокого оврага. Нависнув над его краем, он с надеждой в глазах посмотрел вниз – ложбина была глубокой, футов тридцать, а в ширину и того больше. Стенки и дно оврага сплошь и поперёк усеяны корягами и острыми ветками. Они торчали из земли как смертоносные колья, готовые вмиг пронзить любого, кто осмелится потревожить их покой.

Несчастный понимал, что загнал себя в ловушку. Даже если бы ему чудом удалось спрыгнуть вниз так, чтобы не переломать ноги, предстояло ещё взобраться назад, на практически отвесную земляную стену, что не представлялось посильной задачей.

Внезапно он услышал злобное рычание у себя за спиной и едва только повернул голову, когда на него навалился огромный фоксхаунд11
  Фоксхаунд (от англ. Foxhound – «лисья гончая») – порода гончих собак, выведенная в Англии в конце XVI века.


[Закрыть]
.

Поваленный в жидкую от ливня землю человек пытался бороться с могучим псом, но вскоре к ним подоспели ещё несколько гончих, принявшихся заживо рвать несчастного. Он сбился в клубок и пытался закрыть голову руками, когда в воздухе раздалась пара громких хлопков. Мужчина слегка приподнял окровавленную голову и увидел четырёх всадников с дымящимися пистолетами в руках. Один из них спрыгнул с лошади и отогнал собак, продолжавших гневно лаять на загнанную жертву. Трое других, не слезая с коней, окружили полумёртвого беглеца. Наконец, один из наездников обратился к лежавшему в грязи:

– Ну же, Том, поднимайся! Земля сырая, простудишься ещё ненароком!

Его спутники принялись гоготать, по-видимому, весьма впечатлённые остроумием приятеля.

Беглец неуклюже перевернулся на живот, а затем, оперевшись локтями, медленно встал на ноги. Шатаясь и дрожа, весь измазанный в земле и собственной крови, он попятился к оказавшемуся позади него обрыву и только теперь снова вспомнил о нём. Глаза мужчины панически искали путь к отступлению, но не находили ничего, кроме лиц злобно скалящихся всадников и не менее кровожадных морд охотничьих псов.

Ранее говоривший вытащил новый пистолет и направил его на беглеца. Лицо последнего было мрачным, но во взгляде его не было заметно того животного страха, который присущ большинству осуждённых на казнь в последние секунды их жизни. Казалось, человек этот уже смирился с уготованной ему участью и был готов мужественно встретить её.

Всадник направил дуло оружия в грудь мужчины, а затем ехидно улыбнулся и произнёс:

– Вот и всё, ублюдок. Пришёл тебе конец.

– Ты просто кусок акульего дерьма, Гай. Ты кончишь в канаве, – с едва различимой дрожью в голосе огрызнулся приговорённый.

– Ну, Том, эти джентльмены свидетели – если кто и подохнет в канаве, так это ты!

С этими словами грянул выстрел. Пуля ударила с такой силой, что беглец рухнул наземь, как подкошенный. Из-под грязного жилета начала вытекать густая тёмная кровь.

– Дайте мне ещё пистолет, – потребовал всадник, которого убитый называл Гаем.

– Порох совсем отсырел, – отозвался один из его спутников, – не погода, а полная чертовщина!

– Ладно, дьявол с вами! Жак, взгляни на него поближе.

Кругленький француз слез с лошади и подошёл к трупу. Несколько раз ударив по телу ногой, он обернулся к Гаю и равнодушно констатировал:

– Мертвец. Ты ему в самое лёгкое засадил.

– Вот и славно, – удовлетворённо пробормотал Гай. – А теперь сбрось тушу вниз.

Жак ухмыльнулся и, не желая пачкать руки, начал потихоньку сдвигать труп сапогом. К его облегчению, земля была чрезвычайно скользкой, а убийство произошло у самого края оврага, так что больших усилий не потребовалось. Через мгновение бездыханное тело с треском полетело вниз и распласталось на самом дне ложбины.

– Дело сделано, волки, двигаем! – скомандовал Гай и поскакал прочь, а за ним последовали и его компаньоны.

Ливень усиливался и вскоре переродился в настоящий шквал. Огромные толщи воды обрушились на лесной овраг и лежавший на его дне труп, который вскоре настолько смешался с землёй, грязью и водой, что вряд ли был бы замечен даже в том маловероятном случае, если какой-нибудь безумный путник внезапно оказался в этой глуши.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
1692-й год…

Глава I
Хрупкость материи

В то утро, а это была суббота, седьмое июня, в Порт-Ройале, как и на всей Ямайке стояла весьма типичная для начала лета погода, что, впрочем, не делало её менее привлекательной. В двенадцатом часу жара была ещё не столь изнуряющей, какой она должна была стать к обеду, чем вовсю пользовались люди на берегу. Несколько мужчин в доках оживлённо спорили, пытаясь определить, насколько надёжно закреплены вверенные им ящики. Молодая леди, застывшая чуть поодаль, засматривалась на величественные силуэты стоящих на рейде кораблей, и, казалось, совсем не слушала того, что пытался донести до неё прыгающий рядом светловолосый джентльмен. Он, в свою очередь, скорее всего считал произносимую им речь невероятно важной, и очень переживал из-за того, что не видел ни малейшего сочувствия в лице своей спутницы.

Губернатор Уайт, которому после нескольких мучительных бессонных ночей наконец удалось выспаться, в момент выхода на балкон своей спальни был чрезвычайно доволен собой, погодой и всем окружающим миром.

Облачённый в бордовый атласный костюм, его превосходительство жадно вдохнул свежий тропический воздух. Спустя мгновение, он широко раскинул руки и закрыл глаза. Утреннее солнце было настолько нежным, что Уайт, на пару секунд, будто вновь очутился внутри своего волшебного сновидения. В нём он мальчишка лет десяти, играющий с куклами на крыльце отцовского дома, что в девяти милях от Портсмута. А вот и белокурая Эмили, дочь мистера Фитча, бывшего соседом Уайтов с незапамятных времён. Девочка улыбается и пристально, с неподдельным интересом наблюдает за действиями мальчугана, а её волосы игриво переливаются в ярком солнечном свете…

Приятные воспоминания губернатора были прерваны внезапно появившимся звуком, напоминавшим быстрый человеческий шаг. Звук угрожающе усиливался, и его превосходительство нехотя приоткрыл глаза. По мощёной дорожке, ведущей к парадному входу в дом, стремительно двигалась высокая фигура. Уайт прищурился, но опознать фигуру не смог. Определённо это был человек, ранее не встречаемый его превосходительством, ведь губернатор отличался поистине выдающейся визуальной памятью.

– Джон!

Этот голос был хорошо знаком Уайту, что несказанно обрадовало губернатора. В конце концов, кто бы ни был незваный гость, общение с ним на пару с сэром Уильямом Хоули было куда менее пугающей перспективой, чем если бы это пришлось делать в одиночку.

Джон Уайт ещё раз глубоко вдохнул, а затем резко развернулся и вошёл в комнату. Хоули уже ждал его, и на лице Уайта проявилась едва заметная улыбка. Спустя мгновение, Джон неожиданно для себя заметил, что лицо его старого друга, всегда сияющее и излучающее безмерную любовь к жизни, на этот раз выглядело довольно хмурым.

– Что это за человек? – нервно спросил Хоули.

– Доброе утро, Уильям. Как вижу, вы, с каждым днём, навещаете меня всё раньше и раньше.

– Оказывается, что не я один. Так кто этот человек? – сэр Уильям повторил свой вопрос.

– О ком вы говорите?

– Бросьте валять дурака, Джон. Если вы стояли на балконе, вы должны были увидеть его первым, ещё раньше меня.

– А, вы про того… Я не знаю, Уильям. Откуда мне знать? – вопрос Уайта прозвучал несколько риторически и вряд ли пришёлся по душе даже самому губернатору.

– И часто вас навещают неизвестные, о визите которых вас даже не предупредили? Похоже, вы стали слишком халатно относиться к своей жизни, Джон.

– Перестаньте, друг мой… Я представляю королевскую власть, а вы говорите так, словно мы находимся где-нибудь в тёмном притоне.

– В том-то и дело. Вы представляете власть, и вам ли не знать, что за проходимцы шляются по Порт-Ройалу. И каждый из них, будь его воля, счёл бы за честь лично познакомиться с вами.

В тот же миг, как только Хоули закончил говорить, в дверях появился негр, гладко выбритый и одетый в европейский костюм.

– Благородный господин прибыл. Он ожидает вас в гостиной, – объявил слуга на грамматически правильном английском, хотя и с сильным африканским акцентом.

***

Высокий мужчина одиноко сидел в большом прохладном зале, где обычно принимал своих посетителей губернатор Порт-Ройала. Из одежды он снял лишь широкополую шляпу с красным пером, которую теперь и перебирал в руках. Последние, будучи покрытыми чёрными перчатками, не совсем подходили к серому плащу и бриджам, и будто являлись частью другого наряда. Под расстёгнутым плащом виднелись жилет и рубашка. Качество ткани и общая элегантность внешнего вида позволяли предположить, что незнакомец был отнюдь не рядовым колонистом. Скорее всего, он принадлежал к некому высшему обществу, причём не тому, что считалось таковым в Новом Свете, видные представители которого были хорошо известны на Ямайке, а высшему обществу настоящему, европейскому – благородному сословию старой Англии.

Расположившийся аккурат напротив крупный лиловый попугай, по всей видимости, разделял всеобщее недовольство в отношении нежданного визита. Птица беспокойно металась внутри клетки, периодически неистово крича и бранясь, словно требуя немедленно избавить её от общества разодетого франта.

Когда Джон Уайт и сопровождавший его сэр Уильям наконец появились в комнате, загадочный гость попытался встать со своего места, но губернатор жестом остановил его. Мужчина покорно вернулся в исходное положение, и Уайту на секунду показалось, что сделал он это с чуть большим трудом, чем потребовалось бы обычному человеку.

Его превосходительство и сэр Уильям расположились напротив гостя, и губернатор сделал жест застывшему на лестнице негру. Слуга понимающе кивнул и поспешно удалился. Тогда Уайт повернулся лицом к посетителю и заговорил:

– Итак, раз уж вы пришли ко мне в такой час, полагаю, в представлениях с моей стороны нет нужды. Но я, к сожалению, пока ничего не знаю о вас.

Гость выдержал паузу, будто всматриваясь в лицо собеседника. Это заставило губернатора поёжиться. Он переглянулся с сэром Уильямом, но призвать старого товарища на выручку не успел – незнакомец прервал молчание:

– Меня зовут Томас Нэш. Рад познакомиться с вашим превосходительством.

– Что ж… Ну а это мой близкий друг и, в некотором роде сослуживец, сэр Уильям Хоули, – Уайт указал на сидящего рядом грузного мужчину.

– Приветствую вас, – холодно отозвался Хоули.

Посетитель едва заметно кивнул и вновь обратился к губернатору:

– Ваше превосходительство, я могу поговорить с вами наедине? Дело, порученное мне, стоит особняком от всех прочих и должно храниться в тайне.

Джон Уайт рассмеялся:

– Мистер Нэш, послушайте, такие как вы приходят ко мне на каждой неделе и каждый раз их дело – самое важное дело на всей земле. Так что если…

– …Тем не менее, в данном случае речь идёт кое о чём особенном, – оборвал его Томас. – Смею сообщить, что я действую по личному распоряжению его светлости герцога Бофорта.

Сэр Уильям изменился в лице. Его физиономия теперь выражала нечто среднее между страхом и гневом. Губернатор Уайт перестал улыбаться. Тон, с которым он продолжил свою речь, стал куда более вежливым:

– Что ж, мистер Нэш, в этом случае вы должны немедленно приступить к изложению сути дела. Если вы доверяете эту информацию мне, то я ручаюсь, что вы можете без опасений доверить её и светлейшему сэру Уильяму.

Нэш с недоверием посмотрел на Хоули, который всем видом попытался показать, что он – человек, достойный хранить секреты любой степени важности. Надо сказать, что в этом стремлении он немного перестарался, и оттого незнакомому человеку показался бы куда более подозрительным, чем был на самом деле.

– Хорошо, если вы настаиваете, – вздохнул Нэш, – потому что времени у нас мало. Вы, конечно, слышали об испанском «Платоне»?

– Платон, если мне не изменяет память, был греком, а не испанцем, – вставил Хоули.

Нэш зловеще ухмыльнулся, и сэр Уильям быстро понял, что ему не стоило говорить этого.

– Я говорю не о философе, а об испанской секретной экспедиции. Хотя, если взглянуть с другой стороны, Платон тоже может иметь к ней отношение.

– Экспедиция испанцев… Полагаю, я знаю, о чём вы. По слухам, они вкладывают в неё сотни тысяч, пытаясь найти мифические сокровища. Ха! Эти католические болваны, верно, думают, что в итоге их затраты окупятся, – произнёс Уайт.

– Более чем сотни тысяч, ваше превосходительство, – поправил его Нэш. – Затея с их стороны действительно безумная, но видимо при дворе короля Карла22
  Речь идёт о Карле II (также известном как Околдованном), короле Испании с 1665 по 1700 годы.


[Закрыть]
считают, что успех может вернуть Испании былую мощь и остановить падение.

– Католики умом никогда не отличались, – буркнул сэр Уильям.

– Вам также должно быть известно, – продолжал Нэш, – что исследования в этой области ведут не только испанцы. Людовик33
  Людовик XIV де Бурбон, король Франции и Наварры с 1643 по 1715 годы.


[Закрыть]
тоже организовал подобную операцию.

– Амбиции французского короля в последние годы хорошо знакомы всему западному миру, – грустно выдохнул Уайт.

– Говорят, интересы в этой области есть и у влиятельных людей из Соединённых Провинций, из Бранденбурга, Пруссии, и даже из Швеции. Словом, у всех, у кого есть деньги.

– А что же наша старая добрая Англия? – поинтересовался губернатор. – Ведь вы, как я смею предположить, были в Европе не так давно, в отличие от нас с сэром Уильямом.

– Я прибыл из Бристоля сегодня ночью, ваше превосходительство. А ваш вопрос как раз и является целью моего визи…

Нэш не успел договорить, когда внезапно раздался ужасный грохот, похожий на тот, что бывает во время летней грозы, только во много раз сильнее. Все трое встрепенулись и мгновенно вскочили со своих мест, и тогда губернатор вновь заметил, что движения Нэша были не вполне естественны. Впрочем, неуклюжесть его гостя на тот момент интересовала Уайта меньше всего, в отличие от природы страшного звука, свидетелями которого они только что стали. Томас первым прервал наступившее гробовое молчание:

– Что это было?

– Должно быть, гроза… – отозвался сэр Уильям.

– Но всего с десяток минут назад небо было абсолютно ясным, – возразил Уайт и направился к парадным дверям, ведущим во внутренний двор резиденции.

Нэш перевёл взгляд на широкую лестницу, соединявшую галерею бельэтажа с залом этажа земного, где они и находились, и увидел негра, несущего поднос с тремя чашками. Внимание Томаса было полностью сконцентрировано на спускающемся по ступенькам слуге, и на мгновение время как будто остановилось.

Вы когда-нибудь задумывались о том, что может произойти за ту сотую секунды, пока вы моргаете?

В большинстве случаев – немногое. Но в тот миг, когда веки Нэша вновь открылись, он увидел чудовищную картину – огромный губернаторский дворец, всё гигантское здание разом пошатнулось. Это было похоже на один точечный удар, но удар такой силы, что заставил каменные стены ходить ходуном, будто они были сделаны из песка или соломы. Несчастный чернокожий, нёсший поднос, кубарем полетел вниз. Нэш услышал, как вскрикнул стоящий неподалёку Уайт, но крик этот был моментально заглушен мощнейшим грохотом, который, казалось, раздавался из самой земли. Здание вновь содрогнулось, и Нэш упал прежде, чем в его голове проскользнула хотя бы одна мысль.

В повседневной жизни, будь это падение на льду или оттого, что споткнулся на ступеньке, Томас наверняка ещё долго лежал бы неподвижно, ведь он сильно ударился, больно стукнувшись затылком и всем позвоночником об каменный пол. Первая его мысль была бы, что теперь он наверняка что-нибудь сломал, затем последовали бы упрёки самого себя в неуклюжести и невнимательности.

Однако в тот миг всё было иначе.

Первое, что он увидел, как только оказался в лежачем положении, было гигантской трещиной в потолке прямо над его головой. Хуже того, трещина эта увеличивалась прямо у него на глазах, и у мозга Нэша просто не было времени на размышления. Сработал величайший из человеческих инстинктов, инстинкт самосохранения, и именно в этом спасительном для любого живого существа состоянии оно способно на самые безумные, и кажущиеся невозможными в обычной жизни действия.

Нэш собрал всю свою волю в кулак и попытался подняться на ноги. С первого раза сделать этого не удалось – пол закачался, и он снова упал, теперь ударившись ещё и ребром. Вторая попытка стоила ему гигантского усилия, но увенчалась успехом. Нэш резко отпрянул в сторону, а с потолка над тем местом, где он только что лежал, посыпались каменные осколки.

Томас не знал и не хотел знать, что происходит. Он об этом даже не думал. Его единственной целью в ту минуту было найти выход из дома. Нэш ринулся туда, где ранее стоял Уайт, и увидел губернатора лежащим на животе. Уайт громко стонал. Первым внутренним позывом Томаса было рвануться к нему, дабы оказать помощь, и он наверняка сделал бы это, но случай, а может быть и судьба, решили иначе.

Раздался ещё один ужасающий удар, и его энергия буквально отбросила Нэша на три фута в сторону. С оглушительным треском он ударился всем телом о нечто каменное и холодное. Вокруг всё начало становиться серым, от поднимавшейся со всех сторон пыли и осколков, но в глазах Томаса Нэша к тому моменту был только один цвет – чёрный.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное