Дмитрий Морозов.

Войсковая разведка



скачать книгу бесплатно


Река была большой. Глубокой, полноводной, лениво и могуче несущей свои воды в дальние моря. Многие архимаги стремились развернуть, использовать её силу в своих, непонятных воде, целях. Река просто не замечала их усилий. Игнорируя потуги жалких смертных, она была стихией – могучей и равнодушной ко всему, кроме собственного пути. Но однажды и ей пришлось потесниться. Огромный, одинокий утёс встал на её пути, напрочь игнорируя чужие устремления. О, как ярились волны, разбиваясь о клыки-скалы! Но время шло, упрямец утёс продолжал перегораживать реку, смирившуюся до поры и проложившую русла с двух сторон каменного гостя. Сила воды была достаточно мудрой, чтобы отступить, не уйдя: она знала, что последнее слово всегда остаётся за самым… не сильным, скорее терпеливым. Вот только подземные Гленды могли поспорить терпением даже со стихией.

Замок Кренеры больше походил на одинокий утёс, вздымающийся над озером, в который превратилась недовольная препятствием река. То, что эти вздымающиеся до уровня горных вершин скалы, рукотворны, можно было понять только по двум мостам, с разных сторон реки подходящим к двум вертикально стоящим стенам скалы, стенам без всякого намёка на хотя бы какой-то вход.

Нетерпеливые люди не раз пробовали пробиться сквозь породу: но магия непонятным образом отталкивалась от камня-исполина, а киркой… киркой по необычайно жёсткой породе много не накопаешь. Помучавшись год-другой, люди отступились, и скала в очередной раз показала свою силу: за одну ночь все следы многолетних попыток пробиться вглубь сквозь преграду исчезли, словно земля сама затянула раны.

И вот теперь каким-то штрафникам предлагают если не изучить, то хотя бы прикоснуться к тайне подземного народа!


Вакенши настоял, чтобы шли ночью. Никого чужого: даже Льер Датим, ворча, остался у края моста, ведущего к чёрной громаде замка. На всех были навьючены рюкзаки со всевозможным снаряжением: оружие, книги, карты, магические инструменты. Как будет работать людская магия в сердце совершенно чуждой людям цитадели, упорно отрицающей любую магию, и почему в ней не нужны продукты, хитрый гном отвечать отказался наотрез. Зато всё остальное брал по максимуму: кончилось тем, что он запряг себя в небольшую телегу, с тщательно смазанными осями, покрытой тёмным тентом, чтобы не привлекать внимания, но по-гномьему основательной и вместительной. Мост шёл постоянно вверх, Вак пыхтел, однако упрямо тянул свою поклажу. Ируг и Айяр, нагруженные внушительными вещмешками, старательно подталкивали повозку сзади, и лишь Ладару оставалось только скрипеть зубами: без рук особо много на себя не навьючишь. Небольшая котомка, тщательно примотанная не к плечам даже – к туловищу. Тело, стараниями мастера лечебной магии, требовало нагрузки, но как дать её без рук? Сразу всплыл озабоченный голос Гинаши, рассуждающий о строениях тел. Голос, напомнивший ему Дирила, любившего порассуждать о той или иной проблеме:

– Я много изучал строение различных существ, населяющих этот мир.

Трудно судить, является ли возможность регенерации признаком совершенства: в конце концов, ей обладают и мелкие рептилии, и членистоногие. Думаю, это особенное свойство организма возникло у существ, поставленных на самой грани существования. Тех, кому пришлось сложнее всех. В любом случае, люди, пришедшие в этот мир далеко не первой расой, эту способность не получили. Лучшие умы пробовали решить эту проблему. Казалось бы, ответ лежит на поверхности: использовать чужие тела! Наверняка, в своём стремлении стать нормальным, вы не пройдёте мимо такой возможности. Более того, я даже верю, найдётся негодяй или неуч, который пришьёт вам руки…

– Как думаете, почему друзья отрубили вам вначале только кисти? Кисть – этот тот максимальный объём, который может принять в идеальных условиях человеческий организм. Через тридцать-сорок лет, если всё пойдёт нормально – вторую. Если приживить больше – начинаются психологические изменения. Не одно королевство рухнуло в одночасье, когда престарелые правители пытались заменять свои одряхлевшие органы более молодыми. Вроде и объемы небольшие, и методика отработана, но всё негативные последствия имеют свойства накапливаться. Одно, два, ну три таких изменения в год – и психика человека начинает неудержимо меняться. Это уже не человек! Вначале он лишается эмоций, затем – чувств, а под конец… вы хотите стать зомби, сипал, идущий тропой теней? Стоит ли пара рук такого риска?


Зад телеги чувствительно ударил в грудь, Ладар поскользнулся, но чужая рука удержала его. Крепкая, сильная рука.

– Ты что, задумался? Мы уже пришли! – Тихий шепот Ируга.

Боже! Неужели теперь он обречён – на немощь и зависть?

Вакенши тем временем проворно выпутался из собственной импровизированной упряжи. Тележка вздрогнула, подалась назад – Ируг с Айяром крякнули, но удержали кладь гнома. Тот даже не обернулся. Положив руку на небольшое углубление в скале, тот неспешно и даже равнодушно следил, как сотни тонких иголочек прокалывают кожу, слизывая капли крови, исследуют, замеряют, оценивают… Хандру как рукой сняло. Ладар ужом проскользнул вперёд, впившись в происходящее:

– Это магия крови?

– Тут много всего намешано. И всё это только для того, чтобы определить, имею ли я право быть Опрошенным.

– Интересно. – Сипал заметил тонкие искры тьмы, выглянувшие из древней кладки. – Твои предки не разделяли магию, подобно нынешним?

– Глазастый. – Вак усмехнулся себе в бороду. – Могут ли отказаться от тьмы родившиеся в её чреве? Для нас она была то же, что солнце для людей с поверхности – энергия, дающее силу к жизни. Только эта тьма подгорных кузниц не имеет ничего общего со смертью, о встрече с которой ты мечтаешь. Тайны нашего народа – не для любопытных людей с поверхности, пусть даже идущих столь занятными тропами, малыш.

Перед гномом возникла небольшая табличка с непонятными рунами, казалось, моментально проплавляемыми собранной кровью. Вак крякнул и, отстранив юношу в сторону, принялся нажимать мелькающие знаки. Первый, десятый, двенадцатый…

Минут через десять сипал понял, что это не код и не письмо.

– Такое ощущение, что перед тобой возникает и тут же исчезает новый язык. И только ты, благодаря своей крови, в состоянии понять, что на нём написано. Поэтому ты не гонишь меня – чем бы дитя не тешилось?

– Мальчишка! Ты тут стоишь, потому что в древних стенах на нижних уровнях, куда мы попадём, давным-давно скопилась масса мелкой нежити. Лично у меня, как и у Ируга с Айяром, не будет времени ею заниматься. Мы потащим поклажу наверх. А ты, если не хочешь куковать тут один, придумай по-быстрому, как обезопасить нас от здешних обитателей.

– Почему меня не предупредили? От кого именно?

– Тебе весь глоссарий гномьего царства на поверхность вынести? Большинство местных пираний людям незнакомы в принципе.

– И что против них сделает калека?

Яростный взгляд сквозь пыхнувшую бороду.

– Калека – ничего. Сам погибнет и товарищей защитить не сможет. А вот маг смерти сможет многое. Вся эта шелупень боится небытия, поскольку силы жизни в ней мало, а разрушения – более, чем достаточно. Думай, у тебя ещё есть немного времени.

Мучительно, до боли в несуществующих пальцах, захотелось сжать стигис. Этот меч щедро пил кровь хозяина, но и тьма боялась одного вида сверкающего клинка. Что ещё? Не так много оружия у штрафника, а уж того, которое он сможет поднять – без рук, из своих слабых магических запасов. Тянуть нити пустоты из собственного сердца, чувствуя, что каждое движение убивает часть твоего прошлого – и будущего?

– Ируг! Где мой кнут пустоты?

– Где-то в этой горе на колёсах, которую жадный коротышка небрежно окрестил небольшой тележкой!

Два голоса слились в один негромкий, но прочувствованный возглас, однако Вак даже не обернулся, лишь ухмыльнулся в бороду и принялся ещё быстрей порхать пальцами по кровавым символам.

Расслабиться. Вздохнуть. Распустить туман маны, почувствовать скопление мира вокруг. Мечи – вот, и честных, простых трудяг практически нет, все с хитрыми добавками. На самом дне лежат кожи василисков: после того боя практически все их нужно приводить в порядок. Мощь демона и ласка небытия – слишком опасная смесь для любой вещи, созданной или родившейся на этой земле. Тёмный клинок! Он полон, похоже, последняя схватка добавила ему сил, и сейчас тот сыто дремлет. Узкая полоса лунного света – стигис, молодой и порывистый. Прав Ируг, он нуждается в ласке и наставнике. Нужно подобрать ему кого-нибудь… с руками. А вот и кнут – простой металл, небольшая косточка в основании, пустота внутри и…

– Ты готов, сипал? Я открываю!

Натужно заскрипел невидимый по мраке ворот, в неприступной до этого скале возникла и принялась неторопливо расширяться щель, из которой полезла сама тьма…

– Отойдите!

Сил на то, чтобы оперировать одной лёгкой, невесомой костью, контролирующей с десяток нитей небытия, вполне хватало. Ладар прыгнул вперёд, во тьму – и сжавшиеся вокруг него нити прянули в стороны, уничтожая всё на своём пути и давая хозяину время на вздох.

Это была странная битва. Здесь не было чётких тел, атак и отступлений: здесь многорукая тьма встретилась со сверкающим Небытием. Нечто лезло и лезло из щелей, арок и переходов. Лезло уничтожить, подчинить и насытиться. И это всё встречал шар нитей – ярких и сочных, нереальных, несуществующих, но разящих наверняка. В древние стены строители вложили многое. Потустороннее оружие соскальзывало с них, оставляя камень девственно чистым. Ни грязи, ни скользких полипов-убийц, ни мха с ядовитыми спорами. Странные создания, двигающиеся на лапах, клешнях, спорах, всем телом – всё обращалось в прах перед упрямо идущим вперёд юношей, почувствовавшим себя нужным, почувствовавшим себя Воином, даже без рук. Сколько продолжалась эта бойня? Час? Два? Три? Пока наконец древняя нечисть не сообразила: пришли хозяева – и не скрылась, не растворилась где-то в глубине породы. До поры. Лишь тогда Ладар позволил себе присесть, и выпустить из мысленного захвата крохотную косточку.

– Молодца! Ты как? На-ка, глотни. – Крепкая сивуха тяжёлым огнём ударила по пищеводу, огненными брызгами всколыхнула тело, паром очистила разум.

– КХА! Вак! Ну когда ты научишься готовить что-то более приемлемое для питья!!!

– Когда захочу угостить вас просто приятным напитком. – Гном невозмутимо убирал свою знаменитую фляжку обратно в мешок. – Этот настой – для боя, не для баловства. Ну как, помогло?

– Наверное.

Последние секунды сил почти не было, тонкая кость казалась железным ломом, да и небытие старалось ужалить уже своего владельца.

– Это нервное. Забирай свою косточку и пошли дальше, пока выползни не очухались. Ещё два-три яруса – и им дороги наверх не будет, тогда и отдохнём.

Вак подумал, вновь достал свою фляжку. Пыхтя от усердия, приложился, довольно крякнул, предложил яростно мотающими головами Иругу с Айяром – и, подхватив телегу, устремился по спиралевидной дороге, неуклонно идущей вверх. После некоторой растерянности Ладар, подхватив кость вампира, двинулся следом. Он не видел, как многозначительно переглянулись отставной маршал с тёмным эльфом, прежде чем кинуться догонять друзей.

– Какая красота! Такое не может скрываться в глубине скалы! Признайся, Вакенши, ты ведь незаметно сунул нас в какой-нибудь телепорт?


Озеро. Крохотное, полное кристально-чистой воды. Миниатюрный водопад, впадающий в него с небольшой высоты и разбрызгивающий строгую гладь сотнями радуг. Диковинные растения, цветущие вокруг озера – они были похоже на земные, привычные взгляду кусты, траву и деревья, но были строже – и совершенней. К тому же, росли в непонятном, строго определённом порядке. И всё это венчал Свет. Не солнце, и не подобие на него: странный красный свет исходил с потолка необычного, гигантского зала, даря тепло и жизнь непонятному уголку природы.

– Ты правда думаешь, Айяр, что в нашем мире есть другое такое место? Или, по твоему, я – великий архимаг, раскрывший тайну межмировых порталов? – Вакенши, улыбаясь, оттащил свою телегу к небольшой пещерке у самой воды и, установив её на скальном камне, неторопливо принялся пить кристальную воду.

– Тогда объясни нам, где мы, потому что это противоречит магическим законам мира, который я знаю. – Серьёзно сказал Ируг, наблюдая, как трава растёт строгими ромбами, начиная от подножия скалы, постепенно меняя фактуру и цвет.

– Это один очень старый и древний эксперимент. Немного стыдно сознаваться в подобном, но вызван он столь же древним страхом открытых пространств. Когда-то давным-давно гномы захотели путешествовать, отправиться к звёздам. Тогда они и умудрились создать скалу, внутри которой всем управляла магия земли – водой, воздухом и даже светом. Гномы строили основательно, но чем больше сил и умений они вкладывали, тем тяжеловесней становилась конструкция.

В крепкие головы гномов долго доходила простая мысль о том, что недра принадлежат тем, для кого они жизнь, воды – тем, для кого они дом, поверхность – тем, для кого дом везде, воздух – тем, кто всегда и везде как дома, а звёзды – тем, кто в доме вообще не нуждается.

Впрочем, поняв это, гномы смогли найти в себе силы жить тем, что принадлежит именно им… А эту скалу оставили на память о великой мечте превратить в недра даже звёзды.

– Тогда понятно, почему никто не мог повредить вашей постройке. – Айяр аккуратно погладил небольшое деревце. – Те, кто готов был бросить вызов звёздам, вкладывали десятикратный запас прочности на любые мыслимые и немыслимые опасности.

– Эльф, что с тебя взять! – Вакенши пренебрежительно фыркнул. – Десятикратный! Маловато нулей!

– Ладно, Вак, вы молодцы! – Ладар успокаивающе улыбнулся на надувшемуся гному. – Но зачем ты нас сюда привёл?

– По двум причинам. – Гном хитро сощурился. – Во-первых, это единственное место в Звёздной скале, где действуют нетехнические телепорты.

Он неспешно сжал аккуратный диск, который до этого вертел в руке, и из покрывшегося рябью портала на прибрежный песок легко шагнул льер Датим. Глаза его тут же сощурились – глава разведки застыл, впитывая окружающее также, как и штрафники минуту назад.

– А вторую причину я тебе назову сам. Твоя Звёздная скала может блокировать действия эмблемы короля, и мы можем поговорить откровенно. – Ладар задумчиво чертил прутком круги на воде. Те разбегались так же исправно, как и на поверхности. – Мне озвучить эту мысль самому, или подождём, пока льер Датим преодолеет верноподданнические чувства?

– Я… Я не понимаю, о чём вы.

– Хорошо. Все ваши попытки выявить шпиона, действующего на иностранную разведку, блокировались эмблемой абсолютной преданности, поскольку вы давно поняли: двойную игру ведёт кто-то из королевской семьи.

– Интересно, Рикс, а как у тебя эмблема уцелела? – Айяр озадаченно смотрел в сторону сипала. – Почему она молчит, не реагирует?

– Здесь она будет молчать. – Вак аккуратно достал откуда-то из травы несколько грибов и разломив, предложил приятелем, буркнув «Ешьте, очень питательно». Затем неторопливо откашлялся и продолжил:

– Звёздная скала – магический конгломерат, по своим свойствам в сотни раз превосходящий эти ваши эмблемки. Он не нацелен на их уничтожение, но, пока вы здесь, любое чужеродное магическое действие полностью блокируется, дабы не повредить основной, функциональной идее скалы: сохранению жизней тех, кто рискнёт подняться из недр. Поэтому я вас сюда и привёл.

– Смысл? – Датим полностью пришёл в себя, и, присев на камень, принялся с интересом разглядывать глубины водопада. – Стоит нам выйти отсюда, сама мысль о том, что мы замышляем что-то против королевской семьи…

– Смысл простой. – Ируг улыбнулся. – Пока не названо имя, всё это так, игра ума, с которой вольно забавляться наше воображение. А лёгкое напряжение всегда можно снять, прокричав здравницу королю Родерику. Всё будет знать только один. Это – шахматная партия. На нашей стороне – несколько фигур, они не слишком мобильны и необычны, на другой – объединенная мощь двух королевств. Льер Датим – вначале я хотел, чтобы игроком был Ладар, но он слишком мало знает о том, что происходит вокруг. Вести партию придётся вам. Остальные будут играть вслепую. Они будут выполнять ваши команды, зачастую непонятные, помня одно: в результате королевство сможет, как минимум победить, как максимум – покончить с войной. Я прав?

Отставной маршал неторопливо смаковал гриб, отдавая должное подземным селекционерам. Казалось, поднятый им самим вопрос его интересовал постольку – поскольку.

– А почему не ты?

– Нет. Приказы должен отдавать глава разведки, хотя бы и через телепорт. В конце концов, в этом нет ничего необычного, пару месяцев мы вполне продержимся.

– Меньше. Через пятьдесят шесть дней празднование дня рождения короля Родерика. Как один из главных лиц королевства, я должен присутствовать.

– Значит, через пятьдесят шесть дней у нас должен быть неопровержимый результат.

– Максимум через пятьдесят пять, а лучше вообще сделать всё по-быстрому. – Ладар отрицательно покачал головой. – Слишком удобная дата, чтобы ей не воспользовались заговорщики. Небольшой карманный переворот – и вот уже сила клятвы уничтожает все крамольные мысли о том, что новый король пришел незаконным путём. Но вы забыли, что это не основное наше задание. Первоочередным по-прежнему являются кристаллы маны.

– Ты правда уверен, что повлиять на них реально?

– Нет. Но в этом должен быть уверен тот, кого мы заподозрим. Мне крайне интересно, что предпримут маги Ронхара.

– И это, естественно, ты должен видеть сам? – Льер Датим ухмыльнулся. – Помнишь, малыш, я доставал тебя вопросом, в чём суть разведки на войне магов? Как не прискорбно подобное признать, но теперь ты достаешь меня этим же, и довольно успешно! А теперь идите, обустраивайтесь, я должен подумать!


Подгорный народ строил основательно, с размахом и комфортом. Конечно, хитрый гном показал им самый необходимый минимум, но даже это: освещение, возникающие в такт шагам, наполняющиеся при их приближении источники, юркие земляные големы, выполняющие простейшие функции уборщиков, обслуги и, при необходимости, защитников – подобная хозяйственность впечатляла.

Впрочем, Ладар застыл перед самым обычным невзрачным каменным столом, куда его привёл ухмыляющийся Вакенши.

Магические потоки самой разной направленности, направляемые силой земли, не враждуя, создавали сложный узор на ладонь выше каменной поверхности.

– Это то, что я думаю?

Сипал аккуратно магическим захватом вытащил стигис из ножен и положил на ровную поверхность. Тот засиял и подернулся небольшой коркой земли: внутри него происходили необычайные процессы: все энергетические ёмкости, резервуары и хранители маны наполнялись энергией, для этого предназначенной.

– Ничего особенного. – Явно довольный впечатлением, ухмыльнулся гном. – Рог Судьбы так не зарядишь, да и любые сколь-нибудь сложные построения тоже требуют постоянного и пристального внимания специалистов, а вот подобные мелочи – вполне.

– А телепорты? – Дождавшись утвердительного ответа, Айяр торопливо метнулся ко входу к жилым комплексам и скоро вернулся с гроздью персональных амулетов Датима, аккуратно разложив их на поверхности. – Так, четыре индивидуальных и парочка групповых, до семи человек. Не густо, главе разведки всегда телепорт откроют или зарядят пустующий. По крайней мере, теперь у нас есть база, с помощью которой мы можем уходить. И возвращаться, не ставя в известность магов. Ладар, за сколько зарядятся эти игрушки?

Сипал помедлил, вглядываясь в сияние энергетических сгустков.

– Групповые – минимум сутки. Индивидуальные – от часа до трех, они разные. Слишком много на них защит понавешано. А один, вот этот – кивок в сторону невзрачного амулетика из чёрной яшмы. – Будет заряжаться не меньше недели, и то его нужно будет контролировать. С трудом представляю, для чего был востребован портал с такой степенью защиты, и где она была вычерпана до донышка. В жерле магического вулкана, что ли? Да, и скидывайте сюда всё оружие: даже самое обычное приобретает тут дополнительную стойкость и крепость, а обычного я у Вака почти и не видел.

Он ухмыльнулся, глядя, как стол приобретает вид небольшой железной горки, затем не выдержал и расхохотался. После долгих и яростных споров самые любимые клинки были всё же уложены – на ладонь, не выше – от поверхности необычного агрегата, и тот смог приняться за дело.

Вторым необычным явлением, вызвавшим яростные споры, была карта. Собственно, выполнена она была отлично, на всю стену, с тщанием и прилежанием, доступным только и исключительно подземным мастерам. Но Вакенши долго не решался показывать её людям, да и решившись, ещё с полчаса стоял красный, хватаясь за рукоять секиры. Если территориально всё было выдержанно довольно точно (насколько могли судить люди), то большая часть наземных территорий отводилось «народу дварвов», о чём ясно и недвусмысленно указывали надписи прямо по руслам рек.

Тут, за взаимными подначками, их и нашёл Льер Датим, хмурый и словно ссутулившийся от предстоящей задачи. Впрочем, карта его и позабавила, и обрадовала.

– Где замок Дасан, помнишь, вы там шуровали?

Ируг аккуратно прикоснулся пальцем к небольшой точке на карте. Удивительное дело: вроде ничего не изменилось, но область вокруг стала гораздо крупней – и отчётливей.

– Обычная воздушная линза – изрёк Вак с самым умным видом, явно не понимая смысла сказанного. Впрочем, и такое объяснение всех устроило.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7