Дмитрий Морозов.

Призрак штрафбата



скачать книгу бесплатно

© Дмитрий Морозов, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

* * *

Подхватив мешок, он шагнул в волнистую гладь – и покатился кубарем, спасаясь от удара когтистой лапы огромного незнакомого зверя. Вскочил, выхватывая из мешка стигис, – и отпрянул от колец змеи, попытавшейся обхватить его шею. Тёмный клинок сам уперся в руку, подрагивая в нетерпении. Одновременный взмах обеих рук – и змея распадается на несколько частей, бьющихся в агонии.

Ладар резко отскочил в сторону, под защиту высокого, раскидистого дерева, прислонившись спиной к шершавой коре, обезопасив себя от ударов с тыла и, возможно, сверху, выдохнул и попытался осмыслить увиденное.

Всё вокруг никак не походило на пожалованное ему королём графство. Скорее на Дикий остров. Полный монстров, страха, ненависти – и смерти. Идущий тропой тени отчётливо видел разлитую в мире вокруг опасность, злобу и жажду убийства.

– А где мирные деревеньки и города? Где ухоженные сады и возделанные поля? Пусть даже, с учётом войны, деревни будут полупустыми, а города ощетинятся высокими стенами и не захотят впускать. На то в торопливо всунутом ему в руки вещмешке лежит королевский свиток в дорогом футляре, где, подтверждённая затейливой печатью, красуется дарственная на эти земли – пожалованная «спасителю Родерика Шестого от врагов внешних и внутренних, а также принявшему посильное участие в восстановлении монаршего здоровья».

Впрочем, достаточно вспомнить злорадно-предвкушающие взгляды его противников, чтобы покрепче перехватить клинки и замереть, внимательно изучая обстановку. Змея уже перестала свиваться кольцами, напряжение чуть отпустило, и тут – один, другой, третий толчок в замершую спину. Быстро обернувшись, поднимая клинки повыше, Ладар увидел острые, истекающие подозрительным соком шипы, буквально за минуту проросшие сквозь толстый слой коры старого дерева. Тонкие, острые, словно иглы, они легко прокололи бы любую ткань, даже толстую кожу. Только куртка из василиска оказалась им… не по шипам? И, что интересно – достать раскинутые по сторонам крылья растительный хищник не пытался. Дерево-охотник? Даже кстати…

Закинув клинки в ножны, Ладар аккуратно, чтобы не мешать крыльям, пристроил на спине выданный мешок и принялся торопливо подниматься по стволу, уворачиваясь от любой подозрительной ветки. Перчатки из той же, способной выдержать и удар гномьего топора, кожи остались далеко в прошлом, а найти им хотя бы приблизительно равноценную замену никак не удавалось. Поэтому приходилось осторожничать, внимательно оглядывая кору, ветви и сучья. Впрочем, и сам он был уже далеко не тем наивным крестьянским пареньком, ничего не знающим о мире, который радушно распахнул дверь перед умирающим мучительной смертью вором. Он даже не был новобранцем, волей случая попавшим в армию и мучительно выискивающим способ избавиться от королевской магической печати, превращающей воина в послушного исполнителя чужой воли.

Он не был злым волчонком, восставшим против несправедливости и оказавшимся в штрафбате – месте, откуда не возвращаются. Всё давно в прошлом. И печать, теперь совершенно не опасная и, возможно, даже способная помочь. И штрафбат, сменившийся разведкой, где умереть можно было столь же легко, но где учили и ценили твоё практически звериное умение выживать. Каждый раз, теряя и приобретая, вырывая у бесконечной круговерти войны себе ещё один шанс, он становился взрослее – и сильнее, пока не оказался тут, спокойный и хладнокровный, равнодушно взбирающийся по дереву-убийце.

Здраво рассудив, что оно не позволит обитать на себе стремительным хищникам животного мира, а с медлительными иголками вполне можно справиться, находясь в постоянном движении – более быстром, чем необходимо для роста отравленных шипов, а главное, оценив высоту дерева, питомец штрафбата и новоявленный граф спокойно поднялся к верхушке, чтобы оглядеться и понять, что же такое – подаренные ему владения, успевая ещё и рассуждать при этом. О том, что для него было действительно важно. Вернее – о ком.

– Илис, звёздочка ты моя черноокая, где же ты? Тут для тебя столько интересного…

Лес закончился внезапно. Вернее, дерево под его руками было по-прежнему достаточно толстым и крепким, но кроны остальных, значительно короче своего плотоядного собрата, ушли вниз – и теперь во все стороны, насколько хватало взгляда, простиралось зелёное море. Аккуратно перехватывая ветви, Ладар обошел ствол по кругу, вглядываясь вдаль – и замер, напрягая глаза. С двух сторон, на севере и на юге, зелень лесов упиралась в склоны гор. Достаточно высокие и неприступные для того, чтобы стряхивать с себя любую растительность и выглядящие монолитным, гладким камнем. На западе, если очень захотеть, можно увидеть, как эти стены смыкаются – и даже догадаться по еле различимому блеску о наличии водопада. Зато гораздо ближе, практически рукой подать, виднелись останки какой-то полуразрушенной башни. Туда стоило наведаться, прежде чем идти на восток. В той стороне горы расходились ещё дальше друг от друга, впрочем, не пропадая совсем. И только там, в бесконечности лесов, виднелись небольшие, едва заметные на таком расстоянии проплешины. Деревни? Возможно, даже города? В любом случае – люди!

Под ладонью вспух еле заметный бугорок. Ладар торопливо перехватил руки, разглядывая тонкий шип, проклюнувшийся сквозь кору. Практически сразу под ладонями вновь засвербило. Аккуратный, быстрый взгляд вниз – по всей поверхности ствола торчали под разными углами тонкие, хищные жала. Хищник загнал жертву в ловушку и может торжествовать победу?

Ладар, аккуратно расправив крылья, отпустил ствол, за который держался, пробежал по наклонному суку, внимательно следя, чтобы не зацепить ни одной ветви – и, раскинув руки, до предела напрягая мышцы, воспарил над лесом, стараясь придерживаться направления на обломки башни. Нет уж, воспитанник Дирила Рикса и ученик льера Ируга в такие примитивные ловушки не попадается!

Однако бахвалиться не стоило. Когда появились птицы, он не успел заметить. Небольшие, с длинными острыми клювами, со странным оперением, отливающим сталью, они возникли сразу отовсюду – и их было много. Ладар успел выхватить стигис, чудом выровняв полёт. Проблема была в том, что крылья и руки были практически одним и тем же. Верней, они дополняли друг друга: частью крыльев можно было двигать, держа руки в неподвижности, или, благодаря второму запястью, орудовать зажатым в кисти мечом, продолжая удерживать тело в воздухе – но такие действия были очень ограниченными. Несколько серых тушек, разбрызгивая кровь, полетели к земле, зато остальные птички тут же сориентировались и накинулись на беззащитное тело. Клювы забарабанили по спине и ногам, заставив в очередной раз с благодарностью вспомнить упрямого гнома, устроившего охоту на василисков и обеспечившего каждого в команде подходящей бронёй. Пробить такую защиту птицы не могли, но с каждым ударом они все ближе подбирались к плечам и голове. Стигис – длинный, сверкающий клинок, уже обагренный кровью их собратьев, проносился над волосами, перед лицом, заставляя крылатых пиратов держаться подальше, но долго так продолжаться не могло. Тёмный клюв впился в голову, пробив кожу и чувствительно ударив череп. Взмах – наглая птица, вернее, две её половинки, летят к земле, однако полёт уже превратился в пике, и нужно поскорей кутаться в крылья, в ожидании встречи с острыми ветвями деревьев.

Удар. Больно! Пробить защиту крыльев сучья не могут, но всё равно удар был ощутимым. Кувырок, второй, толстый сук чувствительно бьёт в бок – и вновь падение. Сгруппироваться, ожидая новых сучьев или чувствительного удара о землю – и встретить ледяную воду! Неприятно, но намного лучше, чем ожидалось.

Ладар поспешно греб к берегу. Вода вокруг него уже успела окраситься кровью: в ручье оказались свои хищники. Хорошо, что во время падения не выпустил из рук рукояти клинков. Обычные рыбы, знакомые с детства, тут оказались в несколько раз больше – и нападали с поразительным остервенением. Торопливо отряхиваясь на мелководье, сипал оглядывался, пытаясь соорентироваться и понять, где могут быть увиденные развалины башни, как что-то ярко-красное кинулось на него из чащи. Чувствуя, что поднять клинки может и не успеть, быстро сформировал свой феербол, бросив в сторону несущегося монстра. Раздался взрыв. Воздушной волной его перенесло через ручей и чувствительно приложило о корень дерева. Сознание помутилось – и сипал оказался в привычной, созданной наполовину им, наполовину его любимой, комнатке из нитей небытия, небольшом безопасном островке во Вселенной смерти. Илис уже была тут – и в глазах её билась тревога.

– Скорее! Тебе нужно очнуться и срочно искать укрытие!

– А как же «привет, любимый»? – Ладар привстал, приходя в себя, затем аккуратно уселся на небольшую лавку, всегда появляющуюся при его появлении. Почему лавку, а не, к примеру, роскошные кресла, он понять не мог. Хорошо ещё, не бревно, как бывало в самом начале. – И к чему торопиться? Разве тут время не течёт иначе?

– Те, кто на тебя напал, входят в любые временные потоки. Вернее – способны следовать по ним за добычей. Сами так перемещаться не способны, а то бы фески давно захватили все миры этой Вселенной.

– Те, кто на меня напал? А кто они?

– Расскажу, когда ты будешь в безопасности! Да хватит сидеть, иди же!

Внушительный толчок сбросил сипала с лавки – чтобы в реальности тот вновь кувыркнулся с берега, уйдя в воду. Но это оказалось правильным: над ним стремительно пронеслось что-то яркое и хищное, разнеся в древесную пыль окаменевший корень. Лихорадочно извернувшись, он сделал пару десятков гребков в сторону и выскочил из воды, заранее приготовив клинки. Время тут же потекло, становясь киселём, – к нему стремительно приближалось несколько странных животных. Ничего человекообразного в них не было – скорее, они походили на пантер. Представьте себе огромную, величиной с корову, собаку, с которой сняли шкуру, взамен насадив крупные ороговевшие шипы, снабдив длинными, вдвое больше обычных, когтями и клыками и острым жалом на конце гибкого хвоста. Вдобавок двигались они быстро. Чересчур быстро для того особого состояния, в котором даже молнии ползли со скоростью улитки. И с каждым мгновением они адаптировались, ускоряясь всё больше.

Ладар торопливо рванул навстречу – нужно пользоваться временным превосходством и сократить число нападающих, пока есть такая возможность. Тёмный клинок легко входит в красное тело, единым махом выпивая непонятную жизнь. Собака на глазах худеет, частично мумифицируясь. Стигис вязнет в месиве когтей и шипов, но дело своё делает: полуразрубленное тело падает на песок, практически не представляя опасности. Однако её товарки лезут и лезут, их число только растёт…

– Держи правый край! – Илис, впервые после боя с архидемоном появляется в броне и при оружии. Тёмные латы текут, облегая тело, волосы сложились в причудливый шлем, из которого поблёскивают головы змей.

Скорость нападающих всё увеличивается. Приходится работать клинками практически безостановочно, замечая, что не перекрытый Илис сектор – только перед тобой, это немного обидно, но оскаленных пастей с поблескивающими клыками так много, что справиться иначе нереально, кроме как бить, кромсать, рубить лишь на небольшом пространстве, куда и могут прыгнуть твари. Действовать всем: стигисом, тёмным клинком, костяными лезвиями, с содроганиям чувствуя – чужие когти оставляют борозды в собственных крыльях.

– Приготовь свой феербол. – Илис действовала двумя длинными тёмными клинками так, что они слились в какой-то полуразмытый купол. – Скорее!

– Будет взрыв! – В перерывах между ударами выдохнул сипал, торопливо вызывая боевой снаряд собственного сочинения, без рук, только силой мысли.

– То, что нужно! Нас выкинет в реальность! И не вздумай терять сознание – сразу ноги в руки и вниз по ручью, пока фески не очухались.

Короткий росчерк серого феербола, и яркая вспышка, заставившая отлететь – прямо в руки Илис, позабывшей в этот раз о нежности. Глубоко вдохнуть – выдохнуть, краем глаза видя, как на другой стороне ручья поднимаются с земли странные, неправильные собаки… фески, кажется?

– Скорее!!!

И бег – по мелководью, по слежавшемуся песку, что намного удобней зарослей, чувствуя – сзади вначале неуверенно, а затем всё быстрей раздаются удары лап о воду. Сердце колотится, в глазах плывёт туман, голова кружится, но это и хорошо, зато ничего не болит, а направление чудно задаёт узкая и изящная ладошка, впившаяся в кисть и буквально тянущая за собой.

Им повезло. У старой башни оказалась крепкая, толстая дверь, явно не деревянная, захлопнувшаяся за ними с гулким эхом. Засов вполне соответствовал двери, но Ладар торопливо подтаскивал ко входу оказавшуюся рядом мебель, сооружая баррикаду, одновременно слыша позади резкие шорохи. Когда же удары когтей о дверь стали поглуше, он обернулся и при тусклом свете магического светильника увидел тяжело дышащую Илис, растворяющиеся в воздухе длинные клинки – и массу порубленной мелкой живности, населяющей старые развалины.

– То-то ты мне не помогала… что за серпентарий?

Илис задорно, хоть и чуточку устало улыбнулась. Её доспехи таяли, обнажая тонкую фигурку. Волосы укоротились, став самыми обычными и образовав короткую причёску. Это лучше всего остального показывало: непосредственной опасности нет. Во всяком случае, сейчас.

– Ну, вот эта зверушка – тонкая ножка указала на странный гибрид ежика и ящерицы, с узким, покрытым иголками телом и длинным раздвоенным хвостом – удивительно точно мечет свои иглы в любого, кого посчитает опасным или вкусным. Рядом – пауки, их тут несколько видов, самый опасный вот этот, с синим брюшком, он может прыгать удивительно высоко. Кстати, пауки, как ни странно, не ядовиты, просто от их паутины наступает паралич. Временный, конечно, но съедят тебя раньше, чем ты придёшь в себя.

– А остальные – что, все ядовиты? – Ладар вздрогнул, глядя на довольно многочисленные останки, раскиданные по всему полу. Некоторые из них до сих пор пытались шевелиться.

– Ага. – Лёгкий, небрежный ответ. Илис повела рукой – и вся живность застыла, на глазах превращаясь в труху. Лёгкий шаг в сторону, к сохранившемуся у дальней стены столу. Впрочем, сейчас её больше интересовал стоящий рядом стул. Поколебавшись, она несколько раз повела по нему невесть откуда взявшимся платком – и уселась, закинув ногу на ногу. – Это всё, что ты хочешь узнать?

Её голос был язвителен, но Ладар не спешил начинать разговор, всё ещё усмиряя дыхание. Безумная гонка не прошла даром, сердце било в грудь, как в барабан, руки чуть подрагивали от напряжения. Подперев, для верности, спиной баррикаду у двери, он огляделся.

Они вломились в самый низ башни. Скорее всего, в помещение для слуг, небольшое и частично уходящее в землю. Но пол, как и потолок, тут были каменными, стены башни достаточно толстыми – значит, нечисти сюда пробраться будет не так-то легко. Несколько шкафов для утвари, торопливо приставленных к двери, пара столов и небольшой лежак у стены – вот и вся обстановка. Из украшений – пара щитов на стенах и потёртый гобелен, давно уже превратившийся в пыль:

– Хорошо. Если можешь объяснить – объясни. Начни с того: насколько прочная эта дверь, что за твари тут, я о таких и не слышал, и где я вообще?

Илис улыбнулась.

– За дверь можешь не беспокоиться. Жившие тут серьёзно опасались за свою безопасность, так что если ты её не откроешь, тебе ничего не грозит. Кстати, пока я говорю, займись своими крыльями. Благодаря силе Творца, их регенерация сравнима с эльфийской, но даже её стоит подстегнуть и направить.

Ладар поднял руку – и охнул. Его гордость, первое настоящее творчество, первый шаг, ведущий куда-то вдаль, к чему-то новому и светлому, крылья, были безжалостно разодраны вдоль костяных клинков. Мягкая замша кожи, способной выдержать удар палицей Оории, весела лохмотьями. Сразу навалилась слабость, проснулась ломота в костях и боль в растерзанном теле. Илис, внимательно наблюдавшая за ним, мягко сказала:

– Поторопись. Чем раньше ты начнёшь, тем меньше сил потратишь. А силы тебе ещё понадобятся.

Ладар, прикусив губу, повернул крыло так, чтобы первая рана оказалась напротив лица. Аккуратно соединив разодранную, кровоточащую ткань, он скрепил её магическими скрепами и добавил в рану жизненной силы, с удовлетворением чувствуя, как начала восстанавливаться кожа. Подержал, пока не ощутил, что дальше всё будет зарастать само, приподнял крыло повыше, изучая работу, и застонал: разодранных мест было много.

– Продолжай! – Илис говорила по-прежнему мягко и спокойно. – А я пока расскажу, где именно ты оказался. Ты способен слушать?

Сипал, продолжая накладывать очередной магический стежок, кивнул.

– Итак, много лет назад, когда только-только отгремела война с силами Хаоса за эту землю…

– А с чего-нибудь поближе начать нельзя?

– Именно тогда и была построена эта башня. – Голос Илис стал насмешливым. – Если хочешь, я пропущу, кто именно её строил. Но вот почему она была разрушена – это для тебя жизненно важно. Так что не перебивай, граф Проклятых земель.

– Проклятых?

– Да, сейчас эти земли называют именно так. Совершенно незаслуженно, кстати – никто их не проклинал, уж я-то эти вещи чувствую. Ругали многие, но профессионально проклинать – нет, ни разу. Впрочем, вернёмся к началу. Итак, закончилась война с Хаосом. Эльфы окончательно выжили драконов на южный, бесплодный материк, основательно перемешали народы, где хитростью, а где и разрушением целых городов уничтожив всякое воспоминание о Силе рода, познакомив вместо этого людей с магией.

Новая игрушка пришлась людям по вкусу. Она сразу разделила их, превратив одарённых в особую касту – позже из неё образовались аристократы. Но в магии люди были всегда слабее эльфов. Людям была уготована участь слуг, а предания, ещё не до конца уничтоженные, говорили об ином. И маги принялись искать силы, которые позволили бы им сравняться с хозяевами планеты. Вот только сознание их было искажено и затуманено. Не помнящие своих истоков, своих корней, они были подобны детям, для которых добро и зло – абстрактные понятия, никак не связанные с их играми. Они обратились к Хаосу.

На земле было много следов сражений прошлого, много осколков необычного оружия, жалкие остатки слуг хаоса, вымирающие и потому неопасные… Всё это выкапывалось, выламывалось, отлавливалось – и привозилось сюда, в эту самую башню. Итог, как ты мог догадаться, вполне закономерен – эксперимент вышел из-под контроля. Хорошо, что эта долина со всех сторон окружена горами: они достаточно высоки и неприступны, к тому же твари Хаоса не рисковали уходить далеко от его источника, в который и превратилась эта башня… Поэтому всё закончилось разорением одной области. Довольно большой, кстати: в этой долине был город и с десяток деревень. В некоторых из них, на востоке отсюда, возможно, ещё есть жизнь. В общем, долинка получила статус графства и использовалась в играх аристократов исключительно для получения титула. Забросив тебя в Проклятые земли, Родерик явно хотел проверить слух о твоей удачливости: выжив на Южном материке, ты, по его мнению, мог выжить где угодно. Заодно вывел из-под удара всех твоих врагов: сюда никто из них точно не сунется.

– Это-то всё понятно. – Ладар наложил очередной стежок и тяжело вздохнул. Снял котомку, нащупал флягу, аккуратно вынул пробку, глотнул, поморщившись: друзья вместо воды налили вино, довольно крепкое. – Но что мне делать дальше, как выжить в самом эпицентре магии Хаоса?

– Ну, для начала будь аккуратней с напитками: жажда – именно то, что заставит тебя раскрыть двери и добровольно сунуться в пасть к фескам. Кстати, они не самое страшное из того, что тут водится. И лучше открыть двери и выйти до того, как окончательно ослабнешь – так твои шансы выше.

– Но что мне делать?

– Думай. Изучай мир – в себе и вокруг себя. Условия идеальны для того, кто способен быстро учиться в минуты опасности. Пора сделать ещё несколько шагов по своему пути – или принять мой. В любом случае это будет только лишь твой выбор. Обычный посвящённый теневой тропы тут погибнет. Помни об этом при принятии решений.

– Ты мне поможешь?

Торопливый шаг в сторону Илис, но пальцы проходят сквозь рассеивающийся туман, лишь чуть смущённый смешок затихает вдали.

– Прости, милый, я и так пробыла рядом слишком долго…

Пять шагов в одну сторону, семь – в другую. Места больше, чем в камере, но всё равно – словно опять за решёткой. Хотя если нет окон, а значит, и решёток. Закрытый со всех сторон каменный склеп. И смерть, как ни странно, ждёт не в глубине, а у входа. Интересный каламбур: вход есть, а выхода нет.

Что Илис намекала о новом уровне овладения небытиём? И как это тут поможет? Эти твари – пусть изменившиеся под действием магии, однако живые существа. Небытие против живого бесполезно. Конечно, нежить оно здорово успокаивает, да и против магии Хаоса и её порождений вполне эффективно, зато в остальном… Странно, почему тогда эти кошки, фески, так здорово взрывались от его феербола? Конечно, он туда добавил много всего, однако основа все равно – небытие. Небытиё – и смерть, и огонь, и свет… Привычка добавлять в собственную конструкцию каждую струйку энергии, которую можешь использовать, конечно, здоровая и нужная, однако получившееся анализу не поддаётся. Зато приносит неплохие результаты. Бабахнуло здорово. Ещё бы самому оказаться в броне и не страдать от подобных экспериментов…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8