Дмитрий Митюшин.

Тень ягуара



скачать книгу бесплатно

Яркий свет ударил по глазам, пришлось зажмурится. Подождал, пока пройдут «зайчики» и снова открыл глаза. Зрение немного «плавает». Сергей поморгал. Наконец, удалось сфокусироваться. Сквозь пелену едва различаются два женских лица.

– Привет, – улыбнулась одна с длинными пушистыми волосами, – с возвращением.

На каменных стенах факелы. Достаточно светло. Потихоньку привыкает. Посмотрел на сводчатый потолок. Снова на девушек. Пушистоволосая оказалась ещё и огненно-рыжей. Чуть не утонул в синих глазах красавицы. В горле пересохло, с трудом прохрипел:

– Я где?

Вторая, брюнетка с короткой стрижкой, погладила по голове.

– У друзей.

Попытался подняться, но руки и ноги что-то удерживает. Приподнял голову. На запястьях и лодыжках полотенца. Крепко привязан к грубой деревянной кровати. Зачем? Рыжая мягко положила руки ему на плечи. Несмотря на видимую хрупкость девушки, в руках огромная сила. Или он так ослаб?

– Не надо. Лежи. Ты ещё слишком слаб. Как тебя зовут?

– Сергей… Сергей Исаев.

Рыжая всё ещё улыбается:

– Хорошо. Меня – Ева. Её, – кивок в сторону брюнетки, – Александра. Саш, сходи за Аликом, а я пока развяжу нашего гостя.

Та недовольно поджала губки и молча вышла. Ева, не спеша, развязала полотенца. Напоила из железной армейской кружки, оказавшейся на тумбочке у другой кровати в углу. Как оказалось, его «постель» в самом центре огромной комнаты без окон.

Сергей не подозревал, что так хочет пить. Ева отошла в угол к бидону литров на двадцать и вернулась с новой порцией. Снова с жадностью выпил.

– Ещё? – улыбнулась красавица.

– Хватит, – он покачал головой, хотя пить хочется, но уже не так сильно.

Вскоре дверь открылась. В комнату вместе с Александрой вошёл широкоплечий мужчина, среднего роста. Длинные волосы собраны сзади в хвост, как у начальника службы безопасности да ла Косты. Поразил цвет волос – почти белые. Белый, выглаженный медицинский халат расстёгнут. Под ним бордовая рубашка с распахнутым воротником и чёрные брюки.

Вошедший придвинул кресло и сел рядом.

– Дамы, оставьте нас, – тихим, властным голосом произнёс мужчина.

Очевидно тот самый Алик и, судя по всему, врач. Странная, однако, больница.

Девушки, бросив на Сергея заинтересованные взгляды, вышли. Исаев встретился с холодными голубыми глазами врача. Тонкие губы совсем не портят симпатичное лицо. А вот глаза…

– Итак, Сергей, – мужчина слегка прищурился левым глазом, – меня зовут Альберт Сигизмундович Коженевский. Главврач этого дома престарелых.

Ни хрена себе! Глаза Сергея расширились от изумления.

– Понимаю, вы ждёте объяснений.

– Д… дом престарелых? Я в доме престарелых? – Исаев обвёл взглядом помещение. – Больше похоже на… на подземелье. Средневековое.

– Да, это – подземелье, но не средневековое. Зданию около ста пятидесяти лет. Что вы помните из последних мгновений жизни, перед тем как очнулись здесь? – сменил тему Коженевский.

Сергей на секунду задумался.

Помнит всё в мельчайших подробностях. Странно. Ещё более странно, что его привезли не в больницу, а в дом престарелых. С другой стороны, раны не болят и, по ощущениям, практически зажили.

– Был на охоте, с другом. В Бразилии. На меня набросился ягуар. Похоже, он меня хорошо потрепал. Я едва успел всадить в него нож. В него стреляли… по крайней мере, теряя сознание, слышал выстрелы. Не знаю, убили его, нет. А потом, потом… больше ничего не помню. Очнулся здесь…. Альберт Сигизмундович…

– Просто – Альберт.

– Альберт, а почему дом престарелых?

– Видишь ли, Сергей, – он поднялся и прошёл к изножью ложа, ибо назвать это сооружение кроватью трудно… – давай на «ты»?

Исаев кивнул. Главврач продолжил:

– Под когтями ягуара оказался весьма опасный вирус. Передаётся только через кровь. У тебя заражение. Сейчас болезнь временно отступила, но лечить её можем только мы. Да, у нас дом престарелых, но только мы принимаем пациентов с таким диагнозом.

Бред какой-то! Инфекция и дом престарелых! Но вслух спросил:

– Каким диагнозом?

– Вирус Гольфштейна-Бёрка, но тебе ведь это мало о чём говорит, верно? Достаточно редкое и опасное заболевание.

– Оно что, неизлечимо?

Коженевский подошёл ближе.

– К сожалению, нет. Мы помогаем человеку с этим жить. И поверь, даже так жизнь прекрасная штука. Ты пока ещё слаб. Набирайся сил.

Врач улыбнулся, но тепла в голубых глазах не прибавилось.

– Набирайся, – и пошёл к выходу.

– Альберт.

Тот обернулся уже около двери.

– Я что, теперь всю жизнь должен провести здесь?

– Нет, конечно, – усмехнулся уголком рта главврач, – но первую фазу болезни – обязательно.

Как только он вышел, в комнату впорхнула Александра.

***

– Вас ждут, – миловидная женщина лет тридцати пяти, в красном юбочном костюме указала на дверь.

Вот уже два часа Андрей сидит в «Солидарности», искоса размаривая красивые ножки, до середины бёдер прикрытые красной юбкой.

Он встал и направился в кабинет. За большим Т-образным столом в дорогом кожаном кресле восседает тот, кого Серый окрестил Некто. Этого типа Снетко видел на похоронах Исаевых и Марго. Вчера приходил к Мартынову на девять дней. До этого был на поминках родаков Серого. Андрей то и дело ловил его заинтересованный взгляд…

Хозяин кабинета встал и пожал руку. Кисть сильная и твёрдая.

– Присаживайтесь, – указал на ближайший за столом стул.

Андрей сел. Некто откинулся на кресле и стал внимательно рассматривать посетителя. Наглядевшись, закрыл лежащую на столе папку и заговорил:

– Руководство концерна довольно вашей работой, Андрей Михайлович. К сожалению, мы понесли тяжёлую утрату. Погибли родители Сергея Исаева, – он скорбно вздохнул, – я хорошо знал его отца. Служили вместе в Бразилии, в Анголе. Пропал сам Сергей, и мы не знаем, жив он или нет…

– Не знаю, как так получилось… – начал было Снетко.

Некто жестом оборвал.

– Мы не виним вас. Охота всегда сопряжена с риском. Вы сделали всё, что могли. Жаль, жаль. Какая потеря для всех нас!

Он помолчал.

– Вот что, Андрей Михайлович. У нас есть к вам предложение. Хотим назначить вас и.о. генерального директора компании «Альфа Лимитед».

Снетко вздрогнул:

– П… простите, что?

– Вы правильно расслышали, – улыбка искривила тонкие губы.

Андрею стало не по себе: у гадюки она и то симпатичнее.

– Компания осталась без руководства, а вы ПРЕКРАСНО, – Некто сделал ударение на этом слове, – справляетесь с любой, подчёркиваю, любой, порученной работой. Согласны?

– Д… да, – выдавил Андрей, уже догадываясь, куда клонит этот страшный человек, – простите, э-э…, – выдержал паузу, ожидая, что мужчина представиться.

Тот промолчал.

– Простите, как к Вам обращаться?

– Шеф. Просто – шеф.

– Хорошо, шеф.

Начальник встал. Андрей тоже поднялся. Некто подошёл и взял его за плечи.

– Если выяснится, что Сергей Исаев мёртв, вы станете директором и совладельцем «Альфы», – водянистые холодные глаза, казалось, гипнотизируют. – Вы меня понимаете?

Андрей медленно кивнул.

– Не слышу.

– Д… да, да, понимаю, – уже твёрже добавил Снетко, – шеф.

Некто наконец отпустил плечи.

– Вот и прекрасно. Идите, работайте.

***

Андрей, час назад вернувшийся в «Альфу», сухо попросил Викторию подать кофе. Когда секретарша принесла дымящийся напиток, и кокетливо спросила, не нужно ли Андрею Михайловичу что-нибудь ещё, грубо попросил девушку оставить его в покое.

И вот уже час сидит, практически не шевелясь. Тупо глядит перед собой. Тихо шелестит кондиционер. Нетронутый кофе успел остыть.

Неужели шеф в курсе? Как он сказал? Прекрасно справляется с любой порученной работой. Не может быть. Андрей попытался вспомнить голос человека, кому звонил из Сан-Паулу. Вроде похож, а вроде и нет. Телефон искажает голос.

Протянул руку к ящику стола и вытащил нож Серого. Потёртые кожаные ножны. Повертел перед глазами. Взялся за рукоятку и медленно потянул. Воронёный клинок матово блеснул в лампах дневного света. Белая арабская вязь засияла.

– Би-сми-Лляхи-р-рахмани-р-рахим, – медленно прочёл витиеватую надпись над долом, следом ту, что снизу, – ля-Илляха-иль-Алла. Н-да. Сколько ж на тебе крови гяуров?

Поскрёб ногтём инкрустацию, дол с обухом. Серебряная. Соврал Серый. Зачем? Куда ж ты подевался, дружище, а? Жив или нет?

Андрей вздохнул. Клинок медленно вернулся обратно в ножны. Снетко убрал опасную игрушку в стол, но передумав, переложил в кейс. На стуле валяется брошенный пиджак. Подошёл и полез во внутренний карман, извлекая завёрнутый в цветастую тряпочку предмет. Брал с собой в концерн. Не пригодился. Положил на стол и аккуратно развернул ткань. На куске материи ничем ни примечательный деревянный нож. Такой пацаны выстругивают из дерева. Только сильно потемнел от времени. Ножик подарила прабабушка Аксинья незадолго до смерти, когда юный Андрюша Снетко ещё учился на первом курсе юрфака…

Бабушка Аксинья называла чудной нож амулетом. Нужно коснуться пальцем острия лезвия, и назвать имя. Тогда придёт человек (слово «человек» бабушка произнесла с презрением) и выполнит любую просьбу. Имя – Тадеуш. Амулет всегда нужно носить с собой, он придаёт силы. Не столь физические, сколько внутренние. Обращаться к помощи амулета можно не чаще чем, раз в девять месяцев. Поэтому использовать странный нож нужно только тогда, когда иного выбора нет.

Разумеется, он не поверил…

Андрюша рос хилым и болезненным. Часто становился объектом издевательств со стороны сверстников. Дети жестоки. В старших классах стало ещё хуже. Девчата его сторонились, предпочитая более успешных ребят. Когда в класс пришёл новичок – Сергей Исаев, они как-то незаметно сошлись. Сергей пару раз защищал Андрея. Однажды дрался один против пятерых, когда те прижали Снетко в тихом уголке во дворе школы. Сергею пришлось несладко. Андрей помогал, как мог. Ему расквасили нос и выбили зуб. Но в тот раз победа осталась за ними. С тех пор сдружились.

Что могло сблизить сына военного дипломата и мальчика из неблагополучной семьи, не понимал никто. Отца у Андрея нет. Мать постоянно пьяная, всё время какие-то мужики в квартире. От них пацану часто доставалось. Не раз уходил из дома. Тогда Исаевы принимали его у себя.

Поступив на юридический, с удовольствием переехал в общагу. Думал, всё изменится. Но нет! История повторилась. Его вновь стали тиранить сокурсники и старшие ребята. Особенно доставал местный красавец, Пашка Селезнёв, сынок чиновника из мэрии. Однажды Пашка с дружками его при всех опозорил, стянув штаны и как бы в шутку отхлестав линейкой.

Вечером в общаге, лёжа на койке, Андрей думал о самоубийстве. Но безболезненный и быстрый способ в голову не приходил. Открыл тумбочку в поисках чего-нибудь острого. Взгляд наткнулся на деревянный нож.

– А вдруг, – прошептал он, схватив амулет и прижав к груди. – А вдруг…

Хуже всё равно быть не может.

Сглотнув слюну, коснулся дрожащим пальцем острого кончика. Вот бред-то! Ладно, чего терять? Проговорил, стараясь унять в голосе дрожь:

– Тадеуш…, – и уже твёрже, – Тадеуш!

Ничего не произошло. Совершенно. Никто не появился выслушать его волю и разобраться с обидчиком. С досадой бросил бесполезную деревяшку обратно в тумбочку.

За полночь с дискотеки пришли соседи по комнате. Поржали, вспомнив происшедшее днём. Ярость жжёт душу. По щекам катятся слёзы. Лежит, отвернувшись к стене. Что же ты, бабушка Аксинья, обманула правнука?

Через пару часов в дверь настойчиво постучали.

– Эй ты, опущенный, открой, – сонным голосом проворчал кто-то из соседей-студентов. Кажется, Вован.

Снетко резко отбросил одеяло и молча поплёлся к двери. Стук повторился. Андрей отодвинул в сторону защёлку и замер от неожиданности. В дверях на фоне тусклого света чёрный силуэт голого по пояс среднего роста мужчины. Ночной гость не спрашивая разрешения, вошёл. Мускулистый торс мокрый от пота, будто визитёр долго бежал. А на улице зима. Длинные светлые волосы распущены по плечам.

– Ты звал меня?

Глубокий голос прозвучал тихо, но студентам показался громовым раскатом. Те аж повскакали на койках.

– Лежать! – он взглянул на соседей.

Те быстро юркнули под одеяла.

Мужчина снова посмотрел на оторопевшего Снетко:

– Звал меня?

– Д… да, – пролепетал тот.

– Чего хочешь?

И Андрюху прорвало…

Сбиваясь и всхлипывая, рассказал, как Пашка Селезнёв отравляет ему жизнь. Что Пашкин отец какой-то чиновник в мэрии. И самое позорное… что случилось сегодня.

– Хорошо. Избавлю тебя от этой проблемы, – сказал Тадеуш. – Селезнёва знаю. Не акула, мелькая пиранья. Взяточник. Если что, обращайся, но срок ты знаешь. Знаешь?

Андрей кивнул.

– И, кстати, начни-ка ходить в спортзал. Качайся. А то дохляк дохляком.

Ночной гость вышел.

– Слышь, Снетко, а это кто? – раздался из темноты резко ставший тонким голос Вована, когда Тадеуш закрыл дверь.

Обделались уроды! Твёрдо и радостно, словно так оно и есть, Андрюха ответил:

– Селезнёвский звиздец.

Вот степени «звиздеца» Андрей не ожидал…

В понедельник Пашка не пришёл в институт. Через пару дней семью Селезнёвых нашли на даче с разорванными глотками и распоротыми животами. Следствие ни к чему не пришло. Дело сдали в архив.

За спиной Андрюхи зашептались. С ним пытались завести дружбу. Инцидент с Пашкой вскоре забылся. Все понимали, за подобную проделку или даже воспоминание о ней могут жестоко поплатиться. Андрей стал ходить в качалку. В конце концов, ему понравилось тягать железо. Девушки стали на шею вешаться…

Снетко завернул амулет в тряпицу и убрал в карман пиджака. В памяти всплыл врач раздолбанной «газели». Лица не видел, тот сидел спиной. Белые волосы, как у Тадеуша. Разве много людей с такими же волосами? Ладно, пора домой.

Глава 7

Бенту Николас Коэлью Авелар, старший инспектор гражданской полиции города Сан-Мигел-ду-Игуасу, что в штате Парана на юго-западе Бразилии, просматривает сводки происшествий по штату. Скоро должен подойти начальник местной жандармерии. Инспектор запросил в дирекции полиции штата данные на Пенью. Из архива – дело о гибели старшего инспектора Мануэла Мендеша.

Ему известно, что Пенья и Мендеш были врагами. Инспектор погиб в сельве, в пяти километрах от города на берегу озера, где несчастного задрал ягуар. Зверя застрелили охотники. Но тот ли это самый ягуар-убийца? Экспертизу никто не проводил. А почему?

Бенту внимательно изучил дело. Происшествие квалифицировано как несчастный случай. Но большинство полицейских Сан-Мигела так не считают. А доказательств никаких. Жители городка боятся Пенью, шепчутся за спиной капитана.

Зачем бедняга Мануэл попёрся в сельву? Непонятно. Ни ружья, ни удочки при нём не обнаружено, и не удивительно. Охоту не любил, рыбалку тоже. Нашли только нож, да и тот с трудом можно назвать охотничьим.

Теперь аналогичный случай с русскими. Снова ягуар. Один из них, как его там, Сергей Исаев, доставлен в тяжёлом состоянии в Фос-ду-Игуасу. Как потом доложили, пострадавшего спецрейсом отправили в Россию. Вчера обнаружили труп брата Пеньи – шамана местного племени. Что интересно, капитан отдал тело индейцам, хотя был обязан вызвать полицию…

Стук в дверь прервал ход мыслей.

– Войдите.

В дверях показался Пенья. В форме.

– Вызывали, сеньор старший инспектор?

– Ну что вы, капитан, – как можно шире улыбнулся Бенту, – вызывать вас могут только федералы. Я просто пригласил для беседы.

Жандарм улыбнулся в ответ. Анаконда и та, пожалуй, улыбается душевней.

– Для дружеской?

– Ну друзьями мы вряд ли станем, капитан. Поговорим просто как люди, делающие общее дело.

Бенту указал на стул. Пенья вольготно уселся.

– Мне нравится ваша откровенность, сеньор старший инспектор, – Пенья снова на миг растянул губы в улыбке.

– Примите мои соболезнования в связи со смертью вашего брата.

Лицо капитана не дрогнуло.

– Благодарю.

– Я разделяю ваше горе, но… – Авелар постарался говорить как можно мягче. – Но почему вы не вызвали полицию?

Пенья холодно посмотрел ему в глаза.

– В этом не было необходимости…

Похоже мягкий тон в разговоре с капитаном излишен.

– При обнаружении трупа вы обязаны выставить оцепление и сообщить нам, – резко прервал Авелар. – Даже если это труп вашего родственника, капитан.

Чёрные, слегка раскосые глаза на миг вспыхнули и снова ничего не выражают.

– Брата похоронили по обычаям моего народа. Это наше внутреннее дело.

– Ваш брат, Пенья, убит. Статья сто двадцать первая уголовного кодекса Федеративной Республики Бразилии, – в голосе Авелара звякнул металл. – Расследование убийств – наша юрисдикция. Обязанность военной полиции – выставить оцепление. И всё! Вы превысили полномочия.

Капитан засмеялся.

– С чего вы взяли, Авелар, что это убийство? Он отравился ядом растения…

– Шаман племени?! Перестаньте! Вы знаете, что его убили, и я знаю.

Бенту блефует. Никаких данных, указывающих на убийство, нет.

– Смерть довольно странная… А я должен найти убийцу любого гражданина нашей страны, будь это белый, негр или индеец.

Пенья встал и направился к выходу. У двери обернулся:

– Мой брат никогда не был гражданином Бразилии. Гуарани – дети сельвы.

Скорее всего, прижать капитана не получится. У большинства индейцев нет паспортов. Что же делать?

– Где обнаружен труп?

– Мой брат умер в племени. Его похоронили по обычаям моего народа. Инородцев, тем более белых, – змеиная улыбка вновь искривила губы жандарма, – мы в свои дела не посвящаем. Здесь вам не столица, инспектор. Тут местная специфика. Надеюсь, скоро это поймёте. Всего хорошего, – капитан исчез за дверью.

Авелар ухмыльнулся, и придвинул к себе клавиатуру. Нащёлкал шапку рапорта.

«Начальнику дирекции гражданской полиции штата Парана, старшему комиссару Э-Х. Ш. Гонсалесу».

В рапорте отразил подозрения в отношении командира девятого взвода жандармерии. Привёл ряд известных фактов. Не преминул упомянуть о смерти шамана. Инспектор слукавил, выдав подозрения об убийстве за проверяемую оперативную информацию.

Рапорт немедленно отправил в столицу штата – Куритибу. Через несколько дней пришёл ответ, что информация передана в федеральную полицию.

***

Капитан юстиции Юрий Геннадьевич Жданович, следователь райотдела, потёр виски, поставил локти на стол и закрыл ладонями глаза. Пусть зрение отдохнёт. Вообще-то с делом о гибели Исаевых было бы всё более или менее ясно, если б не ряд странностей.

С одной стороны, Исаева и его жену насмерть загрызли бродячие собаки. Всё ясно. Но почему супруги остановились в паре километрах от посёлка. Ну сбили псину, и что? Неужели пожалели? А стая отомстила? Бред. Полнейший.

По непроверенной информации концерн «Солидарность», чьим совладельцем был Исаев, занимается в числе прочего торговлей оружием и наркотой. Концерн решает пропустить партию героина через фирму его сына. Исаев категорически против. Убрали свои? Допустим. Но как? Используя бродячих собак. Чушь.

Но главное, почему Исаев остановил машину? И не только остановил, а вышел. И жена вышла. Видеорегистратор не работал. То ли штекер неплотно вставлен в прикуриватель, то ли ещё почему. Запись обрывается через двадцать три минуты сорок секунд. Исаевы побывали в театре… нет… в зале Чайковского. Обратная дорога записана частично. Те самые двадцать три минуты сорок секунд.

У обоих супругов разорвано горло. Рваные раны на разных участках тела, в основном на конечностях. На мокрой обочине многочисленные следы собак.

Из родственников только сын. Надо сообщить, но не удалось. Как оказалось, Сергей Исаев в это время был на охоте в Бразилии, где его серьёзно ранил ягуар. Прям напасть какая-то на семью! Парня доставили в Москву, но из аэропорта он странным образом исчез. Местные опера поисковое дело не завели. Ведь Исаева забрала «скорая». А то, что пострадавшего нет ни в одном лечебном учреждении региона, им до фонаря. Интуиция тихо шепчет – дело гнилое. И судя по всему, заниматься похищением младшего Исаева придётся ему, Ждановичу. Надо объявлять в федеральный розыск.

Дальше ещё интереснее. Юрий Геннадьевич сообщает о гибели Исаевых другу семьи, Виктору Ильичу Мартынову. Тот приезжает с дочерью. И вот три дня назад девушка погибает в автокатастрофе. По заключению автотехнической экспертизы тормозные шланги перерезаны с таким расчётом, чтоб машина лишилась управления подальше от дома. Преступники рассчитали, что девушка, узнав о тяжёлом состоянии жениха, помчится в аэропорт, выжав из машины всё. Так и получилось. Правда, это дело не в его производстве.

– Геннадьич, ты что, всё ещё возишься с делом Исаевых?

В кабинет вернулся Вовка Сидоренко, молодой следак. Парень прибыл к ним почти два года назад после университета.

Жданович убрал ладони от лица, откинулся на спинку кресла и буркнул что-то нечленораздельное.

Вовка сел за стол напротив.

– Юр, там же всё ясно. Потерпевших загрызли собаки. Такое уже было. В Москве в прошлом году раза три, по-моему. И два случая со смертельным исходом.

– Так-то оно так, но много странного.

– Например? – Вовка насыпал в кружку кофе, – У тебя сахар есть?

Жданович достал из стола коробку с рафинадом. Парень подошёл с кружкой в руке, взял три кусочка и направился к чайнику.

– Вот смотри. Они сбивают собаку, проезжают ещё сто пятьдесят метров и останавливаются.

– И чё? Может, жалко зверушку стало, мало ли, – хмыкнул Сидоренко.

– Вова, – Жданович подался вперёд, – ты бы стал останавливаться? Тем более, ночью?

Вовка помотал головой.

– Не-а.

– Вот, и я бы не стал. А он бывший офицер ГРУ. Вряд ли эти ребята отличаются сентиментальностью. А даже если и так, почему не отъехали назад? Ведь и машина, и тела Исаевых находились в ста пятидесяти метрах от трупа сбитой собаки. Нет, Володя, их остановило что-то другое.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11