Дмитрий Митюшин.

Тень ягуара



скачать книгу бесплатно

Вожак обязан поговорить с будущим собратом. Парень шокирован, отстранён. Сообразив, что классификация его сейчас вряд ли занимает, Альберт сначала рассказал, как становятся оборотнем. Дальше – о физиологии и, уже в конце – о классификации.

В сельве Исаева атаковал оборотень. Но мальчишка смог убить такого с ильного вервольфа. Офигеть можно! Как?

О шамане местного племени известно мало. Он был высшим, и у парня есть шанс стать высшим вервольфом. В подземелье замаскированы видеокамеры с микрофоном. Раньше их не использовали, а теперь понаблюдаем. Скоро начнётся структурная перестройка организма. Если изменения продлятся две недели, Сергей станет низшим. Но это вряд ли. Он заразился от истинного, а среди истинных низших нет. Если три недели, станет обычным вервольфом. А вот если, не приведи Создатель, четыре, у парня все шансы стать высшим. Тогда у Коженевского появится ещё один конкурент в борьбе за власть.

Из десяти оборотней в пансионате высших четверо, включая вожака. Остальным до высшего не добраться.

***

В просторной камере подземелья бушует смерч по имени Сергей Исаев. Перевернул всё вверх дном. Барабанит в дверь, требует, чтоб выпустили. В конце концов, силы иссякли. Он сполз по двери на пол и застыл, тупо глядя перед собой.

Прошло около часа. Сергей пошевелился. В голову закрадываются бессвязные вялые мыслишки. Вновь знакомый холодок в районе лба. Быстро прервал поток мыслей и сосредоточился на ощущениях.

Подошёл к кровати, поднял с пола матрас с простынёй и бросил на постель. Небрежно расправил. Сверху кинул одеяло, что тоже валялось на полу. Факелы на стенах затрещали сильнее.

Лёг и закрыл глаза. Дикая вспышка ярости прошла. Он и не подозревал, что может так бушевать. Всегда спокоен, как дохлый лев, ну, если не считать инцидент с наркотой. Тогда реально испугался и потерял голову. Вот и сейчас. Только уже не страх, а дикая ярость.

Думать, думать и ещё раз думать.

Что-то странное с этим Альбертом. Будто обухом по темени, пришла догадка.

Несколько раз возникало ощущение, что Коженевский пытается залезть ему в мозг. В первый раз непроизвольно поставил блок, и случайно ляпнул про дзэн. Нет, нет! Отнюдь не случайно. Спонтанное, интуитивное и, главное – правильное действие! Так учат патриархи. Вот и сейчас, размышляя, непроизвольно защищается от попыток Альберта прочесть мысли. Ощущение сопровождается холодком в области лба. Ага. Значит, Коженевский снова пытается забраться ему под черепушку. Послал чётко выраженную мысль «не хочу!». Затем ещё одну – «ненавижу!».

Оборотни могут читать мысли? Интересно.

Пожалуй, правильно, что соврал главврачу.

Блин, о чём он думает?! Он же станет ЧУДОВИЩЕМ!

Нет!

Нельзя!

Не хочу!

Стоп, стоп! Главное успокоиться. Успокаивающее дзэнское дыхание. Вдох-выдох. До полного спокойствия. Итак, что имеем? Ева превратилась в волчицу, потом обратно в человека. Если это не глюки, то… даже страшно подумать, что «то».

Он слушал Альберта с пустой головой и отрешённым видом.

Теперь время анализа информации.

Допустим, Альберт не соврал, и он, в самом деле, у оборотней.

Коженевский – поляк. Возраст – четыреста тридцать два года. В тысяча восемьсот девяносто третьем году приехал в Россию. Руководит кланом оборотней Москвы и области. Вожак стаи. Еве, как отметил главврач, сто двадцать восемь лет. Называет девушку Эвсей.

В Московской области оборотней немного. В основном, все обитают здесь.

Существуют истинные оборотни и волкодлаки. Первые делятся на низших, обычных и высших. Потом, очевидно поняв, что новичку пока рано лезть в высокие материи рассказал о том, как появляются оборотни. Но Сергей решил вспомнить классификацию.

Истинный оборотень превращается в нормального зверя. В человеческом облике довольно красив и привлекателен для противоположного пола.

Волкодлак – уродливая помесь зверя с человеком. Из-за этого на людях появляются только для охоты. При трансформации больше похож на зверя, нежели на человека. В общем, урод уродом. Постоянно голоден. Себя не контролирует. Все волкодлаки – низшие. Истинные оборотни при обнаружении волкодлаков стараются тех уничтожить. Причина – кровожадность, внешний вид и неконтролируемое превращение. Чтоб меньше было проблем с охотниками, лучше волкодлаков убивать при рождении. Кто такие охотники Альберт не объяснил.

Истинный оборотень сильнее волкодлака, особенно в боевой форме. Боевая форма, как пояснил Коженевский, это зверь, в кого перекидывается оборотень.

Снова лёгкий холодок в районе лба. Сергей закрываться не стал. Пусть считывает. Не нужно Алику знать, что он может закрываться от чтения мыслей.

Появляются оборотни двумя путями – рождение и заражение. Вожак рассказал про заражение, наиболее актуальная тема.

Если оборотень покусает или поцарапает человека, а жертва при этом не истечёт кровью и выживет, что бывает редко, несчастный становится оборотнем. От истинного – истинным, от волкодлака – волкодлаком. Если укусивший вервольф высший, есть шанс стать высшим. Сергей выжил.

В ближайшее полнолуние, следующей ночью, начнётся структурная перестройка организма. Продлится три-четыре недели, и он станет одним из них. Чудовищем!

Сейчас эта мысль не вызвала сильных отрицательных эмоций. И положительных тоже.

Он заразился, это и ёжику ясно. Напавший в сельве оборотень – истинный, высший и весьма сильный.

Значит, следующей ночью…

Снова накатила паника. Надо отвлечься. Что там Альберт говорил о высших и низших?

Низший не может контролировать превращение в зверя и обратно. В боевой форме – жгучая ненависть к людям. Непроизвольная трансформация в полнолуние и новолуние. Почти десять-двенадцать дней в месяц. На закате – в зверя, на рассвете – обратно в человека. То есть, если правильно понял, зимой низший оборотень находится в зверином теле дольше, чем летом. При сильной эмоциональной вспышке может превратиться в зверя и днём. Способен убить много людей сразу, так как себя не контролирует.

Среди истинных низшие не встречаются. Исключение – новичок. Он слишком чувствителен к эмоциональным вспышкам и фазам луны. Новообращённый какое-то время находится на некой грани между низшим и обычным.

Обычный оборотень может превращаться в зверя по собственному желанию. Но в пик крайних фаз луны тяжело контролирует превращение. Всего три-четыре дня в месяц. В это время возможна спонтанная трансформация даже при лёгкой эмоциональной вспышке. Но тут же способен перекинуться обратно в человека.

И, наконец, высший. Вервольф. Может превращаться когда угодно. В полнолуние и новолуние достаточно легко справляется с желанием трансформироваться. Просто в эти фазы становится раздражительным. Хотя вервольфом называют любого оборотня, кромке волкодлака, Альберт предпочитает так именовать только высших.

– Знаешь, Сергей, – сказал Коженевский на прощание, – в нашей жизни хватает плохого, но хорошего гораздо больше. Нам приходится убивать людей, чтобы жить. Но у нас довольно долгая, практически вечная жизнь. Тебе не нужно бояться болезней, эпидемий. Тебя они не коснуться. Тебе не повредят никакие яды, никакое оружие, разве что кроме ядерного. Мы легко регенерируем. Бойся только серебра. Металлического и его производных. Это единственное, что нас убивает.

***

Сегодня должны начаться необратимые изменения с телом. Как это будет? Больно?

Сергей меряет шагами помещение. Который час? По внутренним ощущениям скоро ужин. Но его не будет.

Чадящие факелы прекрасно освещают комнату. Посмотрел на пламя ближайшего. Жёлто-синеватые языки огня обволакивают головку светильника. Чёрный дым уходит куда-то вверх. Вентиляция?

Альберт посоветовал лечь спать. Какой там сон! Страшно? Прислушался к чувствам. Страшно. Проделал успокаивающее дыхание. Помогло ненадолго. Тогда прямо на полу опустился на слегка расставленные колени и сел на пятки, в позицию сэй-дза. Сплетённые пальцы рук легли на низ живота. В точке тандэн, на три пальца ниже пупка, потеплело. Сосредоточился на ощущениях. Энергия пошла из тандэна по большому кругу назад к копчику, вверх по позвоночнику, по макушке, на лоб, по средней линии тела вниз. Круг замкнулся.

В тело тонкими ручейками потекла ки77
  Ки – жизненная энергия, сила. В Китае её называют «ци», в Индии – «прана», в славянской традиции – «жива» (прим. автора)


[Закрыть]
, омывая каждую клеточку. Насытившись, встал, повернулся вокруг оси, махнув руками, как при броске на четыре стороны – сихо-нагэ. Резко выдохнул и прилёг на кровать. Теперь часа три точно не уснёт.

Ум – водная гладь в полный штиль. Сергей гипнотизирует тёмное пятно на белом сводчатом потолке. Выплыла полная луна. Тёмное облако медленно наползает на нижний край. От далёкого волчьего воя вздрогнул. Луна исчезла. Задремал всё-таки. Пить хочется. Поднявшись, сел на кровати. Кружка с водой рядом на столике. Протянул руку, взяв кружку, и медленно выпил. Немного воды стекло по подбородку на майку.

С лёгким стуком поставил кружку на место. Сердце бешено заколотилось. Начинается? Лучше прилечь. Уф! Успокоилось. Закинул руки за голову и снова стал смотреть в потолок.

Как там Марго? Родители? Ведь практически не вспоминал о них с тех пор, как попал сюда. Своя судьба занимала куда больше. Перед глазами возникло улыбающееся лицо Ритки… на фоне луны и медленно растаяло. Далёкий волчий вой в этот раз воспринялся как само собой разумеющееся. Полнолуние, волки, стая…

Он в стае…

Он – вожак стаи…

Холодный комок боли гранатой взорвался в солнечном сплетении. От неожиданности Сергей валится с кровати на пол. Холодный пот заливает глаза. Боль сводит желудок, кишки, вонзается в сердце.

Холодная боль…

Сладостная боль…

Уф! Отпустило. Сердце бешено колотится. До слуха доносится возня крыс за стеной. Резко поворачивает в ту сторону голову. Чётко различает биение трёх маленьких сердечек.

От света факелов больно глазам. В углу, в десяти шагах ползёт таракан. Напрягся и разглядел бусинки глаз. Боль заставила содрогнуться тело. Насекомое с громким топотом нырнуло в щель.

Острая боль в пальцах… О, Господи! Ногти удлиняются и закручиваются книзу, руки покрываются тёмными волосами. Боль исчезает. Руки – нормальные, человечьи.

Сергей медленно поднялся с пола во весь рост. Началось.

Сладостная истома…

Ледяная вспышка в солнечном сплетении. Свет померк. Кажется, потерял сознание. Пол непривычно близко. Похоже, он на четвереньках. Что происходит? Поднял руку и замер, с удивлением и ужасом рассматривая когтистую лапу в чёрной шерсти. Тогда Сергей закричал. Из горла вырвался звериный рёв.

Замолчал. Восприятие изменилось. Новые звуки, запахи. Факелы погасли, но он прекрасно видит в темноте. Переполняет сила. Хочется подпрыгнуть. Мускулистое тело прекрасно слушается. Мощным прыжком перелетает в противоположный угол. Вскакивает на каменное возвышение в центре. Лёгкая эйфория, хочется смеяться. Из горла вырывается радостный звериный рык.

Вспышка холодной, сладостной боли в солнечном сплетении…

Угол комнаты и полная темнота. Лежит весь в поту. Сердце готово выскочить из груди. Глаза потихоньку привыкают. Видит руки. Обычные человеческие руки…

***

Опасения сбылись. Новичка корёжило почти месяц. Видеокамеры непрерывно ведут запись. Кто-то из стаи постоянно дежурит у монитора. Когда факелы в подземной камере гасли, и Сергей в изнеможении засыпал, кто-нибудь приносил новые. Когда приступы отступали, приносили воду и еду. К еде новичок притрагивался редко. Воды пил много. Потом новые приступы.

Спустя пару недель вместо обычной еды иногда приводили овцу или козу. Ягуар с остервенением набрасывался на добычу.

Альберт вошёл в комнату. У монитора дежурит Евгений.

– Ну? Как наш подопечный?

– Красавец, – Женька взлохматил рыжую непослушную шевелюру, – смотри.

В подземелье, размахивая в ярости хвостом, мечется чёрный ягуар.

– Видел уже, – отмахнулся Коженевский. – Вы все прямо от него в восторге.

– Да ладно тебе, – Женька улыбнулся. – Классно же. Волков среди нас много. Рысь есть, медведь. Но это все наши звери, русские. А тут пантера. Экзотика же.

– Пойду к нему, – Альберт вышел.

По дороге зашёл за Эвсей. Попросил прихватить больничный халат, и вместе пошли в подземелье.

В комнате, освещённой тускло чадящими факелами, в нос ударил едкий запах звериного пота, испражнений. Глухой рык. Из-за выступа в стене вышла, наклонив голову, пантера. Чёрная как уголь.

– Красавец, – выдохнула Эвся.

Альберт задавил вспыхнувшее раздражение.

– И ты туда же! Вы прям все от него без ума.

– Не ревнуй, Алик, – девушка засмеялась.

Коженевский подошёл к ягуару. Тот зарычал.

– Всё, Сергей, пора. Превращайся в человека.

Миг, и перед ним Сергей Исаев. В человеческом облике. По лицу парня текут слёзы.

***

Тяжело было первые две недели. Конечно, про две недели узнал потом, когда рассказали, что с ним происходило, и показали записи. Для Сергея же время то тянулось резиной, то неслось как болид на «Формуле-1». Трансформация происходила непроизвольно. Сначала достаточно часто и в самые неподходящие моменты. Затем реже и дольше. Превращаясь в пантеру, плохо помнил, что с ним происходило в человеческом теле, но хорошо – что в зверином. И наоборот.

Когда лежал в беспамятстве, приносили воду и выливали в корыто. Приводили еду – козу или овцу. И тогда от дикого голода и жажды крови перекидывался в зверя, довольно урча, терзал горячую, свежую плоть.

Спустя две недели значительно полегчало. Вспомнился ледяной ком в солнечном сплетении и сладостная боль. Ещё через пару дней уже мог дольше находиться и в теле ягуара, и в человеческом. В памяти появляются проблески, что происходило, пока жил в облике зверя.

В это время, наверное, поняв, что Сергей себя более или менее контролирует, девчонки-медсёстры забрали корыто и принесли железную кружку, так как старую, керамическую, разбил в первый же день полнолуния. Уже видел, как в его тюрьму приводят блеющую овцу или мекающую козу. Домашняя скотина, трясясь от страха, забивалась в угол. Волны ужаса, исходившие от жертвы, возбуждали.

Наконец, непроизвольные превращения прекратились. Чувства всё ещё барахлят. То доносится «топот» тараканов за стеной. Крошечные лапки перестукивают по старому камню. Звук крысиных лапок иной. Доносится журчание крови в венах. Громко бьётся сердце, мешает спать. Хотя может бодрствовать несколько суток. Слышит голоса пациентов дома престарелых. Правда, слов не разобрать. Потом звуки вдруг пропадают. Полностью.

Зрение тоже чудит. Временами различаются мелкие трещинки в стене. В полной темноте видать как днём. То в освещённой комнате с трудом может разглядеть вытянутую ладонь, что вызывает панику. Потом привык. То же творится с обонянием и осязанием. Часто в нос ударяют всевозможные запахи, большей частью неприятные, но сносные. Иногда вообще ничего не чувствует. То ощущает малейшие колебания воздуха, лёжа под одеялом, то тело полностью теряет чувствительность, превращаясь в «деревяшку».

Однажды Сергей лежал и думал о Марго, родителях. Он теперь для них опасен. Находясь рядом, в любой момент может убить самых дорогих людей. Как быть? В районе лба появился лёгкий холодок. Мысли депрессивные, закрываться не стал.

Лежал, жалея себя и проклиная судьбу. Вспомнил эйфорию в теле зверя. Как это было? Ледяной ком в солнечном сплетении.

Встал с кровати. Попытался вызвать холод. В районе желудка защекотало. Чуть повыше… Нет. Не выходит.

Взял кружку с водой. Потрогал пальцем жидкость. Прохладная. Плеснул на солнечное сплетение. Попытался запомнить ощущения. Снова попробовал вызвать холод. Не получилось. Он так и ходит голышом. Одежда разлетелась в клочья после первого же превращения.

Зло сплюнул и с нахлынувшей яростью бросился на кровать. Время словно замедлилось. Ледяной ком возник неожиданно. Миг сладостной боли, и чёрные лапы мягко коснулись одеяла. Слегка самортизировав приземление, ягуар скользнул на пол. Рыкнул.

Как теперь обратно? Вспомнил. Попытался вызвать ощущение холода. Не получилось. Вызвал состояние ярости. Не вышло. Накатила паника. Миг, он снова человек. Стоит на четвереньках. Медленно поднялся. Итак, состояние ярости позволяет ему перекидываться…

Спустя несколько дней попытался ещё раз. Ярко представил ледяной ком в солнечном сплетении. Наконец-то. Долгожданный миг сладостной, желанной боли.

Шаги. Кто-то подходит к двери. Длинный прыжок в угол. Дверь открылась, вошёл Альберт. Следом Ева со свёртком в руках. Сергей вышел, наклонив голову, глухо зарычал.

Вожак попросил превратиться в человека.

Стало так плохо, что ледяной ком сам сгустился в знакомом месте. Зверь встал на задние лапы… Распрямился человек. Ева разглядывает с неподдельным интересом. Наплевать. Что-то защекотало кожу щёк. Сергей смахнул слёзы.

– Поздравляю, брат, теперь ты один из нас.

Он, что издевается? Взглянул в глаза Альберту. Не похоже.

– Одевайся, надо о многом поговорить.

Ева протянула свёрток. Исаев шагнул вперёд. В руках девушки длинный больничный халат. Путаясь, надел и подвязал поясом. Оборотни вышли, Сергей следом. Поднялись по винтовой лестнице из камня, по которой рядом вполне могут идти три человека.

Упёрлись в каменную стену. Альберт чем-то щёлкнул, и часть стены отъехала. Вышли в просторную залу. Метров тридцать в длину и пятнадцать в ширину с высоким, в два этажа, потолком. Окна на противоположной стороне зашторены тяжёлыми тёмно-зелёными портьерами.

Сергей осмотрелся. На стене, откуда вышли, висят пять щитов. Каждый с двумя перекрещивающимися мечами. Настоящие или сувениры? Проход в подземелье медленно закрылся тяжёлым дубовым шкафом. В центре громадный круглый стол. Вокруг – стулья-кресла с высокими резными спинками. Один стул на небольшом возвышении, расположен так, что сидящий на нём видит перед собой дверь. За ним камин. Действующий или так, дань моде?

Вышли из залы. Ева отвела Исаева в душевую.

– Я бы с удовольствием потёрла тебе спинку, но от возбуждения ты можешь перекинуться в самый неподходящий момент, – девушка улыбнулась. – Подожду снаружи.

***

Ева принесла одежду, в чём он был на охоте. Всё постирано и аккуратно заштопано. Не спеша оделся. Девушка проводила в залу, откуда вышли сорок минут назад.

Сергей замер в дверях. За круглым столом девять человек. Мужчины и женщины. Все молодые, едва ли старше двадцати пяти. Женщины выглядят моложе мужчин. Альберт сидит на возвышающемся кресле. За его спиной потрескивает живой огонь. Выходит, камин действующий. Распущенные белые длинные волосы вожака оборотней Москвы сразу бросаются в глаза. Кресло справа пустует.

– Не бойся, проходи, – Ева легонько подтолкнула в спину, – занимай любое свободное место.

Девушка направилась к вожаку, присев по правую руку.

Ага, ясно! Это место занято. Обвёл собравшихся взглядом. Исаевский охотничий камуфляж не совсем уместен, хотя в дорогом чёрном костюме только Альберт. Остальные кто в чём – шорты, футболки, джинсы.

Подошёл к свободному креслу и уселся между Александрой и высоким стройным худощавым шатеном в голубой полосатой рубашке, с серыми глазами и лёгким румянцем на щеках. Как ни странно, собравшиеся не проявили к нему особого любопытства. Взгляды бросают, но без явного интереса. С женщинами понятно. Они часто заходили в подземелье. Он их всех знает. А вот мужчин видит впервые. Не считая Альберта.

– Господа, – торжественно начал вожак. – К нашей стае присоседился новый брат. Все вы его уже знаете, но всё же представлю. Исаев Сергей Григорьевич. Боевая форма – чёрный ягуар. Для наших краёв экзотика. Способности пока не выявлены.

– В смысле? – не понял Сергей. – Какие способности?

– У каждого из нас, – отозвалась слева Александра, – есть какая-либо способность. Обычно одна, очень редко две. Альберт, например, – кивнула в сторону вожака, – читает мысли.

– Саша, – Коженевскому, по всей видимости, не понравилось, что перебили торжественную речь, – позволь я сам.

Девушка улыбнулась и замолчала…

Слух, зрение и обоняние резко обострились. Голос Альберта стал громоподобным. Сергей сжался. В нос ударили резкие запахи. Как оказалось, никто из присутствующих не пользуется парфюмерией.

Накатила паника. Под ложечкой возник знакомый холодок. Усилием воли не позволил ему дойти до ледяного пика. Превращения удалось избежать.

– Молодец, – тихо проговорил Альберт, – справился. Теперь то же самое проделай с органами чувств.

– Не получается, – прошептал Исаев.

– Расслабь. Попробуй на них не концентрироваться.

Попытался. Органы чувств пришли в норму. Вытер вспотевший лоб.

– Молодец, – повторил Альберт. – Сейчас твоё любое резкое эмоциональное возбуждение может привести к непроизвольной трансформации. Ты пока ещё низший. Займёмся твоей подготовкой. А пока представлю собравшихся.

При обращении к кому-либо из мужчин, тот приподнимался на стуле. Женщины лишь слегка кивали.

Начал Коженевский с себя. О нём Сергей кое-что уже знает. Боевая форма – серебристый волк. Возраст четыреста тридцать два года. Умеет читать мысли. Родился в Польше. Большую часть жизни прожил в Европе, в основном в Сербии, Румынии, Венгрии. Иногда заезжал в Германию и Британию. В Россию перебрался в 1893 году. С гордостью сообщил, что он – высший. Официальное занятие – главный врач в частном пансионате для престарелых, где они сейчас находятся.

Второй представил Еву, и дальше по кругу, против часовой стрелки.

Ева Боргова. Боевая форма – палевая волчица. Сто двадцать восемь лет. Родилась в Москве. Оборотнем сделал лично Альберт, когда ей было восемнадцать. Интересно как? Может соблазнить любого мужчину или женщину, в том числе оборотня. Хотя с ними сложнее. Совершенно неважно, смотрит на неё объект соблазнения или нет, рядом с ней или далеко. Сергей взглянул на Еву. Сексуальность из неё так и струится, охватывая невидимыми нитями. С трудом отвёл взгляд.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное