Дмитрий Мансуров.

Охотники за галлюцинациями 1. Сомнительный дар



скачать книгу бесплатно

В любое другое время Владислав не шагал бы по погруженному в вечерний сумрак подъезду так быстро, как сейчас. Но нарастающая ярость оказалась сильнее осторожности, и Владислав уверенно поднимался по слабо различимым в темноте ступенькам, точно зная, сколько шагов нужно сделать, чтобы не споткнуться о последнюю ступеньку и не расшибить себе лоб ударом о бетонный пол.

– Я видел его! Я видел его! – словно заезженная пластинка, повторял Федор – сосед по подъезду, живущий двумя этажами ниже Владислава. Судя по стойкому запаху самогонки, сосед снова напился и частично пребывал в мире алкогольных иллюзий. Пугающих иллюзий, из-за чего Федор и выскочил из квартиры, а теперь шагал обратно следом за Владиславом, прикрываясь им, как живым щитом. Перепуганного бедолагу заклинило на одной фразе. – Я видел его!

– Кого, его? – сквозь зубы процедил раздраженный Владислав, прерывая монотонные причитания соседа.

– Да его же! – многозначительно произнес Федор, даже ради приличия не старясь вслушиваться в предположения соседа. – На кухне!

– Пить меньше надо, вот и не будешь видеть, кого ни попадя, – проворчал Владислав.

– Думаешь, если начну курить, будет лучше? – возразил Федор.

– Смотря, что начнешь, – Владислав остановился перед открытым входом в квартиры Федора. Не потому, что боялся встретиться лицом к лицу с таинственными гостями алкоголика, а потому, что организм решительно отказывался входить в этот рассадник тараканов и прочей неприятной живности. Владислав осветил коридор дешевым китайским фонариком, по случаю купленным в киоске. Обычно летними вечерами было гораздо светлее, но сейчас небо заволокли грозовые тучи, и с облачных высот доносились редкие звуки грома. Фонарик, казалось, и сам боялся темноты: слабенький луч света пронзал её от силы на метр-полтора, чем отдаленно напоминал лазерный меч джедаев из «Звездных войн».

От запаха самогонки даже у входа резало глаза. Владиславу казалось: пробудь он в квартире Федора всего лишь пять минут – захмелеет от запредельной концентрации алкогольных паров.

– Да тут самогонку прямо из воздуха добывай! – прокомментировал он, поворачиваясь к соседу и замечая, что тот держит во рту сигарету. – Не вздумай закурить, придурок!!!

– Ой, ой, ой! – пробурчал Федор. – Борец за нравственность нашелся…

– Ты свои мозги совсем заспиртовал, что ли? – рассердившийся Владислав махнул рукой в сторону квартиры. – Зажжешь спичку – подорвешь подъезд к такой-то матери со своим спиртовым изобилием! Мы же тогда тебя всем бывшим подъездом с того света достанем и морду набьем!

– Ладно, не кипятись, – Федор торопливо убрал сигареты обратно в карман. – Ты лучше входи, не стесняйся. Оно по кухне бегало…

– Оно… – повторил Владислав. – То самое оно из фильма по книге Стивена Кинга? К черту! Сам разбирайся!

Федор отрицательно покивал головой.

– Не, не такое… поменьше.

– Карликовое Оно? – хмыкнул Владислав. – Жуть. А конкретнее можешь сказать?

– Не могу.

Лучше посмотреть.

– Это еще почему?

– Ты не поверишь моим словам.

– Почему?

– Понимаешь, это существо слишком… необычно для здешних мест.

– У тебя, что, карликовый крокодил среди бутылок завелся? – Владислав еще раз осветил квартиру, но фонарик не осветил ничего экстремального.

– Нет, – ответил Федор, – но он не менее опасен.

Владислав быстро перевел луч фонарика со старого шкафа на физиономию соседа.

– Не менее? – воскликнул он. – Слушай, Федор, ты не мог бы не говорить загадками? Говори прямо, кого видел?

– Нет. Ты заранее испугаешься и сразу же уйдешь.

Владислав посмотрел на него презрительным взглядом: вряд ли в квартире Федора появились какие-нибудь зеленые человечки с Альфа Центавра или желтые с Антареса. Скорее всего, обычная крыса в силу схожести перепутала чистую помойку с грязной квартирой соседа. В следующую секунду он понял, что сосед всего-навсего пытается разжечь его любопытство, чтобы Владислав уже добровольно решил зайти в квартиру и посмотреть, что же за таинственное существо бегает из комнаты в комнату и не дает соседу спокойно употреблять любимую жидкость?

– Где кухня? – спросил он: препирательство с Федором ни к чему хорошему не приведет, только время зря потратится. Давно пора разобраться с таинственным гостем соседа, при определенном развитии событий вместе с этим гостем надавать соседу по шее и со спокойной совестью вернуться домой.

– Налево по коридору, – ответил Федор, – как и за все сорок лет существования квартиры.

– Я у тебя впервые, если ты не заметил, – Владислав с ясно читающимся на лице выражением брезгливости вошел в квартиру и прошел на кухню, по пути на всякий случай пощелкал выключателем, проверяя, не появилось ли электричество? Лампочка даже не мигнула, все так же оставаясь погасшей. Помянув недобрым словом всю бывшую компанию РАО ЕЭС разом, Владислав осветил фонариком полы и стены, он не обнаружил никаких форм жизни, кроме толстенных рыжих тараканов, неспешно передвигающихся по полу и стенам и лениво шевелящих тонкими усиками. – Наночубайсы несчастные…

Насекомые не могли напугать такого алкоголика со стажем, как Федор, тем более, настолько объевшиеся. Они вообще должны были поставить ему памятник за то, что он не прибирает в квартире и все остатки еды со стола всего лишь смахивает на пол. У Владислава появилось желание пройтись по жилью Федора огнем и мечом, на крайний случай – дихлофосом и обувью, но он переборол попытку превратить насекомых в поджаренную биомассу: долго, муторно, да и бесполезно. Здесь должны работать настоящие специалисты по уничтожению насекомых.

Так кто мог напугать этого алкоголика на самом деле? Настоящий черт исключается, как не существующий в реальности. Разве что в гости к Федору нагрянул представитель алкогольных галлюцинаций, дабы наладить контакты с избранным представителем человечества и основательно потрепать ему нервы.

– Кстати, да, – Владислав вспомнил, что долгое пребывание в квартире Федор грозит опьянением, и поспешил уменьшить воздействие атмосферы на свой организм. Да и Федору лучше станет, если он, конечно, еще не разучился дышать нормальным воздухом. Быстрым шагом Владислав подошел к окну, открыл форточку и с удовольствием вдохнул свежего грозового воздуха: на улице как раз начался ливень, плотным потоком обрушившийся на землю. Сверкнуло, и через полторы секунды яростно загремел гром. Взвыли сигнализации автомобилей, а в душах местных маньяков, ожидающих наступления Конца Света, затеплилась крохотная надежда на то, что в этот раз их надежды воплотятся в жизнь.

Владислав еще раз осмотрел кухню.

– Здесь никого необычного нет, – сделал он вывод. – Давай, признавайся: кого видел?

Сосед вошел в квартиру с некоторой опаской, в ответ на вопрос Владислава горестно вздохнул и с некоторым смущением признался:

– Там того… черт по кухне носился.

– Кто?! – Владислав посмотрел на соседа с таким видом, что тот бросил пустой коробок спичек на тумбочку в прихожей и пустился в путаные объяснения, не дожидаясь, пока Владислав наберет номер «Скорой помощи» и вызовет санитаров.


…Оказалось, за полчаса до возвращения Владислава с работы в доме отключили электричество, и опьяненный в процессе дегустации свежеприготовленного самогона Федор разглядел в вечернем сумраке снующего из угла в угол черта. И все бы ничего – подумаешь, одной живностью в доме больше, одной меньше, пусть даже и такой экстравагантной – но всюду стояли бутылки с приготовленным на продажу продуктом, и Федор опасался за сохранность жидкой валюты. Федор схватил тапки, прицелился и запустил в бегающего жителя посталкогольных кошмаров, но вместо рогатого попал по горлышку бутылки. Бутылка упала, жидкость полилась на пол, и каждый «бульк» зазвучал в ушах Федора колокольным звоном.

– Чтоб тебе пусто было! – с досадой воскликнул он и торопливо поднял бутылку. – Сгинь отсюда, нечистая твоя рожа!

Черт остановился, показал человеку длинный язык и пошел дальше, прокладывая себе пусть прямо среди бутылок. От стекольного звона у Федора заложило уши.

– Если ты мне хоть одну бутылку разобьешь, я тебе хвост узлом завяжу! – пригрозил он, но рогатый в ответ презрительно усмехнулся и стал задевать бутылки с утроенным рвением. – Вот ты зеленая скотина! Не хочешь уйти по-доброму, уберешься по-плохому!

Федор снял с брюк ремень, свернул его пополам и максимально возможным при его опьянении твердым шагом направился к незваному гостю. Но черт проявил чудеса сноровки и ловко пробежал по открытым горлышкам наполненных самогоном бутылок. Федор не решился повторить трюк: не та весовая категория. Бутылки не разобьются, конечно, но их урон на пол принесет не меньший урон ожидаемой прибыли от продажи самогонки. Да и соседи снизу не оценят разводы на потолке. Пришлось оббежать вокруг и встретить черта с распростертыми объятиями у финишной черты. Правда, черт не захотел попадать в объятия разъяренного человека – тот еще придушит своим старым ремнем, чего доброго – и поспешил обратно проторенной дорожкой. Федор выругался и, потеряв терпение, бросился следом за рогатым. Но сделанные им три шага привели к настоящей катастрофе: бутылки повалились на бок. Федор ахнул, позабыл о черте и бросился спасать свежеприготовленную жидкость, растекающуюся по полу и быстро впитывающуюся старым пыльным паласом. В обители пылевых клещей наступил «всепаласный» самогонный потоп, и многие микроорганизмы моментально приказали долго жить.

Федор прикинул, какой ущерб принесла ему неудачная охота за чертом, и сердце его облилось кровью. А неуловимый виновник квартирной катастрофы убежал на кухню и начал бегать по бутылкам уже там. Федор поспешил следом и почти поддал чертику под зад, но случилось непредвиденное: чертик привычно увернулся, а Федор пнул и уронил большую бутыль. Самогон разлился лужей приличных размеров, и Федору пришлось признать, что самостоятельно изгнать черта из квартиры ему не под силу. Первый раунд противостояния черта и алкоголика завершился явной победой нечистой силы.

– Нашел! – неожиданно возликовал черт и подхватил с пола старенькую чугунную сковородку. Глаза хвостатого загорелись красным светом. Черт пристально посмотрел на голову Федора, при этом постукивая сковородкой по раскрытой ладони, и заподозривший неладное Федор понял: если сейчас он не покинет квартиру, то получит на орехи своей собственной посудой. И от кого – существа, которое должно существовать исключительно в байках!

– Не нашел, а своровал! – поправил он черта. Страх страхом, а просто так отдавать сковородку Федор не собирался. – Положи на место, рогатая твоя башка!

– А ты отними, – предложил черт, размахивая сковородкой на манер биты. Федор поискал глазами любой заменитель дубинки, но вокруг стояли только бутылки с самогоном. Использовать их в качестве ударного инструмента можно, но ни одна «розочка» не сравнится в поражающем действии с массивной сковородкой. Тем более, когда твой противник не обычный человек, а черт. Может, у него шкура бронебойная, и попытки пронзить ее острым стеклом будут равноценны долблению бетонной стены гороховыми зернами?

– Делать мне больше нечего, – буркнул Федор, пытаясь сохранить видимость хорошей мины при плохой игре. Равноценного оружия под руками не оказалось, поэтому Федор торопливо приподнял ополовиненную бутыль и отмахнулся от мысли сбегать за половой тряпкой, чтобы собрать вылившееся и вернуть его обратно в емкость. В другое время он так бы и поступил – покупатели ко всяким посторонним объектам вроде давленных тараканов в самогоне не особо-то и всматривались, но опасность получить удар сковородкой от черта оказалась как никогда реальной, и Федор решил не рисковать.

Не рисковать собой, разумеется. В ситуации, когда по квартире носится вооруженный чугуном черт, удобнее всего подставить под его удар чужую голову… политкорректнее говоря, обратиться за помощью к кому-нибудь из соседей. И пусть добровольные помощники самостоятельно разбираются с чертом, а Федор в знак безмерной благодарности, так и быть, отдаст спасителю целую бутылку самогонки всего за полцены. Осталось только убедить соседей в существовании черта и не забыть умолчать о чугунной сковородке в руке последнего. А еще лучше вообще ничего не говорить, а дождаться, пока пришедший на помощь сосед самолично не увидит рогатого диверсанта. Тогда все вопросы отпадут сами собой. Плюсы: черт непременно настучит сковородкой по голове пришедшего на выручку соседа. Минус: некоторые соседи поймут, что к чему и по цепочке передадут удары черта владельцу квартиры. И хорошо, если не в двойном размере, добавив от посреднических щедрот за подставу. Соседи – они такие, им ничего хорошего и тем более плохого для других людей не жалко.

Федор выбежал из квартиры и отправился вниз по лестнице на поиски подмоги, не забывая крепко держаться за перила: в сумраке подъезда упасть на лестнице и сломать шею не составит большого труда, а среди жильцов подъезда желающих оказать первую медицинскую помощь пострадавшему алкоголику не найдется стопроцентно. Куда вероятнее, что соседи его добьют, а милиции скажут, что так и было.

К обоюдному сожалению, Федору встретился Владислав, непьющий и относящийся к злоупотребляющему выпивкой соседу по подъезду с изрядной долей неприязни. Впрочем, так к нему относились практически все жильцы, поэтому тянуть с выбором спасителей смысла не было. И Федор вцепился во Владислава мертвой хваткой.


– Так вот в чем дело… – как-то даже сочувственно протянул Владислав, возвращая сотовый телефон в нагрудный карман. – Да, тяжелый случай, согласен.

– Значит, ты мне поможешь? – с надеждой в голосе спросил Федор. Обескураженный тем, что черт не стремиться настучать по голове Владислава чугунной сковородкой, он не торопился входить в комнату, оставаясь вблизи от выхода: испугался, что черт пришел исключительно по его душу.

– А чем я сейчас, по-твоему, занимаюсь? – удивился Владислав. – Или ты думаешь, что я решил в темноте прибрать к рукам большую часть твоих алкогольных запасов?

– Нет, конечно, – соглашаясь, ответил Федор. – Стал бы я впускать в свою квартиру пьющих, да еще с загребущими блудливыми ручонками?

– Вот именно, – кивнул Владислав. – Но есть у меня одна проблема…

– У тебя тоже загребущие руки? – испугался Федор. – Вот ведь блин с котлетой… что же ты раньше не сказал?

– Не у меня руки загребущие, а у тебя мозги заспиртованные, – отпарировал Владислав. – Проблема в том, что я считаю черта твоим личным видением. Поэтому видишь его только ты, а мне твой черт неподконтролен.

– Ты хочешь сказать, что я – алкоголик? – возмутился Федор. – Да ты знаешь, что я тебе за такие слова…

– Для начала покажи мне живого черта, – перебил его Владислав, – и тогда я поверю, что ты пока еще не спился.

Федор сердито посмотрел на соседа и сделал шаг по направлению к залу.

– Кис-кис-кис! – позвал он черта. Вдруг отзовется?

– Мяу! – незамедлительно отозвался черт и вышел из комнаты, бесшумно шагая по полу. Федор, не ожидавший такого развития событий, на всякий случай запрыгнул на тумбу, притворяясь, что сделал это, не желая загораживать Владиславу вид на хищного представителя потусторонней жизни. На самом деле он не забывал про чугунную сковородку в руке рогатого и не желал оказаться у него на пути. – Мяу!

Владислав посветил на черта фонариком. Тот посмотрел на человека сверкающими глазами и снова мяукнул.

– Четыре лапы вижу, – сказал Владислав. – Хвост вижу, а вот копыта и рога отсутствуют. Ты точно уверен, что это – черт?

– Это не он, – растерянно ответил Федор, с удивлением рассматривая кошку, невесть как появившуюся в квартире. – Знакомая зверюга, похоже, дверью ошиблась. Она в соседней квартире живет.

– Значит, никакого черта на самом деле нет, – сделал вывод Владислав. – И все прошедшее время тебя терроризировала обычная кошка, которой ты от страха мысленно пририсовал рога и копыта?

– Этого я не говорил. Она вошла следом за нами, я уверен. – Федор открыл дверь, и кошка пулей выбежала в коридор. – Видишь, я прав: она ошиблась дверью. А черт на самом деле где-то поблизости. Верь мне, я лично его видел и слышал.

– А я думаю, что ты все-таки начал видеть нечто, обычными смертными не замечаемое – алкогольные миражи, – Владислав начал ощущать, как голова слегка заходила кругом от концентрации спиртовых паров. Пора закругляться, но как сделать это побыстрее, Владислав еще не придумал.

На Федора слова Владислава произвели неожиданный эффект.

– Хочешь сказать, что я теперь – избранный? – в голосе соседа прозвучали нотки гордости за не бесцельно прожитую жизнь. – Я знал, что рано или поздно, но это время настанет, и я…

– Уймись, – воскликнул Владислав. – А то услышат тебя охотники за избранными, поймают и люлей навешают за всё хорошее…

– А у нас и такие есть?

– А как же? – уверенно заявил Владислав. – Люди в белых халатах – разве ты о них не слышал? Тогда знай: едва ты заявишь о собственной избранности, как эти люди приедут и отвезут к твоим коллегам, таким же избранным и непризнанным, как и ты. И будете вы жить в неприметном здании на краю города, радоваться жизни среди берез и сосен и с гордостью носить фирменную рубашку с длинными рукавами. И, конечно, проходить интенсивный курс по избавлению от избранности.

– Я не хочу, – сказал Федор. – Мне и в родной квартире хорошо живется.

– Извини, но здесь я тебе ничем помочь не могу.

– И что прикажешь делать? – спросил Федор.

– Есть два варианта, – ответил Владислав. Он подумал сесть на табуретку, но вовремя посветил на нее фонариком и увидел, что там и так хватает сидельцев – рыжих и усатых паразитов. Сядешь на них – потом костюм от кучи мокрых пятен не отстираешь. – Слушай, а посуда от тебя еще не пыталась сбежать вместе с остальной кухонной утварью под звуки боевого марша из «Звездных войн»?

– Извини, – не понял Федор. Владислав махнул рукой: сосед исхитрился за всю жизнь ни разу не увидеть мультфильм «Федорино горе». Или не признается, потому что стыдно за разведенный бардак в квартире.

– Короче, дело к ночи, – сказал Владислав. – Первый вариант: сейчас ты объявляешь перемирие с чертом и ложишься спать. А утром, когда взойдет солнце, черт сам увидит, по какой помойке бегает, ужаснется и покинет твою грязную обитель.

– А если не покинет?

– Тогда второй вариант: ничего не останется делать, как позвонить в соответствующую службу и сообщить о бегающих по квартире чертях, и к тебе моментально примчат профессионалы по части избавления людей от рогатых собутыльников, и ты целый месяц проведешь в больничной чистоте и медицинском порядке! А для твоего измученного сам знаешь чем организма это самое лучшее, что может случиться в его бесцельном существовании.

– Ты мне не веришь, – укоризненно заявил Федор. – Не веришь, да?

– Почему не верю? – не согласился Владислав. – Очень даже верю. Но как я уже говорил, черта видишь только ты.

– А ты выпей как я, и тоже увидишь, – без особой надежды на положительный ответ предложил Федор.

– Еще чего, – отрезал Владислав и направился к выходу: в памяти всплыли воспоминания о свежем борще, и желудок моментально отозвался глухим урчанием. Но в этот момент стоявшие под кухонным столом бутылки зазвенели. Владислав и Федор вздрогнули, но сосед еще и возликовал:

– Слышал? – воскликнул он. – Вот теперь это точно черт! Он на самом деле существует и прячется среди моих бутылок!

– Ха! – ответил Владислав, – Это тараканы среди бутылок копошатся: у них сушняк каждый раз, когда ты самогонку варишь.

– У тараканов? – опешил Федор и удивленно посмотрел на соседа.

– А тебя еще и клопы есть? – ахнул Владислав. – Слушай, Федор, прими добрый совет: купи отраву и избавь свое жилье от этих паразитов. Не ровен час, при твоем демократическом, в смысле – попустительском – к ним отношении они совсем страх потеряют и выпьют из тебя всю кровь. Доказывай потом милиции, что это не какие-нибудь отморозки-каннибалы, а обычные комары и клопы использовали тебя в качестве закуски к твоему же самогону, и малость перестарались.

– Да у этих шестилапых не бывает головной боли! – воскликнул Федор. – У них и головы как таковой толком нет. Одни усы из туловища растут.

Владислав в ответ покачал указательным пальцем и посветил фонариком на раковину. Там, на дне, ползали изможденные тараканы. Большая часть столпилась вокруг капелек воды и не отходила от них ни на шаг, редко покачивая усиками. Дальние ряды старались протиснуться по первым, но далеко не всегда успешно. Владислав открыл горячую воду, и сильный поток смыл тараканов в канализацию. И только сейчас Владислав понял, почему в раковине нет грязной посуды: Федор не обременял себя мытьем, а покупал одноразовые пластиковые тарелки и вилки-ложки. Куча использованной посуды с остатками еды лежала в ведре, и по ней нещадно топтались и копошились знакомые рыжие насекомые.

– Копец просто… Куда я попал? – пробормотал он, поражаясь тому, что некоторые люди используют современные технологии и комфорт только для того, лишь бы побыстрее деградировать и вернуться в первобытное состояние дикости и бескультурья.

Странно, что в квартире Федора до сих пор не завелись мухи, при таких-то идеальных условиях. Разве что сами тараканы их убили, не желая делить райский паразитический уголок с конкурентами. Воображение услужливо предоставило Владиславу эпическую картину сражений тараканов и мух со взрывами, бомбометаниями, крушениями мебели и звоном разбиваемого стекла, и Владислав понял, что начинает пьянеть – никогда ранее сумасшедшие видения ему в голову не приходили. Пора ускорять ход событий, пока не стало слишком поздно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3