Дмитрий Манасыпов.

Злые ветры Запада



скачать книгу бесплатно

– Я готов.

Священник стоял настороже. Туча прошла неподалеку и вроде бы не зацепила останки торговцев, но мало ли?

Зачем перекладина за широким острием? Чтобы остановить того, в кого вошло копье. Штука простая, но действенная. В случае с зараженными оказывается очень даже не зря. Порой те выкидывают очень хитрые штуки. Потому Дуайт проверял первое тело издалека. Зачем лишний раз рисковать?

Сталь вошла в плоть легко, без препятствий. Дуайт напрягся, ожидая рывка в его сторону, белесых глаз, перекошенного в желании добраться до человеческого тепла оскала. Одна секунда, две, три…

– Идем, – сказал он и подошел к телу, присел рядом. Бояться не стоило, прямо посреди лба трупа темнело пулевое отверстие. – Черные братья, надо же.

– Орлеан? – Марк отодвинул в сторону зеленую, с бурыми разводами, ткань. Лицо с темной кожей казалось очень спокойным.

– Скорее всего, нет. Тампа, Флорида. Их общины остались там, мало где еще встретишь поклонников Мухаммеда. А что, padre, у тебя они не вызывают отвращения?

– Нет. – Марк закрыл глаза умершего. – Я священник, а не безумный псевдопророк, ни разу в жизни не читавший Священную книгу полностью. Все мы – стадо Господне, и Господь – пастырь наш. Хотя мне запрещается читать по таким, как он.

– Думаю, что ему сейчас наплевать. – Дуайт откинул в сторону полу длинной кожаной куртки. – Что у нас тут?

На поясе оказалось не так и много интересного. Сумка с инструментом по уходу за оружием, спички в отдельном кармашке и терка к ним, нож, хороший, но недорогой. Дополнительного оружия Дуайт не заметил. Умер человек от широкого и длинного разреза, развалившего горло, не иначе. Залил все вокруг кровью.

– Люди напали.

– Разве тут есть шайки, банды? – спросил Марк и покосился на рейнджера.

Дуайт скрипнул зубами. Святой отец явно не хотел задеть его лично, но у него получилось. До Форт-Кросса отсюда не так уж и далеко, а караван грабили, убивали людей у них под носом, и недавно. А за порядок здесь отвечает Седьмой рейнджерский. И в том числе сам Дуайт.

– Значит, появились, – буркнул он и встал. – Посмотрим остальных.

Чем больше Дуайт присматривался к бойне на дороге, тем меньше понимал что-либо. Странного оказалось куда больше, чем можно ожидать. От отсутствия гильз на земле с мертвыми, не сопротивлявшимися и аккуратно прирезанными, как индейки на День благодарения, Черными воинами, и до самого каравана. Семь повозок, выстроенных неровной цепочкой, отличались друг от друга, насколько это возможно. Если первые две стояли себе совершенно целые, то их товарок судьба не пожалела. Последней повозки практически не было. Груда разломанных досок, раскатившиеся колеса, клочья разодранного брезента, металлические дуги, торчавшие во все стороны из остатков стальной рамы.

– Кто такое мог бы сделать? – недоумевал священник. Не прекращая закрывать глаза мертвецам, он подошел к Дуайту. – Странно… Ведь это не взрыв. Нет ни одной обуглившейся доски.

– Да, padre, – кивнул рейнджер и перешагнул через толстяка в красиво вышитой накидке. – Как будто медведь поработал… или дорожный грейдер.

Только ни следов лап не видно, ни отпечатков гусениц. А фургона нет.

Дуайт прошелся к самой уцелевшей повозке, аккуратному возку на четырех колесах с жестяными полосами по низу стенок, сколоченных из досок, выкрашенных в зеленый цвет. Возница сидел на своем сиденье и улыбался. Рейнджер подошел ближе, концом копья подняв широкополую шляпу из соломы. Сплюнул, понимая, что странного в истории стало еще больше. Юноше, почти мальчишке, разрезали щеки. От самых краешков рта и до ушей. Превратили лицо в гротескную улыбающуюся маску и оставили нож, воткнув его между ребрами.

Дуайт потрогал рукоять. Толстая, ладонью еле обхватишь, обвита шнурками.

– Дерьмо…

Марк остановился рядом. Потрогал нож, попытался выдернуть. Не получилось.

– Я заглянул в две соседние повозки.

– В них легкий беспорядок, а вот дальше внутренности у каждой выбрасывались?

– Да.

– Тяжело не заметить, padre. Живых вы тоже не заметили?

– Нет.

– Что-то или кого-то искали.

– Не нравится мне это, – протянул командор и приподнял стволом «упокойника» полу куртки убитого. – Надо сжечь и ехать дальше.

– Времени мало. – Дуайт кивнул на багровые искры, вспыхивающие внутри клубящихся туч, снова накатывающихся на людей. – Рисковать не хочется. Моррис, почему не у орудия?

Командор покосился за спину, но ничего не сказал.

Моррис, крутя в руках подобранный выгнутый кинжал-бебут с костяной рукоятью, подошел, кивнув на круговерть, идущую с Земли Дьявола.

– Пусто вокруг, времени мало, надо жечь… и ехать. Пришел помочь. Стив не вырвется.

Дуайт согласно кивнул, бросив взгляд на трупы. Решение, что у него, что у Морриса, правильное, пусть и опасное. Семена зла, приносимые из пустыни, делали все быстро. Почти два десятка «холодных весельчаков», вышедших на охоту после бури… это опасность.

– Командор…

– Да?

– Нам понадобится ваша помощь.

Священник наклонил голову, соглашаясь.

– Надеть маски!

Ветер рвал брезент, хрустел сломанными, но еще державшимися бортами повозок. Песок закручивался водоворотами, брызгал во все стороны, пытаясь пробиться через маски. Люди работали быстро, стараясь успеть. Стаскивали в одну кучу тела, бросали друг на друга. Хавьер, притащив с «Кугуара» бревно, бросал на него останки, рубил по-мясницки топором, взятым там же, из ящика на борту. Хрипло крякал через маску, старательно метя по шеям, для верности дробил кости ног и рук. Дуайт не спорил.

Месяц назад недожженные трупы добрались до ранчо Смитсонов. У некоторых не хватало голов, но помехой это не стало. Когда рейнджеры «чистили» место, Дуайту и Моррису удалось остановить жуткое чудо на обрубках рук и ног и с пастью аллигатора, выросшей на срезе шеи, только из-за невеликой скорости самого чуда.

Буря с Terra los Diablos накрыла половину неба, тянулась к людям жадными хоботами алого песка. Время поджимало. К хрусту костей под топором Хавьера добавился треск дерева. Моррис ударами сапог разваливал уцелевшие борта, решив не собирать разбросанные доски. Дуайт подтащил последнего, того самого молоденького парнишку, бросил к багровой куче. Хавьер замешкался, устало махнул топором. Лезвие со скрежетом застряло в черепе.

– А, iho da puta! – выругался мексиканец, уперся ногой в грудь трупа и потянул на себя.

С неба лениво, размазываясь полосами, повалило чертово семя. Умерший возница задрожал. Хавьер выругался еще раз и бросился к броневику. Командор, блеснув распятиями наплечников, отшвырнул его в сторону и протянул руку над зашевелившейся живой кучей.

– В машину, заводи! – рявкнул Дуайт и поднял винтовку, прикрывая священника.

Моррис встал справа, водя стволом по сторонам. Куча дрожала, перекатываясь волнами. Ветер выл, хлестал песчаными бичами по рейнджерам, наваливался на командора, поднявшего перед собой распятие.

– Твою же, сука, мать! – нервно пробормотал Моррис и выстрелил.

Пуля с хлюпаньем вошла внутрь жуткого, сросшегося из двух с половиной тел существа, явно пытающегося родить из изломанной спины подобие головы. Вреда выстрел почти не нанес. Брызнуло свернувшейся кровью и темным соком, клейко слепляющим тела, бурыми ошметками мяса и клочьями ткани. Крупные лохмотья, замерли в воздухе, удерживаемые блестящими нитями дьявольского семени. Чмокнуло, когда плоть чудовища втянулась назад. И все.

Командор свел ладони перед грудью, наклонил голову. В тусклом, еле-еле пробивающемся свете солнца почти не блестели кресты наплечников. Куча шевелилась. Тяжелое дьяволово семя сыпалось спокойно и ровно. Ветер продолжал визжать и выть, песок скрипел о борта заурчавшего броневика.

В глубине горы мертво-живой плоти, ходившей ходуном, хрустнуло. С треском, распрямляясь, вылезла длинная конечность с тремя суставами и огромной кистью. Вторая появилась чуть позже. Моррис выругался сильнее, закрутил головой. Хобот маски перегнулся, Моррис захрипел, быстро выпрямляя его. Дуайт прицелился в сторону шаривших по сторонам лап. Если командор не успеет, то…

Тот успел. Пламя, свернувшееся в клубок подобно новорожденному, плеснуло в ладонях. Загудело, липким языком жадно протянувшись к не желающей умирать плоти. Хватануло первого, второго, зашипело, треснув занявшейся одеждой и ломаными досками. Куча задергалась, захрипела, завыла. Дуайт выбрал спуск, поливая поднимающихся «весельчаков» свинцом. Надпиленные крестом «браунинги» впивались в тела, опрокидывали чадящие факелами порождения Дьявола. Рядом коротко кашляла винтовка Морриса.

– Отходим! – Командор, покачиваясь, вцепился в плечо Дуайта. Схватил копьецо, опершись на него. – Горят, но еще не скоро…

Что «не скоро», бросалось в глаза сразу. Куча, развалившись на несколько кучек поменьше, продолжала ползти в сторону людей. Несколько выпрямившихся фигур, полыхая на ходу, даже шли. Рейнджеры отходили, отстреливаясь.

Командор ввалился внутрь «Кугуара», сжавшись в комок, и отключился. Дуайт прыгнул к башне, подтянулся, нажал на педаль поворота. Пулемет загрохотал, разнося почти добравшихся «весельчаков», разметал перекатывающиеся кучи, где рождалась сатанинская не-жизнь.

– Контроль, капрал! – Командор шумно дышал, смотря на Дуайта снизу.

Ствол орудия мягко следил за полыхающим ожившим мясом. Секунда, две, три…

– Чисто. – Дуайт сплюнул. Тягучий комок потек по куртке. И ладно.

– Гони! – хрипло прокаркал Моррис, задраивая дверь. – Гони, таракан усатый!

Pt. 2: Burn, witch, burn!

Зажигать костры из ведьм – благо.

Определить ведьм просто – ищи среди женщин.

Которая любит блуд – первая кандидатка.

«Новый Тестамент», ст. «Зло». Преподобный Джосайа из Тако

Форт-Кросс смотрел на мир широкими раструбами огнеметов и хищными глазами автоматических пушек. Остров цивилизации посреди пустыни смерти, огрызок человечества, шарящий вокруг матовыми зрачками оптики.

Багровое солнце не желало уходить за острый горизонт. Раскаленный металл шипел, испаряя обеззараживающий раствор. Гудело пламя, бившее факелом из широкого раструба. Санитары-ассенизаторы, тяжелые и неповоротливые в плащах до земли, старательно очищали огнем вернувшийся из рейда «Кугуар». Дуайт жевал кусок жесткого вяленого мяса и терпеливо ждал конца процедуры.

Хавьер лениво переругивался с земляком Эрнандо, таким же черноусым cucaracho, высунувшимся в бойницу барбакана. Моррис дремал, привалившись к «ежу» перед воротами. Командора унесли внутрь форта сразу по прибытии. Вместе со Стивом Альмейдой. Разве что командор плавно покачивался на носилках, бережно поддерживаемых всеми свободными часовыми, а несчастного Стива проволокли прямо по песку и камням.

– Дуайт? – Моррис отрезал кусок табака, цыкнув, выплюнул разжеванный. – А Дуайт?

– Да.

– Что именно «да»?

– Пойдем потом к Баду, выпьем. И на шлюх одолжу, если комендант не выплатит премии.

– О’кей. С тобой иногда даже неинтересно.

– Радуйся. – Дуайт покатал на языке солоноватую массу. – Не мясо, а подошва. Угощаю стейком. Тебя тоже, ombre.

Хавьер довольно кивнул и показал Эрнандо средний палец. Эрнандо обиделся и бросил в механика кусок липкой, размочаленной зубами лакрицы. Хавьер решил не обижаться.

– Скоро? – Дуайт прищурился на старшего ассенизатора. Тот равнодушно блеснул линзами маски и отвернулся.

– Чтоб их… – Моррис потянулся. – Подустал я, Дуайт. А ты как?

Дуайт пожал плечами. Какая разница? Устал, не устал, наплевать. Сутки на гульбу, на женщин, на выпивку. Сутки – отоспаться. На третий день, отдохнул, не отдохнул, прыгай в броневик и вперед, по границе.

Моррис достал револьвер, прокрутил на пальце. Старший ассенизатор неодобрительно покосился. Блики закатывающегося солнца блестели на оставшемся хроме.

– Хватит, не дразни их. – Дуайт зевнул. – Быстрее бы уже.

– Капрал?

Старший ассенизатор оказался рядом. Дуайт приподнял край шляпы, вопросительно уставился на него.

– Профилактической обработки корпуса не производили?

Дуайт скорчил рожу.

– Доложу коменданту.

Дуайт кивнул, соглашаясь. За не проведенную во время рейда термическую обработку машины вычтут деньги. Но не такие, чтобы экипаж переживал. Лишняя остановка – лишние проблемы. Проще потерять несколько долларов, чем, скажем, половину руки.

– Открывай! – крикнул ассенизатор и подошел к сторожевой дверце у ворот. Остальная команда потянулась за ним.

Ворота заскрипели, откатываясь по рельсам. Хавьер запрыгнул в «Кугуар», завел машину. Дуайт и Моррис двинулись пешком. Броневик попетлял меж вкопанных балок, сваренных между собой, с фырканьем вкатился внутрь. Форт-Кросс встретил вернувшихся героев борьбы с исчадиями ада полным безразличием и перебранкой караульных.

– Дом, милый дом… – Моррис сплюнул коричневой табачной струей. – А я один хрен соскучился по этой дыре.

Броневик пылил по Центральной. Ставить машины следовало только в ангаре или на стоянке комендатуры. Если по инструкциям. Но Хавьер всякий раз находил повод загнать «Кугуар» в гараж на осмотр, а своего гаража у комендатуры не было. Сгорел как-то, новый не построили.

Дома в Форт-Кроссе сплошь невысокие, два, три этажа. Часть осталась от старого доброго времени до Бойни. Кирпичные, с железными крышами, вечными, покрытыми цинком. Хотя новых оказалось уже больше. Форт-Кросс привечал всех, постепенно превращаясь из небольшого городка в центр округа.

Хавьер дымил самокруткой, зажатой в уголке рта, мурлыкал под нос песенку про веселую поденщицу Кончиту. Моррис, забравшись в седло наводчика, крутил дополнительной оптикой, рассматривая девочек, густо высыпавших к вечеру на бульвар, и насвистывая «Крошку». Хотя бульваром Дуайт Центральную назвал бы только из жалости. Да и откуда взяться настоящему бульвару внутри форта, пусть и такого большого, как Форт-Кросс?

– Командир? – позвал Хавьер и остановился, пропуская одну из пяти закрытых упряжек, катающих парочки за деньги.

– А?

– Ты сейчас к коменданту пойдешь?

– Да. Подбрось меня к нему. Сами катите в гараж и не уходите никуда, пока не вернусь. Я заберу оплату за шкуры и прочее.

Хавьер довольно осклабился и газанул, испугав двух шлюх, тащивших под руки совсем уже пьяного ранчера. Ранчер горланил похабщину и радостно хватал девок за ляжки через разрезы платьев. Платья оказались примечательными. Вполне ясно, что скрывали они меньше, чем являли взгляду, для того и шились в «Салон дю Пари», принадлежавшем Лейбовичу. Но если судить по расцветке, «томный закат» и «персиковое утро», за время патруля в форт приходили караваны. Ранчеру платья на девках, девки в платьях и просто сами девки весьма нравились.

Дуайт хмыкнул, понимая бедолагу, круглый год горбатящегося на ранчо и регулярно седеющего во время дьявольского дождя или нападений. Понятно, что парень страх как доволен своей компанией. Отдых в городе, что и говорить.

«Кугуар» лихо скрипнул у большого патио комендатуры. Желтоватый пустынный камень из дальних каменоломен раскалился от солнца, парил жаром. Красная глиняная черепица поскрипывала под сухими порывами ветра. Стоявший у входа маршал скрипнул пылью на зубах и сплюнул. Маршалы рейнджеров не любили. Да и рейнджеры их не особо жаловали. Дуайт принял у Морриса два вьюка и двинулся внутрь.

Под крышей патио оказалось хорошо. К вечеру раскаленный воздух стал прохладнее, а здесь даже не ощущалось жаркое нетерпение пустыни. Маршал внутри покосился на кобуры Дуайта, но требовать сдать оружие не стал. Дуайт остановился и терпеливо ожидал записи в журнале.

– Что привез? – дежурный офицер, старый Бенки, ткнул носком рассохшегося сапога во вьюки. – Заразного ничего не притащил?

– Не знаю. Проверишь? – Дуайт отогнул верхний край одного, прорезиненного и доверху набитого различной ценной требухой.

– Тьфу! – Бенки поморщился. Тянуло из вьюка сильно. – Протухло же.

– Сойдет. – Дуайт расписался в журнале. – У себя?

– Босс? Да, не в духе.

– О’кей, спасибо, старина.

К Бенки рейнджеры относились немного по-другому. Бенки был своим. Да и куда податься лишившемуся ноги рейнджеру, если не в маршалы? Конечно, можно и в гробовщики, или мести улицы, но в помощниках коменданта все равно лучше.

Перед визитом к полковнику Дуайт завернул к приемщикам. Принимали сегодня девочки. Как и всегда, девочки были усталы, злы и прекрасны.

Джен, привычно сдувая рыжие пряди с левой щеки, изуродованной ударом хвоста ящера, выругалась, увидев Дуайта. Ева лишь вздохнула, со щелчком прикрепив к протезу необходимую для работы по требухе конечность. Волосы после встречи с кислотницей у нее отросли коротеньким седым ежиком. Рука не отросла.

– Ну и откуда тебя Козлоногий на ночь глядя принес? – поинтересовалась Ева и прикурила от спиртовки. Как всегда, элегантно и томно. – Вываливай на стол, будем смотреть.

– Твою мать, Оаху, что это? – Джен сплюнула в медный таз, практически до краев наполненный свернувшейся кровью. – Вы там кроликов отстреливали, что ли?

Дуайт виновато пожал плечами. Шкуры серых койотов годились только на половики. Так что и оплата будет только по убитым головам. Вся надежда оставалась на второй вьюк. Здесь, в морозильном царстве девочек, его вонь практически не ощущалась. У девочек воняло куда сильнее.

– И что же тут у нас? – пробормотала Ева и опустила на лоб маску с разнокалиберными окулярами. – Ого…

Дуайт отошел в сторону, отмахнувшись от дыма.

– Все не куришь, Оаху? – Джен пересчитала шкуры и закинула в угол. – Молодец, прямо настоящий мужчина.

– Техасский рейнджер, что уж там… – Ева подцепила изогнутым крюком, торчащим из протеза, первый кусок, распластала на столе. – Надо же… теннессийский паук. Откуда такая красота, Оаху?

– Он там не один, – буркнул Дуайт. – Напали на ферму у восточной границы. Трех мы уложили, еще несколько штук удрали.

– Вернутся. – Джен придержала щипцами уже разодранные края тушки. – Успели довезти, почти не разложились.

– Вернутся. – Дуайт кивнул. – И пойдут дальше. На ферме они убили всех, даже крыс.

– Понятно. – Ева с липким звуком выдрала несколько темных комков и отложила в лоток. – Давай других.

Джен глянула на появившуюся из вьюка хитиновую шишку, отрезанную от молодого смертоглава, и лязгнула по металлу стола дисковой пилой. Дуайт понимающе вздохнул и потянулся за длинным фартуком из промасленной кожи. Перчаток Джен не предложила.


Комендант форта, полковник Шепард, оказался у себя. Сидел в берлоге, несмотря на вечер, накатывающий все быстрее. Выдавали его несколько привычных мелочей: запах крепкого кофе, сигар и одеколона из-за приоткрытой двери. Дуайт остановился, раздумывая, снять шляпу или нет.

– Оаху, ты долго будешь там топтаться? – позвал полковник, который явно был не в духе. – Заходи.

В кабинете, как и обычно, горело сразу несколько ламп. Шепард не любил темноту. Как и многие здесь. Дуайт сел в кресло, не дожидаясь приглашения. Полковник молча смотрел на него, хмурился и жевал кончик сигары. Кофе не предложил, доказывая собственное плохое настроение. На выложенный лист от девочек покосился, но снова промолчал.

Доллары, звякнувшие в мешочке, Шепард пересчитывал крайне медленно. Звяк – один полновесный мексиканский серебряный «орел» лег на другой, звяк, следующий присоединился к собрату. Дуайт так же молча смотрел на три столбика, равномерно растущих на столе.

– Новая шляпа? – он кивнул на белый стетсон, висевший на рогах, приколоченных к стене.

– Подарок, – буркнул полковник, – от благодарных торговцев, проведенных группой Марти. От него хоть какая-то польза, не то что ваша банда бездельников и вымогателей.

– Мы ничего не вымогаем.

– А с меня?

Дуайт усмехнулся.

– Смешно? Ну-ну. – Полковник присмотрелся к Дуайту. – Ты себе еще больше лицо попортил?

Дуайт покачал головой.

– Вам кажется, босс.

– Да? А мне показалось, что под глазами вон тех полосок не было. Да и ладно. Держи, пересчитывай, штраф я уже учел. Хочешь сказать, броневик здесь?

– Нет.

– Чем-то недоволен, Оаху?

– Нет, босс, все хорошо.

Шепард кивнул. Отхлебнул кофе.

– Срань господня, что за день? Оаху, что вы нашли по дороге? Святоши злы и требуют отправки поисковой партии.

– Караван. Торговцы с Ист-Кост, мусульмане. Кто убил – непонятно. Что-то искали.

– Ясно… – Шепард постучал пальцами по пряжке ремня. – Откуда там еще остались мусульмане? Иди, Оаху. И не налакайтесь. Завтра может случиться сложный день. Давай, капрал, вали ко всем чертям. Или к Баду… неизвестно, что хуже. Дуайт?

Тот обернулся, поймав кожаный футляр с двумя сигарами.

– Поставил пять «орлов» на то, что ты закуришь.


«У Бада» радовало постоянство. Девочки, пусть и расстояние между фортами приличное, менялись, да. Но… но королевы оставались теми же. Пиво ждало всегда, как и прочая выпивка. Непрезентабельно, но Дуайта полностью устраивало. Большего не хотелось.

Моррис, тиская сисястую Мегги, сплошь покрытую конопушками по белому перламутру покачивающихся дрябловатых шаров, одновременно заливал в глотку долгожданную пинту темного. Моррис вообще предпочитал цветовые контрасты. Девочка белая до синевы? Значит, пьем черный портер. Красотка густо-шоколадного цвета (да, Моррис цветных любит только женского пола)? Значит, употребляем прозрачную «огненную воду» из кактуса. Или что там такое агава?

Дуайт сел на скрипнувший под ним стул, молча выцедил через зубы текилу. Веселье начиналось.

На узкой сцене в углу тренькали и бренчали залетные mariachos. Выцветшая серебряная канитель по рукавам и воротникам, затейливый узор из крестов, черепов и ангелов с мечами и благословениями по отворотам курточек. Переплетение гитарных узоров уплывало в плотный вязкий дым вперемежку с запахами. «У Бада» благоухало салуном, страшными в легкости деньгами, притаившейся до времени кровью и сгорающей в грехах жизнью. Рейнджеры, ранчеры и диггеры, караванщики и шлюхи, бродяги без роду и племени – всех понемногу и каждого по чуть-чуть. Святошам здесь не место.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9