Дмитрий Лазарев.

Руна гибели



скачать книгу бесплатно

Они осторожничают и реальных своих координат в газете не дают. Обычно, это телефон, часто сотовый, по которому вы можете поговорить с диспетчером и записаться на прием. Только после записи вам сообщат адрес конторского дома и номер офиса, где вы сможете встретиться с тем, кто, собственно и будет оказывать вам эту «магическую помощь с гарантией». Они, впрочем, и сами не особенно интересуются вашей реальной личностью. Диспетчер при записи просто спрашивает ваше имя и возраст. Этого достаточно. Имя лучше назвать подлинное, так как магия в таких местах имеет привязку к имени, о чем вам сразу же заявляют. Но имя есть имя. Само по себе оно еще ничего не значит – мало ли в таком городе, как Екатеринбург, людей с именами Дмитрий, Сергей, Роман, Юлия, Елена?

В такие места обращаются либо свято верящие в реальное существование магии, либо отчаявшиеся добиться желаемого обычными средствами. Роман Солодовников принадлежал ко второй категории. Он был атеистом и очень долго считал поголовно всех экстрасенсов, магов и гадалок шарлатанами. Ему с трудом верилось в то, что он позвонил по подобному объявлению, и не просто позвонил, а записался на прием и пришел на него.

– Да-а-а, совсем у вас крыша поехала, Роман Евгеньевич! – пробормотал про себя молодой человек. – Пора вам в сумасшедший дом!

Но отчаяние – страшная вещь. Оно порой толкает людей на абсолютно безумные поступки. И ведь Роман отнюдь не был сумасбродом, нет. Он был даже слишком благоразумен. Лень и Трусость (именно так – с большой буквы) были его основными качествами. Именно они определяли дорогу, которой он шел по жизни. Роман не делал карьеру, ибо ему было лень пихаться локтями. Не стремился создать семью, так как не хотел менять свой образ жизни ради кого-то другого и боялся ответственности. Не пытался даже крутить романы из страха получить отказ. Не пил на вечеринках, потому что боялся оказаться в смешном положении. Не танцевал, ибо стеснялся своего неумения, и не учился этому из-за собственной лени. Не играл ни в какие игры, требовавшие нескольких участников, из страха поражения. При этом был болезненно самолюбив, любую критику воспринимал крайне тяжело и не умел признавать свои ошибки. Из лености не терпел любые виды активного отдыха и не занимался спортом.

Он не имел близких друзей, ибо с ними нельзя было закрываться в скорлупу, а он опасался, что, открывшись, будет ими отвергнут. Не желал перемен, так как перемены влекли за собой неизвестность, а неизвестность пугала его. Был осторожен до паранойи и никогда не предпринимал ничего, не убедившись предварительно, что это не грозит ему никакими неприятностями.

Он был законопослушен, но не по совести, а исключительно из страха наказания. Не интриговал и не подличал по той же причине. Ни с кем не конфликтовал и не дрался… понятно, почему. А если делал добрые дела, то не по велению души, а потому что чрезвычайно большое значение придавал тому, что о нем подумают другие. Его многое раздражало, но он никогда не давал выхода своим эмоциям, опять же опасаясь приговора общественного мнения.

Таким образом, он закупоривал злобу и раздражение внутри себя, и они постепенно, подобно кислоте, разъедали его душу.

Он был «человеком не», и список того, что он делал, был существенно короче списка того, чего он всячески избегал. Единственное, чего Роману удалось добиться в жизни – это хорошо выглядеть в глазах окружающих, которые считали его милым парнем. А между тем, он обладал богатым воображением и любил мечтать. И в мечтах своих творил мир, в котором он был кем-то, а не безликим «милым парнем», «облаком в штанах» Маяковского, восхищающим престарелых кумушек, но ни у одной молодой женщины не вызывающим желания узнать его поближе. Он ненавидел себя такого, каким он был, но не пытался измениться, ибо это требовало немалого труда. Он предпочитал мечтать, лежа на диване, что когда-нибудь это произойдет само собой. Лень и Трусость убивали все хорошее, что в нем было, а точнее – не давали ему проявиться, загоняя в самую глубину его существа, безжалостно пресекая любую попытку поднять голову или подать голос.

И кто бы мог подумать, что такой человек влюбится столь безумно, что думать не сможет ни о чем, кроме своей возлюбленной. Но она, естественно, дала ему от ворот поворот… Естественно, потому что в подобных ему девушки не влюбляются, а, в лучшем случае, только дружат, да и то, сохраняя некоторую дистанцию. Но Роману дружбы было мало. Он стал одержим. Поначалу, Солодовников, правда, пытался ее забыть, вернувшись к своей прежней жизни «человека не», но, увы, не преуспел. Да и как забудешь, если живут они в соседних домах и на работу ходят в одно и то же время? Ее лицо было первым, что он представлял себе, проснувшись утром, и последним перед тем, как провалиться в ночной сон. А не видеть ее долгое время означало для него психологическую ломку, как у наркомана без дозы.

В какой момент созрело у него безумное решение добиться взаимности любой ценой? И когда ему на глаза попалась та злосчастная газета? Имело ли это сейчас значение? Он долго сидел, высматривая в газете «магические» объявления с манящим, как запретный плод, словом «приворот». Таких оказалось штук восемь. Из них Роман отобрал те, что вызывали у него наибольшее доверие. Все это было бы смешно, коль не было б так грустно. Потому что не далее как год назад он бы с презрительным фырканьем закрыл этот раздел газеты и сказал: «И ведь находятся дураки, которые им верят!». Не станем утверждать, что теперь скептицизм полностью покинул молодого человека, но, когда чувствуешь себя так, что в пору в петлю лезть, будешь цепляться за любую, даже самую безумную надежду. Вот он и уцепился.

Итак, после тщательного анализа осталось четыре варианта. Их-то он и стал обзванивать по порядку. Труднее всего было в первый раз набрать номер. Дальше пошло легче. Первые три варианта, по зрелому размышлению, пришлось отбросить: либо от них за версту несло мошенничеством и вытягиванием денег, либо офис располагался в районе, где был велик риск наткнуться на их общих знакомых, что Роману совершенно не улыбалось. Четвертый звонок, наконец, как показалось молодому человеку, принес что-то сто?ящее. Ему, для начала, предложили погадать на картах Таро, чтобы определить, возможен ли приворот, или дело безнадежно. Такой подход показался ему достаточно разумным. К тому же, гадание могло внести некоторую ясность в его перспективы. Итак, он записался.

На следующий день, когда Роману надо было идти на прием, ему везде чудились знаки свыше. С одной стороны, утром по радио он услышал песню «Сделай ход конем», которую можно было воспринять как руководство к действию, а с другой, по дороге на встречу Роман наблюдал довольно курьезную сценку, толкование которой могло быть только прямо противоположным. Одна собака преследовала другую с явно сексуальными намерениями. Та все время огрызалась и даже лаяла на преследователя, но тот не реагировал и продолжал свои домогательства. Смешно конечно, принимать подобную ерунду за некое предзнаменование, но именно так в его смятенном рассудке это и оформилось. Можно было только догадываться о силе страсти, которая превратила материалиста и прагматика в мистика и невротика, лишь время от времени пытающегося прислушиваться к голосу разума.

Когда он прибыл на место и нашел нужную комнату, она была закрыта, и на стук никто не отзывался. Впрочем, приехал он несколько раньше, чем было условлено, так что хозяйка офиса вполне могла еще не придти. Судьба давала ему еще один шанс одуматься и не совершить глупости, последствия которой (если, конечно, «магическая помощь с гарантией» не была чистейшей воды надувательством) предугадать было крайне сложно. За пятнадцать минут, что ему пришлось ждать колдунью, молодой человек несколько раз порывался уйти, но каждый раз что-то удерживало его. Маясь в ожидании в коридоре, Роман чувствовал себя крайне неловко. Ему казалось, что все вокруг прекрасно знают, ЧТО находится в комнате 55, и на него, маячащего у ее дверей, смотрят с недоумением, осуждением и насмешкой. В определенном смысле все это, как и та болезненная страсть, что привела его сюда, было для него шоком, который следовало еще преодолеть.

Она пришла всего за несколько секунд до того, как в Романе созрело решение плюнуть на все и уйти, словно стояла за углом и подслушивала его мысли. Внешность колдуньи несколько разочаровала Солодовникова: ни тебе бледного лица с глубокими темными глазами, ни длинных прямых волос цвета воронова крыла, ни других признаков ведьмы, которые сформировались в его сознании по результатам просмотра различных мистических триллеров. Обычная женщина лет сорока пяти, чуть полноватая, с русыми волосами, собранными на затылке в узел, и с совершенно непримечательным округлым лицом. Впрочем, черт с ней, с внешностью! Главное, чтобы дело свое хорошо знала.

– Вы ко мне? – осведомилась женщина, увидев ожидающего Романа.

– В комнату 55, – уточнил Солодовников.

– Значит, ко мне, – улыбнулась колдунья. – Будьте добры, подождите еще немного в коридоре. Сейчас я вас приму.

Солодовников безропотно кивнул, и женщина, открыв ключом дверь комнаты, скрылась за ней. Ну вот и все. Теперь уже поздно давать задний ход. Последний шанс он упустил полминуты назад, когда она еще поднималась по лестнице. Но ведь решение о привороте было принято не сейчас и не под влиянием эмоций, так что чего уж теперь сопли жевать?

– Проходите, – послышалось из-за двери, и Роман, глубоко вздохнув, последовал приглашению.

* * *

– Понятно, – задумчиво произнесла женщина, когда Солодовников закончил рассказ. – И все-таки, почему приворот? В любовных делах это – последнее средство, также как и война в политике. Все ли вы испробовали, чтобы решить дело естественным путем?

– Если бы не все, я б сюда не пришел! – огрызнулся Роман. – Думаете, мне здорово хочется к магии прибегать?

– А что, это был бы, мягко говоря, не первый случай, – невозмутимо отозвалась колдунья. – Кому-то просто лень добиваться предмета своего обожания собственными силами, кого-то привлекает сам процесс приворота, а некоторым нужен покорный и безумно влюбленный в него человек, чего естественным образом достичь невозможно.

– Я не из таких! – отрезал Солодовников, в котором раздражение взяло верх над робостью. – У меня действительно безнадежная ситуация.

– Ладно, я вас поняла. Тогда, давайте разложим карты. Взглянем на ситуацию с точки зрения Высших Сил.

Она как-то даже буднично извлекла из сумки колоду Таро и принялась за расклад. Получившееся сочетание карт колдунья не поясняла, а просто изучала его с глубокомысленным видом.

– Что же, воздействие, о котором вы просите, в принципе возможно, и я попробую вам помочь, – женщина немного помолчала. – Подходите через три дня. Я разработаю для вас несколько ритуалов. Некоторые проведу сама, а остальные должны будете провести вы. Кроме того, у вас есть возможность угостить ее чем-нибудь? Чаем, например?

– Пожалуй, я это сумею.

– Хорошо. Тогда я принесу вам особым образом заряженную жидкость, которую вам нужно будет добавить ей в напиток. Ну а теперь мне потребуется ее фотография.

Роман залез в сумку и достал оттуда фото красивой кареглазой шатенки с короткой стрижкой.

– Хорошая фотография, – заметила колдунья, изучив карточку. – Глаза видны четко, а это – главное. Еще раз скажите, как зовут вашу избранницу?

– Лена, – медленно произнес Солодовников, смакуя каждую букву ее имени. – Лена Медникова.

Угроза надвигается (из воспоминаний Игоря Логинова)

Норвегия. Берег Тронхеймс-фьорда в окрестностях Риссы. 17 декабря 2010 года

– Снайпер? – в глазах Морганы стояло изумление. – Ты уверен, па?

– Примерно так же, как после ночной прогулки по Демаргу.

– Понятно… – моя дочь сделалась задумчивой. – Опять пророческое виде?ние. И ты решил понять его буквально – как конкретное предупреждение?

– Именно. Вспомни прошлый раз, – тут я украдкой чуть скосил глаза в сторону Алисы (она все еще не знала всех подробностей своего спасения). – Тогда точность и конкретность получились просто-таки феноменальными!

– Согласна, но это не значит, что так будет всегда.

– А ты у нас, значит, большой специалист по пророческим виде?ниям?

– Ладно, уел, – прекратила сопротивление Моргана. – Что предлагаешь делать?

К этому времени примерный план уже созрел в моей голове. Дело в том, что рассказать все дочери у меня получилось лишь через полтора дня после виде?ния, поскольку она, воспользовавшись очередным периодом затишья, отлучилась в одну из своих «исследовательских экспедиций». Интерес к более глубокому познанию мира у нее до сих пор не угас, и Моргана старалась улучить любой удобный момент для того, чтобы отправиться путешествовать. Мы (я и Алиса) не возражали, так как нам было чем заняться. Даниру я периодически подпитывал с помощью Э-магии, поэтому она перестала представлять собой бомбу замедленного действия и в постоянном жестком контроле уже не нуждалась. Характер у нее тоже несколько улучшился, но общение с бывшей инквизиторшей ламия все равно старалась свести к минимуму. В результате у нас с Алисой появилась масса времени друг для друга, чем мы и пользовались на полную катушку, подозревая, что подобная лафа долго не продлится. Память к Хохловой возвращалась чрезвычайно медленно и неохотно, хотя сеансы Э-магической терапии я проводил ежедневно. Правда, ее данная ситуация постепенно стала волновать все меньше и меньше. Новые впечатления, которые она пила жадными глотками, постепенно заполняли зияющую внутри нее пустоту, да и веру в то, что с моей помощью память вернется, Алиса сохраняла.

Ну а после пророческого виде?ния наша идиллия омрачилась. Предаваться спокойному и безоблачному счастью мы уже не могли, ибо тревога меня не отпускала. В конце концов, беспокоиться было о чем: фанатизм Святого Ордена невозможно переоценить. Уж ежели они начали на меня охотиться, то по собственной воле не прекратят. А свои люди у этой организации по всему миру имеются. Вот и нашли, наконец. Рано или поздно это должно было случиться. Как с Майклом Норрингтоном. Я нимало не сомневался, что такой Э-маг реально существовал. Посидев пару часов в интернете, мне удалось выудить достаточно много информации, касающейся землетрясения на Аляске в 1964 году. Естественно, там ни словом, ни намеком не упоминалось о его истинных причинах. Единственным косвенным свидетельством можно было счесть то, что оно произошло удивительно внезапно: никаких данных о постепенном возрастании сейсмической активности в том районе не имелось. Так что гипотеза об Э-маге и Святом Ордене была не хуже любой другой. А то и получше, так как объясняла практически все.

А ведь у нашего положения довольно много общего с тем, в котором находился Майкл Норрингтон. Мы тоже в бегах и числимся в розыске у Святого Ордена. Мы тоже поселились в достаточно уединенном месте среди гор, то есть там, где посмертная волна, вызванная гибелью Э-магов, причинит наименьший ущерб. Поэтому покушение с помощью наемника-снайпера для инквизиторов представлялось едва ли не оптимальным вариантом, который, к тому же, однажды уже сработал. Других же кандидатов на роль вероятного противника в данном случае я даже не рассматривал. Да и зачем, если все было достаточно очевидно? Подобная тактика вполне в духе Ордена.

Что касаемо Алисы, то перспектива очередного покушения на меня ее бывших коллег портила ей настроение едва ли не больше, чем мне. Да что там – она ее просто удручала! Улыбка стала настолько редким гостем на Алисином лице, что меня это не на шутку встревожило. Похоже, столь болезненной реакции немало способствовало непонятное чувство вины, которое Хохлова испытывала по поводу своей прошлой принадлежности к Ордену. И как я ни пытался что-то с этим сделать, все усилия были напрасны. В конце концов, не она же готовила на меня покушение сейчас и пыталась убить в прошлом! Я трижды заговаривал на эту тему, однако в двух случаях Алиса вежливо, но непреклонно сворачивала разговор, а в третьем внезапно разрыдалась, чем повергла меня в полную растерянность. Ничем, кроме позитивной волны я ей помочь был не в состоянии, но и моя Э-магия оказалась не всесильной: она смогла лишь унять слезы, но не вернуть Алисе нормальное расположение духа. Наконец, отчаявшись справиться с этой непонятной для меня ситуацией, я решил сосредоточиться на разработке плана противодействия надвигающейся опасности.

Ни я, ни Алиса не обладали способностями, позволяющими сканировать окружающую местность на предмет возможной угрозы, а потому для этой цели мне пришлось прибегнуть к услугам Даниры. Поначалу моя просьба не вызвала у нее особого энтузиазма, но узнав, что дело пахнет чрезвычайно мощной посмертной волной, которую она вряд ли переживет, ламия в корне изменила свое отношение и довольно ретиво занялась исполнением моей просьбы. Однако прямой и непосредственной угрозы в ближайших окрестностях нашего дома не обнаружилось. Но расслабляться никто не собирался. Мой Э-магический сторожок (если только я правильно толковал исходящие от него сигналы), веял отдаленным холодком тревоги, и это, вероятно, означало, что источник опасности приближается, но на исходную позицию еще не вышел. Однако сомнений в его скором появлении не было.

Данире я отдал распоряжение периодически повторять сканирование. Радиус – до полутора километров (насколько мне известно, это была предельная дальность прицельного снайперского огня). Теперь, когда вернулась Моргана, наши возможности в этом плане стали еще шире. Сканирование можно было проводить чаще и более тщательно, а в случае обнаружения угрозы, немедленно нейтрализовать ее волной немочи.

Выложив дочери все вышеупомянутые соображения, я стал развивать тему:

– Снайперов должно быть, как минимум, двое.

– Почему? – удивилась Моргана.

– Я думаю, что ты тоже являешься целью покушения, а для того, чтобы одному убийце с гарантией убить нас обоих, нажимать на курок требуется дважды и очень быстро. Учитывая скорость посмертной волны, после гибели одного из нас на второй выстрел киллеру может тупо не хватить времени. А кроме того, если первым умру я, ты сможешь попытаться спастись телепортацией. Им такой расклад вряд ли понравится. В Ордене дураков не держат, так что все это у них наверняка учтено и продумано. Итак, предлагаю следующее: какое-то время из дома носу не кажем, к окнам не подходим и сканируем местность. Как только ты или Данира обнаруживаете снайперов, вырубаем обоих. Тут возможны варианты. Либо я и ты работаем волной немочи (при этом нужно будет навести меня на цель), либо Э-магией действуешь только ты, а Данира перемещается к своему объекту телепортацией и разбирается с ним.

– Любым способом? – уточнила ламия.

– Любым, – решительно ответил я. – Жизнь снайперам сохранять необязательно.

– А допросить? – возразила Моргана.

– Можно, хотя сомневаюсь, что из этого выйдет толк. Вряд ли, нанимая киллеров, адепты Ордена общались с ними, не применяя отвод глаз. Так что на заказчика снайперы нас вряд ли выведут.

– Что же, план рабочий, – немного поразмыслив, сказала Моргана. – Но у меня есть несколько поправок.

– Излагай.

– Первое: сканировать, все же, лучше нам с Данирой одновременно – так больше шансов своевременно засечь обоих наемников. А поэтому шерстить местность постоянно мы не сможем – быстро выдохнемся. Да это, в общем-то, и не нужно. Достаточно будет проводить сканирование каждые три часа. Ночью реже.

– Принято, – ответил я. – хотя, не думаю, что данная ситуация затянется на несколько дней. Ордену нет смысла откладывать дело в долгий ящик.

– Но мы ведь не уверены на сто процентов, что опасность исходит именно от Ордена, – впервые за разговор подала голос Алиса.

– А от кого же еще? – удивилась Моргана. – Они – признанные мастера в деле загребания жара чужими руками.

Губы Хохловой плотно сжались, однако эту реплику она проглотила.

– Может, ты и права, однако Орден – не единственный наш враг.

– Только в подобной манере кроме него не действует никто. Знай анхоры, что мы здесь, сюда уже нагрянул бы Конклав. А Лилит и Сайферу мы нужны живыми.

– Ну а как насчет харров?

– А ведь верно! – поддержал я Алису. – Мы, грешным делом, совсем забыли про этих тварей, в то время как у них на нас здоровый зуб! После трепки, полученной в Египте, они вряд ли решатся атаковать нас в лоб, но вот на такой хитрый финт – вполне. Потом им только и останется, что забрать Осколок из центра мертвой зоны.

– Не знаю, не знаю, – весь вид Морганы олицетворял сомнение. – Все-таки, на Орден это похоже больше. И потом, я бы на месте харров сейчас продолжала собирать те Осколки, что еще в руках светлых Вторых, пока те не очухались и, плюнув на всякую секретность, не поставили у каждого из них целую армию. Ведь фора, которую кромешники получили, благодаря стремительности и внезапности своих действий, постепенно тает, и пружина противодействия анхоров вот-вот разожмется. Думаю, харры это прекрасно понимают, и заниматься нами им сейчас недосуг. Пусть лучше анхоры на нас отвлекаются. Наверняка и Лилит даст кромешникам такой совет, убедив, что им со всех сторон выгодно оставить наш Осколок напоследок.

– Что же, тебе виднее, – пожал плечами я. – Впрочем, в данном случае не слишком принципиально, кто именно нанял снайперов. Наши-то действия от этого зависят мало. У тебя, кажется, было несколько поправок. Ты пока сказала лишь об одной.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15