Дмитрий Кликман.

Право на ошибку



скачать книгу бесплатно

– Очнулся? – прозвучало откуда-то из глубины сознания.

Но нет. Это был все тот же голос, что он слышал недавно… Пытаясь глазами найти говорящего, Стас приподнялся на кровати.

– Вижу… Очнулся… Как себя чувствуешь?

В ответ Стас промычал что-то нечленораздельное. Однако человек все понял:

– Это хорошо…

Данилов буквально выдавил слова из пересохшего горла, перебив незнакомца:

– Воды…

– Неужто?! – с радостью в голосе проговорил тот. – Это радует! Значит, я собрал тебя правильно.

– Кто ты?

– Это так важно сейчас?

– Нет, но…

– Вот и хорошо. Обо всем после, – незнакомец подошел к тумбе, расположенной в углу комнаты и чем-то зазвенел. Закончив, подошел к кровати, держа в руках исходящую паром кружку.

Стас опасливо покосился на жидкость:

– Что это?

– Так надо, – уклончиво ответил человек.

– Как я здесь оказался?

– Тебя принесли с Озера, – неизвестный собеседник помог ему подняться и поднес кружку к его губам.

Обжигаясь, Данилов начал прихлебывать горячий настой, чувствуя, как с каждым глотком по телу разливается приятное тепло.

Осушив кружку до дна, благодарно кивнул. Затем, переведя дыхание, снова обратился к незнакомцу:

– Когда?

– Четыре дня назад. Поздно ночью.

– Принесли? Кто?

– Друг, – лаконично ответил собеседник. После чего добавил: – Не дергайся. Тебе нечего бояться.

– А остальные?

– Если судить по твоему виду – им пришлось гораздо хуже.

– То есть…

– Я не знаю, – покачал головой человек.

– Понятно. Спасибо…

– Тебе повезло. Я бы сказал – исключительно повезло. Поймать два осколка, да так удачно, сможет не каждый. Первый распахал тебе половину лица, чудом не задев лицевой нерв. Второй, разрубив артерию, застрял в мягких тканях плеча. А если ко всему этому добавить два сломанных ребра – получается совсем нехорошо. Когда мне тебя принесли, я думал – умрешь. При такой потере крови люди не выживают. А ты смог, поздравляю. Можешь считать, что родился в рубашке.

Два дня ты бредил. А потом я сознательно загонял тебя в сон. Иначе увеличивался риск, что рана откроется. Ребра будут срастаться медленнее, чем мягкие ткани, но, думаю, скоро будешь бегать как заяц.

– Ты знаешь, кто на нас напал?

Человек положил руку ему на лоб, словно к чему-то прислушиваясь, и его взгляд стал вдруг суровым:

– На сегодня хватит. У тебя, помимо всего прочего, еще и контузия. Лишняя нагрузка сейчас ни к чему. Я потерял уйму времени, возясь тут с тобой. Не хочется, чтобы мои труды пропали даром. Увидимся утром. Думаю, ты сможешь встать, – и, прочитав немой вопрос в глазах Стаса, добавил: – Артефакты, друг мой. Они ведь разные бывают: могут убить, а могут и вылечить. Зона… А сейчас спать, – в голосе прозвучал приказ. – Дружок за тобой присмотрит.

Кивнув в сторону лежавшего на полу пса, незнакомец направился к выходу.

– Вот еще что… – человек замер на пороге, повернувшись к оплотовцу. – Твои соклановцы уже побывали на месте боя.

И не нашли одно тело. Как думаешь, чье?

Стас сглотнул, понимая, куда клонит собеседник.

– Нужно продолжать, кто попал под подозрение? Думаю, и так понятно. В общем, если не хочешь, чтобы твоя голова украшала забор базы «Оплота», – отдыхай. Скоро все станет ясно.

И вышел, оставляя Данилова наедине со своими мыслями.

А подумать было о чем…

Стас устало закрыл глаза. От осознания того, что весь отряд был уничтожен, сталкера накрыла волна гнева и отчаяния. В бессильной злобе он заскрежетал зубами.

Только сейчас до него начало доходить, что в живых он остался вопреки здравому смыслу и элементарной логике. Раненые в Зоне не выживают. Он бы погиб, не окажись рядом неизвестный спаситель.

«Но как это могло случиться? Кому мы перешли дорогу? – Стас четко запомнил нашивку на плече того сталкера: оскалившийся череп, в пустых глазницах которого горело пламя. – И почему же они меня не добили? Хотели, чтобы я помучился? Нет, не похоже. Такое впечатление, что они куда-то спешили и вообще не собирались нападать. Просто Янко их заметил, а дальше… Нашивка… Нашивка… Где я ее видел?… Нет. Не помню».

От переживаний у него еще сильнее разболелась голова. Данилов устало откинулся на подушку и попытался уснуть. Но сон, как назло, не шел. В гудящей голове кружились назойливые мысли о том, кто же их все-таки атаковал:

«Наемники – нет. Эти не могли. После той бани, которую наши устроили им год назад, они еще долго будут отходить. Да и не похожи были… Тогда кто? Бандиты? Тоже нет. Бандиты – стадо, а здесь работали четко, как на учениях. Сталкеры? Это уже полный бред, клан всячески помогал им, периодически зачищая территории от мутантов и бандитов. Тогда кто же? Так профессионально могли сработать только военсталы, наемники или „Оплот“. Свои же? Полная бредятина. Может, темные?»

Насчет последних Стас точно сказать не мог. Каждый из этого клана был заклятым врагом. И если наемников он знал по предыдущим стычкам, то с темными сталкиваться не приходилось. Со слов ветеранов, темные – сущие звери. Еще никому не удавалось захватить хотя бы одного живым, чтобы допросить. Кто-то говорил, что пару раз находили раненых. Но и здесь всех ждало разочарование. Пленный любым способом старался свести счеты с жизнью.

Поэтому данных о темных сталкерах у клана катастрофически не хватало. А слухам, которые любили распускать бродяги, никто особо не доверял.

«Но так далеко темные раньше не уходили. И они никогда не действовали в открытую. Вот нанять кого – это запросто».

Исходя из тех знаний, которыми располагал Стас, полулюди редко покидали подконтрольные им территории. Группировка обитала в Мертвых землях, соседствующих с ЧАЭС, и для сталкеров путь туда был заказан. По крайней мере, из желающих пощекотать себе нервы не вернулся никто. Военные несколько раз пытались выковырять их оттуда, но раз за разом терпели фиаско.

«Значит, все-таки наемники. Тогда вопрос: что можно искать на Озере? – Стас прекрасно помнил – они торопились. И не собирались нападать. – Черт, голова совсем не варит».

Усталость вкупе с ранением взяли свое, и Стас провалился в короткий, беспокойный сон.

Данилова разбудило чувство, которого он ждал меньше всего. Он хотел есть. Причем голод был настолько силен, что буквально выворачивало наизнанку. Стас огляделся. Собаки видно не было. Немного подумав, он попытался встать. К большому удивлению, ему это удалось. Плечо все еще ныло, но особого дискомфорта, по сравнению с утренними ощущениями, не доставляло. Данилов пошевелил рукой. Так и есть – боль отступила… Трогать повязку оплотовец не решился.

Осторожно переступая, он вышел из комнаты и внимательно осмотрелся. Помещение, находившееся за дверью его временного пристанища, размерами не отличалось от предыдущего. Единственное, что бросалось в глаза, – мебель. Данилов даже присвистнул от удивления. По меркам Зоны комната была обставлена с комфортом. Разумеется, мебель старая, и везде виднелись следы капитального ремонта, выполненного кустарным способом, но все же…

Старенький диван, стоящий в противоположном от входа углу, рядом с ним приличного вида журнальный столик с кучей газет и, самое интересное, – большая книжная полка, занимавшая практически всю стену напротив. И все это – в старой деревянной лачуге.

Стас подошел ближе, с интересом рассматривая книги. Попытался разобрать названия на потрепанных переплетах, но вскоре забросил это занятие. Темнота не позволяла. Но сам факт, что кто-то еще умудрялся здесь читать, поверг его в шок. Он вздохнул и занялся более насущным делом – поиском пропитания. Желудок урчал, да так громко, что Стас всерьез заподозрил, что звуки может кто-то услышать.

Искать что-либо в кромешной тьме невозможно. Немного подумав, Данилов решил разжиться хоть каким-нибудь источником света. Пошарив по комнате, вскоре нашел старую керосинку, закрепленную в специальной нише. Сняв лампу, осторожно потряс ее, проверяя наличие топлива. Внутри плескалось немного жидкости. Спички нашлись на полке рядом с лампой. Зажег фитиль. Тусклый огонек едва тлел, но его света было достаточно для того, чтобы тщательнее осмотреть комнату. Подняв керосинку над головой, Стас с удвоенной силой взялся за поиски.

Дом имел всего две комнаты, кухня отсутствовала. Вероятнее всего, раньше здание имело совершенно другое назначение, и неизвестный врач использовал его в качестве жилья вынужденно. Данилов вернулся в свою комнату, зачерпнул большой жестяной кружкой воды из стоящего на тумбе ведра. Стало лучше. Напившись, продолжил поиски пропитания. В сотый раз обходя здание, он внезапно за что-то зацепился ногой. Раздался лязг. Стас наклонился и увидел толстое металлическое кольцо, намертво закрепленное в полу. Не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы понять – это вход в подпол. Данилов взялся за кольцо и осторожно потянул. Крышка легко поддалась. Подсветив проем, увидел уходящую вниз лестницу. Пригнувшись, чтобы не удариться головой, спустился по ступенькам. Взору предстало довольно просторное помещение со стеллажами, равномерно расставленными по периметру. Стас бросился к стойкам. Он был настолько голоден, что позабыл про стыд и возможные последствия своего вторжения. Ведь то, чем сейчас занимался сталкер, ничем, кроме как грабежом, и назвать было нельзя. Поставив керосинку на полку, Стас принялся шарить по ней в надежде найти хоть что-то съедобное.

После непродолжительных поисков, он увидел несколько аккуратно упакованных армейских сухпайков. Разорвал упаковку, к превеликой радости обнаружив две банки саморазогревающихся консервов, галеты и плитку шоколада. Данилов накинулся на еду. По вкусу пища не отличалась особой изысканностью, но была высококалорийной и неплохо утоляла голод.

После того, как вторая банка полетела на пол, Стас сыто рыгнул и приступил к более детальному осмотру. А поглядеть было на что. На стеллажах ровными рядами лежали комбинезоны: от простых легких до тяжелых, повышенной защиты. Цинки с разнокалиберными патронами, медицинские пакеты, армейские сухпайки и прочие мелочи, приспособленные для комфортного передвижения по Зоне. Стас потянулся к ближайшему свертку. Раскрыв упаковку, с удивлением обнаружил комбинезон с нашивками «Оплота». Когда он полностью извлек костюм из упаковки, губы сами сложились в трубочку, чтобы присвистнуть от удивления. Перед ним лежал своего рода шедевр инженерного искусства.

ПС3-9МД[1]1
  ПС3-9МД – комбинезон повышенной защиты, используемый штурмовиками «Оплота».


[Закрыть]
, который умельцы клана переделали из первого прототипа армейского костюма, испытываемого в Зоне для групп специального назначения. Огромный плюс комбинезона – броня: трехслойный композит превосходно выдерживал автоматную пулю. Кроме того, костюм оснащался системой дыхания замкнутого цикла, основанной на использовании водолазных ребризеров[2]2
  Ребризер – дыхательный аппарат, в котором углекислый газ, выделяющийся в процессе дыхания, поглощается химическим составом (химпоглотителем), затем смесь обогащается кислородом и подается на вдох.


[Закрыть]
, адаптированных под агрессивную среду и повышенный радиационный фон. В таком «смокинге» можно лезть куда угодно. Хоть к черту на рога.

Данилов перевел взгляд правее. Еще сверток. Аккуратно развернув тряпки, Стас не поверил своим глазам. В руках у него лежал «вихрь» – автомат, который, помимо стандартных «валов» и «винторезов», часто использовали военсталы. Превосходное оружие, особенно в условиях Зоны. Автомат малогабаритный, короче стандартной «грозы», которую очень любили штурмовики клана. Но, несмотря на это, данная модификация вкупе с тридцатизарядным магазином и оптическим прицелом могла спокойно уложить одетого в бронежилет противника с расстояния четырехсот метров.

– Однако… – удивленно протянул Станислав, – а дядя неплохо тут устроился. Интересно… откуда такой арсенальчик? Автоматик-то не из простых. И дорогой, зараза. Такой таскал с собой… Стоп! Откуда он здесь?

Данилов узнал автомат. Совсем недавно ствол принадлежал его покойному командиру – капитану Черненко. Стас четко различил инициалы на рукоятке и характерные зарубки, которые комвзвода оставлял после каждой удачной зачистки. Их было восемь. Все сходится.

Лицо Стаса исказила гримаса боли. Но боли не физической – душевной. Перед глазами, словно живой, стоял улыбающийся капитан, баюкая в руках новенький автомат. Образ взводного сменило лицо сержанта. Простодушный и добрый, однако способный превращаться в беспощадную машину для убийства, если его людям угрожала опасность. Почему-то вспомнилось, как сержант, когда Стас сорвался с крыши здания на заводе, вывернувшись змеей, умудрился схватить Данилова за руку и вытащить из лап неминуемой смерти. Ванька Дивный – чудак и балагур… Всех их теперь нет. А он жив. Стаса охватило чувство стыда, которое постепенно сменилось гневом: «Ну, сволочи, держитесь. Я вас, гадов, из-под земли достану».

Он наконец вспомнил, где он видел нашивку, как у напавших на его отряд людей. Во время зачистки базы наемников в Пустоши. Это была их эмблема. Ошибиться Стас не мог.

«Ну, конечно же! Как же я раньше-то…»

Тогда они здорово потрудились. Из наемничьих кланов, остававшихся на базе, не спасся никто. Два сводных отряда «Оплота» вынесли стоянку под корень. Повезло только тем, кто в тот момент находился в рейде. Но таких было очень и очень мало. Настолько, что активность наемников свелась к нулю, ко всеобщей радости сталкеров, чей хлеб отбирал Синдикат. Что бы ни говорили, а по оснащенности и опыту наемники спокойно давали вольным бродягам сто очков вперед.

Теперь все стало на свои места. «Наемники решили возродить клан, – подумал Стас. – И чтобы доказать свою состоятельность додумались поголовно вырезать весь наш отряд».

Он наконец принял решение, которое, словно надоедливый комар, жужжало у него в голове, отказываясь формулироваться в здравую мысль. И приступил к размышлениям:

«Диверсионный отряд атаковал нас четыре дня назад. А значит, сейчас они либо где-то затаились, либо бродят по Зоне. Просто так выйти за Периметр им не удастся. У „Оплота“ достаточно связей среди регулярной армии. Первое, что сделает Верещагин, – попросит служивых отследить любые попытки выхода неизвестных и пресечь это дело на корню. Если к тем кто-то подкатит с предложением о беспрепятственном возврате – вояки тут же задержат нарушителей, незамедлительно отмаячив нашим. Диверсанты тоже об этом знают. Они же не отморозки, чтоб просто так взять и наехать на самый сильный клан в округе. Остается скрываться до той поры, пока страсти не улягутся. Ведь как ни старались сделать все тихо – наследили прилично. Их однозначно кто-то видел. Не обязательно на Озере…

А потому надо срочно узнать, где и при каких обстоятельствах одиночки могли сталкиваться с неизвестной группой. Комбезы у них странные… Таких в Зоне нет. По крайней мере, я не видел.

В этих краях есть только один человек, который знает все, ну или почти все, – Шекель. Этот старый еврей всегда в курсе, что происходит в Зоне. И я не удивлюсь, если он уже что-то нарыл. Надо идти, иначе не успею. Главное – не наломать дров. А потом можно и к полковнику с докладом. Тогда я этим тварям не завидую. Короче… Нужна информация.

Прости меня, неизвестный спаситель, но придется воспользоваться твоим гостеприимством».

С этими мыслями Стас доведенными до автоматизма движениями укомплектовал автомат и оделся.

«Даже размер подошел».

Поискав на полках рюкзак, Данилов быстренько набил его всем необходимым. В ход пошли ПДА, нож, фонарь, три пачки патронов, медпакет.

«Не наглеть…»

И так этот мужик, если его поймает, может безнаказанно открутить голову за воровство. Но иного способа разжиться снаряжением у Данилова не было.

Он поднялся наверх. Его немного пошатывало от слабости. Несмотря на чудеса, которые сотворил с ним хозяин дома, подобные ранения не проходят для организма бесследно. В предбаннике оплотовец на секунду задержался, бросив мимолетный взгляд на отражение в стареньком зеркале.

Увидев себя впервые после ранения, инстинктивно отшатнулся. Не было больше Стаса Данилова. Вместо него на сталкера смотрел другой человек. Седой, постаревший. Косой шрам, пересекающий всю правую сторону широкого лица, не добавлял привлекательности. Взгляд из-под кустистых бровей стал другим: холодным, злым. С отпечатком усталости и боли.

«Вот и тебя придавила Зона, дружище, – кивнул Стас отражению. – Ну, ничего. Прорвемся».

Он повернулся, направляясь к выходу из дома. И тут же отшатнулся, передергивая затвор автомата. На пороге, загородив проход, лежала собака. Как только оплотовец появился в поле зрения зверюги, та неторопливо поднялась на огромные лапы и внимательно посмотрела на него.

– Ну что, как тебя там… Дружок? Рвать будешь?

Пес, ростом достающий Данилову до пояса, оскалил зубы и угрожающе зарычал.

Стас усмехнулся: «Надо же – Дружок! Такой пополам перекусит и фамилии не спросит».

Собака наклонила голову набок и еще шире оскалилась. В какой-то момент Данилову показалось, что пес улыбается, оценив его шутку. Он сделал еще шаг в сторону выхода. Глаза мутанта налились кровью, и псина издала свой фирменный рык, от которого у неподготовленного человека сердце оказывалось в районе пяток.

«Главное – не показывать, что боюсь, иначе он меня разорвет», – Стас медленно убрал автомат за спину, показывая собаке обе руки:

– Пусти, я не враг.

Мутант мотнул головой, словно в знак отрицания, и на шаг приблизился к нему. Стас стоял, не в силах пошевелиться.

– Мне надо идти, пусти, прошу тебя…

Собака сделала еще несколько шагов вперед, пытаясь заставить его отойти назад. Тот остался стоять на месте, не собираясь уступать.

– Ну, конечно, тебе же приказали, – горько проговорил оплотовец, внутренне заводясь. – А мне что делать? Застрелиться? Я рядовой «Оплота»: клана, созданного для того, чтобы бороться с Зоной и такими, как ты, стою как дурак и умоляю меня пропустить! А в это время куча каких-то отморозков вырезает сталкеров, развязывая очередную войну! Я все равно пройду, хочешь ты этого или нет!

Стас щелкнул предохранителем, прицеливаясь:

– Давай! Иди сюда! – голос сорвался на хрип, и он закашлялся. – Ну же!

В этот момент его обдало волной холода. От неожиданности подкосились ноги, и он рухнул на колени. Мутант попытался проникнуть ему в мозг. Псы не обладали такими телепатическими способностями, как кукловоды, но и их умений было достаточно, чтобы увести сталкера со следа или управлять стаей. Сомнений не было, собака хотела с ним говорить.

Стас расслабился и представил картину тех событий, которые произошли с ним недавно. Псина заскулила. Огромным усилием воли оплотовец рисовал в мозгу различные образы. Но главное, чего он добивался, – передать мутанту те эмоции и мысли, которые побудили его к действию. Наконец, после нескольких минут ментальной борьбы, его попытки достигли цели. Пес тряхнул головой и, повернувшись к нему спиной, направился на улицу. Стас чувствовал себя выжатым лимоном. Отдышавшись, поднялся на ноги и вышел из дома вслед за собакой. Мутант спокойно стоял и ждал появления оплотовца. Увидев, повернул голову в его сторону и фыркнул.

– Спасибо, – только и смог выдавить из себя Стас.

Но пес и не подумал уходить, а, развернувшись в сторону уходящей от дома тропы, сделал несколько шагов вперед. Стас остался стоять на месте, не зная, куда идти. Мутант повернулся к нему и зарычал.

– Иди-иди. Дальше я сам, – промолвил Данилов и упал на колени от сильного ментального удара. В мозгу тут же всплыл образ его спасителя, который разговаривал с кем-то, лежащим на кровати. Затем образ трансформировался в собаку и сгорбленную фигуру сталкера в черном комбинезоне, уходящих прочь от дома.

– Хочешь, чтобы я пошел за тобой? – после пси-атаки пса, Стас еле ворочал языком.

Дружок снова фыркнул, будто соглашаясь, и спокойно зашагал по мосткам, соединяющим маленькие клочки суши. Вместе с этим пропало давление на мозг.

Стас вздохнул, переводя дух. Затем направился вслед за своим проводником, осторожно повторяя маршрут.

С местностью он был незнаком. Болото оставалось загадкой не только для Стаса. Многие расстались с жизнью, решившись отправиться сюда. А потому появление такого попутчика было только на руку.

Данилов включил ПДА и посмотрел на карту. Судя по метке, он находился на северо-западе болот, а сам Рубеж располагался юго-восточнее. Определившись с местом, он продолжил путь.

Под ногами противно чавкала вонючая жижа. Черная, липкая грязь цеплялась к ботинкам, свисая большими комьями с подошв. Стас еле передвигал ноги, с трудом выдергивая их из топи. Дозиметр мерно потрескивал, сообщая хозяину об уровне радиации. Однако собака не выказывала беспокойства, наводя на мысль, что уровень не сильно высок. Опасности нет.

Местность постоянно менялась. Самодельные мостки, перекинутые между небольшими островками, были частично обрушены. И тогда не оставалось другого выхода – только погружаться в мутную радиоактивную жижу, бурлящую ядовитыми испарениями. С каждым разом Данилов неустанно благодарил мастеров клана за подарок, доставшийся ему в наследство от неизвестного спасителя. Защита костюма исправно работала, ограждая от ядовитых веществ. Стас только диву давался, как здесь можно жить.

Дружок уверенно шагал впереди, обходя аномалии и радиоактивные очаги, – чутье у него оказалось просто невероятное. Иногда тропа исчезала, но псина спокойно погружалась в топь и продолжала вести человека дальше, не замечая препятствий. Как она умудрялась еще издалека определять опасность – оставалось загадкой. Однако детектор аномалий, встроенный в ПДА, исправно фиксировал аномальное возмущение именно в тех местах, которые обходила собака. Иногда Дружок останавливался, чтобы подождать менее расторопного Стаса. Пес замирал на месте и, вывалив язык, внимательно смотрел, как сталкер штурмует очередную преграду. В этот момент у оплотовца возникало ощущение, будто псина снисходительно улыбается, словно посмеиваясь над слабым человеком. Затем она вновь шустро срывалась с места, умело лавируя среди высоченных камышей, достававших Стасу до подбородка.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7