Дмитрий Клейноцкий.

Factory. Возможно в будущем, возможно на земле



скачать книгу бесплатно

© Дмитрий Юрьевич Клейноцкий, 2017


ISBN 978-5-4483-7504-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

1

…На окраине города 0584А, у самой его границы, между двух центров пищевой заготовки ресурсов, распростерлись большие фермы по сбору кристаллов. Прежде чем кристаллы проклюнутся на поле, на нижнем уровне города, роботы класса Рики вырастят и удобрят их. Осуществляя стимуляцию роста, роботы заставляют грубую породу кристалла пробиваться сквозь километровую толщу уплотненной гранитной плиты, пролегающей между уровнями.

Был солнечный день, хотя в этом городе теперь всегда солнечные дни, так как вместо солнца, где-то далеко, под самым потолком, неустанно светит огромная, желто-неоновая линза. Буквально два периода назад, эта линза была введена в эксплуатацию, до этого, освещать город приходилось по старинке, с помощью фонарей и прожекторов.

До установки линзы, казалось, был вечный вечер, и когда наступал ночной период, город переходил в режим электро-сбережения, тогда, этот вечер становился придорожной лавочкой на пороге тьмы. Теперь же с новой технологией, освещения, которая стала открытием в сфере полупроводниковой подачи энергии, дни здесь были очень яркими. А ночи и вовсе красно-желтыми со сниженной яркостью, которая так привычно и равномерно ложилась на город, что тени, казалось, навсегда застывали в одном положении. Поскольку освещение было уравновешенно по центру, конус линзы был прикреплен к потолку в самом сердце города, здесь не было вечеров и утренних не точных включений фонарного освещения, которые происходили раньше. Линза просто имела несколько цветовых режимов, которые менялись в зависимости от текущего периода и цикла.

На самой дальней ферме по сбору ресурсов, вот-вот намечался обед, и робот Кайф-раздатчик уже выдвинулся в поле. Он разворачивал из своего цилиндр-образного тела, плети с электро-излучателями настроенными на волну сборщиков. Этот робот был похож на огромное пугало, и его размеры значительно превышали размеры любого другого не промышленного робота в округе. Его голова напоминала старый телевизор с большим кинескопом, а лицевая панель соответственно была чем-то вроде сплошного экрана, по экрану этому двигались безобразные линии, похожие на показания сейсмического прибора. И когда эти линии перестанут прыгать, то вверх – то вниз, это будет означать, что лицо Кайф-раздатчика скоро загорится желтым, давая сигнал сборщикам о том, что обед начинается и что стоит поспешить получить свою порцию.

Но пока оставалось еще пару минут, и ни у кого из сборщиков не было даже мыслей об обеде, они были слишком примитивными механизмами, что бы чего то желать. Сейчас в их головах реле стояло напротив слова – работать! И они работают, пока реле не переключит их на волну – обед! Когда же это случится, они помчатся в центр поля, искать ласковые заряжающие плети пугало-образного робота.

Сборщики кристаллов – это единственные органические машины в переработке, и в определенных точках города блуждала информация о том, что когда-то эти самые примитивные и глупые создания были на вершине прогрессирующей цепочки.

Но это не так. Даже сам их вид говорил о том, что они ближе по родству к тостеру, чем например, к Распределителю потоков. Эти создания чем-напоминали свиней. Сначала они выходят в поле худыми и тонкими, у них четыре ноги, что бы двигаться по полю, маленькая голова с одним глазом на боку для приема сигнала команд, и огромный рот на весь живот. Когда рот открывается, сборщик ложиться на землю, железные зубья вгрызаются в гранит, и как краб своими клешнями сует в рот пищу, так и зубья запихивают в живот все что находиться снизу под животом сборщика. Затем он встает, рот закрывается и внутри происходит процесс отсеивания. Пару минут сборщик просто стоит, и издает звук, напоминающий звук молитвы какого ни будь богом забытого племени.

– Ом-Ак! Ом-Ак! Ом-Ак! – Как проклятое монотонное заклинание, звучит со всех сторон полей этот процесс отсеивания кристаллов. А затем, когда внутри собирателя, кристаллы отлаживаются в созданные для этого ячейки, все лишнее вываливается через тот же рот, но уже с другим звуком, со звуком, напоминающим одновременно и облегчение и слив в бачке унитаза. Нечто вроде – Уууиииффф! Дальше все начинается по новой, только собиратель становиться немного толще. Или много толще, в зависимости от того сколько кристаллов собралось.

Когда размеры сборщика достигают размера плотной коровы, он, медленно плетется к пункту сдачи, где кристаллы попадают на конвейер переработки. И так снова и снова, день и ночь, с перерывами на энергетический обед, который вот-вот уже должен состояться. От одного капремонта до другого, пока однажды не настанет цикл утилизации и переработки устаревших моделей.

Лицо Кайф-раздатчика загорается желтым, реле в головах сборщиков переключается на – обед! И вот, возле пугала толпится стадо худых и толстых полуавтоматических машин.

Те, что по крупнее, толкают худых, только вышедших в смену, это происходит не из-за алчности или жадности, а из-за простой логики. Отработавшим смену – энергия нужна в первую очередь. Пугало размашисто бьет по спинам сборщиков плетью, у каждого сборщика на спине есть полоска батареи, которая проглядывает наружу. При соприкосновении плети и этой полоски, происходит заряд батареи, два-три удара и машина заряжена на весь следующий день.

Процесс кормёжки близился к концу и большинство сборщиков, начинало разбредаться, как вдруг по всему полю прокатился мощный гул, сопровождаемый подземным толчком.

– Ом! Ом! Ак! Ом-Ак! – Раздались разрозненные звуки изнутри пары тройки машин. Цвет лица Кайф-раздатчика на долю секунды мигнул красным, но тут же вернулся к желтому, что означало – продолжить обед! Руки-плети нашли последние спины машин, что находились поближе к пугало, и обед можно было закончить, но очередной удар где-то стороны высвободил еще больший гул, и еще сильнее земля под ногами роботов содрогнулась.

На этот раз, лицо Кайф-раздатчика не полоснуло красным, но и желтым оно не осталось, на ярко-белом фоне появились многочисленные полосы. Линии сейсмографа, забегали чуть быстрее, все линии кроме двух, что вообще не шевелились. Затем внутри робота раздались звуки напоминающие звук, который издает транспортер, когда дает задний ход. Бессвязное пиканье, как при подключении интернета, когда связь недоступна.

Пугало начало двигаться, ближе к краю поля. Рапорт об ошибке уже был отправлен роботу Начальнику. Две линии, которые не двигались на экране, были ни чем иным как остановившимися сборщиками.

Пока, эти два сборщика еще не вышли из строя, но сигналы Кайф-раздатчика и более сильные сигналы с фермы, перебивало другое излучение, не сопоставимо мощнейшее и достучаться до сборщиков было невозможно. Нужно было срочно принять меры.

Робот ехал быстро, в голове его раздавались команды Начальника. Перезапустить сборщиков было не трудно, и работа эта входила в обязанности раздатчика, вот только очередной толчок, рядом с тем местом, где застыли два сборщика, чуть не опрокинул пугало на бок. Робот мог получить повреждения, если бы не вспомогательные колеса, выехавшие из нижней части туловища.

По мере приближения к краю поля, сигнал который сбил программы сборщиков, уже ощутимо резал эфир, внутри пугало словно ерзало нечто колючее и неприятное. Поэтому, когда на горизонте, на фоне вечной стены, показались две толстенных, плотно набитых кристаллами машины, Кайф-раздатчик облегченно пикнул.

Едва он подкатил к своим подопечным, как из цилиндрического тела тут же выехали две плети. Не такие как для зарядки, а с другим наконечником на конце, они были, диаметром с содовый шланг. Каждая плеть как присоска, прикоснулась к единственному глазу каждой машины. Перенастройка не должна занять много времени.

Вот только за вечной стеной, что виднеется чуть дальше края поля, вновь ударила неведомая сила. Теперь этот толчок, заставил содрогнуться весь уровень так, как он никогда не содрогался. Такой удар, этот город не переживал со времен строения нижнего уровня. А в те времена взрывали не одну сотню ячеек сжатой материи.

Кайф-раздатчик в этот раз удержался просто чудом, даже все его плети, что вышли из тела с одной только целью – впиться зубьями в землю для удержания равновесия, не дали полного спасения от этого толчка. И две подпорки были вырваны с куском корпуса из тела робота. Трещины, пробежавшие по земле от вечной стены, подняли устрашающие глыбы гранита напичканного кристаллами.

– Ом-Ак! Ом-Ак! Ом-Ак! Ом-Ак! – Вдруг завопили в экстазе два сборщика, едва их сенсоры уловили такое месторождение кристаллов.

– Ен-Ки! Е-Ки! Ен-И! Ен-Ки! – Словно в ответ сборщикам, завопили роботы Рики с нижнего уровня, те, что размещают кристаллы в пазы для роста.

Ситуация была нехарактерна для монотонного процесса существования всех механизмов данного цикла, с такой точно никогда не приходилось сталкиваться ни одному роботу в округе, да что там в округе, в целом городе не найти робота который был бы свидетелем толчков, ударов или даже шума из-за вечной стены. Стены, которую в Храме Разума вознесли до статуса, необъяснимого. Поставив под сомнение не одну тысячу теорий.

Эта стена, как впрочем, дно и потолок, были из такого вида материи, который не поддается разрушению и воздействию на него. Изучение этой стены не дает плодов, а в высшей инстанции города ее давно признали границей мира.

Так почему же сейчас эта граница мира рычит как голодный Элеватор, и почему такой мелкий робот как Кайф-раздатчик должен об этом беспокоится? Робот не знал ответов, да в принципе он не особо и задавался вопросами, он просто делал то, что логично и необходимо. Он уже не пытался перенастраивать сборщиков, все его мощности были направлены на то, что бы удержатся на нестабильной поверхности и попытаться сохранить сигналы связи с Начальником. Это было неимоверно трудно, поскольку импульс был за стенной, именно за стеной, это уже не стояло под сомнением, импульс был за СТЕНОЙ! И этот импульс не позволял нормально функционировать, сбивая все настройки робота-пугало. Ему лишь кое-как удалось выделить себе маленькое логическое пространство для минимальных действий. Но внезапно, совсем рядом, раздался мощнейший взрыв!

Огромные куски гранита и бетона полетели в сторону ферм, пересекая все поле. Шум неслыханный доселе, канонадой рос в нечто безумное.

Сборщиков сдуло как одуванчики, а где-то под землей у роботов Рики просто полопались головы от перенапряжения. Импульс был настолько сильным, что эхом пронесся по всему городу, вызвав некого рода возмущение, у всего, что было способно и не способно принимать сигналы. И по идее, мозг Кайф-раздатчика, так же должен был лопнуть от пере-нагрузки на каналы, отвечающие за прием. Но в последний момент, робот успел предпринять отчаянный ход. Он стер все свои настройки и отдал контроль над своим телом непосредственно Начальнику.

Начальник – это мозг фермы, он не имеет тела, он существует как целая ферма и при желании может брать контроль над любой машинной в своем подчинении. Как сейчас над пугалом. Первым что он сделал, взяв контроль, за секунды до взрыва, он открепился от земли и перенастроил плети, сделав из них маленькие буравчики. Все плети быстро принялись впиваться в гранит, а цилиндрическое тело трансформировалось, и опустилось на нижнюю часть робота. Таким образом, робот стал похож на большой квадратный пылесос с кучей шлангов, вылезающих, откуда только можно. Затем, робот быстро и эффективно окопался, все его щупальца впились в твердую породу.

Таким образом, когда раздался взрыв, и все полетело к чертям, робот был спасен, и сейчас ждал дальнейших указаний. Но в виду ограниченности поступающей информации, Начальник так же ждал. Ждал когда осядет пыль, когда в эфир можно будет нормально отдавать сигналы, после этого как физического, так и импульсного, грандиозного взрыва.

И когда пыль немного осела, а эфир стал пригодным для связи, Начальник принялся за плотное сканирование местности, что бы составить карту повреждений и тут же принять дальнейшие ходы действия. Не забывая при этом про пугало, которое в это время, подчиняясь приказу, выбиралось из завала, попутно дополняя информационную карту еще и картинкой, прямо с места событий.

Поле, граничащее со стеной, было уничтожено, все роботы, низшие механизмы и машины так же были уничтожены. Стена…

Стена была продырявлена и зияющая огромная дыра в самом ее основании, породила ряд таких импульсов в мозгу Начальника, что на какое-то мгновение он подумал, что нужна перезагрузка, поток блаженной информации тут же был поставлен на запись и уже отсылался машинам, находящимся в прогрессирующей цепочке выше, чем сам Начальник.

Казалось еще немного и все канет в лету. Это как к атеисту вдруг спустился бы бог и сказал: привет дружище – вот он я! Или же наоборот к верующему пришло бы осознание того, что бога нет. Это откровение! Это чудо!

Начальник, не задавался вопросом – Могу ли я? – Он просто не рассмотрел эту логическую цепочку должным образом, и отправил к этой бреши Кайф-раздатчика. И хотя к месту событий уже должны были спешить роботы Няньки и роботы Стенографы, и еще куча других роботов, все-таки было в этом поступке что-то от человеческого эгоизма. Начальнику хотелось первым прикоснуться к истине. Узнать какая она? Что из себя представляет? Какой информационный бум вызовет в его мозгу?

Робот пугало стремился к дыре, там и тут на земле были трещины, но оптимальная дорога уже была проложена и нанесена на карту. Не было, больше смысла оставаться в этом ограничивающем скорость, состоянии тела-пылесоса. Он снова разобрался и принял привычный вид пугало. Экран телевизора был белым. Сканируя размеры дыры в стене, новое информационное откровение заставило Начальника заняться вычислительными процессами. Если бы это был человек, он бы составлял графики, запускал бы на основании поступающих данных таймеры с отчетом времени и прочее, и прочее и прочее. Причем делал бы он все это с определенным чувством радости, шока, и, конечно же, с постепенно нарастающим чувством тревоги. Дыра – зарастает! – Такая мысль панически бы кричала в человеческом мозгу.

В мозгу же робота не было таких чувств, он просто делал измерения, фильтровал данные и отправлял их в другие инстанции. Отмечая про себя, что он действительно не достаточно оснащен, для подобных дел. Еще бы – эгоизм отходит в сторону, когда ты понимаешь, что кто-то может лучше сделать то, за что ты взялся. По крайней мере, так должно быть в идеале и у людей.

Но нужно отдать должное Начальнику, так как делал он все что мог. Пугало уже был в каких-то двухстах метрах от дыры, и даже с учетом ее быстрого зарастания робот явно успевал попасть внутрь! И сделать прорыв, которого возможно вся прогрессирующая цепочка ждала последние пару сотен лет. Вот только доехать до этой дыры, роботу так и не удалось…

Неожиданный выстрел попал в гусеницу у основания нижнего корпуса. Кайф-раздатчик тут же выпустил дополнительные боковые колеса, и попытался анализировать, откуда был выстрел. Но как только направление выстрела было высчитано, еще один выстрел угодил в левую часть груди. Доли секунд требовались роботу для принятия каких-то решений, Начальник мгновенно отдавал приказы, и робот их тут же выполнял.

Одной из щупалец, робот сорвал левую часть корпуса, что бы вышедшая из строя техника не мешала движению, весь корпус был развернут на сто восемьдесят градусов, поскольку на спине был лишний слой металлического сплава, который мог бы позволить выдержать еще несколько выстрелов. Голова же при этом смотрела все так же вперед, а плети, которые обычно раздавали энергию, начали стрелять желтыми лучами в разные стороны, все ближе сужая обстрел в ту сторону, в которой наиболее вероятно находился, неведомый обидчик.

Раздался еще один выстрел, на этот раз, угодивший прямо в экран телевизора. Несмотря на все логически правильные решения это было поражение. Кайф-раздатчик обмяк, все щупальца резко упали вниз, и робот теперь напоминал не пугало, а плакучую иву. Футуристическую фигуру, с отсутствием какой либо красоты и гармонии и тем ни менее чем-то привлекательную.

Начальник не был расстроен, а продолжил заниматься тем, чем и должен, то есть всем возможным, что приносит пользу. И даже если мозг подконтрольного робота умер, он все-таки может еще кое-что сделать. Он включил эхо-сканер и инфракрасный излучатель. Затем включил голос. Робот начал размеренно пикать. Да-да. Пикать как противный будильник, или как надоедливая чирикающая птица. На записывающем экране у Начальника начала появляться мутная картинка.

На картинке к роботу что-то приближалась, что-то напоминающее центрально-городских роботов гуманоидного типа. Две опорные конечности, две свободные, голова. Оно было не больше пугало, а вдвое меньше, но мощный удар нижней конечностью в бок пугало с легкостью заставил его упасть. Картинка поплыла, и вернуть ее уже не удавалось. Оставался только шум и странный звук транслируемый пугалом. Начальнику фермы этот звук был не знаком и в принципе чужероден, но определенным роботом некогда стоящим у истоков прогрессивной цепи, наверное, быстро бы стало ясно, с чем придется иметь дело. Ведь звук этот был ни чем иным как речью, и речью не простого слога. Эта была речь человека.

Будь Начальник с ней знаком, он бы услышал на этой записи примерно следующее:

– Да заткнись ты, наконец! – затем удар ногой, и два выстрела в основание робота, он затихает, но не полностью. – Черт, сколько же можно? Радик ты это видишь? – Еще пару выстрелов и робот замолкает. – Дальше идет последняя часть записи, она бы была понятна меньше всего. – Вот твоя задача. Включай-ка режим невидимости, и просканируй пока тут местность, подметь, где есть более сговорчивые носители разума. Облет совершай на больших высотах, как видишь, здешняя жизнь может быть весьма опасной. А я пока буду аккуратно продвигаться вглубь, этого мирка – Конец диалога лишь два слова. – Да сэр!

2

В центре города, на одной из ремонтных фабрик, робот Кир7, класса ремонтник, завершал осмотр нового вида робота. Если проводить параллель с человеческим сознанием, можно было бы сказать, что при работе с новым видом роботов, ремонтник пребывал в состоянии хорошего настроения. И хотя дела шли последние пару часов не очень складно, работа все же была необычной и вызывала чувство воодушевления, если это конечно применимо к оценке состояния робота.

Ремонтная фабрика в центральной части города, была на порядок выше в прогрессирующей цепи: чем фермы на окраинах города, чем подземные шахты под городом, чем нянь-депо в разных уголках города, и ряда других подразделений объединяющих определенные классы роботов. Но понятное дело, что ремонтная фабрика, при всех ее достоинствах и полезности, которую она приносит на благо всего города, и рядом не стоит с такими предприятиями как, например: Научный центр, Храм разума, Административный пункт, или даже с одной из энергетических точек распределения.

И все-таки, стоит заметить, что фабрика в последнее время, выделялась среди других ремонтных точек. Поскольку именно сейчас, сюда доставлялись новые классы роботов, которые два цикла назад, были введены в эксплуатацию для специфической и в каком-то смысле новой, в масштабах города, работы. Эти роботы чем-то похожи на громадных мух. Их создали в Научном центре для обслуживания, нового источника света. Дело в том, что неоновая линза, которая так же была построена два цикла назад, нуждается в постоянной очистке, и замене перегоревших полупроводников. Поэтому сейчас на плечи этих роботов класса Аэро, ложится двойная работа, во-первых – им нужно обслуживать линзу, во вторых – им нужно строить прямо в воздухе собственное Депо, так как даже такой мощный концерн как Научный центр не сможет справляться с расширяющимся потоком производства. Да, сейчас роботов нового класса остро не хватает, и их приходится постоянно чинить, но еще каких-то десять циклов и их будет столько, что Научному центру пришлось бы строить пристройку. А на пристройку уже давно намечены совсем другие планы. Вот и было решено, строить Депо прямо в воздухе, и гонять этих Аэро, до полной самоотдачи.

У ремонтной фабрики так же был свой Начальник, он тоже был всем сооружением одновременно. Но рабочие фабрики отличались тем, что были роботами именно гуманоидного типа, и это еще одно подтверждение, что фабрика не зря находится на повышенном круге в прогрессивной цепи.

Ее вид напоминал, старинный завод по производству металла. Поскольку изначально он и был этим заводом. Потом его перестроили в машиностроительный завод, и только потом в ремонтную фабрику. Так что снаружи ничего не изменилось, железная коробка, усеянная высокими трубами, что дымят не так интенсивно и мощно, как в былые циклы, выглядит все так же чудовищно в сравнении с другими более новыми фабриками. Но жители этого города, не столь эмоциональны, что бы восхищаться внешним стилем, и высшими материями, которые люди присвоили себе как проявление собственной уникальности.

Роботы гуманоидного типа, были единственным проявлением, хоть какой-то свободы воли в этом городе. Хотя бы, потому, что они относились к виду вольно-ходячих. То есть, если того требовала логика, они могли передвигаться по городу, обмениваться информацией с другими роботами гуманоидами, и их не нужно было кормить как примитивных сборщиков, так как они сами могли пойти в любой пункт энергопитания. Робот гуманоид, не был привязан к своему начальнику так сильно как другие роботы. Он был закреплен за фабрикой, но в целом он мог пойти в Научный центр, и, запросив нужный инструмент, и период времени, собрать например новую модель робота. В теории он даже мог предложить введение этой модели в эксплуатацию, если конечно его доводы логики были бы убедительнее, чем доводы, Начальника научного центра.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3