Дмитрий Каполь.

Необычные вещи. Повесть



скачать книгу бесплатно

© Дмитрий Каполь, 2016

© Дмитрий Кузьменко, иллюстрации, 2016


ISBN 978-5-4483-4859-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Рассказ первый. Подарок от деда мороза

Двери лифта открылись, и Влад вышел на заплеванную семечной шелухой площадку своего этажа. От звука закрываемых створок лифта вспыхнул больной свет желтой лампочки. Влад вставил приготовленный еще в лифте ключ в замочную скважину и услышал лязг открываемого замка.

– Папа! – звонкий голос Лизы пронесся по коридору.

Девочка подбежала к отцу и сомкнула ручки на его шее. С пуховика осыпался не до конца стрясенный в лифте снег, и под ботинками начала медленно образовываться грязная лужа.

– Здравствуй, доча, – Влад улыбнулся ребенку и погладил ее по темной макушке.

– Пойдем играть! – Лиза потянула отца за руку мимо коридора в детскую. – У меня что-то есть!

– Погоди, дай разуться, – засмеялся отец.

Из кухни в огромных мохнатых тапках вышла жена Влада.

– Лиза, дай отцу раздеться, потом донимай его!

Она подошла к мужу, привстала на носочки, так как была ниже Влада на целую голову, и чмокнула мужа в небритую щеку.

– Фу, а колючий какой, – капризно сказала она и сморщила носик.

– Извини, у любовницы не оказалось запасной бритвы, – отшутился мужчина.

– Я так и знала, – Карина делано уперла руки в бока и демонстративно прошла на кухню. – Надеюсь, ты у нее поужинал, потому что у нас на сегодня только блинчики!

– Нет, я голоден, как людоед! – Влад округлил глаза и зарычал, глядя на Лизу.

Девочка поднесла кулачек ко рту и прыснула со смеха.

– А где мой богатырь? – он повесил пуховик на вешалку и влез в свои тапки, попутно заглянув в зеркало.

Посмотрел на свои взъерошенные черные волосы и пригладил их.

– Второй блин доедает, – донеслось из кухни.

– Папа, ну пойдем, – заканючила Лиза, таща отца в спальню. – У меня есть игра для тебя!

– Сейчас, моя хорошая, – наклонился к ней отец и поцеловал ее в носик. – Только поздороваюсь с твоим братом и ты покажешь мне свой сюрприз!

Влад зашел в кухню. Карина крутилась у плиты. Полы ее розового халата развивались, на мгновение обнажая округлые формы. Она бросила хитрый взгляд на мужа и перевернула очередной блин.

За обеденным столом в детском стульчике сидел двухлетний малыш. Увидев отца, он отбросил кусок обслюнявленного блина и приветливо улыбнулся. В его глазах искрились смешинки.

– Папа! – вполне отчетливо сказал мальчик и потянулся к отцу.

Влад подошел к ребенку и взял его на руки.

– Да ты подрос за сегодня! – он принялся кружить ребенка по кухне.

– Плохая идея, – подначила его жена. – Он только что поел.

Мужчина посадил мальчика обратно на стул и повернулся к дочке.

– Пойдем играть?

– Да-да-да!

Девочка захлопала в ладоши и запрыгала на месте. Короткие тонкие косички запрыгали в такт ее прыжкам.

– Беги, готовь сюрприз, а я сейчас приду!

– Хорошо!

Лиза развернулась и выбежала из кухни.

Влад нагнулся к жене и крепко поцеловал ее.

– Что там у нее за сюрприз? – спросил он, засовывая блин в рот.

– А, – махнула рукой Карина. – Помнишь, мы вчера ходили к Антоновым на предновогодний бал?

Влад замер с поднесенной ко рту рукой, а затем кивнул и отправил еще один блин в рот. Он вчера, как впрочем, весь последний месяц, пришел домой очень поздно. Перед новогодними каникулами было много работы. И, хотя до главного праздника всех бывших советских людей было еще две недели, многие заранее устраивали елки, что бы успеть поздравить всех своих знакомых в грядущей суматохе.

– В общем, мы ушли рано. Ваня раскапризничался и мне пришлось забрать с елки Лизу. Несмотря на ее капризы, этот ряженый Дед Мороз успел сунуть ей подарок и мы ушли. А знаешь, что самое интересное?

Влад закачал головой.

– Это то, что мы, похоже, единственные, кто ушел с подарком. После нашего ухода такое началось!

Мужчина посмотрел на жену с интересом.

– Что, оргия? – он глупо ухмыльнулся.

– Дурак, – ответила жена. – Мне Лариска сегодня звонила, рассказывала. Как только мы ушли, к ним в коттедж вломились какие-то люди. Представляешь? То ли ФСБ, толи ОМОН, не пойми кто. Но не они, это точно. Не в камуфляже, ни-ни. Но как один все крепкие, подтянутые. Быстренько скрутили этого Деда Мороза и растворились в ночи. Ни здрасьте, ни до свиданья. Лариска помнит, что главный сунул ей какое-то удостоверение с красными гербовыми печатями, объяснил, что этот «прохиндей» в розыске, и ку-ку, только их и видели.

– Па-а-ап! – раздался голос Лизы. – Ну, ты идешь?!

– Бегу, доча! И что дальше?

Карина села на табурет, сдула с глаза прядь волос и продолжила.

– А то, что у Васильевых Мишка пропал. Сразу же после ухода этих людей.

Влад задумался. Он вспомнил Аню и Пашу и их сына Мишу, такого же рыжего, как и его папаша.

– И что они?

– Что-что. Позвонили в ментовку, те ничего не знают о задержании аниматора. Антоновых ты знаешь. Митька позвонил в прокуратуру к брату, а тот уже в ФСБ. Те ни сном ни духом про спец. операцию. К полуночи коттедж набился до отказа. Кругом погоны…

– Папа! – голос девочки стал требовательным.

– Все, иду! Ладно, потом расскажешь, а то Лиза там вся изойдет на нет сейчас.

Он чмокнул жену в нос и вышел из кухни.


– Так, что тут у нас?

Влад вошел в детскую и сел на краешек кровати. Девочка сидела за столом и перед ней был разложен игрушечный медицинский набор. Там был халат, фонендоскоп, скальпель, щипцы, молоточек, термометр, шприц, пузырек и ножницы.

– Ого, – воскликнул мужчина. – Так ты у нас доктор?

С важным видом девочка кивнула и показала пальцем на кровать.

– Больной, ложитесь на кушетку, я буду Вас лечить.

С серьезным видом Влад лег на кушетку и задрал кофту. Лиза сунула в уши фонендоскоп, подошла к отцу и начала его слушать.

– Дышите, не дышите. Так. Теперь спиной.

Отец послушно лег на живот. В комнату вошла Карина, на руках у нее вертелся Ваня, и смотрел на этот мир огромными любопытными карими глазами. Девочка взяла молоточек и принялась похлопывать по спине.

– Так, все ясно, – деловита сказала Лиза. – Вы абсолютно здоровы. В отличие от моей Маруськи!

Девочка схватила с полки шкафа плюшевую кошку и прижалась к рыжему меху щекой.

– У нее болит спинка и ей надо помочь!

– Как? – спросил Влад, вставая с кровати.

– Я в кино видела, – затараторила Лиза. – Сейчас так же как в кино я помогу Марусеньки. Ты, папа, ложись!

Она легонько толкнула отца и Влад с улыбкой лег обратно. Он посмотрел на жену и спросил:

– Какое кино на этот раз она смотрела с тобой?

– Ай, – отмахнулась Карина. – Она как пылесос, втягивает в себя все, что ни видит.

Лиза тем временем положила игрушку рядом с отцом и принялась водить ножницами и скальпелем то по спине отца, то по синтетической шерсти кошки. Холодная пластмасса щекотно холодила бока, и Влад, не сдержавшись, засмеялся.

– Лежите смирно, – серьезно сказала Лиза и топнула ножкой. – А то все испортите!

Она еще некоторое время продолжила свои манипуляции, после чего убрала инструменты, взяла на руки кошку и принялась заматывать ее поперек платком.

– Все, теперь Вы свободны, – девочка махнула рукой и всецело занялась кошкой.

– Пошлите кушать, доктора, – улыбнулась Карина и, так же держа мальчика на руках, вышла из спальни.

– Идем, – бодро ответил Влад и встал с кровати.

Острая боль пронзила поясницу и от неожиданности он ойкнул.

– Ох, доктор, по-моему Вы чего-то начудили, – усмехнулся он, когда боль исчезла так же неожиданно, как и появилась.


Влад лежал на кровати и смотрел в темный потолок. Жутко ныла поясница. В ванной перестала течь вода и в коридоре раздался шорох мохнатых тапок. Он почувствовал, как Крина нырнула под одеяло и прижалась к нему слегка влажными руками.

– Мне было хорошо, – прошептала она, уткнувшись лицом в его плечо.

– Мне тоже, – ответил он, обняв жену.

Боль усилилась.

– Так что там было дальше у Антоновых?

– А, – отмахнулась Карина. – В общем, понаехало кучу народу серьезного. И что бы ты думал? Никто не знает, кто приезжал арестовывать аниматора. Лариска пыталась вспомнить, что было написано на удостоверении солидного господина, но не смогла. Прокурорские подняли на уши все ведомства, но никто не в курсе, что произошло. Да и Мишка пропал. Начали спрашивать, что да как. Ольгу Нашенскую помнишь? Так вот, она единственная, кто осталась присматривать за детьми, потому что ее Валерка вроде как забухал и ща лечится где-то. А она не помнит. Лариска плачет, мол, Ольгу специально поставили следить за детским праздником. А все, что она запомнила, так это то, что аниматор вытащил волшебную палочку, а потом ее разбудил Пашка Васильев с грозным вопросом, где его сын?

– Так они нашли мальчонку? – стиснув зубы, спросил Влад, приподнимаясь с кровати.

– Говорят, что нет. А ты куда?

– В туалет.

– А за спину что держишься?

– Потянул, наверное.


– Я думаю, тебе надо пойти к врачу, – безапелляционно заявила Карина, поставив сковороду с омлетом на доску перед Владом.

– Зачем? – удивился тот.

– Твоя спина, – напомнила ему жена.

– А что с ней?

– Болит. Сам вчера сказал. Да и сейчас у тебя вид не важнецкий. Смотри, какие мешки под глазами.

Не мешки, а чемоданы, подумал он. Утром, когда он брился, заметил черные круги.

– У тебя явно что-то с почками, – ткнула в мужа вилкой с нанизанным куском омлета Карина. – А с этим шутки плохи. Съезди к врачу.

– У меня много работы, – буркнул Влад.

– Много, не много, для начала сейчас езжай в клинику и сдавай анализы. А вечером не задерживайся, дуй в больницу.

– Думаешь, они буду ждать меня? – саркастически улыбнулся Влад.

– В этой клинике будут. Тем более ты там застрахован. Езжай и не спорь со мной.

– У меня работы много! Давай съезжу после новогодних каникул!

– Плевать, – отрезала жена. – Смотреть месяц на твои мучения я не намерена. Поедешь сегодня и точка!

Мужчина тяжело вздохнул и отправил в рот еще один кусок омлета.

– С добрым утром!

На кухню маленьким вихрем ворвалась Лиза. В руках у нее ярким пятном выделялись пластмассовые ножницы и шприц из игрового набора.

– Мамулечка, я знаю, у тебя болит пальчик! Небольшая операция и ты будешь вновь здорова!

Девочка пощелкала ножницами вокруг указательного пальца и ткнула воображаемой иглой игрушечного шприца в подушечку пальца.

– Готово! – воскликнула Лиза и звонко рассмеялась.


Снег липкими зарядами лупил прямо в лицо и слепил. Машину пришлось оставить на другой улице, рядом с клиникой негде было припарковаться. Уже загорелись желтые огни фонарей, в отблесках которого были видны завихрения метели.

Дождавшись зеленого сигнала светофора, Влад накинул капюшон на голову и, неуклюже озираясь, начал переходить дорогу. Не хватало только, что бы какой-нибудь идиот-лихач выскочил на запруженный пешеходами перекресток. Он уже явно представил себе рев мотора, удар в бок и капли алой крови на своем нежно зеленом пуховике.

– Бред, – сказал он сам себе и ускорил шаг.

На ресепшене молоденькая медсестра сказала, что терапевт ждет его на прием. Сдав верхнюю одежду в гардероб, Влад зашел в нужный ему кабинет.

Антон Леонидович, статный мужчина пятидесяти лет посмотрел на вошедшего из под золоченой оправы очков и жестом предложил сесть на стул.

– Посмотрел я Ваши анализы, – сразу же начал он. – И анализ мочи мне совершенно не понравился. На завтра я назначил Вам томографию, а пока, давайте, пройдем в кабинет УЗИ, Ирина Михайловна согласилась задержаться и осмотреть Вас.

Влад с тревогой посмотрел на врача.

– У меня что-то серьезное?

– Да ну что Вы, – отмахнулся от него терапевт. – Просто осмотрим Вас и все.

Они вошли в кабинет УЗИ диагностики. Следуя наставлением врача, он лег на кушетку и задрал кофту до шеи. Холодом обдала спину смазка для УЗИ и вскоре он почувствовал прикосновение прибора.

Некоторое время врачи молча наблюдали за экраном, после чего Антон Леонидович удивленно произнес:

– Не может быть. Но я смотрел историю Вашей болезни!

С этими словами он выбежал из кабинета. Юра сел на кушетку, обтер спину и заправился.

– Что-то не так? – спросил он, глядя на женщину.

Ирина Михайловна отвела взгляд и ответила:

– Антон Леонидович Вам все расскажет.


Совершенно потрясенный он сидел с распечаткой диагностики УЗИ в руках. Доктор что-то говорил, но из всего этого он понимал только одно – у него нет одной почки.

– Я совершенно ничего не понимаю, – терапевт поправил очки на носу и продолжил. – Ваши анализы, которые Вы делали еще в июне перед страхованием, были идеальными. Но куда делась Ваш почка, – врач развел руками, – понятия не имею. Бывает, что почки усыхают, но в Вашем случае…

В этот момент из кармана донеслась трель мобильника. Извинившись, Влад достал телефон и увидел, что его вызывает теща.

– Да, мама, -спросил он и его лицо стало мертвенно бледным. – В какой именно? Сейчас буду!


Он сидел в коридоре хирургического отделения, а вокруг него беспокойно вышагивал тесть – невысокий мужчина плотной комплекции. В голове он снова и снова прокручивал рассказ тещи.

Дверь операционной отварилась и на пороге появился хирург. Быстрым шагом он пересёк коридор и подошел к ожидавшим его мужчинам.

– В принципе, ничего серьезного. Хорошо, что Ваша супруга, – он кивнул в сторону Влада, – не растерялась и положила отрезанный палец в пакет, который потом обложила льдом. Мы провели реплантацию и вероятность успешного итога очень высока. Я не думаю, что Карина Георгиевна нуждается в госпитализации. Единственное, завтра с утра ей надо будет приехать на перевязку.


В машине было мертвенно тихо. Влад решил не включать радио. Он еще раз выслушал версию случившегося, уже от жены. Она говорила спокойным и ровным тоном. Скорее всего сказывались обезболивающие в купе с транквилизаторами. Потому что, на сколько он понял, ее привезли в достаточно истеричном состоянии.

– А у тебя что со спиной? – спросила Карина отстраненным голосом.

Влад рассказал про визит к врачу. И, когда он дошел до усохшей почки, какая-то абсолютно дикая догадка блеснула в его уставшей голове.

– Слушай, – спросил он вдруг пересохшими губами у жены. – Вы в детстве рассказывали друг-другу истории о черной простыне, красном пианино и гробе на колесиках?

Он бросил взгляд на жену через зеркало заднего вида.

Сперва на ее лице не было никаких эмоций. Затем оно скривилось в гримасе и маленькая слезинка выкатилась из уголка правого глаза.

– Ты придурок? – спросила она. – Мне хлеборезкой отрезало палец, а ты спрашиваешь про какие-то дурацкие детские страшилки.

– Я серьезно, – ответил он. – А что если этот детский набор врача, который подарил Лизе неизвестно какой аниматор, которого увели неизвестно какие люди неизвестно куда, что если он все это сделал с нами?

У Карины округлились глаза и она истерически крикнула:

– Ты больной придурок! При чем тут наша дочь и твоя почка? И мой палец? И твоя гребанная зеленая простыня?!

– Рука, – тихо ответил Влад и что силы вцепился в руль, стараясь не замечать вернувшуюся боль в районе поясницы.


Открыв дверь, они встретили на пороге Варвару Николаевну, мать Карины. Пожилая женщина с тревогой посмотрела на вошедших и тут же бросилась к дочке.

– Риночка, деточка моя, как ты?

С трагическим видом Карина протянула перебинтованную руку и глухо ответила:

– Сказали, завтра утром прийти на перевязку.

– Где дети? – в голосе Влада послышались нотки беспокойства.

– В комнате, играют в больницу, – ошарашенно ответила теща. – А что случилось?

Ни говоря ни слова, Влад бросился по коридору в детскую. На детском стульчике сидел Ваня, а Лиза кружилась вокруг него с пластмассовым инструментом, время от времени стукая по головке.

– Ну вот, теперь ты абсолютно здоров! – воскликнула девочка, едва отец появился на пороге.

– А-яа! – вместо привычно «папа» пролепетал ребенок.

Приличная порция слюны упала с уголка его рта. Он безумно начал вращать глазами, после чего невидящим взглядом уставился на похолодевшего от страха отца.

– А-я-а, – беспомощно проговорил ребенок и улыбнулся широкой идиотской улыбкой.

Рассказ второй. Стойкий. Оловянный. Солдатик

Антон исподлобья посмотрел на Мишку, но ничего не сказал. Лишь потер ушибленное место. А что дураку говорить? Папа про таких говорит: нет ума, считай – калека. Так что Мишку можно даже инвалидом считать. Причем последней степени, судя по его поведению. Надо же додуматься, толкнуть его в самую гущу малышей, которые столпились вокруг Дед Мороза.

Мальчик оглянулся вокруг, как бы ища поддержки взрослых, но безуспешно. Все взрослые отправились в огромный зал с камином, где играла живая музыка и была площадка для танцев. Оттуда, даже сквозь закрытую дверь и визг пятилеток, слышался пьяный смех и крики. Он опять представил, как будет донимать его всякими дурацкими вопросами поддатый отец, а потом захрапит на заднем сиденье такси, когда они уже будут подъезжать к дому. Взгляд мальчика упал на тетю Олю. Он уже было подумал, что она заметит поведение Мишки и отругает этого рыжего недоумка, но тетя Оля сидела, склонив голову на шею и мерно посапывала.

Ах да! Этот аниматор, ряженый Дедом Морозом провернул с ней какой-то фокус. Когда дверь за детьми закрылась, он собрал всех вокруг себя и басом заорал: «Хотите, покажу фокус?!». Можно подумать, двадцать детей, большинству которых не исполнилось больше пяти, откажутся от фокуса. Антона в их числе не было. Он уже ходил в пятый класс, и играть с этой мелюзгой ему было не интересно. Дедок топнул ногами, стукнул своей палкой, которую гордо именовал посохом, и каким-то чудесным образом тетя Оля заснула. Вот бы узнать как! Может он ее загипнотизировал? Антон читал о таком в одном из журналов про науку, что выписывает отец его друга Васьки. В разделе психология. Но как ловко он это провернул! Вот бы еще Мишку он успокоил.

Дверь в комнату открылась, и на пороге появилась тетя Карина с Ваней на руках. Тот орал благим матом и явно чего-то требовал. Тетя Карина мельком посмотрела на детей, пока не увидела Лизку. После чего махнула ей рукой и скрылась за дверью.

Лиза подбежала к Деду Морозу, дернула его за халат и сказала, что должна идти с мамой.

– Очень жаль, Лизанька, – пробасил аниматор. – Выбирай подарок!

С этими словами он протянул раскрытый мешок, Лизка взяла какую-то коробку и убежала. А дети продолжили водить хоровод. Антон оглянулся в поисках Мишки. Наверняка он задумал какую-нибудь пакость!

Мысль эта странным образом материализовалась, так как появился рыжий верзила и, гадко улыбаясь, опять толкнул Антона прямо в толпу детей. Мальчик на этот раз не удержался на ногах, сшиб хоровод из малышей и ударился головой в мягкий зад аниматора. Дед мороз ойкнул, те дети, что остались на ногах, залихватски засмеялись. Те, кто упал, начали реветь. А Антон покраснел как рак и попятился назад, стараясь затеряться среди мебели. Но было поздно. Аниматор развернулся и прытким движением руки схватил улепетывающего мальчика за шкирку.

– Ты зачем хулиганишь?

На добродушном заросшем белой бородой и усами лице сияли холодные глаза. И в этих глазах сейчас плясали огоньки злости.

– Это не я, – пролепетал Антон, чувствуя, что еще чуть-чуть, и он сможет намочить штаны.

Вот так потеха будет. Мишка этого никогда не забудет. И пусть их отцы были друзьями, он дружеских чувств к рыжему придурку не испытывал. Равно как и наоборот.

– Не ты? – Дед Мороз вплотную приблизил глаза к лицу мальчика и понюхал его лицо. – Да, не ты. От тебя враньем не пахнет.

Он аккуратно поставил ребенка на пол и начал водить носом, словно принюхиваясь к чему-то. Все дети кругом засмеялись и захлопали в ладоши. Это им показалось забавным. Всем, но только не Антону. Это больше походило на то, как огромный волк нюхает холодную крупу снега, пытаясь отыскать след больного раненого животного.

Аниматор переводил взгляд с одного ребенка на другого, пока не остановился на Мишке.

– Ты – ткнул он пальцем в возмутителя спокойствия и все дети замерли.

Может это была такая игра?

Мягко ступая, Дед Мороз подошел к Мишке, нагнулся к нему и прошептал:

– Ты зачем хулиганишь?

Сердце у Антона замерло, а затем забилось с удвоенной быстротой. Он ни разу еще не видел Мишку таким испуганным. И ему стало страшно за этого дурачка.

Аниматор выпрямился, широко улыбнулся и, повернувшись к малышне, спросил:

– Дети, давайте придумаем, как наказать нам Мишу, что бы он нам не мешал?

Антон вздрогнул. Он не помнил, что бы дети говорили ему свои имена. Может, он услышал что в момент игры?

Со всех сторон посыпались разнообразные предложения. Кто-то предложил превратить его в мышь, кто-то в обезьянку, а одна девочка тихо пролепетала:

– А давайте его сделаем маленьким-маленьким, как щелкунчик?

Эта идея пришлась Деду Морозу по душе, потому что он громогласно захохотал и стукнул посохом.

А дальше все происходило одновременно, и Антон немного потерял нить событий.

Аниматор принялся что-то кричать на распев. Он размахивал зажатым в руке посохом, отчего красный халат на груди распахнулся. Но лишь на мгновение, так как в следующий миг, старик запахнул его. Но этого мига Антону оказалось достаточно, что бы разглядеть матовый блеск темно-синего камня, висевшего на серебряной цепочке.

За дверьми стихла музыка, и послышались сердитые голоса. Кто-то из взрослых закричал: «Вы не имеете права», но тут же осекся и замолчал.

Аниматор бесновался вокруг елки, а Мишка смотрел на него испуганными глазами. Хотя, испуг постепенно начал исчезать, уступая место привычной наглости. Весь его взгляд говорил: «что ты мне сделаешь, старый недоумок?»



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2