Дмитрий Иванов.

Цивилизация майя



скачать книгу бесплатно

Индейцы майя употребляли алкогольные и безалкогольные напитки. К безалкогольным относятся вода, какао и атоле. К алкогольным – пульке, известный во всём регионе Мезоамерики, и бальче, распространённый только у майя. Само слово «какао» происходит из языка майя. Мы не знаем, употребляли ли его холодным или горячим. Знатные люди пили какао из особых высоких цилиндрических чаш. Часто такие сосуды богато украшались росписью. В надписи указывалось имя владельца сосуда и то, что из него пили. Согласно этим текстам, существовало несколько видов какао – фруктовое, медовое, сладкое (возможно, с добавлением сока сахарного тростника), свежее (употребляется в надписях, но не известно, чем оно отличалось от других), какао с капулином (ягоды, похожие на вишни). Какао считалось аналогом крови, поэтому во время употребления данного напитка люди уподоблялись богам. Считалось, что в какао содержится магическая сила.

Напиток атоле представляет собой кукурузную муку, разведённую в горячей воде. Он был более жидким, чем каша, чтобы можно было пить. Атоле пили из более низких, чем для какао, цилиндрических сосудов или из полукруглых чаш. Данный напиток также имел ритуальное значение, особенно в обрядах, связанных с кукурузой. Отдельным видом напитка был горький атоле, который индейцы делают до сих пор. На северном Юкатане был найден сосуд с надписью, что эта чаша использовалась для питья горького атоле. Также изготовляли кислое атоле, которое пили немного пробродившим, и атоле с бататом. Также имелся напиток, называемый са, который представлял собой кукурузный кисель. На Юкатане он до сих пор имеет ритуальное значение. В классический период са смешивали с какао, а иногда и с фруктами. Другая разновидность кукурузного киселя назвалась «сак ха» – «белая вода».

Алкогольный напиток пульке делался из сока агавы магей, который подвергался брожению. В надписях классического периода его обозначают словом «чих». Пульке считался важнейшим ритуальным напитком по всей Мезоамерике. Его пили знатные люди, и это считалось престижным занятием. Пульке взбивали до образования пены. Его иногда смешивали с фруктами и с атоле. Майя могли вводить пульке в организм через клизму, скорее всего, в ритуальных целях.

Другой алкогольный напиток бальче изготавливали из коры дерева рода лонхокарпус. В него добавляли мёд и другие ингредиенты. Данная смесь подвергалась брожению. В процессе изготовления образовывалось большое количество пены. Наибольшую популярность бальче имел на северном Юкатане, откуда происходит наибольшее количество свидетельств его употребления. Здесь же он имел большое ритуальное значение. Интересно, что в колониальный период испанцы запрещали готовить и пить бальче.

Для приготовления пищи самые разнообразные продукты перемалывали на ручной каменной зернотёрке, а затем полученная масса варилась иногда с добавлением соли. Сведенья о еде в надписях встречаются реже, чем о напитках. В «Дрезденском кодексе» рассказывается о принесении в жертву богам ритуальной пищи – оленьего окорока и рыбы.

В надписях наиболее распространены упоминания о тамалес – это пирожки из кукурузного теста с начинкой. Их делали разных размеров и форм. На языке иероглифической письменности майя тамалес обозначаются словом «ваах». В настоящее время это слово также обозначает хлеб и тортильи. Изготовление тортилий пришло в регион майя в VIII–IX веках. Вместе с тамалес подавались разные соусы. Пирожки могли поливать соусом сверху или макать в него. В иероглифических надписях упоминаются тамалес с начинкой из рыбы, оленины, индюшатины, мяса игуаны, мёда, цветов кукурузы. Блюда для тамалес подписывались так же, как и кубки для какао. Некоторые из них имели в своей конструкции соусницы.

Индейцы майя знали табак и использовали его по-разному. На руинах древних поселений археологи находят маленькие бутылочки для табака. Иногда их подвешивали за верёвочку, продетую через специальные ушки. На одной из них была найдена надпись: «Хранилище табака». Скорее всего, табак использовался в порошке для жевания или нюхания. Также индейцы курили сигары. Само слово «сигара» происходит от слова «сик’аль» из языка майя.

Торговля проходила на рынках. Стоит обратить внимание на тот факт, что те здания, которые сейчас обозначаются как рынок, на самом деле таковым не являлись. Однако предполагается, что некоторые раскопанные сооружения действительно служили для торговли. Продавали еду, напитки, кукурузу, овощи, соль, корзины, сосуды и прочие вещи. Денег не существовало. Практиковался натуральный обмен. Эквивалентом денег могли выступать бобы какао. Именно ими выплачивалась дань царям. Торговали как мужчины, так и женщины.

Майя использовали по большей части каменные и деревянные орудия. Бронза и медь появились только в самом конце постклассического периода и широкого применения никогда не находили. Имелись следующие виды орудий труда: резцы, долота, топоры, скребки, бердо, сверла, мотыги, клинья, пилы, палки-копалки, иглы, веретена, ножи, шилья, силки, сети, зернотерки. Режущие инструменты и оружие делали из обсидиана, кремня и халцедона. Зернотерки, скалки, ступки и различные песты изготовлялись из известняка, гранита, разных видов лавы, базальта, песчаника. Для ударных и рубящих орудий применялись диорит, кремень, базальт, жадеит и нефрит. Использование металлов в основном ограничивалось изготовлением украшений из золота, серебра и меди – нагрудных пластин, дисков, колокольчиков, хотя встречается и посуда – кубки и чаши.

В поселениях майя жили и ремесленники – красильщики, гончары, портные, кожевники, пекари, ткачи, каменщики, скульпторы, плотники, ювелиры, изготовители плетеных сандалий и циновок, плотники, а также носильщики, гребцы, цирюльники. Мастера майя использовали многие виды камня. В строительстве и скульптуре широко применялся известняк, обработка его облегчалась тем, что в почве он довольно мягок и затвердевает лишь на открытом воздухе. Известняк являлся основным материалом для стел. Обычно для этой цели использовали монолиты, имеющие высоту 3–3,5 м, включая и подземную недекорированную часть, ширину около 1 м и толщину 30 см. Реже использовался местный песчаник, доломит, андезит. К сожалению, качество известняка различалось от региона к региону. В одних областях майя стелы сохранялись хорошо, в других же камень сильно подвергался эрозии. Так, например, в Ушмале текст на многих стелах прочесть невозможно из-за плохой сохранности. Больших карьеров по добыче камня не было, так как на Юкатане известняк можно было найти практически повсюду.

Майя, как и другие народы Мезоамерики, высоко ценили нефрит и жадеит. Из этих материалов изготовлялись статуэтки, маски, как мозаичные, так из цельного куска, таблички с рельефами, топоры-кельты. Очень широко применялся нефрит в украшениях: бусы самых различных форм, служившие монетами, бутоны, вставлявшиеся в крылья носа, ожерелья, кольца, губные вставки, серьги и другое. Маленькими кусочками нефрита инкрустировались зубы. Кроме этих минералов, майя добывали или импортировали и обрабатывали горный хрусталь, кварц, сланец, мексиканский алебастр, железный колчедан, пластинками которого выкладывалась на песчанике поверхность зеркал, слюду. Для палочек, втыкавшихся в носовой хрящ, использовались кристаллы дымчатого топаза. В постклассический период вошла в употребление бирюза, поставлявшаяся торговцами из северо-западной Оахаки и центральной части Вера-Круса. Из нее делали бусы и мозаику; лучшие образцы найдены при раскопках Чичен-Ицы. В ритуальных целях использовались жидкая ртуть, киноварь, графит. Также для изготовления украшений использовались кости и раковины.

Естественно, что в стране, очень богатой лесом, искусство обработки дерева стояло на очень высоком уровне. Лесистая часть Юкатана изобилует ценными породами, в том числе такими как красное дерево, дуб, саподилья, сейба, различные виды сосны и другими. Из дерева вырезали статуи богов, маски, оружие, лодки, мебель, музыкальные инструменты, различные орудия труда и т. д. Известно, например, что город Букцоц на Юкатане специализировался на торговле древесиной. К сожалению, до нас почти не дошло деревянных вещей: статуи божеств были сожжены монахами, мебель и изделия художественного ремесла погибли с течением времени во влажном климате. Сохранились лишь единичные произведения – резные притолоки и балки из храмов и дворцов Чичен-Ицы, Ушмаля, Санта-Роза Штампака и других городов, деревянная статуэтка правителя из Табаско, копьеметалки и части статуй из сенота в Чичен-Ице. Данные изделия показывают необычайно высокий технический и художественный уровень древних мастеров. К сожалению, одна притолока, вывезенная Стефенсом из дворца Губернатора в Ушмале, вскоре погибла при большом пожаре в Нью-Йорке.

Майя изготавливали из глины сосуды, маски, курительные трубки, музыкальные инструменты, курильницы, фигурки людей и животных и даже некоторые орудия труда. Керамические изделия часто ярко раскрашивались синей, красной, черной, белой и желтой красками. Ремесленники майя не знали гончарного круга. При формовке сосудов мастера употребляли в качестве подставки камень или обрезок толстой доски, который вертели ногами. Большие сосуды изготовлялись ленточным способом. Наряду с лепкой от руки применялись также и формы, в них отливались или части, или целые изделия. Сосуды украшались росписью, лепниной и гравировкой. Иногда на посуде подписывались имя и титул владельца, а также тот вид пищи или напитков, для употребления которых данный сосуд предназначался.

Важнейшим ремеслом у майя было ткачество. Нити изготовлялись из волокон агавы, а также из различных сортов хлопка. В конце постклассического периода ацтекские торговцы ввозили для этой же цели крашеную кроличью шерсть. Орудиями служили веретено, ставившееся в тыквенную чашу, и простейшего вида ткацкий станок, прикреплявшийся одним концом к дереву или столбу жилища. Для окраски тканей употреблялись различные пигменты как минерального, так и растительного происхождения (индиго, ачиоте и другие). Известна была также краска, добывавшаяся из одного вида моллюсков (близкая пурпуру). Особый интерес представляла красная краска, изготовлявшаяся из кошенили – мелких насекомых, водящихся на кактусах. Мужчины носили набедренные повязки, концы которых могли украшаться вышивкой и перьями. Знатные люди также надевали набедренники и передники, жилетки из ткани или шкуры ягуара. Женщины носили длинные свободные туники. Плащи чаще всего являлись ритуальным элементом облачения. Знатные люди украшали одежду иероглифическими надписями примерно следующего содержания: «украшение его одежды» или «появилось украшение его одежды». Иногда указывалось имя владельца и мастера, а также название предмета. Сандалии делали из оленьей недубленой кожи и подвязывали агавовыми веревками. Ни одной детали одежды древних майя до нас не дошло. Данные сведенья учёные получили, изучая изображения на фресках и расписных сосудах классического периода. В качестве украшений использовали бусы из жадеита, раковин, перламутра, клыков хищных животных, золота, меди. На руках и ногах носили браслеты. Ушные и носовые вставки делались из кости, перламутра, поделочных камней. Шарики и цилиндры из жадеита также нашивались на одежду. Люди также наносили узоры на тело стойкими красками и делали татуировки.

Ещё одним важным видом ремесла у майя была работа с перьями. Мастера изготовляли плащи и пышные головные уборы, спинные розетки, украшали щиты, балдахины, веера, скипетры. Наиболее высоко ценились зеленые перья кецаля, достигавшие иногда метровой длины. Также использовались голубые перья котинги, желтые и красные перья кардинала, различных видов попугаев, цапли, индюков, сов, орлов, уток, мухоловок, колибри и других.

Важнейшим аспектом жизни майя являлась ритуальная игра в мяч. Она была распространена во всей Мезоамерике, но в каждом регионе имела свои отличительные особенности. Первые свидетельства о данной игре у майя относятся к среднему классическому периоду. Это действо было важным занятием царей и элиты. Правители майя добавляли выражение «игрок в мяч» к своей титулатуре. Сама игра часто изображается на керамике и рельефах классического периода. Но из скудных текстовых пояснений трудно узнать что-либо о её правилах. Иногда скульпторы майя изображали правителей, играющих в мяч. Такие состязания укрепляли союзы между царями, поддерживали дипломатические связи. Очень часто вассалы играли с сюзеренами. Как люди, так и боги играли в мяч. Так в эпосе народа киче «Пополь Вух», происходящем из Гватемалы, рассказывается, как два героя играли против владык потустороннего мира. В этом произведении соревнование представляется символом борьбы сил жизни и смерти, света и тьмы.

Играли тяжёлым каучуковым мячом весом несколько килограмм. Некоторые учёные предполагают также наличие больших полых надувных мячей. Считается, что мяч отбивали без помощи кистей и стоп, бёдрами, локтями, плечами и предплечьями. Для защиты от травм использовали специальное снаряжение – набедрениники, перчатки, воротники, маски.

Для самой игры строили специальные сооружения – стадионы, представлявшие собой вытянутую площадку и две большие наклонные плоскости по сторонам от неё. Сама площадка обычно имела форму буквы I. По бокам находились места для зрителей и храмы. На середине сооружения в стену с обеих сторон иногда вставляли кольца, расположенные вертикально. Возможно, в них нужно было попасть мячом. Стадион нередко становился местом жертвоприношения. Распространённая в популярной литературе точка зрения, что победившую или проигравшую команду приносили в жертву, не подтверждается. Скорее всего, в жертву приносили специально подготовленного человека, например, захваченного на войне пленника. На площадке в Чичен-Ице имеется знаменитый рельеф с ритуальным обезглавливанием. В других городах найдены изображения, где связанных пленников сбрасывали со стен площадки. Помимо самой игры в мяч на стадионах устраивали и другие виды состязаний – ритуальную борьбу и гладиаторские бои. Предполагается, что в них участвовали пленники, а поединки заканчивались смертью. Есть предположения, что на керамике иногда изображается игра не на специальном стадионе, а на лестнице или ступенчатой платформе.

Достоверно известно, что некоторые стадионы были воздвигнуты в честь военных побед. Предполагается, что правители играли в мяч в дни, когда их союзники сражались в битвах. Таким образом они оказывали соратникам сверхъестественную поддержку. Возможно, что в классический период цари и аристократия почти монополизировали игру в мяч, а с утратой значения царской власти в постклассический период строительство стадионов на полуострове Юкатан останавливается. Возможно, это связано с падением Чичен-Ицы – большого центра игры, где найдено 13 стадионов. Так, в Тулуме, Майяпане и многих других поздних поселениях никаких площадок для состязаний не найдено. Возможно, что игра утратила сакральный смысл и перестала быть обязанностью властителей. А простым смертным можно было играть и просто на улице. Поэтому специальных сооружений более не строили. Епископ Диего де Ланда пишет, что на полуострове Юкатан игра практиковалась в домах юношей. Показано, что в XVI веке игра имела большее распространение в районах горной Гватемалы. Можно предположить, что из пышного состязания для знати она превратилась в забаву для простых общинников. Социальная функция действа сменилась.

Мы не знаем, как проходило обучение у майя. В Петене в городе Шультун найдено здание, предположительно являвшееся школой для астрономов. На его стенах написаны формулы для расчёта движения небесных тел. Более никаких других данных пока не получено.

К настоящему времени нет свидетельств о медицине майя в классической период. Надписей о лечебных практиках не найдено. Однако остатки лекарственных растений обнаружены на территории древних поселений.

Индейцы майя устраивали театральные постановки. Во время спектаклей актёры произносили пространные монологи, обменивались репликами и танцевали. Действо сопровождалось музыкой. Представления могли длиться более суток. Они проводились на городских площадях, специальных платформах или в резиденциях знати. Существовали профессиональные артисты. Для выступления они облачались в маски и костюмы. Ко времени испанского завоевания, по-видимому, имелось множество пьес исторического, бытового и мифологического содержания. Но до наших дней дошла лишь одна – «Воин из Рабиналя», записанная в Гватемале. На полуострове Юкатан также ставились спектакли. Об этом свидетельствует Диего де Ланда. Но все постановки были запрещены в колониальный период, и ни одной до настоящего времени не сохранилось.

Для красоты майя деформировали черепа своим детям с самого раннего возраста, как мальчикам, так и девочкам. Этим занимались женщины. Они привязывали к головам детей дощечки, чтобы придать определённую форму. Вид деформации различался в разных областях региона майя. Кроме того, майя подпиливали зубы и вставляли в них различные камни, причём подпиливание было более распространено среди женщин, а инкрустация – среди мужчин. Установлено, что чаще всего модификацию зубов проводили в возрасте старше 15 лет. Для инкрустации зубов использовали жадеит, гематит, пирит, бирюзу и различные органические субстанции. Как деформация, так и модификация зубов не зависели от социального статуса и имели место у людей всех сословий. В постклассический период число видов деформации головы и украшения зубов идёт на убыль. Снижается и распространённость данных практик среди мужского населения.

Воины майя использовали палицы и дубины, копья с кремневыми или обсидиановыми наконечниками, каменные топоры. Они пускали дротики из специальных копьеметалок, которые, как считается, были заимствованы из Теотиуакана, могущественного государства Центральной Мексики. Лук и стрелы пришли к майя только к постклассическому периоду. Для защиты индейцы использовали щиты, которые у знатных воинов богато украшались мозаикой из драгоценных перьев. Правители и аристократы выходили на битву в изысканных одеяниях с многочисленными украшениями из нефрита. Шкуры ягуаров использовались для изготовления военных костюмов, а также для отделки оружия. Шлемы и головные уборы были исключительно красивы, иногда их делали в форме голов животных. Они украшались перьями кецаля и других птиц. По-видимому, всё это великолепие не служило для защиты, а лишь обозначало высокопоставленную персону на поле брани. Простые бойцы имели из одежды только одну набедренную повязку.

Правителей майя обычно хоронили в пирамидах с богатым погребальным инвентарём – сосудами, изделиями из жадеита, раковин и кости, скипетрами К’авииля, оружием, кремневыми ножами, книгами, музыкальными инструментами, статуэтками богов и каучуковыми мячами. Тела клали на деревянные носилки или в каменные саркофаги, их могли покрывать киноварью и заворачивать в шкуру ягуара или ткань. Лицо ахава иногда покрывали мозаичной маской. Стены усыпальницы украшали росписями или рельефами. В путь к жизни вечной умершего царя сопровождали люди и животные, принесённые в жертву. Интересно отметить, что многие захоронения владык майя остались не разграбленными, хотя они находились на виду, в центре больших городов. Считалось, что после смерти царь становился богом маиса. Имена таких божеств известны из надписей. Жёны и родственники ахавов также могли покоиться в пирамидах, но их усыпальницы обычно отличались меньшей пышностью.

Простых смертных хоронили прямо в их же домах под полом. Тела заворачивали в ткань или шкуру, иногда руки скрещивали на груди. В разных царствах похоронные обряды отличались друг от друга. Например, в некоторых государствах вместе с мёртвыми клали сосуды, а в некоторых – нет. Количество инвентаря тоже зависело не только от социального статуса, но и от местных обычаев. Тела принесённых в жертву людей иногда подвергали ритуальному расчленению. Обычно части тела всех жертв складывали в общее захоронение. Например, в городе Ушуле на полуострове Юкатан найдено захоронение костей 24 человек со следами декапитации. Останки лежали без анатомической связи между частями тела. Их поместили в бывший резервуар для воды.

Считается, что у майя был культ предков. Он сохранился и до нашего времени. Такие же верования наблюдались и у других народов Мезоамерики, например, у сапотеков. Именно с ними связан обычай хоронить людей в домах. Предки, находящиеся близко от членов семьи, должны были оказывать живым родственникам сверхъестественную поддержку. Во многих домах устраивались алтари умерших. Культ простых усопших отправляли только жители домохозяйств, а поклонение почившим владыкам и их родственникам имело статус государственной религии. При нападении на вражеский город завоеватели могли выбросить останки царей из гробниц. Сохранилась запись о том, что один из владык майя велел перенести кости своей родственницы в свою столицу, когда над городом, где она была захоронена, нависла угроза захвата. Следы перезахоронения найдены во многих городах майя, в том числе в так называемой платформе костей в Чичен-Ице.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7