Дмитрий Иващенко.

О Хрюнвальде и не только. Сказка для детей среднего, взрослого и пожилого возраста



скачать книгу бесплатно

– Но тем не менее портал знал конечную точку. Хмм. Ну тогда всё не так плохо, – Бодес замолчал. Он сидел, обхватив правой рукой свою бородку, и смотрел в огонь. Пальцами левой он постукивал по подлокотнику. Отблески огненных сполохов на его лице придавали ему вид мистический и зловещий.


Пара «горе-путешественников» сидела тихо, боясь помешать мыслительному процессу мага.

Наконец господин Бодес закончил свой «мозговой штурм», о чём сообщил щелчком пальцев.

– Итак. Портал знал конечную точку. Эту точку он ассоциировал со спасением. Но порталы не имеют собственного разума. Значит этот маршрут в него заложил создатель портала. Поскольку на другом конце этого пространственного туннеля был обнаружен Хрюнвальд Мартелл, что вряд ли может быть совпадением, могу предположить, что либо порталов, идентичных медальону Барбера, изначально было больше, и одним из них ранее воспользовался Бранд Мартелл, спасая свою семью, либо ……….

– Либо? – переспросил Хрюн чуть слышно.

– Либо он изначально был задуман как «запасный выход». Для возвращения Мартеллов домой.

Если мои предположения верны, а ошибаюсь я редко, мой друг Хаген помог Бранду спастись, а теперь помог наследнику вернуться.


Хрюн поморщился при слове «наследнику».

– Но я не собирался никуда возвращаться. Если бы Барбер не попытался меня ограбить…..– Хрюн перевёл взгляд на Барбера, который сосредоточенно изучал свои ногти.

– А чего Вы хотите сейчас, Хрюнвальд Мартелл? – глаза Бодеса, как серые буравчики вонзились в глаза гостя. И не было сил отвести взгляд. – Вам хочется вернуться к себе в скучный архив или открыть для себя Этот мир? Конечно, там у Вас возможен карьерный рост, лет через тридцать Вам, возможно, удастся дослужиться до главного помощника Великого Архивариуса. Здесь у Вас карьерного роста не будет. Вы – наследник Дхар-Дастана. А королям расти некуда.

«Наследник Дхар-Дастана» опустил голову.

– Я не знаю. Я видел только ту жизнь. Я знаю как устроена жизнь в Малоране. Здесь я не знаю ничего. Кроме того, что мне могут отрубить голову. Наверно королевских наследников с детства обучают управлению миллионами людей, ведению войн, политике. Мой отец успел меня научить только сидеть на горшке и сражаться деревянным мечом с вымышленными драконами. Вряд ли эти умения помогут мне сидеть на троне и вести настоящие войны. Да и трон-то, я так понял, занят.

– Ну ты даёшь, Хрюн, – подал вдруг голос Барбер.– Я бы левую руку отдал за такой шанс как у тебя. Королём стал бы и руку обратно отрастил. Ты ж ни монеты не поставив – «Джек-пот» вытянул. И ещё сомневаешься, брать – не брать. Иди в короли, не думай. Всевидящего сделаешь королевским магом, меня начальником королевской охраны. Мы тебя в обиду не дадим, правда, господин Бодес? – Барбер подмигнул волшебнику.

Бодес, набивавший в это время трубку, от такой фамильярности едва заметно поморщился и Барбер тут же сделал серьёзное лицо.

На некоторое время единственными звуками в столовой стали потрескивания камина.

– Я одного понять не могу. – снова заговорил Хрюн, оставив без ответа барберову тираду:– Зачем отцу понадобилось в другой мир бежать? Неужели в этом места мало, чтобы укрыться?

Бодес затянулся незажжённой трубкой, и она задымилась сама по себе.

– Боюсь, что в этом мире Бранда нашли бы в течение получаса.

Заклинанием «родной крови». В Пецилии течёт кровь Мартеллов, и лорд Невилл этим уже неоднократно пользовался для поиска Вашей родни. К счастью она Бранду не настолько близкая родственница, как отец или мать. Иначе и в далёком Малоране его бы нашли. Я ведь тоже о «родной крови» первым делом подумал, чтобы Ваш дом найти, но, к моему великому сожалению, родных у Вас там не осталось.


Барбер слушал господина Бодеса с не меньшим интересом, чем сам Хрюнвальд. Он ещё в детстве понял, что бесполезной информации не бывает. Любое знание в какой-то ситуации может пополнить кошелёк или спасти жизнь. А в ситуации Барбер попадал с устрашающей регулярностью. Неожиданное обретение «наследника престола» в перспективе сулило большие дивиденды. Но от кого они придут, от лорда Невилла или от самого Хрюна, и не обернутся ли они потерями в виде, например, головы, Барбер и сам пока не знал. Но не сделать ставку в этой игре Барбер не мог. Барбер был азартен. Да и мальчишка ему нравился. Честностью. Прямотой. Распахнутым взглядом на мир.


Эти качества раньше наличествовали и у самого Барбера, но давно были им запрятаны поглубже, как мешающие выживанию в равной степени и в верхних и в нижних слоях дастанского общества. За годы вольной жизни сын Корбана Рыжего смог нарастить себе такую твёрдую шкуру, что водись на Дхаре носороги – они бы ему обзавидовались. Но восторженный паренёк внутри никуда не делся. Правда, увидеть его постороннему не представлялось возможности. Промелькнёт иной раз в глазах Барбера искринка, да и пропадёт как не было. Если и заметит её случайный свидетель, сам себе не поверит. Уж больно не вяжется медвежья внешность со щенячьим взглядом.


Дальше, как и обещал Бодес, был час вопросов и ответов.

За этот час Барбер три раза сходил до стола за наливкой, несколько раз громко высморкался и пару раз зевнул. Но не ушёл. Начинались большие ставки, поэтому, чем больше будешь знать о других игроках, тем выше шансы.

Глава 7 «В которой Хрюнвальд знакомится с Мартеллами. Пока заочно»

Когда хозяин, сославшись на занятость, откланялся, и Хрюн галопом помчался в библиотеку, Барбер, к удивлению и Хрюна и своему собственному, пошёл с ним.

В библиотеке он свистнул ворону, сидевшему на насесте под потолком. Ворон послушно спланировал вниз. Барбер велел ему найти книгу о генеалогии Мартеллов, незамедлительно получил в руки увесистый фолиант маронового цвета и через минуту уже изучал в нём картинки, закинув ноги на стол.

– Как ты догадался про ворона? – Хрюн, задрав голову, изучал птицу, уже вернувшуюся к себе на насест. Но опознать, тот ли это ворон, который выступил их провожатым, или нет, у молодого человека не вышло.

– А ты сам подумай, Хрюндель Второй. Летать Всевидящий не умеет, а книги до потолка. Зато ему служат вороны, которые как раз летать умеют. А теперь подумай, зачем в библиотеке птичий насест? – Барбер послюнявил палец и перевернул страницу. На следующей были изображены придворные дамы в донельзя пышных платьях, но с глубоким декольте. Барбер зацокал языком.

– Ты прав, наверно я тупица, – вздохнул Хрюн: – Но для меня, что летающие люди, что разумные животные – одинаково невероятные вещи! Мне пока сложно логически подходить к магическому миру. Я ведь тут всего несколько часов. Надеюсь, господин Бодес найдёт этого Хагена, и тот вернёт меня обратно. – Хрюн сел в соседнее, богато изукрашенное резьбой, кресло.

Барбер взглянул на него поверх книги. В глазах явно читалось неодобрение:– На-ка, погляди на своего прадеда Хрюнвальда. – и протянул фолиант Хрюну. Тот взял.


Со страницы на Хрюна смотрел статный сорокалетний человек. Длинные чёрные волосы спадали ему на плечи, подбородок его, скулы и даже сам рот прятались в короткой, но густой, чёрной бороде. Нос прадед имел с заметной горбинкой, глаза его, едва прищуренные, выдавали в нём весьма умного человека. Над чёрными же бровями, посреди королевского лба, на тонком ободке поместился сапфир величиной в голубиное яйцо. Одежда на портрете была такого же тёмно-синего цвета, вероятно намекая на родственную связь с сапфиром. За исключением сапог. Сапоги имели цвет грязно-бордовый, плохо сочетаясь с общим обликом. Стоял король, опираясь на длинный двуручный фламберг. Меч, как язык пламени. Внушительный дядька, одним словом.

– Сапоги не подходят. Какие-то грязные, некоролевские. – Хмыкнул правнук.

– А я бы от таких не отказался. Пару тысяч они точно стоят. Можно дом купить. Если рука поднимется продать. – Барбер забрал книгу и мечтательно посмотрел на сапоги.

– И за что такая цена?

– За то, что это – кожа дракона. С брюха. Самая дорогая. Ей сносу нет. Их даже огонь не берёт. И в воде, кстати, тоже не тонут.– Барбер посмотрел на свои сапоги не первой свежести, потом нахмурился и вздохнул: – Драконья шкура вообще очень прочная и лёгкая. Они ж летают. Летали.


Барбер зевнул и почесал пузо. Плотный завтрак подействовал на него расслабляюще: – Из крыльев обычно плащи шьют, ни стрелой, ни ножом не пробиваются. Со спины доспехи делают, – он послюнявил палец и перевернул страницу: – О, а это выходит дед твой, которого Невилл потравил.

Хрюн придвинул к Барберу кресло и весь следующий час они изучали то самое «дерево, которое простолюдины не заводят». На отце остановились надолго. И на Пецилии тоже, потому что Барбер тут же вспомнил про неё десяток анекдотов и теперь спешил ими поделиться с тем, кто их никогда не слыхал. Их хохот гулко раздавался под сводами библиотечного зала, отчего ворон периодически приоткрывал один глаз и укоризненно смотрел вниз.


Остаток дня прошёл у них в таком же весёлом расположении духа. И даже господин Бодес, с которым они встречались ещё дважды, за обедом и ужином, заразился их смешливостью и даже отпустил пару шуток, весьма остроумных. После ужина Хрюнвальд, прихватив из библиотеки десяток книжек, ушёл к себе в комнату, а Барбер к себе, благо бар в его спальне ежедневно пополнялся.

Но через пару часов в дверь к Барберу вежливо постучали. И после разрешения войти, в дверь просунулась мордочка Филлис: – Хозяин просит Вас присоединиться к нему в столовой. Одного.

И пропала, не дожидаясь ответа.


Господин Бодес сидел в любимом кресле у камина. Увидев Барбера, он вынул трубку изо рта и указал ей на соседнее кресло. Барбер кивнул и шумно плюхнулся на указанное место.

– Что Вы думаете о юном Хрюнвальде? – без прелюдий спросил Бодес.

– Башковитый парень. Даром, что молодой. Быстро схватывает.

– Мальчик хочет вернуться домой. Не могу его осуждать, хотя и предпочёл бы иной вариант. Но, так или иначе, сейчас ваши с ним цели совпадают. Вам обоим нужен Хаген. Вы ведь хотите получить свой медальон обратно?

– Конечно хочу. Только пока не соображу как.

– У меня есть к Вам предложение. Но сначала, Вы позволите? – Бодес бросил взгляд на лоб Барбера.

– А у меня есть выбор? – угрюмо спросил здоровяк.

– Боюсь, что нет, – тихо ответил господин Бодес: – Расслабьтесь.


Камин перед глазами Барбера неистово завращался.

– У меня к Вам есть предложение, – продолжил Клод Бодес, едва глазам Барбера вернулась осмысленность: – Вы должны будете сопровождать юного Мартелла. Один он, боюсь, в нашем сложном мире и недели не проживёт. Поэтому ему нужен рядом человек, знающий, как что устроено. Человек, способный защитить от уличного грабителя и избежать стражников лорда Невилла.

Такой пройдоха, как Вы, одним словом. А за эту услугу, я напишу письмо Хагену и попрошу его изготовить для Вас новый портал. Расходы я возьму на себя.

– Вы умеете убеждать, Всевидящий. Я вот одного не пойму, на кой Вы ко мне в черепушку лазили?

– Мне нужно было убедиться, что я делаю правильный выбор.

– Ясно. Лады, согласен я. Но нам понадобятся деньги на расходы. У Малого ни кроны, у меня тоже. – Барбер вытянул ноги к огню и скрестил пальцы на животе.

– Средствами я вас обеспечу. Перед отъездом. Но хочу Вас предостеречь, Барбер. Если с мальчиком что-то случится, Вас постигнет та же судьба. – Господин Бодес выдохнул облачко дыма, которое на лету приняло вид кинжала и, пролетев перед глазами Барбера воткнулось – развеялось в углу камина. Пускальщики колец в тавернах за такой трюк бы родную тёщу отдали.

– Ну понятно. Кнут и пряник. Да не беспокойтесь Вы, я присмотрю за пацаном. И помогу назад вернуться. Хотя и я бы предпочёл, чтобы он остался тут, королём. А я при нём. – Барбер сам ухмыльнулся своим мыслям. Видимо те ещё были мысли.

– Так помогите мальчику сделать правильный выбор. Я далёк от политики, как и она от меня, но с семьёй Мартеллов меня связывает многолетняя дружба. – С этими словами господин Бодес поднялся, давая понять, что аудиенция окончена: – Простите, меня ждёт работа.

Маг ушёл, но Барбер ещё долго сидел у камина и смотрел на огонь. Он думал.

Глава 8 «О пользе чтения перед сном»

А Хрюнвальд в это самое время, разложив на постели стопку книг, выбирал себе книжку на ночь.

Наконец, выбрав ту, что сулила более приятные сны, убрал остальные на прикроватный столик, залез под одеяло и открыл. Книга называлась:


«Легенда о бессмертном Борухе»

В давние – стародавние времена, когда магия ещё струилась в мире спокойно, и ни один волшебник еще не построил башни, жил один маг по имени Борух.

Борух был молод, красив и умён. И однажды он задумался о смерти. Задумался крепко. Несколько недель он думал, и пришёл к выводу, что смерть – это плохо. Смерть – не для него.

Но ему мало было избежать смерти, маги могут сколь угодно долго продлять свою жизнь. Маги всё равно старели. Покрывались морщинами и сединой. Борух не хотел тысячи лет быть старым.

Он хотел навсегда остаться молодым. И это была первая сложность.

Маги могли жить долго, но они оставались смертными. Их мог убить любой разбойник в подворотне, или сброшенная орлом черепаха, неумение плавать или ядовитая змея. Борух не хотел быть смертным. И это была вторая сложность.


Следующее, что печалило Боруха, были болезни. Нельзя жить вечно, приобретая каждые полсотни лет очередную неизлечимую болячку. Иначе вечная жизнь станет вечной мукой.

Борух должен победить болезни. И это была третья сложность.


Но Борух был расчётливым и упорным. Он составил план и через три дня собрал себе котомку и отправился в дорогу. Путь его лежал на Юг. На Юге были другие маги, они могли дать ему знания, в которых он нуждался. Несколько лет провёл он в поисках, и когда уже ни один волшебник не мог сообщить ему ничего нового, он снова собрался и отправился на Восток. Он слышал о восточных волшебниках много странного и надеялся, что там он получит ответы на свои вопросы.


На Востоке Борух провёл много лет. Он стаптывал ноги до кровавых мозолей, добираясь до дальних селений в горах, где жили маги, не выходившие в большой мир сотни лет. Там он получил ответ на третий вопрос.

Он мок под многомесячным дождём, сидя во дворе у мага, который не желал говорить с Борухом. Сезон дождей сменился солнечной погодой, дни сменялись ночами, а Борух сидел у двери нелюдимого волшебника. Пока однажды волшебник не выдержал и не открыл дверь. У него Борух научился сохранять молодость, и не только сохранять, но и поворачивать время вспять.


Но ответ на главный вопрос был на Востоке неизвестен. Восток дал Боруху очень много, но пора было двигаться дальше. Борух пошёл на Север. Это было самое сложное его путешествие. Десятки раз он едва не погибал, отмораживал пальцы, нос и уши. Но спасибо горцам, теперь он умел восстанавливать тело от любых повреждений. Людей на Севере мало, и расстояния между ними огромны, но Борух упорно шёл и шёл месяцами от одного местного шамана до другого.

Однажды на него напала стая волков. Борух был настолько обессилевшим от голода, что едва мог поднять руку, но смог поразить троих волков, прежде чем остальная стая стала рвать его на куски.


Очнулся Борух в меховом доме местного шамана. Все вырванные волками части тела были на месте.

– Зачем ты пришёл сюда, странный человек? Ты ищешь Смерти? – спросил его шаман.

– Нет. Я ищу Жизни. – Честно ответил Борух.

– Ну если ты готов умереть, чтобы обрести Жизнь, я дам тебе её. Раз уж я взялся спасать тебя от Смерти. Нельзя останавливаться посреди дороги. Остановка– уже Смерть. Только движение вперёд даёт Жизнь.

И шаман раскрыл Боруху тайну Неуязвимости.

В благодарность Борух открыл шаману все знания, что успел он обрести в пути.

А дальше путь Боруха лежал на Запад. Домой.

Но дома у Боруха уже не было. Его дом сгорел до основания. Когда Борух постучался с односельчанам, узнать, что случилось, те рассказали, что семья его заболела странной чумой. Никто не знал, что делать, пока человек из Дхар-Дастана не предложил искоренить огнём заразную болезнь. Тогда односельчане подпёрли дверь дома поленом и запалили дом с четырёх сторон. В этом огне и погибла вся семья Боруха.

Опечалился Борух. И свидетельством его печали были головешки, которые он оставил от родного когда-то селения. Но нужно было жить дальше, ведь впереди была– бесконечность.


И однажды в городские ворота великого Дхар-Дастана вошёл неприметный человек. Человек прошёл беспрепятственно через стражу, миновал торговцев и попрошаек. Он шёл на центральную площадь. А на площади в этот день казнили преступника, и в тот момент, когда человек вошёл на площадь, ему с эшафота зачитывали приговор. Но человек не стал слушать про злодеяния осуждённого, он сам поднялся на эшафот. Народ замер. И человек обратился оттуда к народу:

– Жители города! Меня зовут Борух. Я пришёл и буду жить в вашем городе. Обещаю не доставлять вам хлопот, если вы пообещаете то же!

– Кто ты такой? – раздался голос из толпы. Голос принадлежал пьяному человеку, из тех, что называют задирами и стараются обходить стороной.

Борух посмотрел на него. И задира вдруг стал быстро стареть и не прошло минуты, как он, охнув, упал и умер.

– Этот человек был одинок? – Спросил тогда людей Борух. Толпа испуганно закивала.

– Тогда я поселюсь в его доме. Покажите мне его дом.– И Борух спустился с эшафота.


Прошёл месяц. Борух приходил есть в таверну, платил за себя и молча уходил. Недоумение людей, обернувшись страхом сначала, спустя месяц обернулась злобой. Жители города боялись Боруха, страх рождал ненависть, ненависть советовала убить. И сговорились жители убить Боруха.

Они собирались ударить его сзади по голове дубинкой, когда он будет возвращаться из таверны домой, а потом зарезать и сбросить в реку. Вызвалось пять смельчаков. Больше их никто не видел. А на другой день Борух снова пришёл в таверну. Поел, расплатился и ушёл. Но теперь люди заметили, что от прихода Боруха им стало хуже со здоровьем, а юные девушки в тот вечер впервые заметили на своём лице морщинки.

Тогда люди пошли к королю с просьбой избавить их от страшного Боруха. Но король ответил, что смерть от старости одного или пропажа других, собирающихся совершить преступление– не основание для ареста Боруха. И снова задумались люди. И решили позвать волшебника.

Но никто из старых волшебников не откликнулся. Жившие долго волшебники не хотели умирать по чужой прихоти. И тогда вызвались два молодых мага. Молодым страх не ведом. Один из магов был мастером трансформы, другой испытывал разум. Друзья – маги в назначенный час заняли место в таверне и когда Борух снова появился, один из завсегдатаев, проходя мимо него, воткнул ему в грудь нож. Это было сделано для того, чтобы ослабить Боруха и чтобы молодые маги могли увидеть возможности Боруха. Борух вынул нож из груди, медальон на ней засиял ярко и рана на глазах у всех затянулась.

– Ты забыл у меня в груди свой нож. – Тихо сказал он завсегдатаю. Тот испуганно посмотрел на Боруха и вдруг упал на пол. Изо всех отверстий и глаз у завсегдатая полилась кровь. И он умер.


Два месяца друзья – маги изучали заклинания и строили план. Они поняли, что убить Боруха, не убив весь город, им не под силу. Они поняли, что Борух берёт жизненную силу у горожан. И чем больше друзья отнимут её у Боруха, тем больше он отнимет у горожан. И они придумали как обезвредить пришлого мага.

Они написали Боруху письмо, что ждут встречи с ним во внутреннем дворе Королевского замка.

Король разрешил использовать его закрытый высокими каменными стенами двор, чтобы больше никто из горожан не пострадал. Королю тоже не нравился странный маг.

Борух явился точно в назначенный час. И тогда один из друзей атаковал его разум. Он вложил всю свою силу и погрузил Боруха в глубочайший сон. И когда Борух рухнул на землю, второй друг – мастер трансформы опустил на него гранитную скалу. Он расплавил скалу и Борух оказался внутри озера жидкого гранита. Вскоре камень остыл и уже ничего не говорило, что здесь когда-то был Борух.

Маг, постигший бессмертие.


Приятные сны отменяются. Хрюнвальду было жалко Боруха. Тот никогда не нападал первым, только защищался. И когда он наконец обрёл, что хотел, люди умудрились даже его бессмертие обернуть в «вечную гробницу». Видимо люди в массе своей везде одинаковы, в любом из миров. Глупы, трусливы и завистливы. Тьфу на них. Спокойной ночи, Хрюн!

Глава 9 «Пецилия»

Женщины в любом из миров хотят быть красивыми. Те, кому мать – природа с этим подсобила, взирают на менее удачливых товарок свысока. Те же, в свою очередь любят заявлять: «Зато мы – умные!» И отчасти это верно. Им приходится приложить намного больше ума, чтобы завоевать своего рыцаря. Если первым достаточно красивых волос, округлого бюста и длинных ног, то вторым приходится пользоваться женской мудростью и познаниями в кулинарии.


Пецилия Мартелл, к великому её сожалению, не относилась ни к тем, ни к другим. Жидкие серые волосы обрамляли узкое невыразительное лицо с довольно длинным носом. И даже обрамляли как-то вяло, неуверенно. Фигуру тоже в число достоинств внести никак не получится. Ибо фигуру эту, всякий, увидевший Пецилию обнажённой, несомненно отнёс бы к мальчику – подростку. За одним, понятным, исключением. Ни женской груди, ни осиной талии там не водилось.

С умом тоже было не всё гладко. Науки Пецилии не давались, много преподавателей сменилось в доме, но дальше чтения, правильнописания и счёта до ста продвинуться не смогли. Кулинарить благородной даме не полагалось по статусу, так что и этим Пецилия похвастаться не могла. Зато нашла себя в вышивании. Отец нанял Пецилии белошвейку для обучения, и это был единственный преподаватель, который искренне хвалил девчушку за усердие. В двенадцать лет она даже расшила тайком парадный камзол отца.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7