Дмитрий Елисеев.

Зеркало мира и Лабиринты души



скачать книгу бесплатно

© Дмитрий Елисеев, 2016


ISBN 978-5-4483-1351-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Людям порой так нравится задавать вопрос: «Одиноки ли мы во вселенной?», но если сама формулировка вопроса будет другой: «Одинока ли наша вселенная?». Возможно, лишь тонкая грань пространства отделяет нас от бесконечного числа миров, в которых любое событие, порой самое невероятное, становится неизбежным. И что будет с человеком, попавшим за эту грань?

Глава 1. По ту сторону зеркала

Представьте себе, что наш мир – это некий предмет, у которого спереди и сзади стоит по зеркалу, отражающему его до бесконечности друг в друге, создавая его бесконечные копии. А теперь представьте себе, эти зеркала не идеальны и что отражения в них искажаются и создают не точные копии мира, с каждым разом меняя оригинал все сильнее и сильнее. Таким образом, в бесконечном числе миров может произойти все что угодно, любое событие, мыслимое или немыслимое, может произойти. Но не будем забегать вперед и обратим внимание на начало этой истории.

Все началось в день, когда луна закрыла солнце, или, проще говоря, в день солнечного затмения. Я бродил по городу, не преследуя особой цели, улицы просто сами манили меня. Узкие улочки, заросшие густой зеленью, приятно оттеняли полуденное летнее солнце, не давая жаре доконать меня окончательно.

Прихватив из дома солнечные очки, я ждал наступления первого для меня солнечного затмения. И не потому, что до этого их никогда не было, а просто потому, что я был слишком ленив, чтобы специально следить за тем, когда они приходят или уходят. Я вообще по своей природе очень ленивый человек, что немало отягощает сдвинутые набок внутренние часы. Утро было для меня настоящей пыткой, а ночь бодрила и наполняла мое воображение множеством разноцветных картинок.

И вот мои блуждания привели меня в наш местный парк, представляющий собою, скорее, реденький лесок с небольшим озером в центре. Грунтовые дорожки пролегали через весь парк, нередко пересекались и уходили в разные стороны, но, как правило, все они в любом случае заканчивались у озера, а точнее сказать, у его центра, где через все озеро с одного конца на другой был переброшен деревянный мост. Он был уже довольно старый, около двух метров в ширину, но все равно очень крепкий и хорошо сохранился. Резные перила моста были выкрашены красной краской, что очень сильно контрастировало с зеленым цветом воды.

Я сам не заметил, как забрел на этот мост и оказался в самом центре. Облокотившись о перила моста, я смотрел то на воду, то на небо, ожидая, когда уже наконец черный диск луны начнет поглощать солнце. Событие, конечно, интересное и, бесспорно, редкое, но все же не вызывающее у меня бурного восторга, поэтому я с головой ушел в свои мысли и не заметил, как половина солнца уже скрылась за луной. Парк должен быть полон народу в это время года, но вокруг не было ни души, чем я, кстати, был весьма доволен.

Весь этот праздный народ, восторженно тычущий в небо пальцем, меня уже порядком утомил еще по пути до парка.

Луна уже почти скрыла солнце за собой, когда я наконец обратил на это внимание, но не на небо, а на отражение в зеленой воде, мне это даже показалось забавным. Ведь глядя в зеленую воду, не надо было надевать эти дурацкие очки, которые мне всегда натирают нос. Но все же я решил их надеть и задрал голову вверх, намереваясь увидеть затмение своими глазами, как вдруг вместо неба увидел то же, что и в воде, а именно свое отражение, стоящее на мосту в солнечных очках. Я не поверил своим глазам и поспешно снял очки. Тот, другой я, повторил тот же самый жест. Отражение слегка колебалось, словно это тоже была вода. Протерев глаза и убедившись, что отражение все там же, на месте, я протянул руку, но не мог достать до него, хотя, казалось, оно совсем близко. Я разозлился и подпрыгнул с вытянутой рукой и коснулся воды. Меня словно что-то затянуло внутрь какого-то водоворота. Я промок, и было нечем дышать, и я совершенно не представлял, где верх, а где низ. Выбившись из сил и окончательно решив, что так я и потону, наконец каким-то чудом вынырнул все в том же парке в метре от моста.

Откуда-то сверху, над своей головой, я услышал резкий, пронзительный и даже заразительный женский смех. Я вскинул голову и увидел девушку, облокотившуюся на перила моста.

– Впервые вижу такой нелепый способ покинуть свой мир, – сказала она, не переставая улыбаться.

– Сам не знаю, как это вышло, – смущенно ответил я. – Только что стоял на мосту и вдруг оказался в воде… Должно быть, задремал.

Я подплыл к мосту, дотянулся рукой до ближайшей стойки перил и не без усилий смог втащить себя на мост. Немного отдышавшись и немного прейдя в себя, я наконец смог рассмотреть свидетеля событий повнимательнее.

Это была молодая девушка на вид лет двадцати – двадцати пяти атлетического сложения. Черные как смоль волосы были аккуратно подстрижены и почти доставали плеч. Озорные карие, почти янтарные глаза с таким же интересом изучали меня. На ней была весьма странная одежда: широкие белые штаны, как будто из арабских сказок, красные туфли с загнутыми длинными носами и короткая жилетка черного цвета, обшитая золотыми нитками и с такими же золотыми пуговицами, которая немного не доставала до пупка.

– Ну и нелепый у тебя вид, – с тем же озорным весельем сказала незнакомка. Меня это слегка задевало, хотя и нельзя было с ней не согласиться. Вид у меня был действительно комичный. Шлепанцы уплыли, шорты промокли, а белая рубашка с коротким рукавом – и того хуже – окрасилась в неприглядный зеленоватый оттенок.

– Попробуй тут искупаться, и посмотрим, какой вид будет у тебя, – буркнул я и, отвернувшись, зашагал в сторону берега. Но незнакомка все не унималась, она запрыгнула на перила и, поравнявшись со мной, стала важно вышагивать вровень. Видимо, ее забавляли мои страдания, поэтому она продолжила:

– Эй, слушай, – она сделала резкий разворот прямо на перилах так, чтобы быть лицом ко мне, и стала шагать задом. – Это ведь был твой первый переход? Я видела тебя в водовороте. Ты там болтался, как беспомощный котенок.

– Не знаю, о чем ты говоришь, я живу в этом городе и пересекал этот мост тысячу раз.

– Да причем тут мост? И, кстати, живешь ты тоже не в этом городе. Ты тут впервые, – девушка снова улыбнулась, обнажив ровные белые зубки.

– Я здесь родился и вырос. И я упал в воду, а не ударился головой, чтобы забыть родной город, – разозлился я и прибавил шагу. Девушка не отставала и продолжала осыпать вопросами.

– Как тебя зовут? Да и уверен ли ты, что это место так уж тебе знакомо? Ты бы хоть по сторонам осмотрелся, прежде чем делать такие заявления, – ехидная улыбка снова появилась у нее на лице и настолько сбила меня с толку, что я даже остановился и начал вертеть головой.

И действительно, что-то было не так. Все то же озеро, все тот же мост, но… Вдоль всего берега были густые заросли не известного мне кустарника, да и деревья как будто бы стали больше и более дикими.

– Я Александр, – наконец выдавив из себя хоть что-то, я посмотрел на нее и спросил: – А как тебя зовут? И если уж на то пошло – то ты тоже очень странно выглядишь. Я-то просто выкупался в не очень чистом озере, а вот ты как будто с маскарада сбежала.

Девушка надула губы. Было видно, что ей не очень-то понравилось мое высказывание, но тем не менее она сменила гнев на милость и снова улыбнулась.

– Меня зовут Кет, – она посмотрела на меня и с довольным видом выпалила: – А тебя я буду звать Алекс! Александр слишком длинное имя.

– Тогда зови меня просто Саша.

– Нет. Мне не нравится, – она снова улыбнулась и повторила: – Я буду звать тебя Алекс.

– Зови как хочешь, кошка Кет, но мне пора, – как только я это сказал, она отпрыгнула от меня так, как будто я только что попытался облить ее водой, и приземлилась на мост в нескольких метрах от меня. Ее лицо стало невероятно серьезным, и она сказала:

– А знаешь ли ты, где твой дом?

На секунду это сбило меня с толку, и я снова осмотрелся по сторонам. А когда решил было ей возразить и уже открыл рот, ее уже и след простыл. Я удивился и потер голову руками.

– И вправду, что ли, головой ударился… Уже девушки мерещатся.

С этими словами я снова пошел в сторону берега, удвоив свои старания. Но когда я наконец достиг берега – то замер как вкопанный. Где те дорожки, которыми испещрен весь лес? Куда они все пропали? И откуда взялась эта мощеная булыжниками дорога?

Дорога была выложена крупными камнями, как и мост около двух метров в ширину, а по краям, словно продолжения перил моста, были огромные валуны. Эта дорожка не петляла и вела ровно вглубь леса в том направлении, где я надеялся найти город. И мне ничего не оставалось, кроме как пойти по ней.

Чем дальше я отходил от озера, тем гуще становился лес и тем меньше света пропускали деревья. Шел я недолго, пока наконец не уперся в четырехметровую стену из желтых блоков. Блоки были примерно метр на метр и все изрезаны различными узорами и иероглифами. На многих были изображены солнце и склонившиеся перед ним люди. Где-то они запрокидывали руки вверх, как будто молились, где-то падали ниц.

Мне ничего не оставалось, кроме как пойти вдоль этой немыслимой, нереальной, невозможной стены. Чувство тревоги, которое в меня закралось еще в лесу и уютно расположилось в сердце, начинало потихоньку его сжимать.

Пройдя возле стены немалый путь и начиная от него уставать, я нашел дерево, которое находилось не более чем в двух метрах от стены, и начал по нему карабкаться, намереваясь преодолеть ненавистную стену.

Дерево было почти гладкое, и первые ветки, напоминавшие ветки клена, начинались как раз там, где кончалась стена. Листочки были мелкие, но их было так много, что рассмотреть сквозь них что-либо было невозможно.

Достав наконец ветки и испытав нереальное удовольствие от проделанной работы, я вскарабкался на нее и начал продвигаться в сторону стены. Все мое внимание было приковано к ветке, так что я не заметил, как мой нос уперся в нос черной гладкошерстной кошки.

– Привет, дружочек… Ты тоже решил влезть на это дерево? – но вместо ответа я получил лапой по носу и от неожиданности потерял равновесие и свалился с дерева. Приготовившись к сильному удару, я зажмурился, но земля настигла меня гораздо быстрее, так как оказалось, что поверхность за стеной была на три метра ближе, а метровые блоки исполняли роль перил.

Я оказался на дороге из желтой плитки. Я встал и осмотрелся по сторонам. И хотя на улице уже была ночь, решительно ничего из того, что предстало моим глазам, я никогда раньше не видел. Вокруг меня были дома из глины и камня, не больше двух этажей, окна были без стекол, а входные двери заменили развевающиеся на ветру тряпки. Эти странные сооружения были похожи на гигантские термитники.

Издав сдавленный истеричный смешок, я направился туда, куда несли меня ноги. Словно во сне я шагал по этим улицам из желтого камня. Где-то вдалеке я увидел огромную пирамиду. На ее вершине возвышался огромный, пульсирующий белым светом матовый кристалл.

Окончательно повергнутый в шок, я встал и разинул рот. Все мое внимание было приковано к этой сверкающей штуке наверху. Я даже не заметил, как ко мне подошли два крепких высоких темнокожих человека. Со своего двухметрового роста они смотрели на меня свысока. Они были одеты в кожаные доспехи, представлявшие из себя панцирь с наплечниками и полоски кожи, закрывающие ноги чуть ниже колен. Их головы были не прикрыты и гладко выбриты, на голове каждого красовалась татуировка в виде большого солнца, лучи которого заползали даже на лоб, щеки и шею. В руках они держали по шесту с маленькой копией пульсирующего кристалла с пирамиды.

– Именем бога солнца ты арестован! – прогремел один из великанов, заставив меня вздрогнуть и выйти из ступора. Резким движением я повернулся к ним и выплеснул все свое негодование на этих гигантов.

– Что здесь происходит?! Что это за место и кто вы такие?

Вместо ответа один из амбалов просто направил на меня шест и повторил:

– Именем бога солнца ты арестован, – он сделал выпад словно копьем. Кристалл заискрился, и из него вылетела молния. Получив изрядную долю тока, я упал на колени, частично утратив возможность соображать.

Здоровяки скрутили меня и надели что-то вроде наручников: две тяжелых железных перчатки с цепью между ними и цепью, пристегнутой к поясу одного из амбалов.

Меня повели через город, пихая в спину древком шеста и подергивая за поводок. Мимо меня проплывали дома-муравейники, которые по мере пути становились все больше и ухоженнее. Все чаще стали встречаться двери вместо тряпок, а стены из глиняных превращались в вытесанные из камня и украшенные узором. Пирамида все приближалась, а вопросы множились. Усталость навалилась на меня, не давая соображать, и вот наконец я потерял сознание.

Глава 2. Город под солнцем

Очнулся я от страшного скрипа металлической решетки и обнаружил, что я в темной комнате крошечных размеров. Вдалеке на стене горел одинокий факел, а в дверях распахнутой камеры возник один из амбалов.

– Встать! – скомандовал он и решительно дернул за цепь. В ответ я дернул цепь на себя, и амбалу это явно не понравилось: – Если не встанешь, получишь еще один «поцелуй солнца», и я потащу тебя волоком, – пришлось повиноваться, но мятежный дух еще не вышел полностью.

– Куда ты меня ведешь? И где я?

– Ты в великой пирамиде солнца. Жрец солнца желает говорить с тобой. Тебе оказана честь, которую преступники вроде тебя не заслуживают, – сказал рассерженный тюремщик и презрительно скривил физиономию.

– Преступники?! – изумился я. – По какому праву ты называешь меня преступником? Я никому не причинил зла, – я дернул цепь на себя, и амбал повернулся ко мне.

– Ты проник в священный двор! Лазал по священным деревьям! И даже сломал несколько веток! – он посмотрел на меня, словно сверлил взглядом, да так яростно, что я и сам чуть не поверил в свою вину. – За такие преступления полагается расплачиваться жизнью…

– Что еще за священный двор? – но вместо ответа амбал отвернулся и дернул за цепь, заставляя меня следовать за ним.

Мой тюремщик молчал, и мы продолжали свой путь по темным коридорам, изредка освещаемым одинокими факелами, пока наконец не вышли на улицу. Мы оказались на огромной высоте. Это был верхний ярус пирамиды, спиралью поднимающийся на ее вершину, к пульсирующему кристаллу. Где-то на горизонте занималась заря, а передо мной открылся вид на город-муравейник.

Он был не маленький, тянулся почти до самого горизонта, но все же можно было разглядеть, что кончается он огромной стеной, окружающей весь город, за которой простиралась бескрайняя пустыня, уходящая за горизонт. Я видел и парк, откуда началось это нелепое путешествие, и домики-муравейники, и даже несколько других пирамид, но значительно меньшего размера. На них тоже были кристаллы, пульсирующие в унисон с кристаллом на самой большой пирамиде.

На вершине была большая ровная площадка, колонны которой удерживали от падения исполинский кристалл, а в самом конце стоял высокий каменный трон, в котором сидел высокий пожилой худой человек. Справа от трона находился большой обеденный стол, высеченный из белого камня, с красивым орнаментом по кругу и мощными резными ножками. Стол был уставлен какой-то едой, странными сухими фруктами и кувшинами, содержимое которых осталось для меня загадкой.

Меня протащили через этот пустой зал до самого трона, поставили на колени и пристегнули цепь в кольцо на полу настолько коротко, чтобы я не смог подняться на ноги.

Старик рассматривал меня как диковинную находку, как и я, в свою очередь, его. Он был одет в длинную красно-белую рясу с позолоченной окантовкой. На талии был широкий пояс с большой пряжкой в виде солнца, а голову покрывал высокий головной убор, напоминавший какую-то помесь поварского колпака и короны, на передней стороне которого золотыми нитками была вышита эмблема солнца.

– О великий жрец солнца Люксориан, пленник доставлен, – нарушил тишину здоровяк и припал на одно колено.

– Вижу, – высокомерно начал старик. – А теперь оставьте нас. Этот разговор не для ушей раба, – амбал встал и поспешно вышел, и старик продолжил: – Как тебя зовут, мальчик?

– Алекс, – машинально ответил я, сам поражаясь, что это сказал. – Вы здесь главный? Тут какая-то ошибка, я не…

– Меня не волнует, ошибка это или нет, – оборвал меня старик. – Ты тут, чтобы послужить богу солнца. Все прочее не имеет значения.

– Ответьте хотя бы, где я? – обреченно спросил я старика и уставился прямо на него.

– Ты в Городе под солнцем, – важно сказал старик и продолжил рассматривать меня.

– Это что, так называется этот город? А в какой я хотя бы стране? – мысли путались, то ли от жары и жажды, то ли от усталости, но я надеялся узнать хотя бы что-то полезное.

– Нет никаких стран, есть только Город под солнцем, – старик закрыл глаза и задумался, а потом продолжил: – Ты странный белый человечек и задаешь странные вопросы. Нет никаких стран. Бог солнца разозлился на этот мир и стер с его лица все, кроме нашего города. Мы были верны ему и потому остались живы. И теперь твой черед послужить ему, мальчик. А теперь хватит задавать вопросы и начинай на них отвечать, – старик сдвинул брови и задал вопрос: – Откуда ты явился?

– Сложно ответить, откуда я явился, потому что не знаю, где нахожусь, – старик еще сильнее сдвинул брови. Ответ ему явно не понравился.

– Зачем ты проник в священный двор? Какие цели ты преследовал? – старик уже не мог больше сохранять спокойствие. Его брови сдвинулись до предела, а на лбу пульсировала маленькая венка.

– Я никуда не проникал, – я обреченно начал свое выступление. – Я только хотел увидеть затмение, а когда упал в воду, оказался в вашем так называемом священном саду, – я старался быть убедительным, но старик, кажется, не верил ни единому слову. – И я понятия не имею, как туда попал.

– Что ж, в таком случае скажи мне, кто ты? – чаша терпения старика начинала протекать, но все же он держал себя в руках.

– Я врач… – старик опять сдвинул брови. Видимо, я опять говорил что-то не то. Он резко встал со своего высокого трона, приблизился ко мне тремя большими, размашистыми шагами и дал мне пощечину тыльной стороной ладони.

– Не смей мне лгать, мальчишка! – Люксориан потирал свою ладонь, и его лицо было перекошено, как мне показалось тогда, от гнева, но суть проблемы была гораздо глубже. – Ты «белый дьявол», бледный слуга бога ночи! Пророчество гласит: «Белый дьявол явится на заре последнего дня, и мрак накроет Город под солнцем, и солнце не подарит больше ни одного луча», – злость была не единственным чувством, заставлявшим этого человека нервничать, он был в ужасе просто от того, что когда-то услышал это пророчество, и так совпало, что мой цвет кожи отличался.

– Послушайте! Я не понимаю, о чем вы говорите… Это какой-то бред, – но голос разума был ему недоступен.

– Скоро бог солнца явит свой лик, – торжественно сказал старик, возвышаясь надо мной, словно гигантская статуя, как раз в тот миг я заметил движение у трона. Присмотревшись, я понял, что это та самая черная кошка сидит и лениво зевает у самого трона. Казалось, происходящее ее мало интересовало, но в виде одолжения неизвестно кому она, так и быть уж, решила на это посмотреть. А тем временем старик продолжал: – Перед ликом бога ты, исчадье тьмы, не сможешь солгать, – старик повернулся туда, откуда пробивались лучи восходящего солнца. – Бог солнца гневается на нас. И с каждым днем его гнев становится все сильнее. Урожаи давно погибли, мы питаемся рыжими псами и ползучими гадами. И как я уже говорил, ты послужишь богу солнца. Мы принесем в жертву порождение тьмы, и бог солнца смилостивится над нами.

– Вы хотите принести меня в жертву?! – мое изумление не знало предела. – Тут какая-то ошибка! Я никакое не исчадье тьмы! Я такой же человек, как и вы, просто у меня другого цвета кожа… Я рос в холодной стране…

– Естественно, ты рос во тьме и холоде, и это только подтверждает мои догадки, – старик больше не смотрел на меня, а уставился на восходящее солнце, а тем временем черная кошка, вконец обнаглев, запрыгнула на каменный трон и улеглась на подушке. – Узри же лик бога!

С этими словами старик упал на колени, и я увидел величайшее, как я тогда думал, зрелище. Вместо обычного солнца на горизонте поднимался красный гигант. Огромное, раскаленное докрасна солнце занимало не меньше трети горизонта, оно было все в черных пятнах, покрывавших большую его часть, а из трещин между ними вырывались красные дуги. Подул сильный резкий горячий ветер с невыносимым запахом какой-то гари, и воздух в момент потяжелел.

– Узри лицо бога! – старик вскинул руки к небу.

– Вы спятили?! Лицо бога?! Это не что иное, как умирающая звезда! – сложно изменить мнение человека, но изменить его веру практически невозможно. Люди с ней живут и за нее умирают, но выбора у меня не было, и надо было попытаться. – Вы слышите меня?! Ваше солнце умирает…

Старик окинул меня угрожающим взором. Видимо, он все же был не глуп и пытался осознать ту информацию, которую получил, но, судя по возраставшей на его лбу складке бровей, она ему явно не давалась. Наконец он встал и подошел ко мне.

– Что ты можешь знать о боге, мальчишка? – не то с гневом, не то с досадой начал старик. – Он освещал нам путь тысячи лет, дарил нам тепло и свет. А теперь ты говоришь, что он умирает? Да как ты осмелился на такое богохульство…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6