Дмитрий Дорогин.

Учение о преступлении и о составе преступления



скачать книгу бесплатно

Известно, что общей для многих стран мира является тенденция к исключению из числа преступлений деяний, не представляющих большой общественной опасности. В законодательстве ряда государств есть понятия административного проступка, уголовного проступка, нарушения, которые характеризуют менее опасные, чем преступления, деяния, влекущие публично-правовую ответственность.

В этой связи представляет интерес категория «уголовной сферы», формируемая прецедентной практикой Европейского Суда по правам человека. Понятие уголовной сферы охватывает собой уголовно-правовые, уголовно-процессуальные и часть административных правоотношений, в рамках реализации которых государство – участник Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод обязано обеспечить соблюдение требований ст. 6 Конвенции о справедливом, публичном, в разумный срок разбирательстве судебном дела на основе презумпции невиновности и с предоставлением возможности защиты от обвинения. Европейский Суд признал, что решение национального законодателя об отнесении того или деяния к области уголовного или административного права не является главным критерием при решении вопроса о применении ст. 6 Конвенции. Суд указал на ряд признаков, позволяющих выделить «уголовную сферу», среди них основными были признаны «природа преступления, природа и строгость наказания». При этом под «природой преступления» понимается сфера применения нарушаемой нормы. Если норма имеет универсальный, общеобязательный характер – это преступление; если норма относится только к определенной, ограниченной дисциплинарной властью группе, то речь идет о дисциплинарном проступке, если и санкции носят дисциплинарный, а не уголовный характер. Важно указание Европейского Суда, что «уровень серьезности» не имеет существенного значения при отнесении того или деяния к «уголовной сфере».

Таким образом, законодательная оценка деяния как преступления или иного правонарушения (административного, дисциплинарного) еще не предрешает вопроса о том, является ли это деяние действительно преступлением (а потому не может и не должна влиять на уровень гарантий прав обвиняемого). Основным признаком преступления признается характер нарушаемых деянием норм. Речь идет именно о норме права, а не о ее нормативном оформлении (закон, подзаконный акт). При таком подходе содержание противоправности деяния несколько изменяется. Во главу угла ее понимания ставится не запрещенность деяния нормативным актом, а содержание нарушаемых деянием субъективных прав. Если деянием нарушаются универсальные права человека, то оно является преступлением вне зависимости от того, в законе какой отраслевой принадлежности за него установлена ответственность (а по большому счету – независимо от того, установлена ли вообще за него ответственность в национальном праве); если же деянием нарушаются иные по характеру права, то оно может быть признано преступлением только в случае, когда на национальном уровне ответственность за него в виде уголовного (а не какого-либо иного) наказания предусмотрена именно уголовным законом[15]15
  Близкие по звучанию мысли высказываются и в работах отечественных криминологов, которые утверждают о необходимости различать «ядерные» и «периферийные» преступления, понимая под первыми поступки, совершение которых влечет за собой обязательное уголовное наказание, а под вторыми – поступки, которые могут считаться или не считаться преступлениями в зависимости от времени и страны (см .:Антонян Ю.

М. Криминология. Избранные лекции. М., 2004. С. 54). По сути, речь идет о том, что есть деяния, которые является преступлениями в силу своей природы, per se; а есть преступления – в силу указания на то закона. Возможно, в социально-криминологическом плане это замечание верное и имеет смысл для оценки объемов преступности, уровня защищенности прав человека и уголовной политики; однако в уголовном праве его принятие вряд ли возможно.


[Закрыть].

Представляется, что такой подход к преступлению, продиктованный необходимостью всемерной защиты общепризнанных прав и свобод человека, является концептуальным для формирования международного уголовного законодательства и системы международной уголовной юстиции. Однако сегодня еще преждевременно делать выводы о том, насколько универсальным он станет, поскольку его реализация затрагивает глубинные проблемы определения границ суверенитета национальных государств в условиях глобализации и ставит проблему «общепризнанности» самих прав человека.

1.2. Малозначительность деяния

Согласно ч. 2 ст. 14 УК РФ не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности. Это положение, изначально (в 1925 г.) сформулированное законодателем как процессуальная норма в УПК, регламентирующая основания для отказа в возбуждении уголовного дела, впоследствии (в 1926 г.) было перенесено в область материального права, что имело большое значение, в том числе для понимания признаков самого преступления. Предписание о малозначительности деяния развивает и нормативно закрепляет мысль о возможном несовпадении признаков противоправности и общественной опасности деяния.

Вопрос о правовой природе малозначительности деяния достаточно сложный. Обратим внимание, что понятие малозначительности известно не только уголовному, но и административному праву: ст. 2.9 КоАП РФ признает малозначительность совершенного административного правонарушения основанием для освобождения лица от административной ответственности. Принципиально важно, что тем самым признается наличие основания и для привлечения к ответственности, т. е. малозначительный административный проступок может влечь за собой, а может и не влечь административную ответственность[16]16
  На аналогичном решении вопроса о правовой природе малозначительности настаивает И. П. Лесниченко. См.: Лесниченко И. П. Уголовная ответственность: понятие и проблемы реализации: Автореф. дис… канд. юрид. наук. Ростов-н/ Д., 2005. С. 9.


[Закрыть]
. Совершенно иначе решается вопрос в уголовном праве. Малозначительность деяния исключает саму возможность привлечения к уголовной ответственности: уголовное дело не подлежит возбуждению, а возбужденное должно быть прекращено.

Однако материально-правовое основание для исключения ответственности за малозначительное деяние в науке уголовного права понимается различным образом: И. И. Слуцкий рассматривал малозначительность как обстоятельство, исключающее общественную опасность и наказуемость деяния в силу отсутствия в деянии состава преступления[17]17
  Слуцкий И. И. Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность. Л., 1956. С. 11, 12. Схожую точку зрения в дальнейшем занимали и иные юристы, см.: Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования / Под ред. В. Н. Кудрявцева и С. Г. Келиной. М., 1987. С. 121, 122.


[Закрыть]
; противоположное мнение высказывают В. А. Блинников, В. В. Мальцев, которые специально подчеркивают факт наличия в малозначительном деянии признаков состава преступления[18]18
  Мальцев В. В. Малозначительность деяния в уголовном праве // Законность. 1999. № 1. С. 17; Блинников В. А. Система обстоятельств, исключающих преступность деяния, в уголовном праве России. Ставрополь, 2001. С. 46.


[Закрыть]
.

Представляется, что деяние, не являющееся по закону преступлением, не может содержать в себе и признаков состава преступления; это нелогично. Практически каждый из признаков состава преступления несет в себе «заряд» общественной опасности, определяет ее содержание. Малозначительное же деяние не является общественно опасным именно в силу отсутствия признаков, ее определяющих, то есть в силу отсутствия признаков состава преступления. Этой же позиции придерживается современная правоприменительная практика, отказывая в возбуждении или прекращая возбужденные уголовные дела о малозначительных деяниях по признаку отсутствия состава преступления.

На основании законодательного определения отечественная наука формулирует два основных признака малозначительного деяния: в малозначительном деянии внешне присутствует уголовная противоправность, иными словами формально оно подпадает под признаки той или иной уголовно-правовой нормы (правовой признак); в малозначительном деянии отсутствует свойственный преступлению уровень общественной опасности, поскольку причиняемый им ущерб или угроза его причинения минимальны (социальный признак).

! Признание деяния малозначительным не означает, что в нем вовсе отсутствует признак опасности для тех или иных охраняемых правом объектов, просто уровень этой опасности не соответствует уровню преступления.

Об этом свидетельствует и практика высшей судебной инстанции. В Определении по делу Б. Верховный Суд РФ указал: «При решении вопроса о привлечении лица к уголовной ответственности следует иметь в виду, что по смыслу закона деяние, формально подпадающее под признаки того или иного вида преступления, должно представлять собой достаточную степень общественной опасности. Если деяние не повлекло существенный вред объекту, охраняемому уголовным законом, или угрозу причинения такого вреда, оно в силу малозначительности не представляет большой общественной опасности и поэтому не рассматривается в качестве преступления. Уголовное дело о таком деянии не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит прекращению за отсутствием состава преступления»[19]19
  Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 9.


[Закрыть]
.

По этому вопросу Н.Ф. Кузнецова высказывала следующую позицию: «Малозначительные деяния лишь тогда не признаются преступными, если малозначительность была и объективной, и субъективной, т. е. когда лицо желало совершить именно малозначительное деяние, а не потому, что по независящим от него обстоятельствам так в конкретном случае произошло. При расхождении фактически совершенного и умысла лица ответственность наступает за покушение на то преступление, совершить которое лицо намеревалось»[20]20
  Энциклопедия уголовного права / Под ред. В. Б. Малинина. СПб., 2005. Т. 3. Понятие преступления. С. 93.


[Закрыть]
.

Именно степень выраженности объективных и субъективных признаков деяния дает основание для оценки его опасности. Справедливо в связи с этим В. В. Мальцев дает дифференцированные критерии малозначительности для деяний, подпадающих под различные конструкции состава преступления: «В деяниях, составы которых сконструированы по типу материальных, на первый план при установлении малозначительности выступают показатели общественной опасности вреда, а в деяниях с формальным или усеченным составами – интенсивность деяния»[21]21
  Мальцев В. В. Малозначительность деяния в уголовном праве // Законность. 1999. № 1. С. 19.


[Закрыть]
.

1.3. Классификация преступлений

Классификация преступлений предполагает дифференциацию деяний на большие или меньшие группы в зависимости от того или иного критерия. Цель и назначение такой классификации состоит в обеспечении надежной основы дифференциации и индивидуализации уголовной ответственности, в правильном и единообразном применении уголовно-правовых институтов к различным по тяжести преступлениям.

В уголовном законе классификация преступлений проведена и в Общей, и в Особенной частях; при этом классификация именно в Общей части УК имеет наибольшее теоретическое и прикладное значение[22]22
  В Особенной части УК РФ преступления сгруппированы в главы по признакам общности родового объекта посягательства. При всей значимости этой классификации для упорядочения и систематизации уголовно-правового материала можно предположить, что она имеет малое отношение собственно к качеству решения уголовно-правовых задач. Известно, что в американском уголовном законодательстве имеется опыт изложения преступлений в Особенной части в алфавитном порядке.


[Закрыть]
. Возможно провести классификацию по различным основаниям: в зависимости от признаков объективной стороны (совершаемые путем действия или бездействия; одноактные и сложные; включающие последствия в число признаков состава и не включающие; оконченные и неоконченные); в зависимости от признаков субъективной стороны (умышленные и неосторожные; различные виды, определяемые содержанием мотива или цели преступления); в зависимости от признаков субъекта (совершенные взрослыми или несовершеннолетними; мужчинами или женщинами; общим субъектом или специальным; в одиночку или в соучастии).

Но все же наиболее важной (универсальной, концептуальной) выступает классификация преступлений, которая проводится законодателем в ст. 15 УК РФ и строится на основе их характера и степени общественной опасности. Ее значимость дала основание некоторым специалистам сформулировать общее понятие классификации преступлений в Общей части уголовного права как деления всех предусмотренных уголовным законом общественно опасных деяний в зависимости от характера и степени общественной опасности на отдельные категории, обладающие специфическими типовыми санкциями и влекущие строго определенные уголовно-правовые последствия[23]23
  Кривоченко Л. Н. Классификация преступлений. Харьков, 1983. С. 55.


[Закрыть]
.

В соответствии с предписаниями ст. 15 УК РФ выделяется четыре вида преступлений: небольшой тяжести, преступления средней тяжести, тяжкие преступления, особо тяжкие преступления.

Преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает трех лет лишения свободы.

Преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, превышает три года лишения свободы.

Тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает десяти лет лишения свободы.

Особо тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых УК РФ предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание.

Основанием этой классификации, как указано в законе, является характер и степень общественной опасности преступления. Однако очевидно, что этот признак не поддается чувственному восприятию. В качестве формализованных критериев построения классификации законодатель признал форму вины и размер типовой санкции[24]24
  Это привело к объединению в рамках одной классификации умышленных и неосторожных преступлений, против чего выступали некоторые специалисты (Г. Л. Кригер, Г. 3. Анашкин). См. об этом: Кривоченко Л.Н. Классификация преступлений. Харьков, 1983. С. 83.


[Закрыть]
.

Типовая санкция – обобщенная для определенной группы преступлений санкция, отражающая их тяжесть через указание на максимальный размер наказания (а для неосторожных преступлений средней тяжести – минимальный).

Важно обратить внимание, что типовая санкция – это: не размер наказания, назначенный за то или иное преступление по приговору суда (хотя в науке высказывались мысли о необходимости признания именно его критерием классификации преступлений); не санкция конкретной уголовно-правовой нормы, а нормативная модель санкции обобщенной группы преступлений.

Создавая классификацию преступлений, законодатель как бы дважды оценивает характер и степень общественной опасности преступлений: при моделировании санкций уголовно-правовых норм об ответственности за преступления определенного вида и в процессе обобщения (интеграции) различных по проявлениям, но близких по тяжести преступлений в классификационные группы. Связь между этими видами оценочной деятельности взаимная: определив категории преступлений на основе сложившихся санкций уголовно-правовых норм, законодатель в дальнейшем обязан учитывать положения о категоризации преступлений при конструировании новых уголовно-правовых запретов.

Законодательная категоризация преступлений является предпосылкой для отнесения того или иного конкретного преступления к определенной категории. В то же время согласно ч. 6 ст. 15 УК РФ суд вправе изменить категорию преступления на менее тяжкую, но не более чем на одну категорию, для чего необходима совокупность следующих условий: наличие смягчающих наказание обстоятельств, отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, фактически назначенный за совершение преступления срок (за совершение преступления средней тяжести – не более трех лет лишения свободы, или другое более мягкое наказание; за совершение тяжкого преступления – не более пяти лет лишения свободы, или другое более мягкое наказание; за совершение особо тяжкого преступления – не более семи лет лишения свободы).

Категоризация преступлений непосредственно связана с установлением строго определенных уголовно-правовых последствий: определением правил квалификации; видом, размером, порядком назначения и исполнения уголовного наказания; применением тех или иных оснований освобождения от ответственности или наказания; решением вопросов множественности, соучастия и неоконченного преступления; определением уголовно-правовых сроков (давности привлечения к ответственности, давности обвинительного приговора суда, погашения судимости).

Кроме того, уголовно-правовая классификация преступлений значима для решения задач уголовно-исполнительного права (при классификации преступников и мест отбывания наказания в виде лишения свободы); для уголовного процесса (при определении формы предварительного расследования, подследственности, подсудности); для организации статистического наблюдения за преступностью.

Глава 2
Состав преступления

2.1. Понятие, функции и значение состава преступления

Уголовный кодекс России в ряду своих принципиальных положений (ст. 8 УК РФ) определяет основанием уголовной ответственности совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления. Столь высокий уровень нормативного закрепления обуславливает повышенное внимание исследователей к проблеме состава преступления, тем более что само понятие состава в законе не раскрывается.

По свидетельству Н. С. Таганцева, первоначально термин «состав преступления» (corpus delicti) имел процессуальное значение и вплоть до XVIII в. под ним понимали все те следы, которые оставляет преступное деяние во внешнем мире. Только с XIX в., в первую очередь, в немецкой уголовно-правовой литературе, оно переносится в материальное уголовное право[25]25
  Таганцев Н. С. Русское уголовное право: Лекции. Часть общая. В 2-х т. Т. 1. М., 1994. С. 141.


[Закрыть]
. Российская уголовно-правовая наука того времени, находившаяся под сильным немецким влиянием, не только восприняла эту традицию, но и значительно обогатила учение о составе преступления, которое в настоящее время занимает центральное место в доктрине и в учебных курсах.

Современная отечественная литература демонстрирует два основных подхода к пониманию сути состава преступления, две концепции.

В рамках концепции реального состава преступления (Н. Ф. Кузнецова) последний понимается как структурированное по подсистемам ядро (основа, сущность) преступления, состоящее из обязательных элементов, образующих общественную опасность деяния, признаки которых обрисованы в диспозициях уголовно-правовых норм Общей и Особенной частей УК[26]26
  Кузнецова Н. Ф. Проблемы квалификации преступлений. М., 2007. С. 11.


[Закрыть]
. Этот подход восходит к традициям русской дореволюционной школы, которая в составе преступления видела совокупность существенных, «характеристических», признаков деяния, на основании которых оно относится к группе преступлений[27]27
  См.: Таганцев Н. С. Русское уголовное право: Лекции. Часть общая. В 2 т. Т. 1. М., 1994. С. 141; Белогриц-Котляревский Л. С. Учебник русского уголовного права. Общая и Особенная части. Киев, 1903. С. 105; Познышев С. В. Основные начала науки уголовного права. М., 1907. С. 114.


[Закрыть]
. Состав преступления здесь выступает в качестве явления объективной реальности, частью преступления как социальной действительности (преступление и состав преступления – соответственно целое и его часть).

Вторая концепция (ее можно назвать нормативистской) берет свое начало с 1950-х гг. В ее рамках состав преступления представляет собой некую теоретическую, юридическую абстракцию: законодательное понятие о преступлении, указывающее на те его признаки, которые закреплены в уголовном законе (А. Н. Игнатов); описание признаков общественно опасного деяния (И. Я. Гонтарь)[28]28
  Игнатов А. Н., Костарева Т. А. Уголовная ответственность и состав преступления // Уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М., 1996. С. 26; Гонтарь И. Я. Преступление и состав преступления как явление и понятие в уголовном праве. Владивосток, 1997. С. 10.


[Закрыть]
.

В отличие от концепции реального состава здесь состав преступления не выступает частью реальности, частью преступления. Состав преступления в данном случае «переносится» в номинальную сферу, а его соотношение с преступлением определяется по принципу соотношения явления (преступления) и понятия о нем (состав преступления).

Соответственно каждой концепции формулируются и понятия состава преступления. В первом случае им обозначается совокупность указанных в законе признаков, образующих преступление, а во втором – совокупность признаков, характеризующих согласно закону общественно опасное деяние как преступление.

Безусловно, обозначенные подходы имеют право на существование, но нормативистское учение о составе преступления наиболее точно отражает суть данного феномена, в связи с чем именно оно берется за основу наших дальнейших рассуждений.

Каждое отдельное преступление – уникальный акт, характеризующийся специфическим набором индивидуальных признаков.

Так, реально совершенная кража – это всегда деяние, совершенное в конкретных условиях места и времени (например, ночью, из квартиры), в отношении определенного предмета (например, драгоценностей) и потерпевшего (например, женщины), конкретным лицом (например, мужчиной тридцатилетнего возраста) и т. д.

В жизни вряд ли можно найти два преступления, которые были бы полностью идентичны во всех своих признаках. Однако в преступлениях определенного вида некоторые признаки являются устойчивыми, повторяющимися. Более этого, эти признаки в своей совокупности позволяют легко отграничить преступление одного вида (например, кражу) от преступления другого вида (например, убийства).

Законодатель, естественно, не может описать в законе каждый отдельный случай преступления. Он в состоянии на основании общих признаков преступлений определенного вида составить «модель» посягательства. Выявление, отбор и фиксация этих признаков в законе является результатом обобщения, абстрагирования. В процессе криминализации тех или иных общественно опасных деяний законодатель «отсекает» индивидуальные признаки отдельных из них и на основе признаков, присущих всем общественно опасным деяниям определенного вида (видовых признаков), формирует о них свое представление. Совершенно справедливы рассуждения Л.Д. Гаухмана на этот счет: «В конкретном составе преступления аккумулируются самые общие признаки, присущие данному именно виду преступлений, которые проявляются в каждом отдельном деянии этого вида, фактически совершаемом в социальной практике. При бесконечном многообразии конкретных проявлений отдельных деяний признаками соответствующего – общего для них – вида состава преступления в уголовном законе признаются те, которые, во-первых, повторяются в любом отдельном деянии данного вида, во-вторых, являются существенными и, в-третьих, характеризуют общественную опасность»[29]29
  Гаухман Л. Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. М., 2001. С. 37.


[Закрыть]
. Именно эти признаки в своей совокупности закрепляются в уголовном законе и образуют состав преступления.

Состав преступления – законодательное понятие о преступлении определенного вида, суждение о признаках, необходимых и достаточных для признания деяний данного вида преступлением.

За составом преступления обоснованно признается наличие важной гарантийной функции, проявляющейся в недопущении необоснованного привлечения к уголовной ответственности лица, в деянии которого нет состава преступления.

Наряду с этим, состав преступления выполняет и иные функции: ценностно-ориентирующую, демонстрируя готовность государства защищать наиболее ценные отношения и интересы; фундаментальную, определяя основание уголовной ответственности; разграничительную, позволяя отграничить как преступление от непреступного поступка, так и одно преступление от другого; процессуальную, определяя рамки предварительного расследования и судебного разбирательства.

Большая часть отечественных специалистов признает теоретическую значимость и прикладную ценность учения о составе преступления. В последнее время в отечественной науке иногда высказывается и резко негативная его оценка. Так, А. П. Козлов указывает, что «анализ и понятия, и структуры состава преступления, и его соотношения со смежными понятиями диспозиции уголовно-правовой нормы и преступления свидетельствует о том, что состав преступления – пятое колесо в телеге, абсолютно ненужная категория»[30]30
  Козлов А. П. Понятие преступления. СПб., 2004. С. 183.


[Закрыть]
. Близкую оценку составу выставляют В П. Мальков, И. Я. Гонтарь[31]31
  Мальков В. П. Состав преступления в теории и законе // Государство и право. 1996. № 7. С. 108; Гонтарь И. Я. Преступление и состав преступления как явления и понятия в уголовном праве: вопросы теории правотворчества. Владивосток, 1997. С. 18.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное