Дмитрий Добрый.

Глаз Иуды



скачать книгу бесплатно

Я сразу же напрягся от такого предложения. Разговаривать с местными у меня не было никакого желания. Но и обижать их было опасно. Мало ли что взбредет в пьяный мозг…. Фингала мне только не хватало для завершения этого фундаментального дня!

Я поднес свою рюмку к рюмке соседа и аккуратно, легонечко цокнул. Дзынь!

– Вот так-то лучше! – ответил он.

Я залпом выпил рюмку горького яда и с грохотом поставил ее на стойку. Тяжело пошла! Надо занюхать рукавом! Фу.

Когда я открыл глаза, то понял, что человек в темном плаще за это время уже успел переместиться и оказался подле меня. Как кошка-ниндзя! Неужели я уже настолько пьян?

Он подсел рядом, но даже не смотрел на меня. Он упорно играл в гляделки с какой-то невидимой точкой за барной стойкой. Он делал это настолько уверенно, что у меня сложилось впечатление, что он побеждал!

Вся эта ситуация меня сильно напрягала. Я не хотел ни с кем разговаривать. А тем более не хотел, чтоб мне что-то втирали «про жизнь».

– Знаете, я не из этих мест. Я приехал к вам буквально на пару дней в город. Но то, что я здесь увидел – меня поразило до глубины души!

Оооо! Началось! Очень интересная история, до которой мне совсем нет дела! И от него ведь не отделаешься теперь! Если я отсяду, он по-любому подсядет снова. Знаю я таких – разговорчивых. А на улице холодно. Хотелось бы еще посидеть…

– Там, где я живу, все люди добрые, счастливые. Всегда с тобой здороваются, когда ты проходишь мимо…

Ну и где ты живешь? В Неверландии? Вместе с Питером Пеном? А завтрак вам в постель приносит фея Тинкербелл? Вот мудак.

– … а здесь, у вас, все ходят такие серые, злые, хмурятся. А если поздороваешься с кем-нибудь, то, вообще, посмотрят как на последнего злодея. Ужас!

А как ты хотел? Чтоб тебе жопу подтирали и в ноги кланялись при встрече?! Ну ты даешь, мужик.

– Ладно, вижу наш разговор как-то, пока, не клеится. И знаю что сделать, чтобы растопить лед. Можно нам еще по стопочке? – обратился он к бармену.

Бармен быстро разлил еще две стопки из своей бутылки со ртутным ядом и поставил перед нами.

Человек в черном плаще быстро схватил рюмку и, улыбаясь, уставился на меня.

Ну раз ты угощаешь, чего мне отказываться?

Я взял стопку и чокнулся с ним. Дзынь! И по моему горлу вновь потекла эта жизнедающая теплота.

Мужик немного сморщился и продолжил:

– Один интересный факт! Чтобы, так сказать, окончательно разбить весь лед между нами. Вы знали, что название «Хортица», которое блистает на бутылке с этим божественным напитком – пришло к нам из Украины…

Украины? Он что, мне сейчас про политику будет до утра зачесывать? Про майдан и бэндеровцев? Ооо, только не это! Надо валить!

– … в этой замечательной стране есть множество мест, носящих это название. Но само же, это словцо, если вы позволите, вольно переводиться, как быстрица! Или же быстрая вода! Как вам кажется, хорошее название для этого напитка?

А действительно, интересно! Я кивнул.

– Ну раз я вас зацепил, давай закрепим результат! – обрадованно произнес он. – Милсдарь, повторите!

Бармен разлил еще раз.

Мы чокнулись и выпили залпом.

Эх, хорошо.

Вот теперь мне точно хорошо…

– Вот вы и заулыбались! Вы не поверите, как мне приятно видеть здесь, в этом городе, душевную человеческую улыбку.

– Да, обращайтесь!

– Вот мы уже и разговариваем! – радовался он. – Но все же мне интересно. И если вы позволите вернуться к моему первоначальному вопросу, я бы хотел узнать – почему, в вашем городе, все люди настолько глубоко несчастны?

– Ну а что вы хотите от меня услышать?

– Расскажите мне хотя бы, почему, когда вы вошли в это заведение, на вас лица не было.

– Неужели вам хочется послушать мое нытье. Про то, что жизнь моя… – он так вежливо со мной разговаривает, что мне даже ругаться при нем как-то неудобно. Придется своим уже опьяневшим мозгом пытаться подбирать слова, – так сказать, удобрение для земли? Или то, что семья моя – то, откуда это удобрение появляется? Или про то, что на работе у меня день ото дня, то первое, то второе. И не поймешь, что хуже!

– Зачем же вы так говорите? Сами посудите: вы живы, здоровы? Одеты, обуты? Сыты? Вы даже может насладиться таким диковинным напитком, как здесь!

Че?

– Ну так, что же плохого в вашей жизни? Чего же вам еще надо?

Ничего ты не понимаешь, старый черт. Жизнь моя – говно, всегда была и всегда будет. Семья моя – говно, которое вот-вот засохнет и развалится. Друзья мои – наркоманы и олигофрены. А кто я? Да смесь всего этого в трехкратном размере. Но вот сказать я тебе этого не могу. Уж больно ты вежливый и приторно хороший.

Вместо того чтоб все это выпалить на уши страждущего, я просто опустил голову и поник.

– Вижу вас огорчил мой вопрос. Прошу прощения. – продолжил он. – Примите тогда от меня один скромный подарок. – он полез в карман своего плаща, несколько секунд искал там что-то, и, наконец, достал выпуклую круглую стекляшку оранжевого цвета. Он зажал ее между указательным и большим пальцем, чтобы я мог хорошо ее рассмотреть. – Говорят, она приносит счастье.

– А что это?

– Это очень древняя реликвия. Называется она глаз Иуды. Да-да, того самого. Вы ведь знаете, что по истории он предал посланника божьего, затем раскаялся и вернул деньги. Говорят, после того, как он наложил на себя руки, его тело нашли и обнаружили, что глаза у него превратились от слез в камни, а камни со временем стали стеклом. Считается, что оно приносит счастье тому, кто ищет счастье. Денег тому, кому они нужны. Здоровье тому, у кого его не хватает. Достаточно просто смотреть на мир сквозь него. Но, все же, не стоит использовать его чрезмерно часто. Ваша реальность этого не любит.

Он схватил мою руку и вложил стекляшку в нее.

– Бармен, по последней! – приказал он.

Через секунду передо мной уже стояла рюмка до краев заполненная водочкой.

– За знакомство! – крикнул он.


Глава 3.

Че? Че-е? Где я? Какая боль! Ааа, моя голова! Как же она раскалывается. Надо постараться открыть глаза, или хотя бы один. Ну, давай же! Правый или левый! Кажется, открылся правый… а нет, это левый. Что это? Пол? Я лежу на полу? Нет. Это барная стойка. Как же неудобно. Все болит… Такое ощущение, что голова сейчас отвалиться от тела, чтобы на ее месте выросла новая, которая не будет настолько отравлена алкоголем. Зачем же я столько пил?!

А сколько сейчас время? На руках, вроде как, должны быть часы. Надо собраться с силами и посмотре…. 8:26!!! Работа! Я опять опаздываю! Маха-муха-в-голове-два-уха! Надо выбираться от сюда!

Я вскакиваю на ноги! Аааа! Моя голова! Как больно!

Кажется, я задел стул, и он грохнулся на пол. Как же это громко!

Где здесь выход? Мне надо идти.

– Что? Кто здесь? – из-под стойки выскочил бармен с битой. Кажется, я его разбудил. – А ты проснулся? Открыть тебе дверь?

– Да, если можно. То я уже на работу опаздываю. Очень опаздываю.

– Давай, я провожу. Опохмелиться, кстати, не хочешь? За счет заведения.

Как учтиво.

– Нет, спасибо. Я вам что-то должен?

– Должен? Нет! – он рассмеялся. – Твой друг, с которым ты пил вчера, заплатил, да еще и такие чаевые оставил, что можно пить еще несколько недель. Так что если будешь когда рядом – заходи! – он открыл дверь ключом и сильно оттолкнул ее рукой.

Я думал звук – мой злейший враг…свет. Как только дверь открылась, в глаза удал яркий свет.

– Спасибо! – поблагодарил я бармена и выскочил на улицу.

Надо быстро бежать на работу. Быстро! Еще одного опоздания я не переживу. Я вроде бы не так далеко. На автобусе управлюсь за минут 15. Бегом на остановку!

Видимо ночью прошел еще один дождь, на улице сыро и свежо. Я аккуратно перепрыгиваю лужи и подхожу к остановке, на которой не так уж и много людей.

А может сегодня мой день? Было бы шикарно. Все невезение разом вылилось на меня вчера. А значит сегодня – мне повезет! Это точно! Да еще и этот мужик в баре. Интересный такой человек. Вроде сумасшедший, но такой добрый. Заплатил за меня. Надеюсь, это все, что он со мной сделал? Вроде жопа не болит…

Автобус пришел только через 20 минут. За это время на остановке скопилось столько людей, что я снова вспомнил, как это быть сайрой. Да такой, которая вчера перебрала в баре вместе с килькой.

Когда я вышел на остановке у офиса, на часах было 8:56. Отлично. Значит, я успел.

Я быстро бегу по лестнице к лифту, запрыгиваю в него и жму на седьмой этаж. Пока лифт едет, я заправляю помятую рубашку в брюки, рукой приглаживаю волосы и надеюсь, что никто не заметит, что я похож на сурка, которого пристрелили еще вчера вечером.

Двери лифта открываются, и я выхожу в холл ресепшена.

– Доброе утро, Аня. – здороваюсь с секретуткой, чьи основные обязанности вызывать слюну у всего офиса. Не только мужской части.

– Павел Аристархович вас просил явиться к себе, как только вы придете на работу.

Видимо твое «с добрым утром» потерялось в кошельке нашего начальника, когда ты сегодня утром принимала там ванну. Но я киваю и быстро иду к своему столу за отчетом. Хотя бы она не заметила, что я пил всю ночь.

По пути заворачиваю в туалет, чтобы привести себя в порядок. В туалете из зеркала на меня все еще смотрит вчерашний монстр, но он уже веселее, видимо все же убил пару-тройку несчастных рыцарей. Что скажешь монстр? Сегодня мой день? Сейчас отдам отчет. Босс слезет с шеи, может даже похвалит! День пройдет быстро и весело? Монстр в отражении кивает, предвкушая, что сегодня в его рационе окажутся не только рыцари, но может даже и принцесса. Но до принцессы мы еще дойдем…

Я выхожу из туалета с приподнятым настроением. Кажется, даже воздух в офисе стал как-то свежее. Подходя к своему столу, я замечаю Димку:

– Привет.

– Привет. – оборачивается он на меня. – Ууууу, я вижу, кто-то знатно вчера погулял. Ты вообще живой?

– Что так заметно?

– Да в принципе – нет. – отвечает он, оглядев меня с ног до головы. – Просто Машка звонила вчера, когда ты домой не пришел. Всю ночь не мог ее успокоить.

– Ну, ты ведь меня прикрыл?

– Еще как!

Как-то странно прозвучала эта фраза. Двусмысленно. Или я надумываю. Хотя отравленный мозг, что только не придумает.

– Спасибо! Я сейчас к «Аристашке» метнусь, – так мы называли босса за глаза, – и поболтаем с тобой. Я ночью такого фрукта встретил – офигеешь.

Я схватил отчет и гордо зашагал в сторону кабинета «Аристашки».

Все-таки, какой сегодня хороший день!

Когда я вошел в его кабинет, босс сидел за столом и подписывал какие-то бумаги. Он даже не обратил на меня внимания. Но мне было как-то наплевать. Я гордо подошел и положил перед ним бумаги с отчетом.

– Что это? – надменно спросил он.

– Годовой отчет. – ответил я с какой-то непомерной моему статусу гордостью.

– Нахрена он мне?

– Ну как, вы же вчера просили.

– Федя, вот именно! Я вчера просил! Нахрена он мне сегодня?!

– А зачем тогда вы меня вызывали? Я думал за отчетом.

– Ты уволен! Федя, уволен! Собирай свои вещи и проваливай отсюда со своим отчетом! – он взял бумаги и кинул их в меня.

Сердце мое ушло в пятки. Как уволен? За что? Что мне теперь делать? Как идти домой? В голове моментально возникло столько вопросов, что мозг не мог выбрать ни один из них, чтобы направить в рот.

– Что стоишь? Что-то не понятно?

– За что? – лишь смог прошептать я. В голове сразу всплыл образ, будто я щенок, какой-нибудь мелкой писклявой породы, который в сотый раз напрудил в сумку хозяйки, в ее любимую «Shанель» с Опражки, и она уже не просто меня ругает, а собирается отдать в приют или усыпить. А мне остается просто смотреть своими огромными глазами на нее, и, с непониманием и тоской, наслаждаться последними мгновениями пребывания в своей любимой сумке «Shанель» с Опражки, в которую я так любил ссать.

– За что?! За то, что ты говно, Федя! Работник ты плохой, толку от тебя никакого! Во время ничего не делаешь. Опаздываешь постоянно!

– Я сегодня пришел вовремя! – кинул я спасительную кость! Ну, посмотри в мои большие глаза, я больше не буду ссать в сумку. Никогда не буду! Только поверь мне и оставь меня. А через час я снова туда напущу потоп.

– Чего ты мне лечишь? Ты сегодня пришел позже меня, своего начальника, а значит – опоздал. В общем, все. Бумаги на твое увольнение я только что подписал. Так что давай, собирайся. За расчетом можешь прийти через две недели.

Что тут еще сказать? Я не знаю. Мне сказать было нечего. Я поджал свой и не без того маленький хвост, и тихо пошел в сторону двери. Ну, вот он я – усыпляйте.

Я дошел до своего стола, который уже был не мой. И сел на стул, на который теперь будет садиться другая жопа.

– Что с тобой? На тебе лица нет. Чего ты там хотел меня рассказать? – спросил Дима, который все еще сидел рядом.

– Меня уволили.

– Чего? Ты что, шутишь что ли?

Я ничего не ответил. Лишь перевел глаза на черный экран монитора, из которого на меня смотрели глаза уже поверженного монстра. Не видать тебе больше рыцарей в блестящих латах, а принцесс тем более.

– Да как они могли! – возмущался Дима. Хотя из его уст, это звучало как-то наигранно. – Мы же может поддать на них в суд, написать в прокуратуру. По всем ямам и канавам их затаскать за такое. Хотя ты, конечно, и сам виноват, немножечко…

Я перестал его слушать, а просто откинулся на спинку уже не своего стула и запустил руки в карман. Почему-то мне стало холодно.

Но в своем кармане я что-то нащупал. Какой-то твердый и острый предмет. Я достал его из кармана и увидел стеклышко, которое мне вчера подарил тот странный мужик из бара. Что ж ты не помогло мне, стеклышко. Я повертел его в пальцах. Вдруг, зажал левый глаз и приставил стеклышко к правому.

Весь мир для меня стал противно оранжевым. Будто из рекламы «Фанты» – не освежись, так утони.

Интересно, а он заметит мое стеклышко?

–… но знаешь, вот таких, как ты людей – больше нет. Ты настоящий мужик. – говорил Дима. – Ты мой самый лучший друг. Они тебе ноги целовать должны! И они будут тебе их целовать! Все будут целовать! Я тебе говорю! Ты самый лучший! Самый надежный! Самый умный! Да без тебя здесь все загнется!

Я убрал стекляшку от глаза и засунул ее обратно в карман. Было приятно слышать такое от него.

– Ты действительно так думаешь? – спросил я у Димки.

– Конечно, я так думаю. Главное – не сдаваться.

Странный, конечно, вывод, но да ладно. Его слова меня немножко приободрили, и я вернулся к жизни. Поживем еще, чудовище!


Глава 4.

Дорога домой не заняла у меня больше часа.

Люди уже разошлись по своим делам и работам, и я ехал в метро, практически, в полном одиночестве. За исключением пары заблудших душ, населяющих вагон, в котором я ехал, компанию мне составляло только чудовище. Правда его недавно убили, и оно только успело возродиться, из-за чего было бледным и тощим.

Но мне до проблем этого монстра совсем не было дела. Меня беспокоил только один вопрос: как отреагирует моя жена на то, что меня уволили?

Если в скором времени с вами должно произойти что-то страшное, то время замедляется, а голова начинает с молниеносной скоростью перебирать все возможные варианты развития событий.

Я уже перебрал такие варианты, что Маша, неожиданно, нашла работу, и какое-то время сама будет обеспечивать семью. Что какой-нибудь очень-очень далекий дядюшка скоропостижно скончался и оставил мне в наследство свой многомиллионный бизнес. Что мою жену увез к себе, в Мексику, ее латинский любовник «Эль Мачо» – тореадор/наркобарон/борец с преступностью, ну просто очень разносторонний человек. С таким даже я бы уехал хоть на край света. Ну, естественно, как настоящий джентльмен, он оставил мне выкуп за жену в размере пары миллионов долларов, и я смогу прожить на них безбедно всю оставшуюся жизнь. Это, пожалуй, был лучший из вариантов. Я даже представил, что наша квартира сгорела и Маша, к сожалению погибла. Естественно, я, как любящий муж буду безутешен. Но все же, мысль о том, что мне не придется перед ней оправдываться, как-то облегчала мое состояние.

В любом случае, о чем бы я ни думал, меня не покидало ощущение того, что я школьник, чья мама должна скоро вернуться с родительского собрания и надавать мне таких «люлей», что уши мои посинеют, а жопа покраснеет. И не наоборот.

После того, как я вышел из метро, все мысли меня разом покинули. Я остался один. Отрешенный от всего. Я ни о чем не думал.

Вместо того, чтобы сесть на автобус и доехать до дома, ноги понесли меня пешком.

Обычно в такие моменты, ты думаешь о жизни, о всех ее хитросплетениях. О том, как все могло бы повернуться, если бы я… Но не сейчас. Я просто шел вперед. Смотрел на лица прохожих. Просто смотрел. Никаких вопросов. Никаких сожалений. Пустота. Ничего.

Не знаю, дошел ли я быстро до дома или это заняло у меня много времени. Я как-то не следил за этим. Но вот сейчас я стою у подъезда и боюсь подняться в свою квартиру. Боюсь. Боюсь, как отреагирует моя жена. Боюсь того, что она мне скажет. И из-за этого страха я просто сижу на скамейке и не думаю ни о чем. Страх парализует.

Я поднимаю глаза вверх и вижу, как над моей головой тянется бесконечный серый состав. Облачный вагон за вагоном, уходит куда-то вдаль… Вот бы и мне сейчас туда, в эту неизведанную даль. А может действительно! Эта идея! Взять и сорваться, куда глаза глядят! В неизведанные края. Где меня никто не знает. И где я не знаю никого. Стану егерем или еще кем, буду жить…

Вдруг, что-то мокрое и холодное падает мне на лицо. Потом еще и еще.

Кажется, пошел дождь.

Я встаю со скамейки и неохотно тащусь ко входу в парадную. Ну не под дождем же новую жизнь начинать, холодно же.

Войдя в темный, затхлый притон, который может когда-то и являлся парадной новой советской девятиэтажки, но сейчас больше напоминал комнату пыток какого-нибудь заурядного маньяка, который пытал своих жертв паром, что бил из подвала. Я поднимаюсь по ступенькам к лифту и нажимаю на кнопку. Старый двигатель, которому уже лет как двадцать пора на пенсию, начинает крутить свои шестеренки, заставляя кабинку из «СевЛифтМаша» спускаться и подниматься. Но, кажется, лифт предательски повернулся ко мне задом, и уехал куда-то вверх.

Что за шум? Кажется, он идет откуда-то сверху, с площадки. Да что там происходит? Убивают кого-то что ли?

Ждать лифт мне не хочется, а вот что там происходит, узнать очень интересно.

Я осторожно начинаю медленно подниматься по лестнице, вывернув шею, как цапля, чтобы никто и ничто не застало меня врасплох. На втором этаже пусто и тихо. Все происходит на третьем. Через узкую щель между лестничными проемами я, кажется, вижу полицейского в фуражке.

А может это бандит в форме? По НТВ часто показывают таких хитрецов, которые облачаются в форму и ходят, грабят ни в чем не догадывающихся людей.

Я продолжаю осторожно подниматься выше и вижу, что на третьем этаже столпилось много людей. Там стояли мои соседи с ближайших этажей и несколько людей в форме. Все они толпились у квартиры Клавдии Михаловны, дверь в которую была настежь распахнута.

Как только я подхожу к площадке, то вижу, как из квартиры выходят мед братья с носилками, на которых лежит накрытое простынкой тело.

Соседи шепчутся.

– Что произошло? – спрашиваю я у крайних, кажется с четвертого этажа.

– Говорят, – испуганно оборачивается на меня соседка, – что вчера к ней кто-то вломился и ограбил.

– Да нет же, – перебивает ее сосед снизу, – эти грабители пришли якобы из ЖЭКа, она их впустила, а они ее по голове херанули и всю квартиру вынесли. Хотели, наверное, просто оглушить, но не рассчитали. Бабка то старая была, вот и не выдержала. Они ко мне тоже стучались, квартиру перепутали, я же под ней живу, но внутрь не пошли.

Еще бы, увидев такого амбала как ты, двухметрового ВДВшника, они еще и в штаны наделали.

– Так, граждане, – обратился к толпе соседей один из сотрудников полиции, – расходитесь. Ваши данные у нас есть, если потребуется ваша помощь, мы вас вызовем. – люди, шумя, обсуждая произошедшее, начали расходиться по своим квартирам. – Стойте, – обратился полицейский ко мне, – можно ваши данные? Вы кто?

Когда меня ожидает разговор с сотрудниками правоохранительных органов, я всегда чувствую себя виновным. В чем бы то ни было. Особенно, в чем бы то ни было. Сразу мозг перебирает все совершенные мой за жизнь преступления. Знаете, когда мне было шесть, я камнем разбил стекло у соседки по даче. А в двенадцать попробовал курить. А еще кучу раз подделывал подпись родителей в дневнике. А еще…еще…еще…

– Сержант Сивайло, можно ваши документы?

– Да, конечно. – я лезу в сумку и достаю из нее потрепанный паспорт. – Вот.

Он берет его, умело открывает на нужных страницах и отдает его мне обратно в руки.

– Получается, вы сосед жертвы?

– Да, – неуверенно отвечаю я, – с восьмого этажа.

– Вы знали ее?

– Видел несколько раз, но мы никогда не общались.

– Странно, вот соседи ваши говорят, что она к вам очень хорошо относилась. – бабушка была доброй, она ко всем так относилась. Я тут не при чем. – Но да ладно, где вы были вчера во время преступления?

– Я был на работе допоздна. На бывшей работе. А вечером пошел в бар.

– Это может кто-то подтвердить?

– На работе охранник, а в баре бармен, который меня обслуживал и несколько постояльцев.

– Понятно. Можно ваши контактные данные. Если следствию понадобиться, вами свяжутся.

Я беру бланк из его рук и вписываю в него свои данные. Они, конечно, вряд ли понадобятся. Но протокол есть протокол. Лучше лишних подозрений не вызывать. То спросят еще, кто разбил окно у соседки двадцать лет назад.

Благодарю сотрудника, не знаю зачем, прощаюсь с ним и поднимаюсь наверх, пытаясь сохранять внешнее спокойствие. Последний раз кидаю взгляд на дверь бедной старушки и, стрелой наверх!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное