Дмитрий Боррони.

Встреча или другая реальность 1: Черная Дыра



скачать книгу бесплатно

Глава-1


Эта история началась давно, можно сказать вначале двадцатого Революция, безпризорщина, голод. Вот вам и вся учеба. Как-то она говорила, что видела самого В. И. Ленина. Правда ли это было или нет, кто знает? Впрочем, мы этого никогда не знаем.

Познакомились они с моим дедом, Григорием Ивановичем вы спросите где? Это я не знаю. Прасковья Филипповна сама этого не помнила, а дед не говорил. Но мне кажется, что они познакомились на улице. В те времена мой дед служил в НКВД, наверное, при какой ни будь облаве он и встретил века. Мы жили в одном из поселков в Раменском районе. Семья наша была небольшая. Моя бабка Прасковья Филипповна была женщиной не очень образованной. Ей не довелось закончить общеобразовательную школу.

С моей бабкой они поженились, и через год у них родилась их первая дочь, назвали ее Ниной.

Прелестный ребенок. Красивая в меру упитанная девочка. Она принесла радость и покой в эту семью. Действительно, что за прелесть. Добрая, любящая порядок чистоплюйка она росла, горе не зная. Вела хозяйство. Отец ей всегда говорил; – вот дочь, когда-нибудь все это хозяйство перейдет моему наследнику, которого ты мне, когда-нибудь родишь: Эти слова никогда не принимала Нина всерьез. Она Вряд ли вообще, когда бы, то ни было собиралась иметь дитя. Кто знает, с чем это было связано? На этот вопрос, теперь никто не сможет дать какой бы то либо ответ. Да этого было и не надо так как, ведь она любила своих родителей, и огорчить их никак не могла.

Придерживающимся старым традициям и законам. И конечно, у этой семьи были завистники и доброжелатели. Одна из таких доброжелателей была Лагужина Евдокия Жаловская. Эта женщина необычайно крупной своей габаритности была завистлива, необычайно жестокой и жаднолюбивой сорока летней дамой. Про таких всегда говорят, "КОРОЛЕВА-БАРЫНЯ". Да, так впрочем, оно и было на самом деле. Бывшая генеральша раскулачена советами при революции, она никак не могла простить большевикам ее безденежье. А нашу семью она ненавидела больше остальных, так-так мой дед Григорий Иванович принимал участие в ее раскулачивание. Теперь сдружившись с Прасковьей Филипповной, она водила ее по кабакам, всевозможным злачным местам, и прочим заведением. Ее муж ей говорил, чтоб она не водила дружбу с Лагужиной, но та отвечала.

–Не твое дело, с кем хочу, с тем и дружу.

–Но она тебя не чему хорошему не научит. Только дурному?! Ты что этого не понимаешь?

–Я с ней вижу жизнь. – Отвечала жена. – А с тобой я что вижу. – Ничего, ничего кроме твоих постоянных нравоучений, да и те верят ли, и тебе надоели.

–Делай все так как я говорю, и я не буду доставать тебя своими нравоучениями. – Осторожно сказал муж. – Ты посмотри, нашей дочери уже пять лет, скоро в школу пора, а она ни разу даже букваря в глаза не видела.

–А по чьей вене? – вставила жена. – Неужто ты думаешь что благодаря этой революции мы зажили б по-другому; – она сделала длинную паузу и глядя ему в глаза добавила. – Вряд ли???

Муж ударил Прасковью по лицу и указав на дверь рявкнул что было мочи своим командирским голосом.

–Вон! Иди к своей Лагужиной, пусть она тебя учит уму-разуму.

Так в 1938 году они поругались.

Моя бабка ушла к Лагужиной бросив на произвол судьбы свою дочь и мужа.

Лагужина приняла мою бабку очень хорошо. Она даже зловеще улыбнулась, сказав при этом тихим беззвучным монотонным голосом.

–Я давно тебе говорила, брось этого своего мучителя, живи своей жизнью.

–Но дочка? – растерянно поинтересовалась Прасковья.

–Ты оставила свою дочь мужу. – Сказала она. – Пусть он о ней и заботиться.

После этих слов Прасковья закурила папиросу. Она не так часто, но в последнее время эта привычка стала заядлой и страстной потребительницей табака. В этой большой и светлой комнаты стала темной и тусклой. Вообще дом, где жила Евдокия Жаловская находился в двух шагах от нашего дома. Это был двухэтажный особняк который был отдан ей из-за того что, в свое время она работала начальником сельской отделение психиатрической больницы, и сейчас работала

зав отделением. Она занимала одну комнату на втором этаже. На стенах висели картины, у окна стоял письменный стол, шкаф для одежды, сервант в которым стояла посуда выпущена еще при царском режиме. И последнем, что было в этой комнате, это большая дореволюционная кровать. Кухня была маленькой. Газовая горелка стул стол. Вот и пожалуй все что было в кухне, не считая конечно буржуйки, обогревающее это маленькое помещение.

–Знаешь. – Сказала Прасковья. – Мне все это надоело, хочу пожить одна.

Лагужина была довольна. Она наконец своего добилась, и ее труды не пропали напрасно. Прасковья отвернулась от своей семьи и пустилась во все тяжкие. "Так тому и быть" решила она. "Так тому и быть." Она вытащила из серванта бутылку коньяка и два стакана. Налила и они выпили.

Прасковья предложила.

–Пойдем, погуляем.

Лагужина согласилась.


Глава-2


Злачные заведения в то время, как и сейчас, пользовались дурной репутацией. Хотя и нельзя было сказать, что органы не знали о таких злачных местах, так как им попросту было чихать на них, негласно они сами пользовались их услугами. И тем эти бордели жили. Но все же под конец и их сажали в НКВД. Говорили так, кто был в вышке, тот оттуда уже не вернется. Но все знали об этом, и для некоторых был шанс спасти своих мужей, сыновей от не минуемого расстрела.

В одно из таких злачных мест пришла Прасковья и Лагужина. Сразу табачный дым интеллигентных дам и запах из-за рта табаком и перегаром ударила в голову Прасковьи. Она еще никогда не было в подобных местах, и для нее это все было в дековильку. Дамы в платьях последней их моде выделывались разные пируэты и разные невообразимые "ПА". Кто-то сидел у барной стойки и пил самогон. Все напоминало ужас, из каково-то сна, где правил балом людской бог. И звали его Ропот и Страх. Эти два слово здесь в этом подвале страшил люд, горького разочарование. Хотели как лучше, а получилось как всегда. Кто-то у стойки говорил. – Сегодня приходили к нам, забрали Николая. А за что, он ничего плохого не сделал, а говорят враг народа. Да какой же он враг, он и муху то не обидит, а тут ему приписывают враг народа: Другая женщина отвечала пья горькую. – Все мы сейчас ходим под страхом, не у одной у тебя горе. У всех сейчас нет двора, от куда кого бы не увезли. Да ты сама небось про это знаешь Фекла. Та зловеще улыбнулась. Выпила самогонку, сказала. – У меня такое ощущение, что мы бежим, бежим, бежим, бежим. По длинной извилистой дороги. Бежим в пустоту, все набирая темп, и не можем остановиться тут. Она заметила Лагужину. Она шла к ним с Прасковьей и о чем-то с ней говорила. Подойдя к женщинам, Лагужина поинтересовалась.

–Почему не веселимся?

–А чему нам радоваться? – сказала одна из женщин. – Мы обсуждаем проблемы насущной жизни.

Лагужина не могла поверить собственным ушам, вчера еще эта женщина радостная и жизнелюбивая радовалась жизни, а сейчас она видела нетрезвую убитым горем женщине.

–Скажи Евдокия, – затягиваясь папиросой, спрашивала женщина. – В чем мы виноваты, что так с нами?

На этот вопрос вряд ли она могла ответить, да и могла б, вряд ли могла б сказать. Шпики были на каждом шагу, не было ни одного место, где можно было встретить их проклятую ненавистную физиономию. Смотря на эту женщину Лагужина чувствовала ее боль, боль материнского сердце и просто слабой женщины.

–Я не знаю. – честно сказала Лагужина, и обратившись к Прасковье сказала. – Когда ни будь и нас постигнет такая учесть.

Женщина увидела Прасковью и спросила:

–А кто это с тобой?

–Эта Прасковья. – Представила она ее женщинам. – Прасковья, эта Фекла и Марфа.

–Очень приятно.

Марфа спросила:

–Нам тоже, выпьешь?

Прасковья не отказалась.

Вскоре изрядно подпившие дамы захотели танцевать. Но мужчин в заведении было в десять раз меньше чем дам. Марфа спросила:

–Что будем делать?

Прасковья решила, что раз нет мужчин то, женщины тоже будет вполне довольны эта не проблема, будим танцевать друг с другом, и пусть кто о чем думает, нам хорошо, а других то что мы делаем не касается. Лагужина вынуждена была остаться у стойки, так как из-за своей упитанности она не могла танцевать с кем бы то ни было, и женщинам приходилось танцевать меж собой по очереди. Но это продолжалась не долго, и когда Фекла заснула от большого приема алкоголя, Марфа спросила:

–Что тебя связывает с Евдокией?

–Мы дружим. – Ответила та.

–Говорят, что она нехороший человек.

Эти слова потрясли Прасковью. За те все те года, которые она ее знала, она ни разу не замечала за Евдокией Жаловской никаких странностей. Напротив, она была сверх души человек. Всегда приветлива, любезна вся ко угождающая женщина. Таких все называют душа-человек. Но что у этого человека за душой, никто не знает. Неправда бывают такие люди, и их достаточно много в этой жизни. Это Марфа сказала Прасковьи, но та ей не поверила сказав.

–Ты врешь?! Евдокия Жаловская не такая!!!

–А какая она по-твоему?

На этот вопрос Прасковья не могла дать никакого ответа, впрочем, она и не знала что ответить. По сути она не знала ее. Не знала Лагужину как хотела б знать. Не знала она и эту женщину с которой разговаривала. Выпившая дама могла нести черт знает что, и, никто не скажет утвердительно, что она говорит правду. Верна русская пословица гласящая; <ЧТО У УМНОГО В ГОЛОВЕ ТО, У ПЬЯНОГО НА ЯЗЫКЕ.> Эти слова есть истинна русского народа. Но мы отвлеклись и, Прасковья тоже. Она смотрела на Евдокию Жаловская и только сейчас она поняла, что совершенно не знает кто она такая эта Лагужина??? Ей почему то стало страшно, в первый раз в жизни, страшно. Ей показалось, что знакомое лицо Лагужиной, сейчас напоминало жабу. Большую уродливою отвратительную слизистую морду большой африканской жабы. Да, это была она жаба, Лагужина жаба. Сейчас пья самогон, она казалась ей тошнотворной. Прасковья шепнула на ухо Марфе:

–Я ее ненавижу.

Почему она это сказала она сама, не знала. Наверно, она решила, что, ей это лишь кажется, и лягушачья морда Лагужиной это лишь ее повредившейся разум ее пьяной и неуместной фантазии, и ее слова слышит лишь она сама? Кто знает?

Не поняв о ком, идет речь, Марфа спросила сквозь дремоту:

–Кого?

Прасковья, не поняв о чем речь, спросила:

–Что кого?

–Кого ненавидишь?

–Лагужину. – Может она не хотела этого говорить, но сказала. Не понимая, что говорит, полностью расслабившись, дремя на плече Марфы, она видела в этой богом забытой дыре, сейчас она была откровенна лишь с самой собой, по крайне мере ей так казалось. – Она мне столько добра в кавычках сделала. – Продолжала она. – С самого знакомство с ней моя жизнь пошла наперекосяк. Она рассорила меня с мужем, настроила против меня мою дочь, прелестную мою… я даже не могу вспомнить, как ее зовут, мою девочку. – Она сделала паузу, продолжила. – Никто не понимает меня, даже мои родные как это не прискорбно. Я все время хочу вырваться из этого ада! О боже кто б меня понял. Мой муж бывший начальник НКВД, всегда говорил мне, что революция это благо для человечество. Какое благо? Не понимаю. Безпризорщина, разруха, грабежи, убийства. Вот к чему привела эта революция. А Лагужина, посмотрите-ка на нее. – С иронией сказала она. Сидит, пьет горькую. И чего же ей не пить когда ее раскулачил мой муж. Муж которого я благотворю и ненавижу одновременно. – она сделала паузу. – Знаешь. – продолжала она. – мой муж хороший, он терпит меня такую какая я есть. Вот падонок, знает, что я с Лагужиной и не остановит меня. Хотя он что-то сегодня утром говорил мне. – Она зловеще улыбнулась. – ох: – Знаешь, эти солдафоны из НКВД, все такие.

–Какие?

–Гады.

Марфа удивилась, спросила.

–Неужто все гады?

–А то нет что ли?! Он посмотри, сколько безвинных людей навсегда увозят. Все молчат, боятся рот раскрыть, а я не хочу, душа болит за этих несчастных. Так иной раз хочется выйти на улицу набрать полной груди воздух и вовсе что есть мочи крикнуть "ЛЮДИ! ЧТО ВЫ ДЕЛАЕТЕ ЛЮДИ! ОЧНИТЕСЬ ЛЮДИ, ВЫ УБИВАЕТЕ НЕ СЕБЯ А СВОИХ ДЕТЕЙ. ЧТО БУДЕТ КОГДА ВЫ ПРЕБЬЕТЕ ДРУГ-ДРУГА. ОПОМНИТЕСЬ ЛЮДИ!!! ОПОМНЕТИСЬ."

От этих слов Марфа отрезвела. Ей показалось, что Прасковья сошла сума, никто в здравом уме и здравом рассудке не сказал бы то, чужому человеку зная, что этот человек может в один миг сдать тебя властям. А там; – там церемонница с тобой точно не станут, мигом дадут понять кто ты, и какое у тебя место в этой иерархии жизни. Да! Она рисковала, говоря все это. Даже в нетрезвом виде считала Марфа надо знать, о чем и что говорить в каждом случаи жизни. Она спросила:

–Ты и вправду так считаешь?

Та не задумываясь, ответила кивком головы.

–Ага. – И добавила, – Выпить хочу.

–С тебя хватит.

–Что? – возмутилась Прасковья и потребовала выпить.

Любой, кто Марфу знал, что она и себе лишнего не нальет и другим не предложит. И сейчас она понимала что, Прасковья хватила лишнего и вот-вот скажет, что либо такое во всеуслышание, что она да кто бы то либо не смог б ее спасти от неминуемого заточение в НКВД. Да, так оно и будет. Она знала это наверняка. Она подвела ее к барной стойке, и попросила Лагужину помочь ей отвести Прасковью в одну из комнат. Но та сказала:

–Я отвезу ее домой. – Она зловеще улыбнулась вот пусть муж налюбуется на свою ненаглядную.

Марфа усмехнулась.

–Да,– протянула она. – Вот потеха будет.


Глава-3


Ежа домой в совершенно непотребном состоянии Прасковья размышляла. И ее размышление были не лишенных оснований. О чем же она думала? Она сейчас нам поведает. Я в ее подсознание и поговорю ним. Вот оно все пропитое самогонкой, но достаточно ясное для разговора с ним. Я его спросил:

–Ты действительно так думаешь, как говорила Марфе?

е знаю – призналась она – я думаю совсем иначе, чем мое тело. Прасковья хорошая женщин. Немного помолчав, собравшись с мыслями, она мне сказало:

–Я такой сделала ее Лагужина. Мне очень жаль Прасковью но, я ничто не могу поделать. Ее тело как в прочем и тела многих людей не слушают свой внутренний голос, свое подсознание, а оно о многом может рассказать, много что. Если все слушали свой внутренний голос то, многих их можно было б избежать, многих ошибок в жизни человек не сделал. Что говорить, вся жизнь была другой. Это так, и никто меня не переспорит. Я знаю, что многие бояться своих мыслей, пытаются их скрыть, держа их внутри себя. Но это часто приводи в тупик. В один из прекрасных дней, ходит до своей точки кипение, у каждого она своя, и высказывает все, что на душе наболело. Это страшно, страшно, когда понимаешь что, это все не стоило говорить, но уже это все равно и нет пути назад. Да, это так. И пусть я завтра исчезну из ее жизни, если это не правдою.

Эти слова были как нельзя правдивы. Все, что сказала подсознание Прасковьи, о чем она думала, все сейчас она сказало, или не все?

–Жаль, что нельзя зажить по-новому.

–Почему?

–Говорят, кто начинает с из нова, тот кончает плохо.

–Какая чушь! Ты ошибаешься, тот, кто начинает свою жизнь заново, тот ни чуть, не проигрывает, наоборот ему в жизни начинает вести.

–Разве?

–А ты попробуй.

Подсознание задумалось. Ученые, не уставили, есть ли у подсознание, может быть оно есть. Во всяком случи, никто не знает об этом. Оставим эту тему на суд читателей. Одно скажу, это рассуждало подсознание со своим подсознанием. Так оно было.

О чем же в это время думала Лагужина? Сейчас мы об этом узнаем. А думала она ежа а авто вот о чем:

–“Я все правильно сделала, эта дура и пьяница как нельзя сделала все так, как и нельзя лучше. Я ДАВОЛЬНА!!! Эта сука сама не знает, что сыграла мне на руку. Все так, как должно было быть. Я победила. Отомстила за свою испорченную жизнь этой семейки из деревни, этим деревенским недатепам. Знак (V) то есть победа. Да, эта победа. – Она посмотрела на пьяную Прасковью и ее перекосило. – Что спишь, спи, спи. Твой черед настал. Вот сейчас отвезу тебя, куда следует, и посмотрим кто из нас неудачник”.

Как видим, Лагужина была женщиной злой, злопамятной. Общим та еще штучка.

О чем думало ее подсознание, мы сейчас узнаем.

–«Ты права, эта сука достойна наказания».

В голове у Лагужиной возникли фигура. Вот она.

Это было подобие креста. Креста, которого она доселе никогда не видела. Она вздернула головой, и ведение исчезло.

–Фу, что за черт. – В этот момент ей показалось, что сзади кто-то сидит, она остановила машину, обернулась. Никого не было. – Что за черт? – И в этот миг она услышала чей-то голос.

–Любишь зло, я тоже.

–Кто здесь? – Испугалась она. – Я сошла с ума?

–НЕТ.

–Кто ты? – Спрашивала она себя и отвечала; – Я брежу.

–НЕ БРЕДИШЬ. – Ответил кто-то. Добавил словно на смех. – ЕЩЕ ВСТРЕТИМСЯ. – И голос исчез так же внезапно как появился.

Лагужина завила мотор авто и уехала прочь с этого место.

И так Марфа. О чем думает ее подсознание. Сейчас узнаем. А Марфа думала вот о чем.

–«Что она мне наговорила. Бедная женщина. Вряд ли она понимала что говорила, да понимала ли? Вот в чем состоит этот вопрос. Много людей сложила свои головы и головы своих товарищей трепа спьяну, все что ни поподя. Да, это так. Я права. Лагужина тот еще фрукт. – Она сделала паузу в своих размышлениях. – Зачем она ей? Что она хочет от нее? Это не только месть, не только. Я знаю ее мужа, что они хотят через нее избавиться от него. – Предположила она. – Возможно, это так. Но это было б очень банально. Хотя, чем черт не шутит, сейчас в этом мире все возможно, даже невозможное».

Эти рассуждения привели Марфу к тому, что она решила, что Прасковья нужна Лагужиной, для каково-то дело, но какого она не знала.

–Что ж, съезжу к Григорию Ивановичу. – Сказала она вслух. – Что он скажет?

Она вышла из увеселительного заведение, дошла до автобусной остановки, и сев в подъехавший, поехала прочь.

О чем в этот момент думала Фекла, я не знаю. Я даже не знаю, где оно была в этот момент. Да это и не важно. Сейчас к этой истории не имеет никого отношение.

Когда все разошлись, бармен спросил у барменше:

–Зачем Лагужина приходила, да еще привела эту Прасковью?

Та лишь пожала плечами.


Глава-4


-Что так все было, как ты рассказываешь? – Спросил Григорий Иванович у Марфы.

–Так оно все и было на самом деле. – Утверждала та. – Она пришла к нему потому, что когда-то он вытащил ее из НКВД: Они сидели в одной из комнат, окна которые выходили на улицу, и пили кофе с молоком. Так как Марфа после некоторого перепоя приходила в себя.

–Да. – Протянул Григорий, закуривая сигаре, он добавил. – Сегодня она дошла со сваей Лагужиной, до верха неприличия.

–Что ты имеешь в виду?

–А то, что только придурашная станнит общаться с этой Лагужиной. – Пояснил он. И добавил и издевкой. – А она еще дружит с ней?! Я не понимаю таких людей, объясни мне Марфа, что не так с ней а?

Марфа задумалась. За все время, проведенное с Прасковьей, она так и низала, какая она на самом деле. Она лишь женским взглядом, со стороны, объяснить Григорию, что ей нужно, она начала:

–Не знаю, если я права то, чисто с женской точки зрение ей не хватает ласки…

Григорий язвительно улыбнулся. Каму как не ему было известно, что ласки в этой семье не было никогда. Да с чего ей быть-то, когда Прасковья проводила большую часть своей жизни за бутылочкой и вместе с Лагужиной. Он бросил

–Ласка у Лагужиной.

–…мне очень прискорбно это слышать. – Тотчас же добавила она.

–А что здесь прискорбного? – Удивился он.

–Я как женщина, а не могу ни отметить тот факт, что Прасковья, то есть ваша жена, как она катиться в пропасть, и никто не помогает ей образумится.

–А что здесь такого? – Удивился он. – Пьет, это ее дело никак не мое.

–Вы так действительно считаете?

–А вы иначе?

–Я считаю, что Вы и Ваша жена считаете себя каждый богом. Я знаю, что Ваше доминирующие больше чем у Вашей жены. Вы считаете себя богом, богом из плоти и крови. Но это ни так. Вы ТИТАНЫ, или считаете себя таковыми. Но это не так. Титаны гибнут люди то же.

–Что Вы хотите этим сказать?

–Ничего такого, что мог бы сказать человек занятый лишь собой.

–И что это? – Не догадывался он.

–Ласку и понимание. – Сказала она. – Ей не хватает внимание. Она из тех людей, которым нужно все или ничего. Она, как и все женщины любят деньги. Что любит властвовать. Если б не революция я уверенна, что она была б барыней.

–Но революцию для того и сделали, что бы уравнять права всех. – Возразил он. – Что же это получается? Если б не было б революции, то мы жили с ней душа в душу?

–Выходит так.

–Нет, так не пойдет. – Возразил он. – Я не стану ломать свою жизнь ради нее, и потом, если б это было б возможно, но это не возможно. То, что сделано, то сделано, и нет пути назад.

–К сожалению, ты прав Григорий. – То, что сделано, то сделано. Но разве сейчас нельзя сделать ее счастливой?!

–Счастливой? Но как?

–Понимание и ласка, вот что спасет Ваш брак.

Григорий задумался.

–Ты уверенна?

–ДА, УВЕРЕННА. – Однозначно ответила она.

–А где сейчас моя женушка, не знаешь? Домой она еще не возвращалась.

–Она уехала с Лагужиной. – Ответила Марфа. – Я не знаю, куда они поехали.

–Здесь вопрос в другом. – Сказал он.

–В чем?

Григорий нагнулся к Марфе, сказал:

–Вопрос заключается в ином.

–В чем?

–Зачем она ей? Вот в чем вопрос. – И как бы отвечая на поставленный вопрос. – Ее ужели? – Догадывалась она.

–Вот именно.

Что Григорий имел в виду? Все очень просто. Дело было в том, что в те времена, впрочем, как и сейчас, агентов вербовали одним способом, шантажом. А так как директор НКВД знал, что Григорий очень опасен, а арестовать его не представляется никакой возможности, они решили воспользоваться Прасковьей. Как? Я еще не знаю.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2