Дмитрий Блейк.

Пыльца фей



скачать книгу бесплатно

– Спокойной ночи, малыш! – пожелала заглянувшая к нему в комнату Элоиза.

– Посиди со мной, пожалуйста, пока я не засну, – попросил Майкл.

Элоиза улыбнулась и, войдя, села на кровать рядом с мальчиком.

– Ты всё ещё переживаешь из-за тех мыслей, да? – спросила она понимающе.

Майкл молча кивнул.

– Вот заснёшь, а завтра проснёшься и увидишь маму с папой, – сказала Элоиза, проводя рукой по волосам Майкла. – Они вернутся, и тревожное чувство тут же исчезнет.

Майкл слабо улыбнулся словам тёти. Сон понемногу начинал им овладевать, и мальчик постепенно заснул. Ему снилось, как его родители ночью возвращаются домой на автомобиле, преодолевая крутые повороты. Мальчик сквозь сон вновь ощущал нарастающее чувство тревоги.

– Нет-нет, – шептал он сонно, не открывая глаз. – Впереди опасность. Нет. Остановитесь. Прошу!

За очередным поворотом и правда скрывалась, поджидая, опасность. Нечто тёмное, как грозовая туча, выделялось на фоне ночи. Фары автомобиля осветили неведомый сгусток, но луч словно упёрся в глухую стену, не желая его просвечивать. Автомобиль Джеймса и Виктории поглотила густая тьма, а за десятки миль от этого места Майкл проснулся с криком и в холодном поту в своей постели.

– Что случилось?! – спустя несколько минут в комнату ворвалась Элоиза в ночном халате, в руках она держала бейсбольную биту.

– С мамой и папой что-то случилось… – только и мог вымолвить Майкл.

До рассвета было ещё несколько часов, но Майкл знал, что не сможет уснуть, он боялся спать. Нечто тёмное напало на его родителей, прямо посреди дороги. Майкл это знал точно, тётя Элоиза могла отрицать сколько угодно, но мальчик знал, что его сон реален. Он каким-то образом сумел побывать за несколько десятков миль и увидеть все собственными глазами. Майкл боялся, что с его родителями могло случиться что-то страшное.

Элоиза, отставив биту, спустилась в кухню, а уже через несколько минут принесла горячий шоколад.

– Вот, выпей, – сказала она, протягивая кружку Майклу.

– Спасибо, – пробормотал Майкл, но пить ему не хотелось.

– Тебе что-то страшное приснилось? – Элоиза присела на край постели и устремила взгляд голубых глаз на племянника.

Майкл молчал, не спеша отвечать. Он вдруг вспомнил свои волнительные ощущения утром, и то, как ему не поверила Элоиза. Майкл был уверен, что она не поверит ему и сейчас, если он расскажет о своём сне, и мальчик решил, что не будет рассказывать правду.

– Мне приснился кошмар, – сказал он наконец.

– Должно быть, очень страшный, ты так кричал и даже вспотел, – лицо Элоизы выражало тревогу.

– Да, – кивнул Майкл. – Мне приснилась жуткая тень, которая поглотила людей.

– И правда страшно… – Элоиза нахмурилась.

Майкл специально не стал говорить, кого именно поглотила эта тень, незачем Элоизе знать, ещё чего доброго сочтёт сумасшедшим. Он сделал несколько глотков горячего шоколада и, поставив кружку на прикроватную тумбочку, лёг в постели.

Его знобило.

Майкл притворился, что заснул, а когда Элоиза осторожно вышла из комнаты, повернувшись на спину, открыл глаза. Он старался припомнить все детали своего сна: автомобиль родителей ехал по вполне обычному шоссе, пока не зашёл за поворот, где его накрыла подобно покрывалу странная, плотная тень.

Будильник, поставленный на семь утра, зазвенел ровно в назначенное время. Майкл, задремавший в неудобной позе, тут же пробудился. Когда он спустился на первый этаж, нашёл Элоизу на кухне за чашкой крепкого кофе. По виду девушки можно было предположить, что она тоже практически не спала.

– Доброе утро, малыш! – поприветствовала она племянника.

– И тебе, – отозвался Майкл, сев за стол.

Элоиза хотела было что-то спросить, но звонок в дверь помешал. Девушка поставила свой кофе и направилась к входной двери, а Майкл, полулёжа, устроился у стола. Он чувствовал себя неуютно, тревожно и устало.

– Нет! Не может быть! Вы, верно, ошиблись! – услышал Майкл чуть ли не истерические восклицания Элоизы.

Неужели что-то случилось? Майкл навострил уши.

– Вы должны поехать с нами в участок, – услышал он мужской голос, а затем всхлипы своей тёти. – Я подожду вас снаружи.

Входная дверь закрылась, несколько шаркающих шагов – и в кухню вошла Элоиза, а в её голубых глазах блестели слёзы.

– Что случилось? – Майкл чувствовал, как его сердце принялось выбивать сильные, мучительные удары.

Элоиза открыла рот, как будто задыхалась и ей не хватало воздуха, а потом она хрипло разрыдалась. Слёзы хлынули из её глаз подобно ручью, и она не могла их унять. Майкл понял, что его сон сбылся. В глазах внезапно потемнело, и он уже ничего больше не чувствовал. Только сильная боль в сердце и жжение в уголках серых глаз.

Наверное, от состояния шока и последовавших за ним переживаний Майкл ничего не помнил. Понедельник для него прошёл в сплошном тумане, да и последующие дни тоже. Он не мог поверить в то, что его родители погибли. Но больше всего его пугала мысль о том, что он каким-то образом сумел увидеть их смерть. А что если это он навлёк на них беду? Майкл не мог отделаться от этой навязчивой, всепоглощающей мысли.

Утро похорон, как и предыдущие дни, он почти не запомнил. Только некоторые обрывочные моменты, когда люди что-то говорили, клали цветы на могилу родителей, бросали землю. Всё это для него ровным счётом ничего не значило. Кто все эти люди в траурных костюмах? Они пришли проститься, выразить соболезнования, но уже через пять минут забудут о том, что Джеймса и Виктории Уотерс больше нет в этом мире. Что для всех этих людей значит их смерть? Ничего. Лишь притворно-скорбное выражение лица, сочувствие и более ничего. Жизнь продолжается, но только не для Майкла и Элоизы. Сейчас она для них словно остановилась и прекратила своё бесконечное шествие по Вселенной.

– Майкл, постой! – крикнула вслед мальчику Элоиза.

Майкл шагал вперёд, руки в карманах светлых брюк, темно-синий пиджак нараспашку. Ему не хотелось сейчас ни с кем говорить. Только бы скорее добраться до своей комнаты, закрыться в ней и долго-долго не выходить.

Цветочная улица, находившаяся в респектабельном районе, в этот час выглядела тихой и безлюдной, словно опустела вместе с сердцем Майкла. Соседи не стригли и не поливали свои газоны, никаких любопытных взглядов. Но это даже лучше, нечего им лезть и знать то, чего не следует.

– Майкл! – снова позвала Элоиза.

Мальчик, не останавливаясь, повернулся.

– Я не хочу разговаривать. Я просто хочу побыть один. Оставь меня, пожалуйста, одного.

Он первым вошёл в дом и тут же поспешил в свою спальню. Элоиза вошла следом и с беспокойством посмотрела, как он поднимается по ступеням лестницы, а после исчезает на площадке второго этажа.

Войдя в комнату, Майкл с силой пнул ни в чём не повинного плюшевого медведя, что сидел у дверей. Медведь улетел к окну и шлёпнулся на пол. Мальчик принялся метаться по комнате, словно это могло как-то облегчить его состояние. Внутри всё горело и рвалось на части. Он подошёл к письменному столику и выплеснул всю свою боль, всю свою злость на мир, расшвыривая тетради, карандаши, рисунки, игрушки и все, что попадалось ему под руку. Глобус раскололся надвое, сильно ударившись о противоположную стену комнаты, а настольная лампа уныло повисла на проводе. Майкл ощутил большой ком в горле, а после слёзы, горячие, обжигающие слёзы потекли по его щекам. Мальчик сел в самом дальнем углу своей комнаты, даже не стараясь их вытирать, и проплакал весь день до самого вечера, пока к нему в двери не постучала тётя.

– Малыш, я могу войти? – спросила она робко.

Майкл вытер рукавом слёзы и, подойдя к двери, открыл её.

– Да, – сказал он сипло.

Элоиза вошла в комнату с тяжело нагруженным подносом, на котором были любимые лакомства Майкла: апельсиновый сок, овсяное печенье и шоколадный рулет, а ещё в центре стояла тарелка грибного супа со сливками.

– Я подумала, что ты голоден, – и она подала поднос племяннику.

– Спасибо, – без всякого энтузиазма отозвался мальчик и поставил поднос на письменный столик.

Элоиза окинула взглядом полуразрушенную комнату, но кричать не стала, а только печально вздохнула, присев на край постели.

– Я тут подумала, – начала она, тщательно подбирая слова. – Может, нам стоит уехать в другой город? Там мы могли бы начать всё сначала.

– Мне и здесь хорошо, – отозвался Майкл, перебирая в пальцах рук овсяное печенье. – Это дом мамы и папы, я не хочу уезжать и забывать их.

– Ох, малыш, – на глаза Элоизы навернулись слёзы. – Ты их не забудешь, даже если переедешь далеко-далеко. Они всегда будут в твоём сердце, но иногда нам необходимо делать этот шаг, чтобы продолжить жить дальше.

Майкл посмотрел в заплаканное лицо своей тёти. Он знал, что она испытывает боль ничуть не меньше, чем испытывает её он сам. Вчера вечером он вышел из своей спальни и, спустившись вниз, увидел, как Элоиза перебирала вещи своей сестры Виктории, рассматривала её фото, а после, не сумев сдержаться, разрыдалась. Элоиза и Виктория оправдывали своё родство и были не только родными сёстрами, но ещё и лучшими подругами. Майкл это знал по многочисленным семейным рассказам и видел, как они относились с теплотой и заботой друг к другу.

– Я знаю, – сказал Майкл. – Но пока я не хочу покидать этот дом.

Элоиза поцеловала Майкла в макушку.

– Ешь суп, а потом ложись спать. Тебе нужно отдохнуть и выспаться, завтра в школу, – сказала она и вышла из комнаты.

Майкл без особого аппетита съел приготовленное тётей, потому что знал, что его мама не хотела бы, чтобы он голодал и предавался унынию. Мальчик переоделся в пижаму и залез под одеяло. Он ещё долго лежал без сна, размышляя, но все-таки объятия Морфея поглотили его сознание, и Майкл погрузился в сон. Ему снились его родители. Они пребывали в каком-то неизвестном, но волшебном месте. Всё вокруг было красивым, необычным и ярким, как в какой-нибудь сказке.

Сквозь тюлевые шторы комнату ярко освещала луна, создавая в ней поистине волшебную атмосферу. Игрушечные солдатики стояли на полу на своих позициях, охраняя вверенные им владения, а несколько машинок служили заграждениями от опасности. Со стола спрыгнуло нечто круглое, похожее на футбольный мяч, и с кошачьим топотом пробежало под кровать мальчика. В приоткрытую форточку влетело четыре разноцветных огонька размером не больше кофейной чашки. В тот же момент комнату наполнила успокаивающая мелодия, медленная, невесомая, словно её исполнял сам воздух. Над ухом мальчика прошелестели чьи-то крылья, и он сонно махнул рукой, как будто отгоняя муху.

Ночь всегда была временем магии, волшебства и чудес. И эта ночь не стала исключением, но Майкл ничего этого не видел, он улыбался сквозь сон, а его сердце наполнялось теплом и радостью, ведь сейчас он находился рядом со своими родителями. Что может быть для ребёнка важнее любви, заботы и внимания родителей? Это самый ценный дар, который родители могут дать своему чаду.

Глава III, в которой происходят странные события

Мальчик открыл глаза и с разочарованием обнаружил, что лежит дома, в своей постели. Он сразу же осознал, что это был всего лишь сон. Его родители умерли, и ничто их не могло вернуть назад.

Сегодня пятница, а значит, последний учебный день – и наступят выходные. Майклу не хотелось идти в школу. Он знал, что другие дети будут к нему снова приставать, а некоторые даже и смеяться. Какой жестокий несправедливый мир, – думал в сердцах Майкл, лёжа в постели.

В двери постучались, и раздался голос тёти.

– Вставай, Майкл. Ты опоздаешь в школу. Я тебя сегодня отвезу.

– Хорошо, – отозвался мальчик без особого энтузиазма.

Уже сидя за столом и поглощая свой завтрак, Майкл старался припомнить все детали своего сна. Ему снились родители, и это он хорошо помнил. Но что-то во сне было ещё… что-то необычное, волнующее и даже пугающее. Что же это было?

– Майкл, ты как себя чувствуешь? – озабоченно спросила тётя, глядя на отсутствующее выражение лица племянника.

Майкл слегка встрепенулся и отозвался.

– Я в норме, просто переживаю о сегодняшнем дне в школе.

Он не хотел рассказывать о своём сне Элоизе и сам не понимал, почему не хочет этого делать. Взрослые не верят в волшебство, и наверняка тётушка только посмеётся над ним, а он не хотел, чтобы его мечту осмеяли. Люди слишком часто смотрят на вещи прямо, не понимая их глубины. Майкл верил своим снам и надеялся, что эти сны – реальность. Ему хотелось, чтобы его родители были живы, чтобы Джеймс вновь вошёл в кухню, и они бы отправились на озеро порыбачить, а Виктория пожелала бы удачи. Майкл надеялся, что однажды их увидит, что сны приведут его к родителям.

Всю дорогу до школы мальчик провёл в размышлениях. Смутно, краем своего сознания он слышал доносящиеся как будто издали слова тёти, наставляющие его и советующие не переживать.

– Я заберу тебя в три, – пообещала Элоиза и поцеловала племянника в щеку. – Учись хорошо и не обращай внимания на всяких дураков.

– Не буду, – отозвался Майкл и вылез из машины.

Он остановился через несколько шагов и посмотрел вслед уезжающему автомобилю его тёти. Ах, как же ему не хотелось переступать порог этого заведения.

День стоял солнечный и такой же жаркий, как все предыдущие. В небе гуляло несколько пышных молочных облачков, а солнце слепило глаза. Дети спешили в школу. Каждый шёл с другом или подругой, о чём-то смеясь и переговариваясь. Майкл учился в частной школе, и все ученики носили одинаково тёмно-синюю форму.

Вздохнув и покорно двинувшись навстречу судьбе, Майкл обогнул фонтан и вошёл в школьное здание.

– Эй ты, сопляк! – тут же прозвучал угрожающий голос.

Майкл замер. Нет, только не это! Только не сегодня!

– Ты что, оглох?! – над мальчиком нависла огромная туша, похожая на свинью в человеческом обличии. Даже его нос, вздёрнутый кверху, напоминал пятачок-рыльце.

– Кевин? – сказал мальчик и попятился назад.

Ему совсем не хотелось ввязываться в неприятности, но с этим Кевином иначе было просто нельзя.

– Давай сюда деньги! – угрожающее хрюкнул Кевин и захрустел костяшками пальцев.

– У меня нет денег, – спокойно ответил Майкл.

– Что, твои родители такие бедные, что не дают денег на обеды? Хотя постой, – он сделал притворно жалостливый вид и добавил. – У тебя же нет родителей. Они умерли, – и парень вместе со своими дружками зло расхохотался.

Майкл поджал гневно губы и сжал ладони в кулаки. Кевин был раза в два больше Майкла и раза в три шире, но мальчик не мог терпеть эти насмешки… и он ринулся на Кевина с кулаками. Наверное, друзья здоровяка просто растерялись от неожиданности, но они ничего не предприняли, а Майкл колотил по всему, до чего мог дотянуться. Он готов был кусать, царапать, но причинить такую боль, на какую только был способен. Ему хотелось сделать больно Кевину, чтобы он почувствовал и пострадал за свои слова.

– Что тут происходит?!

Прозвучал громогласный вопрос, а затем Майкл ощутил сильную боль в правом плече. Это учитель английского оттащил его от Кевина.

– Драка? – спросил он и, не дожидаясь ответа, добавил: – Драки строго запрещены в коридорах школы. Вы будете наказаны, Майкл Уотерс.

– Нет, вы не поняли… – хотел было возразить Майкл, но злая рука мистера Гилберта уже тянула его в кабинет директора.

Мальчик успел только заметить хихикающих дружков Кевина и его самого, грозящего расправиться с ним, Майклом, после школы.

Губа сильно кровоточила, а волосы были растрёпаны. Какая несправедливость, – думал Майкл, сидя в директорском кабинете и выслушивая что-то про ненадлежащее поведение и хулиганство. Почему, спрашивается, не наказали Кевина? Ответ крылся в том, что родители Кевина помогали школе, делали пожертвования и участвовали в разных мероприятиях. Он все равно что имел государственную неприкосновенность.

– Можете идти, мистер Уотерс, и помните, – что в следующий раз я могу наложить на вас наказание. – А пока я напишу вашей тёте.

Майкл посмотрел на очкастую физиономию директора, которая ассоциировалась у него с тушканчиком и поблагодарил его за оказанное понимание и доброту. Хотя выйдя из кабинета минутой позже, Майкл ничего подобного не ощущал по отношению к своему директору, мистеру Батлеру. Он вообще ничего не чувствовал. Его словно окутывала невидимая сфера безразличия ко всему происходящему. Иногда мальчику казалось, что он уже больше никогда не сможет чувствовать счастье или волнительное любопытство.

Занятия в школе завершились раньше обычного, потому что мистеру Роули пришлось срочно уехать в больницу, – его жена рожала. Майкл сразу же покинул школьное помещение. Ему хотелось как можно скорее попасть домой и побыть в одиночестве, но он должен был дождаться Элоизу.

Мальчик посмотрел на карманные часы, что подарил ему отец. На них было ровно 14:20. Ещё сорок минут, – подумал в отчаянии Майкл и вышел за ворота школы.

– Ну что, мелюзга, – раздался голос справа. – Теперь тебя некому защитить. Мистера Гилберта нет, и мы не в школьном коридоре. Ты заплатишь мне вот за это, – и Кевин показал на глубокий порез, что саднил на его щеке.

Двое верных подпевал Кевина, Скотт и Фил, тут же угодливо загоготали. Они явно предвкушали веселье.

– Шёл бы ты отсюда, Кевин, – предложил Майкл, убирая часы назад в карман.

– О, – протянул толстяк. – Кто-то у нас умеет говорить. Что ты там убрал в карман? Ну-ка покажи нам, – и все трое угрожающе шагнули на Майкла.

Мальчик осмотрелся по сторонам, но рядом никого не было. Майкл никогда не числился трусом, но с тремя парнями старше него ему не справиться. Тогда он решился на отчаянные меры. Майкл закричал и бросился им навстречу. То ли неожиданность действий Майкла, то ли что-то ещё, но противники замешкались на долю секунды, и Майкл проскочил через них, уронив всю троицу.

– Скорее за ним! – завопил толстяк, барахтаясь лёжа на спине.

Майкл мчался что было духу, преодолевая узкие улочки, ящики и мусорные бочки не хуже профессионального бегуна на забеге с препятствиями. Он не оглядывался назад, но знал, что злополучная троица его преследует. Сердце бешено стучало в груди, готовое вот-вот вырваться.

– ТЫ ТРУП!!! – кричал Кевин, надрывая горло.

– Да, ты труп! – поддакнули эхом Скотт и Фил.

Майкл нырнул за поворот и наткнулся на заброшенный дом. По виду это был чей-то особняк, давно нежилой. Он каждый раз попадался ему по дороге домой, но Майкл никогда прежде к нему не приближался. Ходили слухи, что в доме живут призраки. Майкл дёрнул входную дверь, но она оказалась запертой. Руки тряслись, едва его слушаясь. Мальчик спрыгнул с крыльца и поспешил к чёрному входу.

– Где ты, сопляк?! – звучали громкие голоса. – Только попадись нам, и ты не жилец!

Майкл чувствовал, как они приближаются. Он дёрнул ручку двери, но и та тоже оказалась запертой. Мальчик быстро обшарил место глазами, пытаясь найти какое-то укрытие. Мозг лихорадочно соображал.

Соседний дом отделял забор решёткой, за которой с лаем бегала большая собака. Рядом стояли пустые мусорные баки, а за ними… сердце Майкла радостно подпрыгнуло. Там было небольшое окно, ведущее в подвал дома, и оно было открыто. Мальчик недолго думая нырнул в него и, присев у подвальной стены, замер.

– Куда он делся? – презрительно поинтересовался Кевин у своих дружков.

– Может, забежал в дом? – с тревогой и страхом предположил Скотт.

– Нет, такой трус, как он, испугается этого мрачного домишки, – отозвался толстяк, но голос его слегка дрожал.

Майкл, усмехнувшись «про себя», понял, что Кевину не сильно-то хочется заходить в этот дом, о котором так много ходит страшных слухов.

– Пошли, поищем его в другом месте, – наконец предложил толстяк, и вся компания ушла.

Майкл облегчённо выдохнул. Не успел он откинуть голову назад, чтобы перевести дух, как вдруг заметил нечто быстрое и светящееся. Странный огонёк был размером не больше теннисного мяча. Он двигался, оставляя за собой светящийся жёлтый шлейф, так быстро, что мальчик едва успевал за ним следить.

– Кто ты? – спросил он, заворожённо глядя на огонёк. – Что ты?

Огонёк скользнул возле пыльного полотна, скрывающего напольное зеркало, пронёсся меж старой пыльной мебели и остановился перед мальчиком.

Майкл сощурил серые глаза и увидел в огоньке нечто, напоминающее женское человеческое тельце. Мальчик не поверил собственным глазам. Он качнул головой, сделав шаг назад, и наткнулся на подвальную стену.

– Кто ты? – повторил он свой вопрос. – Я тебя уже видел, тогда, на озере.

Он не боялся этого странного существа, но чувствовал с ним необъяснимое родство. Как будто этот огонёк был его давним другом. Майкл протянул руку и ощутил исходящее от огонька лёгкое тепло, как от включённой лампочки.

– Поймай меня, Майкл Уотерс, – весело смеясь, предложил огонёк.

Не успел Майкл ответить, как огонёк скользнул меж его пальцев, завертелся вокруг головы мальчика, едва не вызвав у того головокружение, а после вылетел в открытое окно.

– Постой! – завопил Майкл, но светящийся огонёк уже умчался.

Мальчик просунул рюкзак в окно, затем вылез сам и, перекинув сумку через плечо, побежал за золотистым шлейфом, оставленным, несомненно, огоньком.

Майкл бежал несколько минут по городским улочкам навстречу удивлённым лицам прохожих и не замечал ничего. В голове будто стучала мысль: «догнать-догнать-догнать». Он бежал изо всех сил, точно так же, как недавно от банды Кевина.

Майкл резко остановился. Он не понимал, что только что произошло. Городские улицы, прохожие, дома, – все исчезло. Вместо этого был сплошной лес. Мальчик сделал шаг назад, и под его ногами, хрустнув, сломалась сухая ветка. В лесу почему-то было темно, как будто резко наступила ночь. Но этого просто не могло быть! Хотя как он тогда оказался в лесу? Если он, Майкл, сумел преодолеть такое расстояние за считанные секунды, то может быть и время могло пройти так же быстро? Мальчику стало страшно от этой мысли. Похоже, что время и пространство его каким-то образом перехитрили.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное