Дмитрий Ангелов.

Разум в лабиринте



скачать книгу бесплатно

© Ангелов Д., 2017

© Издательство «Буквально»

* * *

Пыль истории

1

Эта история берет свое начало с простой, банальной ситуации. Игорь – так зовут главного героя, который, сам того не подозревая, стал участником очень интересных событий.

Обычная московская семья. Игорь – глава семьи, чиновник средней руки, его жена Ирина – домохозяйка и две дочери подростка со своими сложностями, любовными переживаниями, девичьими интригами и кучей проблем. Проживали они в небольшой квартире, правда, в самом центре Москвы. И как во всех семьях, устающих от городской суеты, в семье нашего героя наступил период, когда ее члены начали задумываться о загородном домике. Не отличаясь индивидуальностью, в определенный период они решили обзавестись загородной недвижимостью. По долгу службы знакомые риелторы предложили больше ста вариантов, но после мучительного отбора выбор пал на старенький, но очень добротный домик с небольшим участком земли не так далеко от Москвы.

Отпросившись на работе, Игорь решил еще раз посмотреть на свое приобретение. Вместе с Ириной, его супругой, они поехали за город. Всю дорогу Ирина молчала, что-то тревожило ее, но голова Игоря была переполнена лишь мыслями о новом приобретении. Добравшись до места, Ирина пошла в дом, а Игорь решил просмотреть свои владения снаружи.

«Как тут красиво! Высокие сосны вперемешку с березами и липами. У нас будет свой кусочек леса. Тут, наверно, и грибы есть», – с восхищением подумал Игорь.

От переулка их участок отделял полусгнивший забор. Калитка висела на проволоке. Игорь вышел в переулок, чтобы рассмотреть, кто соседи. Навстречу ему попался старик. Он остановился, протянул Игорю руку со словами:

– Здравствуйте! Вы, наверно, новые соседи?

– Да, мы только что купили этот дом, – ответил ему Игорь.

Он протянул старику руку. Рукопожатие старика было очень крепким для его возраста. Он смотрел в глаза Игорю, и от его взгляда тому стало не по себе. Отпустив руку Игоря, старик сказал, что все будет хорошо, если Игорь будет ценить главное. Он улыбнулся и пошагал восвояси.

«Странный старик, – подумал Игорь. – Что он имел в виду?»

Не придав особого значения словам старика, он пошел в дом.

Начало

Вся история, которая здесь рассказана, от начала и до конца вымысел. Некий бред на тему сознания. Порой наше сознание играет злую шутку не только с нами, но и с целыми цивилизациями, влияя на ход исторических событий.

Наша Земля встала на путь перерождения. Это пятый период от создания.

– Как это могущественно и прекрасно! Терять все и приобретать заново. Этим великим перерождением человеку пора воспользоваться и стать самостоятельным путешественником во Вселенной. Юи! Ты никогда не задумывался, по какой причине Первые нам мешают общаться с цивилизациями на других планетах? Мы же знаем, что таких планет как минимум 1991.

– Уе! Ты прекрасно понимаешь почему! Они не созрели в социальном плане, и наш контакт приведет к нарушению эволюции сознания.

Они просто будут опасны и могут разрушить Предел и всю гармонию, созданную нашими предками.

– Хорошо! Я задам другой вопрос. Почему Первые запрещают нам работать над временными пространствами с материальными предметами? Почему они так заботятся о нашей идентичности, сохраняя определенный перечень и порядок? На самом деле с возрастом в моей голове вопросов больше чем ответов.

Юи молчал. Он никогда не мешал своему учителю размышлять. Мысли учителя уходили так далеко вперед, что Юи привык молча слушать и порой не думать, о чем говорит учитель, размышляя вслух.

– Ты остаешься, Юи?

– Да! Так решил Совет. Нас будет девять.

– Для чего это понадобилось Совету? Можешь не отвечать! Истина все равно за Пределом. В разумном состоянии мы прожили на этой планете почти триста тысяч лет. Мы научились всему. Мы добрались до Предела. Совет познакомил нас с Первыми. И вот наступил наш черед уйти за Предел. Земля, как умный организм, сбрасывает с себя всю шелуху предков, оставляя зеленые луга потомкам.

– Великий Уе! Ты познал истину раньше, чем я, на несколько тысяч лет. Ты был за Пределом. И после всего ты мне задаешь вопрос?!

– Нет. Не ответ я ждал от тебя. Я лишь хотел еще раз увидеть твои эмоции. Ты же знаешь, за период своих путешествий я потерял чувства. Но в моей памяти они еще существуют. О, это прекрасный дар, который по своей глупости мы растеряли и не можем его вернуть. Это плата за способность оставлять материальный мир и переводить свою идентичность в эфирное состояние.

– Учитель! Я понял твою просьбу. Но ты должен понять, нам будет невозможно вселяться в разумных существ, учитывая период перерождения нашей планеты, до способности сохранять жизнь на ней в материальной оболочке.

– Юи! Ты не прав! Находясь в состоянии высвободившей идентичности, постарайся сохранить свои чувства. Освободив свое тело, твоя идентичность будет состоять из лигунов, а ты знаешь, что они способны сохранить чувства.

– Да, но они во много раз меньше вируса, о каких чувствах можно говорить?

– Можно! Я знаю точно! Ты знаешь цель и задачи, которые вам ставит Совет. Они в первую очередь заботятся о Пределе и самых Первых. А кто позаботится о наших потомках? Чувства тебе помогут сберечь тех, кто будет после нас. Считай это своей миссией. Я, как Старейший, вправе дать тебе это поручение. Я дам тебе нечто большее – это поможет тебе.

Уе исчез. Исчезла его идентичность. Но осталось странное чувство его присутствия.

Юи еще долго стоял у края платформы и наблюдал извержение сразу двух вулканов. Вся поверхность земной коры была покрыта ручейками магмы. Лучи солнца из-за пепла и пара уже несколько сотен лет не могли пробиться к земной поверхности.

Движение земной коры усиливается, и уже очевидно, что в ближайшее время планета совершит свой очередной кувырок, уничтожив все живое. И лишь маленькие лигуны сохранятся где-то глубоко под землей, для того, чтобы вновь дать жизнь на этой планете.

Возможно, такой разговор состоялся между нашими предками несколько сотен миллионов лет тому назад. Возможно, они не первые из разумных существ, кто населял нашу планету и достиг высокого уровня развития цивилизации.

Порой вся наша жизнь идет по какому-то немыслимому сценарию. Когда мы устаем сопротивляться, мы виним во всем судьбу. Может, судьба – это и есть сценарий, придуманный предками, которые живут вместе с нами и пишут нашу судьбу, определяя уровень нашего развития и уровень нашего сознания.

Наше сознание порой великий дар, а чаще инструмент в руках умелых кукловодов.

Код революции

Прошло время. Игорь горел желанием показать дом своим дочерям, и все они с нетерпением ждали выходных. И вот весенним ранним утром семья в полном составе подкатила к своему загородному приобретению. Участок был запущен, сухая высокая трава, кусты росли по всему саду. В глубине зарослей виднелся дом в два этажа. Первый этаж был кирпичный, второй из больших тесаных бревен. Красивые резные ставни на окнах делали дом похожим на какой-то сказочный терем. Хоть и по внешнему виду дома можно было определить его немолодой возраст, в нем было что-то, что привлекало. На удивление, внутри было полное убранство. Старая мебель была закрыта чехлами из белой ткани. Вся обстановка напоминала пятидесятые годы прошлого века. Толстый слой пыли как бы предохранял все внутри. Зал был большой и просторный, на потолке висела большая бронзовая люстра. Ровно под ней стоял обеденный стол и шесть больших стульев. В дальнем углу – небольшой диван, подле него журнальный столик. Желтые стены выдавали возраст этого помещения. И белые квадраты на стенах указывали на то, что когда-то тут висели не то картины, не то фотографии. Остались лишь мощные крючки. Справа была лестница на второй этаж. Там были спальни, одна из которых была явно детской. Игрушки из прошлого валялись на полу, и детская металлическая кровать стояла у окна. Все в доме говорило о том, что тут давно никого не было.

Закончив обследование, жена и дочери взялись за уборку. Помыть весь дом было непросто. Игорь носил воду из колодца, девчата махали тряпками. День подходил к концу, и стоял вопрос о ночлеге. Все были готовы как ехать домой, так и остаться тут. В машине лежали одеяла, надувные матрасы, подушки и немного провизии. Усталость решила за них все. Ирина по-быстрому приготовила ужин и все уже сели за стол, как вдруг кто-то постучал в дверь.

– Здравствуйте! Я ваш сосед.

И в дом зашел человек весьма преклонного возраста. Вошедший был высокого роста, с коротко подстриженной полностью седой головой, в руках была трость. Первое, на что все обратили внимание, это хорошо выбритое лицо старика и принесенный им запах старого одеколона «Шипр». Обычно люди такого возраста уже не могут аккуратно бриться. Да и вообще опрятность стариков не их конек, а тут все было с точностью до наоборот.

– Меня зовут Захар Степанович, – чуть сиплым, но уверенным голосом произнес незнакомец. – Я так понимаю, Марина Сергеевна умерла?

– А кто это, Марина Сергеевна? – спросил Игорь.

– Ну, как же, хозяйка этого дома.

На вид старику было лет сто, но он довольно бодро говорил и хорошо двигался. Потенциал у дедушки еще явно был.

– Проходите, присаживайтесь, я вас напою чаем, – предложила Ирина, включившись в разговор.

Дед по чистому полу поковылял к столу, не сняв грязные сапоги. Из кармана своего безрукавного ватника достал маленькую баночку малинового варенья.

– Попробуйте. Малина у меня самая вкусная в этих местах.

Варенье и правда было нереально вкусным. Да и баночка была странной – походила на бочонок. Раньше в таких банках мед продавали. За кружкой чая с вкусным вареньем дед начал рассказывать историю о бывших хозяевах этого дома:

– Много годков прошло, да и в живых уже никого не осталось. Но стены этого дома помнят плохие и хорошие времена. Когда на выходных или на праздниках в нем собирались большие компании, а детский смех тут лился рекой, и мальцы то и дело сбивали с ног взрослых, играли в красноармейцев. Многое помнят эти стены. И похоронки с войны, и аресты НКВД. Была богатая история. Но вот уже шестьдесят лет в нем тишина. Это была не просто дача, это была госдача. Эти стены помнят и нашего вождя товарища Ленина, хотя и таблички на доме нет. Этот дом построили еще в 1920 году для товарища Серго. Он был отцом Марины Сергеевны и работал секретарем-шифровальщиком у самого Ленина. До самых последних дней вождя он не отходил от него. А после смерти лишь ему было позволено редактировать труды Ильича. В 1938 году его арестовали и прямо из этого дома увезли навсегда, с того дня никто не знает, где его могила и как он умер. В семидесятых годах я пробовал поднять архивы по его делу, но они до сих пор под грифом «секретно», без срока давности. Несмотря на то, что я имел безграничный доступ, меня к ним не подпустили. Муж Марины Андрей был учеником Серго, с трудами нашего вождя они работали вместе. Погиб в 1941-м. Он так и не увидел своего младшего – когда его забрали на фронт, Марина была на шестом месяце. Ну, а в 1945-м Марину с детьми арестовали. И только в 1954-м она вернулась в Москву. Детей так и не смогла найти, хотя посвятила этому всю свою жизнь. Да и как их найдешь, дали сразу другие имена и фамилии.

Он еще долго рассказывал, и в голове Игоря зарождался план. Он представлял, как гордо будет хвастаться своим приобретением перед коллегами. За разговорами наступил глубокий вечер. Гость, взглянув на часы, быстро засобирался домой и со словами: «Будет время, я вам больше расскажу», – ушел к себе.

Все улеглись спать.

2

Наступило утро. Водопровода в доме не было. Да и вообще все удобства были на улице, этот неприятный факт утром дал о себе знать. Дочери первым делом заявили:

– Пока туалет и душ не переедут внутрь дома, мы больше сюда ни ногой.

За свою жизнь им не довелось ходить в туалет на улице. Кроме удобств, надо было решать вопрос и с отоплением. Все отопление было печное, хотя Игорь увидел неподалеку газовую трубу. Еще один вопрос надо было решать в первоочередном порядке: нужно бурить скважину и воду заводить домой. В общем, не дом, а сплошная стройка. Конечно, можно было оставить все как есть и наслаждаться первобытностью, но супруге Игоря и дочерям этот вариант явно бы не подошел. Раздумывая и прикидывая расходы, Игорь отправился изучать дальше свое приобретение.

Под лестницей была еще одна комната, вчера ее не разглядели. Да и в первый раз, когда Игорь осматривал с риелтором дом, ее также упустили. Это был кабинет. На удивление, пыли в кабинете не было, да и разбросанные книги, причем довольно старые, лежали в определенном порядке, будто кто-то что-то искал, но не хотел повредить книги. Их было много. В большей части они были про советскую власть или про эпоху того времени. Огромные стеллажи до потолка, большой стол, огромное старое кресло – выглядело все очень интересно. Сохранилась даже большая стеклянная чернильница – Игорь такие видел в фильмах. Уборка пыли с книжных полок была непростой задачей. Комнатная лестница была старой и не внушала доверия, поэтому пришлось притянуть стул и стол. Вытирая пыль с самого верха, дочь смахнула веником небольшую книжицу. Книжица упала на пол, и из нее выпал конверт-треугольник. Ровно такой, какие письма отправляли с фронта. Не удержавшись, все дружно решили прочитать письмо.

«Ноябрь 1941 год. Блиндаж. Очень холодное утро. Немцы молчат. Редкие выстрелы слышны. Замерзло все вокруг. Вдоль стен спят солдаты. Лишь редкие стоны раздаются. Очень много раненых. Меня царапнуло по левому предплечью вчера вечером. Стираные бинты уже не белого цвета. Страшно. Жуткая война. Что дальше? Как выжить, как отстоять хоть клочок земли? Немцы давят и давят. А что, если я не выживу? Нужно написать обо всем тебе, ты должна знать. Это важно. Пусть сегодня мой груз-бред не нужен никому, но наступит завтра».

И подпись: «Андрей».

Письмо из прошлого. Это было настоящее письмо с фронта. Внизу письма были нацарапаны еще непонятного смысла слова.

«Помнишь мою книжицу в кожаном переплете? Найди ее. Она вся исписана цифрами. Ты поймешь, что это за цифры. Найди томик Блока, который всегда лежал у меня на столе, ты знаешь, что с этим делать. Ты у меня умница, большая умница. Эту тайну оставил мне твой отец. Видимо, из-за этой тайны его и арестовали».

И именно эту книжицу Игорь держал в руках. Томик Блока он тоже нашел. Вся книжица была исписана буквами и цифрами, смысла в них не было. Все это напоминало шифр. Холодок пробежал по спине Игоря: он почувствовал прикосновение к истории. Это странное чувство азарта, тайны и приключений просто ворвалось в его разум. Кто это хоть раз испытал, не забудет его никогда. В тот момент Игорь и представить не мог, какие приключения его ждут и каким опасностям он подвергнется сам и подвергнет свою семью.

3

Однажды у нищего путника спросили: «Чего ты боишься больше всего?» «Хранить чужую тайну», – ответил он. На следующий день его нашли мертвым. Вот так и Игорю досталась чужая тайна. Да не просто тайна, а тайна великой аферы, которая удалась.

Есть блокнот – наверное, с шифром. Есть письмо. Есть тайна, но что дальше? Сосед! Лишь он поможет распутать клубок.

Выходные шли своим чередом. Девочки закончили уборку. Жена составила смету ремонта и составила коротенький перечень необходимой мебели. Все это выглядело фантастично, так как еще за дачу надо было гасить кредит, и для покупок средств не было.

Из головы Игоря не выходили последние строчки письма. И он решил нанести соседу ответный визит. По дороге Игорь разрабатывал краткий план вопросов: они должны были звучать так, чтобы сосед не заподозрил о находке.

Захар Степанович жил в соседнем доме, значительно меньшем, чем дом Игоря, но возраст дома был такой же. Сосед сидел на веранде и читал газету. Увидев Игоря, попытался вскочить, но это выглядело лишь приветственным подъемом – возраст давал о себе знать.

– Здравствуйте, новый сосед! – сказал он. – Проходите, я вас напою чаем.

Убранство в доме напомнило Игорю его детство. Мебель была из семидесятых годов. Бросались в глаза чистота и порядок. Служака, подумал Игорь, сразу видно.

Вдоль стен стояли большие шкафы, снизу доверху набитые старыми папками. Жилье Захара Степановича напоминало архив уездного значения.

Встреча прошла сухо, Захар Степанович без особого желания говорил о старых хозяевах дачи соседей, все больше о современной политике. Игорь понял лишь одно, что сосед служил в НКВД и дачу эту получил в награду. Близких у него не было, и остаток жизни он проживал на этой даче. Выглядел он очень одиноко.

«Не хотел бы я так встретить старость, оставшись лишь наедине со своими воспоминаниями», – подумал Игорь.

Не получив никакой новой информации, он побрел домой.

Выходные прошли, Игорь с семьей вернулись в Москву. Рабочая рутина затянула его, как болото усталого путника – медленно, но надежно. Дни шли. Кончалось лето. Осень раздела все деревья. Кругом валялась листва, а дворники не успевали ее убирать. Пошли долгие холодные осенние дожди. Люди, скрываясь под зонтами, походили на грибы в лесу. Кругом была грязь. Дача пустовала. Было просто не до нее.

Однажды Игорь вернулся с работы вечером, а дома его ждал сюрприз. Сосед по даче распивал у них в квартире чаи. Увидев Игоря, он привстал и пристально посмотрел ему в глаза. Взгляд старика был очень тяжелый. Просверлив Игоря взглядом, он задал хитрый вопрос:

– Что случилось?

Игорь не понял вопроса. Возникла пауза.

– Что случилось? Вы что-то нашли? – повторил Захар Степанович.

Его вопрос поставил Игоря в тупик, и он, как на допросе, рассказал Захартепановичу все о своей находке.

Дед попросил посмотреть письмо и книжицу. Игорь достал из шкафа свои находки и протянул ему. Было видно невооруженным взглядом, как лицо Захара Степановича напряглось. Дрожащей рукой он бережно взял блокнот и начал листать, будто понимал, что написано. Затем попросил карандаш и листок бумаги. Все долго наблюдали, как он выписывал какие-то знаки, что-то у него не получалось, он нервничал, затем хохотал, как ребенок. Эта сцена всех заинтересовала. Весь этот цирк продолжался минут сорок.

– Нет. Я определенно не смогу.

– Что не сможете? – спросил Игорь.

– Ничего не смогу.

Он повернулся к Игорю, в его глазах были слезы.

– Эта тайна умерла вместе с Мариной. Ее муж и отец были очень талантливые шифровальщики. Это определенно не простая задача.

От недосказанности и непонимания Игорь начал нервничать.

– Захар Степанович, расскажите нам поподробнее.

– Это старая история с плохим душком. Да и сегодня истина, какой бы она ни была, пользы нашему многострадальному государству не принесет. Лучше пусть все умрет. Да может, все это бред. Плод воспаленного ума товарища Сталина и Берия.

– Что за бред? – не мог успокоиться Игорь.

Дед мило улыбнулся и спешно засобирался домой.

На выходе остановился и попросил Игоря проводить его до остановки.

По дороге он взял Игоря под руку и на ухо сказал, чтобы на все выходные он приехал к нему на дачу. И добавил, что это будет интересно.

Дни летели. В пятницу Игорь сел в свой авто и помчался на дачу. Моросил осенний дождь. Трасса была забита дачниками. Для горожан были последние дни для уборки оставшегося урожая, да и так дел на дачных участках всегда хватало. Нужно было подготовить свои огороды к зиме. Доделать, пока еще было не холодно, дела, которые остались с лета. Многие просто покидали город, устав от суеты. Свернув на проселочную дорогу, объезжая лужи, Игорь умудрился засадить свою машину по самое пузо в грязь. В надежде, что кому-нибудь по этой дороге понадобиться проехать, он сидел и ждал помощи. Прошел час. Так и никто не появился. Значит, надо шагать. Тем более тут было уже рукой подать. Вот только машину тут не бросишь. Застряв в самой большой луже, Игорь загородил весь проезд. Проклиная себя за эту поездку, он побрел в направлении трассы. Как назло, дождь не прекращался. К счастью Игоря, навстречу попался уазик. Через двадцать минут удалость вытащить машину и добраться до соседа.

– Проходи, Игорек! – приветливо встретил Игоря старик, принимая мокрое пальто, и проводил в зал.

На столе лежала целая куча пожелтевших от старости папок. Все они были перечеркнуты красной полосой, и на всех был гриф «секретно».

– Вот вся моя жизнь в этих папках! – сказал Захар Степанович. И добавил, подумав: – Да и не только моя. Я решил поведать тебе эту историю. Не знаю, почему именно тебе. Наверно, потому, что ты самый обычный человек и сам решишь, есть ли в этом всем смысл.

В 1937 году я поступил на службу в НКВД. Был неплохим аналитиком. Руководство примечало этот факт, и с каждым разом мне давали поручения все труднее и труднее. И вот однажды по долгу службы я проводил допрос у бывшего коммуниста, можно сказать – соратника Ленина. И он мне поведал одну очень интересную историю. Суть заключалось в том, что наш вождь был завербован английскими спецслужбами еще до того, как он стал вождем революции. Сам понимаешь, что это значило в 39-м для всех коммунистов да и просто для всего советского народа. Результаты допроса я отдал наверх. Это было как бомба. В этот же вечер меня арестовали. Продержали в камере шесть дней, без допросов и вообще каких либо объяснений. Поздно ночью лязгнул замок, и меня вывели в комнату для допросов. В комнате был полумрак. За столом сидел человек по гражданке. «Ну, что, враг народа! – начал он допрос. – Ты, пыль, решил растоптать веру в нашего вождя! Я лично раздавлю тебя, как таракана, как комара. Ты будешь очень долго умирать, я тебе это обещаю».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное