Дмитрий Анашкин.

Сборник фантастических рассказов



скачать книгу бесплатно

  "Да, что бы на вас внимания не обращали, нужно было ресторан подороже выбрать – там все такие сидят… – шевельнулась саркастическая мысль но в этот момент над входом кафе завис вертолет – оттуда, сильно шмякнув по асфальту, вывалилась лестница и по ней, быстро перебирая ногами, спустился человек.

  Едва он ступил на землю, как рядом с ним приземлился парашютист. С трудом удержавшись на ногах – вертолет еще не отлетел, и ветер раздувал парашют, не давая отстегнуться. Человек поднялся и щелкнул карабином. Парашют мгновенно унесло. Улетел и вертолет.

  Я вышел из Барракуды как бы имея намерение заговорить с вновь прибывшими, но, не совсем понимая, о чем мог бы быть разговор, остановился на полпути.

  В этот момент подъехал грузовик с прицепом. Прибывшие, не обращая на меня никакого внимания, начали сноровисто распаковывать коробки. В них оказались металлические детали. Скоро каждый из них, ловко орудуя гаечными ключами, соорудил по странному агрегату, напоминающему электрокар, что используется на стройках для перевоза грузов.

  Люди расселись каждый за свой аппарат, и они начали хаотично нарезать круги прямо перед крыльцом Барракуды. При этом сердце мое замирало всякий раз, когда они выезжали на встречную полосу – столкновения с другими машинами, казалось, не избежать. Загадочные же кары успевали увернуться. Они то сгибались под непостижимым углом, то вдруг сплющивались. Один из каров, гутапперчиво сузившись и, извиваясь, словно змея, проскользнул между двумя автобусами, стоявшими почти впритирку.

  В какой-то момент эта бешеная пляска прекратилась и незнакомцы, видимо, очень довольные испытаниями, сошли со своих каров и начали значительно разгуливать невдалеке.

  Один из них, стоявший ближе ко мне и одетый на мой вкус, странно – в красные кожаные штаны в облипку, черный, кургузый, напоминающий куртку пиджак с аляповатым, бросающимся в глаза шейным платком – достал что-то из-за пазухи и произведя непонятные для меня пассы, снова засунул предмет назад.


  Здесь произошло неожиданное. Еще один из посетителей Барракуды – ранее ехавший со мной в троллейбусе господин – со значением хлопнув дверью, оказался на улице.

  На его лице была написана железная решимость. Глаза, спрятанные отчасти очками, сверкали, однако, даже сквозь линзы воинственно и неподкупно. Ни слова не говоря решительный господин подошел к стоящему рядом со своим немыслимым каром парашютистом и о чем-то спросил. Я, пододвинувшись ближе увидел, как парашютист, сперва недоуменно взглянув на подошедшего затем, видимо, выполняя указание господина, откинул полу своего пиджака. С изумлением увидел я сидящую там плотно и привычно поллитровую бутылку водки. Она была наполовину пуста.

  Господин, заметивший сидящий за пазухой объект, словно в ужасе отпрянут от него; он даже закрыл глаза руками. Испуг был настолько велик, что он, казалось, боялся даже того, что сможет увидеть так поразившее его сквозь сжатые веки… В панике отступил он… Как будто спасаясь от неминуемой смерти, господин бросился прочь не оглядываясь и ничего более не произнося.

"Госнаркоконтроль" – прочитал я надпись на его удаляющейся спине…


  Парашютист же теперь смотрел на меня испытующе – в его поведении что-то неуловимо изменилось.

  Я подошел к нему, чувствуя витавшую в атмосфере опасность, но, еще не понимая ее природы и того, как мне с ней поступить, проявись она.

– Вы должны заплатить нам денег. – Четко и безапеляционно сообщил мне парашютист, как только я приблизился. – Миллион долларов.

– Позвольте… откуда? – Меня напугал его тон. Миллион я бы набрал дней за пять – нужно было бы продать многое из имущества, но не все.

– Мы – рэкет! – человек смотрел на меня жестко и непоколебимо. – Иначе мы убьем всех! – Закончил он серьезно, и я понял, что это не шутка.

– Я знаю про Йохана! Я знаю, что завтра к тебе приезжает немецкий журналист! – Продолжил он испытующе глядя на меня. Я отшатнулся. Какого журналиста? Какого Йохана имел он в виду? Мне не понятно… но и без того стало ясно: выхода нет. Он знает обо мне все… даже то, чего я и сам о себе не знаю…


  Пытаясь спастись, в надежде на чудо я бросился назад к двери, рассчитывая укрыться в Барракуде. Я схватился за ручку и в этот момент все переменилось.


  Я стоял перед дверью квартиры номер 13, дома номер пять по проспекту Большевиков Невского района города Санкт-Петербурга. Это была квартира, в которой жил Игорек.

  Не понимая толком того что произошло и не раздумывая ни секунды, я нажал на звонок. Дверь открылась, и меня впустили. Как только я переступил порог, страшной силы удар обрушился на мою голову и я, теряя от боли сознание, обрушился в сверкающую темноту…


  ***


  Очнувшись, я первым делом потянулся потереть гудящую от боли голову но это не удалось. Что-то крепко держало меня за руки.

  Медленно оглядевшись, я не поверил своим глазам: я сидел на полу в каменной расщелине. Она была настолько мала, что если бы я даже захотел, то не смог бы подняться – потолок нависал в полуметре над головой. Руки мои были скованы кандалами. Цепь, ведущая от них, оканчивалась на металлическом крюке, вделанном в стену. Я выглянул из своего каменного мешка наружу. Увиденное поразило меня: расщелина, в которой я находился, располагалась в огромной пещере. С потолка свисали сталактиты, на стенах через равные промежутки были закреплены исполинские факелы. Некоторые из них горели, освещая пещеру нервно колеблющимся неравномерным светом. Сразу у моего входа, присев у стены дремал человек. На нем были одеты доспехи на манер рыцарских. В руках у него было огромное с зазубренным наконечником копье. Забрало его было открыто. Блик от факела упал на его лицо, и я вздрогнул. Это был Игорек.


  ***


– А что тебе не понять-то? – Нехотя прореагировал, наконец, Игорь.

  Я, уже не чаял дождаться ответа и подскочил от неожиданности, пребольно ударившись головой о свод пещеры. Она была очень низкой, и я помещался в ней только в полусидячем положении.

  Я пытался вызвать Игорька на разговор уже наверное с час. Узнав его я не смог сдержать крик изумления, отчего он проснулся, и, первое что сделал – опустил на лицо забрало.

  С того момента что бы я не спросил – в ответ мне было только молчание. Я было уже решил что он там, под забралом опять заснул, но вот теперь (о счастье!) наконец я услышал его голос.

– Чего тебе не понять? – повторил он. Голос из шлема звучал глухо. Однако качество голоса меня не волновало. Достаточно было уже того, что он пошел на контакт.

– Мне не понять что происходит. И зачем? Я не понимаю, кому мешаю и для чего у меня украли Неоновую лампу… – Кому все это нужно? И для чего?

  Игорек со скрежетом двинул рукой – его доспехи, по всей, видимости, были нешуточного веса, – и поднял забрало. В черном проеме шлема блеснули глаза.

– Эк, у тебя вопросов громадье… – произнес он задумчиво… – Ну, отвечать я тебе на них не буду. Кроме первого, – неожиданно добавил он в конце.

  Я молча смотрел на него, не веря даже тому, что он вообще соглашается мне что-то объяснять. Это было несомненным достижением.

– Происходит с тобой простое: сперва тебя в пространстве морочили, но с закрепленной реальностью. А потом стали реальность изменять, поскольку замонались уже с твоей изворотливостью препятствия чинить… – добавил он с некоторой обидой в голосе. Видимо, чем-то я их успел достать.

– Это как? В пространстве… морочили? – я избегал вопросов с новой смысловой нагрузкой типа "кто?" зачем?" – поминая его обещание ответить только на один вопрос. Все спрошенное должно было укладываться в рамки уточнений о том, что он уже начал мне разъяснять.

– Да очень просто, – Игорек шумно вздохнул. В пещере было и так жарко а под кольчугой и того наверное… – ты ведь понял уже, что в том варианте мира в который ты теперь попал душа не только в физическое тело человека вселиться может; а и в животных и, даже, – тут он понизил голос до таинственного, – в неживые Предметы. Отсюда, к примеру, Кошка – Андроид, по кличке Осел, ты с ней еще познакомишься. Или вот этот: Неизвестный Предмет… – Игорек презрительно сплюнул и тут же замысловато выругался: он промахнулся мимо проема забрала; плевок зацепился за его край и повис, замысловато растягиваясь и переливаясь в свете факела прямо напротив его глаз. – Твою мать, послышалось глухое бормотание, Игорек тряхнул головой, однако слюна вместо того, что бы вывалиться наружу качнулась и прилипла к носу Игорька. Тот попробовал дотянуться до нее рукой однако угла поворота шарнира доспехов не хватало и он, по инерции совершив полуразворот чуть не напоролся на собственное копье, опасно торчащее как раз напротив области не защищенной доспехами.

– Эй ты, тише там, – участливо прокомментировал я. Лишиться только что разговорившегося Игорька было бы верхом глупости. Я почувствовал, что подобрался к разгадке тайны – названые Игорьком Кошка и Предмет упоминались Креслом, а значит все сходилось к одному… "И он говорил, что мне нужно их опасаться… – мысль была прервана вновь заговорившим Игорьком.

– Короче. – Он все еще обиженно сопел, отчего в интонациях появились нотки брезгливости. – То же самое и с пространством: оно может меняться, продолжая содержать в себе неизменное сознание. Так было в троллейбусе… – он замолчал, видимо довольный туманом наукообразности объяснения.

– Это что, как в буддизме? – спросил я наугад. – Камень, имеющий сознание? Сознание, существующее в камне…

– Ну, вроде того. – Неожиданно легко согласился Игорек. Видимо, тема была ему незнакома. – Так что сперва мы тебе сперва препятствия чинили – поезда, электрички… непруха в общем началась. А потом, когда устали с тобой заморачиваться, попробовали сознание у твоей реальности изменить. Да только не вышло ничего… изворотливый попался! – Досада в его голосе была смешана с некоторым уважением. Видимо, достал я их сильно.

– А кому это нужно-то? – спросил я, уже понимая, что это следующий вопрос, но, решив, что "на шару пройдет".

– Все! – Игорек ответил кратко и лаконично. Мои опасения оправдались. Он замолчал.

  Я говорил и говорил почти всю ночь, стараясь вызвать хоть нотки сочувствия – но все казалось напрасным.

– Помнишь, Игорек, как мы на лыжах катались? – в ответ была тишина. – Да не тогда, с этими твоими кошками; а в настоящем мире, в том, где мы с тобой раньше жили. Помнишь мороженое за двадцать две копейки? А сигару кубинскую, на которую мы с тобой неделю копили? В школе не завтракали. А я еще хлеб из дома тайком брал, а ты яблоки, что бы от голода не сбрендить? Как сейчас помню – "Гавана Клуб", сигара называлась… Толстая такая! В дюралеминевом чехле – крышка отворачивалась! А как по помойкам шарились, помнишь? Клад искали, который старуха случайно вместе с матрацем выбросила… только не нашли. Клада тоже – зато железная рама от детской коляски в подвале обнаружилась, в которой мы по очереди сидели. Воображали, что это гоночная машина! Сколько ж нам было тогда.... – я задумался.

– Все ты перепутал. – Вдруг глухо донеслось из доспехов. Он зашелестел металлом, меняя позу. – Сначала ты коляску нашел, сам сидел и воображал. А меня мотором назначил – я рычать должен был, и завывать при переключении передач… я у тебя ее потом из подвала спер, где ты ее спрятал и сам сидел. А сигара, это уже потом, в пятом классе было…

  Я с изумлением уставился на Игорька, происшедшая метаморфоза не укладывалась в голове – "Вспомнил! – заорал я сам не свой.

– Неа… – голос Игорька стал снова неопределенно безразличным…

  В этот момент раздались шаги. Вернее цоканье – словно лошадиное. "Но в таком стиснутом пространстве это невозможно – подумал я. – Проход в пещеру слишком узок. Даже для человека".

  Шаги, однако, приближались. Вскоре в свете факелов в проеме лестницы показалась голова кота. При каждом его шаге раздавался стук подкованного жеребца.

– Чей-то вы тут? Разговариваете? – Кот, подозрительно щуря глаза и нервно поигрывая хвостом, вглядывался то в меня, то в Игорька. Последнее, впрочем, было бесполезно – выражение его лица скрывало забрало.

– Это Кот Осел. – Послышалось гулко из-под шлема. Я даже не понял сначала, что это Игорек представил прибывшего.

– Кот? Так кот или осел? – Не нашел ничего лучшего спросить я.

– Кот, кот… – Существо действительно было крайне похоже на кота, только вот размером оно, пожалуй, было как раз с Осла. И опять же это идиотское цоканье копыт… – А Осел это имя мое такое. – Он важно процокал мимо сперва в одну, а потом в другую сторону.

– Пошли на суд. В контейнер, – закончит Кот Осел уж и совсем непонятно. Игорек встал и, отперев замок на моей цепи, первым скрылся в проеме каменной лестницы ведущей наверх. Я пошел следом. Замыкал процессию Кот.


  ***


  Мы долго пробирались наверх по сырым темным пролетам.

  Наконец, Игорек, возглавлявший процессию, приостановился. Я ткнулся в его спину и чертыхнулся.

– Подсоби-ка! – он, словно пытался сквозь что-то пробиться, но безуспешно. Я протянул руку и тоже надавил. Стена поддалась. Через образовавшуюся щель нам в лицо пахнуло свежестью – это оказалась дверь на улицу. Открыв ее до конца, мы вышли. С изумлением оглянувшись вокруг, я узнал окрестности дома, в который недавно зашел – дома номер тринадцать по проспекту Большевиков!

  Получалось, что мы вышли из той самой трансформаторной будки, в которой когда-то, в моем первом путешествии в этот мир, питались энергией кошки-андроиды.

– Иди, давай, хватит пялиться тут! – меня сильно толкнули в плечо; обернувшись, я обнаружил, что это Кот. Вставший теперь на задние лапы, на манер человека, он оказался даже выше меня.

– Подожди, – хмуро оборвал его Игорек. – Предмет должен подойти; вместе спокойней.

  В этот момент что-то неуловимо переменилось в атмосфере. Воздух, казалось, сгустился и тут – я заметил приближающееся к нам "нечто".

  Я определил его таким образом потому, что увиденный мною предмет не являлся чем-то определенным.

  Сначала он оказался велосипедным колесом, одновременно вращающимся во всех плоскостях; затем превратился в несколько утюгов разных годов производства: самый старый был еще дореволюционный и грелся посредством углей. Несколько утюгов были электрическими – самый современный из них, фирмы "Филипс" – сверкая никелированными поверхностями и беспрерывно прыская во все стороны водой, важно вышагивал впереди; компания утюгов то приближалась к нам, то чуть отступала – от чего казалось, что она заигрывает, пытаясь завлечь нас в какую-то ей одной ведомую игру. Тут, не успел я разглядеть утюги поподробнее, Предмет переменился: он стал искрами, сыплющимися из-под машинки для резки металла; на секунду я перепугался – не случился бы пожар – так фонтанировало приближающееся "нечто".

  Но Игорек с Котом Ослом были спокойны и я решил, что опасности нет; однако перемены продолжались: приближающийся объект сперва стал исполинских размеров консервной банкой ("из под шпротов" – машинально отметил я) – перевернутой и довольно ржавой внутри; затем каской сталевара, надетой на совершенно голый манекен. И, уже подойдя почти вплотную, Предмет оказался сногсшибательной красоты девушкой в огромном кружевном бюстгальтере и резиновых сапогах. Больше на ней не было ничего…

– Здорова Димыч, – пританцовывая, выдала девица; я потупил глаза. – Меня зовут Неизвестный Предмет. – По мере произнесения фразы голос Предмета менял окраску и тембр. Если начал он мягким грудным контральто, то закончилась речь тонким, по-детски ломающимся тенорком.

  Я удивленно поднял глаза и не увидел ничего. Опустив взгляд ниже, я обнаружил крайне маленького роста карлика с большим горбом и круглыми, чуть навыкате, голубыми глазами.

– Пошли уже, – приглашающе махнул карлик рукой и двинулся к входу в дом, продолжая по пути меняться и трансформироваться. В дверь он зашел воздушным шариком, который нес на веревочке Кот Осел.

  Мы зашли в подъезд и, двигаясь гуськом, снова подошли к квартире номер тринадцать. Игорек открыл дверь своим ключом и первым скрылся внутри.


  ***


  За дверями оказалось незнакомое помещение без окон; единственный проход вел куда-то внутрь.

– Ты не удивляйся! – продолжал руководить Кот. Эта база у нас контейнером называется. Там кухня, махнул он рукой, проследив мой взгляд. – Он усадил меня на стул, стоящий посреди помещения, затем деловито приковал меня к его спинке. Я не сопротивлялся. Как ни крути, сила была на их стороне, а я даже не понимал толком, что стал бы делать, окажись вдруг на свободе. Мне нужна была Неоновая Лампа. И только они знали, где она.

– Ну и что мы теперь делать с ним будем? – с некоторой тоской спросил Игорек. – Убивать нам его нельзя. Пытать незачем. А удерживать бесконечно – тоже мало реально… А вдруг он голодовку объявит, да с голоду помрет? – Их как-то подозрительно беспокоило мое здоровье, и я решился.

– Объявлю. – Безаппеляционно заявил я. – Пренепременно объявлю, если вы мне, наконец, не объясните, что происходит. Имею я право знать?! – под конец я даже несколько взвизгнул для убедительности.

  Стражи переглянулись.


  ***


– Лампа не перемещает из реальности в реальность; – Кот с менторским видом выхаживал из угла в угол. – Она изменяет ее! Различие существенно: в первом случае при перемещении объекта из одного мира в другой оба продолжают существовать параллельно. Во втором же – мир преобразуется. То есть перестает существовать в своем прежнем виде! – Кот победно взглянул на меня и продолжил: – Да это и не могло бы быть по-другому: мир, из которого изымают какой либо элемент исчезает автоматически. Его больше нет в прежнем своем виде. Дугой же мир, тот, в который изъятый элемент привнесен, напротив – появляется из небытия. Так родился наш мир. Мир, который не существовал до того, как в него попала Неоновая Лампа. А теперь ты хочешь забрать ее! – В его голосе проявилась плохо скрываемая истерия. – Ты хочешь, что бы наш мир исчез!? Что бы его снова не стало!!? Что бы не стало НАС!? – Кот Осел уставился на меня немигающими прорезями желтых зрачков.

  "До чего неприятная личность, – подумалось не к месту. – Зачем он мне объясняет все это?"

  Игорек, забившийся в угол ангара, не подавал вида. Казалось – происходящее его совершенно не касается. У него началась своя, только ему одному понятная и приятная "ночная жизнь". Он достал невесть откуда появившийся полотняный мешок с сушками, разложил перед собой банку сгущенки и, умело проткнув в ней вилкой дырку начал сосать.

  Я поискал взглядом Неизвестный Предмет. Того видно не было. "Исчез, – устало подумал я. – Стал невидимым. – Перевел взгляд на Кота Осла.

– Так вот! – Тот, словно ожив под моим взглядом, с готовностью продолжил пояснения. – Дело, в общем-то, даже не в самой Неоновой Лампе! – Я удивленно моргнул. Ход его мыслей удивлял непредсказуемой парадоксальностью.

– Дело голубчик в вас! – Тут он уже совершенно на манер человека прошелся из угла в угол. Остановился и странно, заговорщицки подмигнул. – И даже не только в вас!

– Так в чем же!? – не нашел ничего умнее спросить я. Мысли путались; картина не складывалась. Где-то справа, кажется, появился Неизвестный Предмет, но сразу исчез, стоило мне повернуть голову.

– В При-бо-ре! – торжествующе прононсируя по слогам выговорил Кот Осел. – Он вас соединил. Тебя. Себя. И Неоновую Лампу!

  Я уже было собрался спросить о том "зачем он нас…" – не находя, однако, в своем вопросе ничего проясняющего и понимая, что очередной ответ затуманит ситуацию еще больше – но в этот момент из угла донесся грохот.

  Игорек, видимо, дососавший сгущенку до конца вставал со своего места. По ходу он задел мешок с сушками и те весело высыпались на пол; Игорек же от неожиданности наступив на несущийся сушечный поток, замешкался и плашмя рухнул на табуретку. Та, жалобно хрустнув, подломилась, и Игорек попал головой прямо в стоявший рядом медный таз которым на тот момент оказался Неизвестный Предмет. Тот, снова став невидимым, снова исчез. Грохот получился нешуточный.

– Достал ты меня Осел! – Игорек отряхнулся и раздосадовано посмотрел на Кота. – Объясни человеку нормально, что ты как паралитик прыгаешь да по-идиотски интригуешь?

– А как нормально? А, Игорек? – Во мне проснулась слабая надежда хоть чего-нибудь понять.

– А "нормально" вот так: – Он подошел ко мне и, молча поковыряв в замке, отпер мои наручнике. Это не понравилось Коту и тот, подозрительно сузив глаза, придвинулся. Игорек продолжал: – Все дело действительно не в тебе. А в вас троих вместе взятых. – Что бы вернутся в старый мир, ты должен лечь в Прибор. В этот момент должна гореть Неоновая Лампа. Все. Как только ты сформулируешь задачу, она будет выполнена.

– А почему вы мне мешаете? – Задал я вопрос, надеясь, что если уж разговор пошел, так может, ответят.

– Да потому что, – Игорек словно решился на что-то важное. Осел между тем не спускал с него глаз. – Потому что если ты из этого мира уйдкшь, то его не станет. И этих Козлов тоже – он с ненавистью посмотрел на Кота. – У того на загривке встала дыбом шерсть. – Я же… Твой рассказ не забыл… Как я в том мире, где мы с тобой раньше жили, с людьми общаться смогу… а не с этими, блин, "Предметами"… Не на роликах с кошачьими лапами а, – он значительно поднял палец, – На лыжах кататься!

– Предательство! Нас предали! – Истерически заорал Кот Осел не давая Игорьку закончить. Обеспокоенный криками начал проявляться Неизвестный Предмет. Он вышел из невидимости и теперь сыпался на плечи присутствующих в виде цветного конфетти; я с опаской стряхивал разноцветные бумажки с плеч – чем могло обернуться подобное появление, было не понятно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22