Дмитрий Анашкин.

Сборник фантастических рассказов



скачать книгу бесплатно

  Тут на глаза ему попалась целая россыпь старинных дверных ручек. Мысли сменили направление.

  "А что, если мне сменить тело?" – Такого он не делал еще никогда. Конечно, он помнил свои предыдущие инкарнации и мог управлять процессом рождения, как и все остальные Адепты, но он никогда, никогда не пытался вселиться в тело уже существующего человека.

  Он слышал от Адептов высшего пути какие-то смутные предостережения, о чем-то таком ходили слухи, но никто и никогда не говорил о деле конкретно, а Клаус не спрашивал. Зря…

  "Но если они тянут мое астральное тело, а не физическое, так какая им разница, как я буду… – продолжал Клаус обдумывать неожиданную, но уже не кажущуюся такой спасительной идею. – Конечно… – разочарованно пришел к выводу он. – Какая им разница, они и знать не знают, как я сейчас выгляжу. Наверняка даже понятия не имеют – мужчина я или женщина! Ведь физическое тело – это всего лишь маска, мишура. Грим, который меняй не меняй, а как ни намажься – если в люк канализационный провалишься – блондин ты или брюнет – одно дело – конец!"

  Так, раздумывая и продвигаясь меж лотков, Клаус увидел лампу.

  "Красивая какая! – Та и вправду поражала гармоничностью пропорций. – Видать, дизайнерская вещь". – Он не мог оторвать от нее взгляда. Клаус был ценителем и знал в этом толк.

– Was kostet das? (сколько это стоит?) – спросил он скорее ради интереса – ему сейчас было не до лампы.

– Zwei hundert euro! (Двести евро!) – значительно ответил хозяин.

– Danke. (Спасибо) – поблагодарил Клаус, подумав, что "заряжает" мужик не кисло.

  И тут ему пришла в голову еще одна мысль.

  "А что если мне вещью перекинуться? В буддизме у них тоже душа есть; а я же буддист. Значит, легко смогу вещью стать. Какое-то время перекантуюсь. Только что это мне даст? – Он озабоченно остановился, делая вид, что продолжает рассматривать лампу. – Предмет самостоятельно перемещаться не может. Его перемещают другие. То есть, влияние Силы должно прекратиться. Чтоб человек свою лампу на комод поставил, а на завтра под диваном нашел – такого вмешательства даже Охотники позволить не могут. Табу. Значит, на время оставят в покое. Я для них как бы исчезну. – Однако минус здесь тоже есть, – возразил Клаус сам себе. – Я буду подчинен чужой, не контролируемой мною воле. Я не смогу ни бежать, ни скрыться, случись что".

  С такими мыслями он передвигался от лотка к лотку и вдруг остановился, пораженный. Прямо перед ним, за столом со старинными масками и амулетами, стоял смуглолицый высокий араб.

  "Адепт Грегор… – потерянно сообразил Клаус. – Адепт седьмого пути… " – он в оцепенении смотрел на продавца. Что ему ожидать от такого появления, он не мог вообразить даже приблизительно…


***


– Ну, рассказывай, – начал Грег устаиваясь за столиком турецкой закусочной.

  Клаус боязливо сел рядом – он еще не опомнился от своего чудесного спасения.

  История с рынком прояснилась просто: среди старых вещей время течет по-другому.

Вещи как бы здесь и сейчас. На самом же деле принадлежат другой эпохе, и все у них давным-давно уже было, случилось, пережито и осталось в прошлом. И от этого пространственно-временного дуализма генерируется среди них что-то вроде Поля Времени. Вроде они есть, а вроде и нет их уже. Так что и те, кто среди них находится, тоже в прошлом оказываются.

  Этот эффект Грегор открыл случайно и по мере возможности использовал. Он тоже от кого-то скрывался, довольно долгое время. Вот и открыл в Берлине комиссионный магазин. Сам из него ни на шаг. Если надо в город – мальчишка ходил. "Ученик", – многозначительно пояснил Грег, и Клаус ужаснулся: "Это какую же Силу нужно было иметь, чтобы у Адепта седьмой ступени в учениках числиться!"

  Вот и сейчас. Спас Грег Клауса до смешного просто: купил ему поюзанные кроссовки и свитер секонд-хенд. А для страховки еще и кепку в клеточку. 'В самые, – говорит, – опасные моменты надевать будешь. Она для них вроде шапки-невидимки. Самая, среди всей одежды, старая вещь. Лет сто ей будет'.

  Одетый в вещи которые свое отжили, переместился Клаус в прошлое и для преследователей исчез.

  На том и порешили, договорившись сегодня же вечером встретиться.


– Да что тут рассказывать, – Клаус помрачнел еще больше. – Ты же знаешь, наверное. Я в этой жизни на МИ-5 работаю. На английскую, то есть, разведку… Проводили обычную операция по внедрению. Файлы нужно было с информацией забрать. У изобретателя какого-то … долбанного, – Добавил Адепт в сердцах. – Кто бы знал, что так все кончится… В общем, ехал он на встречу. Наши автобан перегородили и давай стрелять. Чувак в панике. Своим звонит – спасайте, мол, попал, совсем кранты, щас ласты склею, – Клаус от волнения перешел на не свойственную ему лексику. – Звонок на перехвате. По адресу не дошел. Наши отвечают – голос смоделировали, все чин чином. – Едем, мол, такого-то послали – меня описывают.

– Подожди-ка, – перебил Грегор, разливая пиво. – А зачем такие сложности? Раз его уже взяли, так и забирали бы что нужно и по домам…

– По домам… – недобро усмехнулся Клаус. – Кто же такое сам отдаст? В общем, покрушил я мерсов с пяток из автомата; два на таран брать пришлось – в лепешку. Вместо людей, понятное дело – манекены внутри. Для достоверности, – зачем-то добавил он, делая глоток – Грегор в таких пояснениях не нуждался. – В общем, как до человека добрался – у того глаза с блюдце, трясется весь. В руках кейс и граната осколочная с вынутой чекой, того гляди, от страха выронит. А ты – забрать… Мне-то он кейс отдал. Что с мужиком дальше, не знаю. Через час весь район оцеплен, вертолеты, спецназ… Потрошат его щас с пристрастием, думаю. Только поздно – кейс-то у меня.

– У тебя? – удивился Грегор – В руках у Клауса не было ничего.

– В Москву посылкой отправил. Ценной… – закончил тот расстроено.

– Так. – Грегор был настроен решительно. – Раз Охотники за эти файлы так уцепились, значит есть там и для нас что-то ценное. Ты ведь, что там внутри, я полагаю, не знаешь?

  Клаус промолчал. Вопрос был риторическим. Грег знал о разведработе не по наслышке.

– Тебе нужно в Москву. Бандероль свою выручать. А там посмотрим. – Он подозвал официанта.

– Да куда же мне? На всех границах мое описание – здесь, я уверен, Охотники постарались… Или, – он настороженно посмотрел на Грега, – тело менять будем?

– Тело менять будем, – ответил Грег, расплачиваясь. – Но потом. Уйдешь через Интернет, – закончил он, вставая. – Все инструкции завтра утром. Встречаемся в кафе на Александерплатц; оттуда же и отправишься в Москву. Он хлопнул застывшего в изумлении Клауса по плечу и встал.

– Пока! – он вышел так же бесшумно, как и появился. На улице накрапывал дождь…


***


  На входе было очень больно – Клаус почти задохнулся – сетевой кабель болтался в разъеме, и скорость передачи периодически падала. Повышаясь от подергивания кабеля, она скоро падала снова. Оттого отправление Адепта по Интернету было мучительным. Он словно впихивался в отверстие, которое было явно меньше его размеров; в довершение всего в момент прохождения Клауса через разъем контакт пропал.

  Часть Адепта уже перешла в стекловолоконную линию, а другая, застряв в разъеме и беспомощно болтая ногами, пыталась пролезть, но не могла.

  Повезло, что оператором был Грег. Он сразу почувствовал неладное и дернул за кабель. Правда, едва не перестарался – шнур почти оборвался. Случись это, Клаус мог остаться инвалидом – его астральное тело лишилось бы ног…


***


  Программист Глеб Астероидов сидел на работе и скучал. Работать ему надоело, а спать он не хотел. От такой безысходности и беспросветности существования не оставалось ничего, кроме как сидеть в Интернете.

  Это занятие Астероидов тоже не любил. Но ничего не делать было хуже.

  Контора, в которой он работал, загибалась уже не первый год, становясь все хирее с каждым днем, но как-то не загибалась.

  Оттого, пьет на работе Астероидов или нет, не проверяли.

  Так что пиво лилось рекой, начиная с утра и заканчивая поздним вечером уже дома.

  "Ленка, одноклассница, симпатичная была… Ну и рожа теперь, – пробубнил Астероидов, комментируя известный сайт. – А ведь красавица была, – процитировал он малоизвестного Интернет писателя по фамилии Гашишкин, – даже без водки…".

  Он устало вздохнул. Работы было много, а работать не хотелось. Впрочем, как обычно.

  В дверь осторожно постучали, и на пороге появился его непосредственный начальник Алексей Юрьевич Наралянский.

  Он осторожно вдвинулся в дверной проем, чуть пугливо взглянув на Астеридова. Наралянский был и директором и хозяином одновременно. Только хозяйство его, теперь как-то непрезентабельно сморщившись, с каждым днем кренилось все больше.

  А с тех пор, как он прикупил небольшой заводик, производящий керамику, и открыл там новую линию дизайнерских чайников, так и на аренду перестало хватать… Бизнес оказался не прибыльным, так что зарплату Астероидову, как, впрочем, и остальным сотрудникам, задерживали с завидной регулярностью месяца этак на три.

– Что? – раздраженно спросил Астероидов: из соображений экономии недавно уволили бухгалтера и дизайнера, а поскольку работать тем приходилось на компьютере, то – по здравому рассуждению уважаемого Алексея Юрьевича, самого же пораженного новой, неожиданно открывшейся перспективой сэкономить больше: считать финансы и заниматься дизайном было поручено программисту. Так как появилось у него теперь свободное время: компьютеры уволенных освободились и обслуживать их было не нужно! Мысль двинулась, было, дальше: "А может уволить всех, кто работает на компьютерах? Тогда программисту не нужно будет настраивать и эти машины. А значит, в свободное время Глеб смог бы работать вместо тех, кто за этими компьютерами раньше работал… Кто как не программист сможет теперь размещать рекламу и отпускать товар!" – Об этом плане Глеб Астероидов еще не знал.

– Мне бы здесь бизнеспланчик составить, Глебушка… – просительно протянул начальник, опасаясь отказа. И не зря.

– Нет! – категорически отрезал Астероидов, даже не дослушав. – Нужно еще счета оплатить и упаковку майонеза новую нарисовать. И вообще… – захотелось вставить про зарплату.

– Хорошо, хорошо, – Алексей Юрьевич скрылся в проеме так же бесшумно, как и появился. Он тоже уловил в надвигающейся тишине неприятный вопрос. Платить не хотелось.


  Астероидов глотнул пива и снова уткнулся в монитор. "Так, посморим-ка мейл, может от Машки что, – он привычно щелкнул по клавишам, заходя на почтовый сервер. На экране появилось новое сообщение. – На рассылку не похоже', – подумал Глеб и кликнул мышкой.

  В тот же момент что-то неуловимо переменилось. Он замер перед экраном, зачарованно глядя на него, но уже ничего не видя: картинка исчезла. Вместо нее по экрану с огромной скоростью мелькали столбцы формул и символов. Астероидов, однако, понимал, что показывает монитор. Только понимание это стало теперь не зрительным, а скорее интуитивным.

  Он анализировал транслируемые сигналы, мысленно совершая операции и вычисления, видел сквозь изображение, как работает каждый узел компьютера; физически ощущал потоки электронов, идущих по проводам…

  Астероидов откинулся в кресле. С каким-то новым, непривычным выражением осмотрелся он вокруг. Пива больше не хотелось. Да и сидеть здесь…

  Снова раздался стук.

– Глебушка, а может, посчитаешь наш бизнеспланчик, – словно 'новый' инсталировался на пороге Алексей Юрьевич. – Ведь удайся он, зарплатку получим! – он решил идти ва-банк.

  Астероидов в упор, нехорошо, посмотрел на начальника. Тот попятился.

– Да я что, да я ничего! – выражение лица программиста его испугало. – Я как-нибудь потом, в следующий раз! – Зачастил Алексей Юрьевич, опасаясь происшедшей перемены.

– Дай! – Лаконично и как-то даже угрожающе подал голос Глеб. – Бумаги давай. – Уточнил он, видя, что сказанное испугало начальника еще больше, и тот снова двинулся по стенке к дверям.

  Наконец, протянул план.

  Глеб взял и, бегло взглянув, поморщился.

– Плитка твоя не пойдет. Прогоришь. А я – увольняюсь! – Он встал и, на ходу накидывая пиджак, прошел мимо остолбеневшего босса; – Гуд бай! – Бросил он через плечо и, тихо притворив за собой дверь, вышел. Впереди была новая, неизведанно опасная, но тем самым и привлекательная, жизнь.


***


  Встречу назначили в молодежном магазине под названием «Интерпозитив». Музыка орала нещадно. Играл ди-джей. Астероидов уверенно прошел к кабинкам для переодевания. Ощупав в Астрале пространство, он отправился к третей слева. Оглянувшись по сторонам, зашел. Внутри примеряла бюстгальтер симпатичная девица. На полу стоял кейс. Не говоря ни слова, Астероидов взял его и молча вышел.

  Затем он сел на троллейбус и, доехав до ближайшего вокзала, поместил кейс в ячейку для хранения багажа. Выйдя оттуда он прогулялся и, где-то через час все еще повторяя про себя на разные лады шифр, скрылся в недрах близлежащего Интернет-кафе.


  Часть II. Попавший в Колесо Сансары или Адепт циклической кармы.


  Владлен Борисович Аврамович и сам не понимал, каким образом его сюда занесло и что теперь можно было бы предпринять для своего освобождения.

  Мысль, остававшаяся для него до сих пор не проясненной, заключалась в следующем: А если я снова поведу себя не так как раньше?! Если снова попытаюсь что-то изменить? Что-то сделать по-новому? Какая жизнь ждет меня тогда впереди? И будет ли она чем-то лучше уже не раз случившейся?

  Он прошел в ванную комнату, на ходу разворачивая газету.

  'Империя Аврамовича стремится к мировому господству!', 'Он уже победил… у власти нет выбора', 'Невероятная интуиция…' – Пестрели газеты заголовками.

  'Козлы. – Холодно и отрешенно шевельнулась мысль, полная неприкрытого сарказма. – Интуиция! Да я просто знаю, что сделать, что бы все произошло опять так, как я знаю – это произойдет и случится, если я поступлю определенным образом! А ведь шаг в сторону, шаг вперед медленнее, чем это должно было бы сделаться, и все…' – здесь в его размышлениях образовался безнадежный вакуум, и он перестал думать о том, о чем думал уже не раз, не десять, даже не тысячи раз…

  Раздался звонок. На том конце холодно прозвучало:

– Доброго утра, Владлен Борисович. Все в силе?

– Да… встречаемся в 'Империале', как договорились. – Он так же холодно попрощался и посмотрел на трубку с некоторой досадой.

  'Так, теперь кофе. Главное, бутерброд не перепутать! – испуганно одернул себя Владлен Борисович, обливаясь холодным потом от одной только мысли, что, выбери он сейчас другой бутерброд – скажем, с икрой, а не с мясом, как обычно – случилось бы что-то непоправимое.

  Он позавтракал, оделся. Еще раз посмотрел в зеркало, придирчиво заключая: 'Так, платок в нагрудном кармане чуть торчит, не больше обычного, на правом ботинке пыль…' Что бы с ним случилось, торчи платок из кармана чуть больше, или сотри вчера домработница пыль с его ботинка – он не знал. И не хотел бы узнать. Хотя легко мог это сделать.

  За открытой дверью ждали телохранители. Под прикрытием он прошел к лимузину, и через некоторое время кортеж двинулся вперед.


***


  К 'Империалу' подъехали без пяти три. Охрана Дохорковского была уже на месте.

  'Самого еще нет'. – Удовлетворенно заключил Владлен Борисович, пытаясь вообразить, как случилась бы его дальнейшая жизнь, прибудь его партнер против обыкновения сегодня первым.

  Ему открыли дверь. Он прошел, не мешкая, в зал переговоров.

  Скоро на улице раздался рокот моторов и, минуту спустя в зал вошел человек лет пятидесяти в ладно скроенном костюме и дорогих очках.

  Секретарь достал документы. Молча подписали. Все было оговорено не раз.

  Империя Аврамовича перешла в другие руки.

  Теперь этот смуглый человек мог повелевать миром, как хотел… Деньги за сделку были им уже заплачены.

– Ну что ж, – скрипучим, словно не довольным, голосом заключил Дохорковский. Мне теперь Президента в ковер закатанного принесут! – он рассмеялся. Владлен Борисович сухо улыбнулся. Он знал немного больше о будущем, ожидавшем его собеседника…


***


  Выйдя из зала заседаний, Владлен Борисович подозвал начальника службы безопасности. Достал из кармана диктофон. Отдавая, добавил: 'Должно быть передано Президенту сегодня же'. Начальник развернулся и отравился к черному ходу. Вскоре оттуда отъехали и стали удаляться в сторону Кремля три 'Гелендвагена'. То, что приказанное будет исполнено незамедлительно, у Владлена Борисовича сомнений не вызывало. Он это просто знал.


***


  Фанат компьютерных игр умер в интернет-кафе после трех суток сражений

  14 октября 2007 г.


  Московский любитель компьютерных игр скончался в интернет-кафе после проведения игрового марафона, сообщает британское агентство The Register.

  Безработный гражданин провел за компьютером 36 часов без еды и сна. Его тело было обнаружено в туалете интернет-кафе, куда он вышел, чтобы умыться. Предполагаемая причина смерти – кровоизлияние в мозг.

  В феврале 2002 года аналогичный случай произошел в США. Во время длительной игры с использованием приставки Nintendo умер несовершеннолетний житель Луизианы.

  Мать подростка подала в суд на компанию Nintendo, обвинив ее в непреднамеренном убийстве ее сына.

  Источник: Вenta.Ru


***


  В новом теле Глеб чувствовал себя неуютно. Жал воротник, руку оттягивал какой-то тяжеленный браслет. Когда выдалась минута, разглядел – огромного размера 'Роллекс'. 'Черт побери, еще бы в наручники меня заковали, даром из платины сделаны – словно гиря!' – Он оглянулся по сторонам. Охрана уже оцепила вестибюль, все было готово к выходу. Глеб, однако, медлил.

  Он не вникал в дела, которыми занималось взятое им на прокат тело. Но атмосфера нервозности не нравилась интуитивно. 'В конце концов, если меня убьют, будет больно и неприятно; – подумал Глеб отстраненно. – К тому же это может спутать все карты. Он задумался.

  То, что он принял за безопасность, завладев вчера телом какого-то навороченного олигарха, которого он и видел-то всего один раз, да и то по телевизору, оказалось на деле нешуточным геморроем. Богатство, охрана и недосягаемость для правоохранительных структур – все, что сулило безопасность и свободу передвижений… оказалось иллюзией!

  Вчера, решив выбрать это тело, Глебу пришлось применить все свои знания Адепта.

  Сперва он, получив кейс с образцами, тут же отправился на Ленинградский вокзал. Там, сдав кейс в камеру хранения, предусмотрительно выбрал ячейку с шифром. Номер. Это главное. Ничего другого, кроме воспоминаний, взять с собой в новое тело он не мог.

  Затем вышел в Интернет. На этот раз из проверенного места, где с проводкой-то уж точно в порядке. Воспоминания о берлинском кафе, где он чуть не лишился ног, не давали покоя до сих пор.

  Пробрался на сервер оператора мобильной связи, где не без труда нашел телефон директора фирмы, которой владел Дохорковский. Затем, проникнув в его телефон и порывшись в записной книге, нашел номер мобильника Самого. Переместившись в трубку, он при первом попавшемся разговоре забрал тело. Присутствовавшего там до него астрального индивидуума пришлось убить…


  В начале Глеб планировал лишь подавить его. Тело было нужно временно, и понапрасну уничтожать астральные сущности было не в привычках Астероидова. Однако сопротивление, которое он встретил, удивило его и едва не спутало все карты.

  Темная, встретившая его внутри тела сущность начала затягивать словно болото. Это было для Глеба совершенно неожиданно: обычно он сталкивался с противодействием. Как правило, это была борьба за обладание физическим телом.

  Теперь же случилось странное: астральная сущность, обитавшая в теле, словно приглашала его. Она оказалась болотом, в которое угодил он – Глеб – безо всякой надежды выбраться! Топь засасывала его все глубже и глубже; он пытался выкарабкаться, дергался и извивался, с каждой минутой погружаясь все больше.

  Вокруг была выцветшая равнина с редкими березками на выступавших из коричневой, затхлой воды кочках. Над пропитанной торфом водой стелился утренний туман. Солнце, едва появившись из-за горизонта, почти не грело. Надо всем этим был какой-то муторный отпечаток приближающейся смерти.

  Глеб, не ожидавший ничего подобного, опешил. Если, конечно, можно было применить понятие 'опешил' к барахтавшемуся в мутной коричневой жиже, затягиваемому все глубже в смертельный водоворот, раздетому, беззащитно белому телу с выпученными от ужаса глазами…

  Когда вода дошла до подбородка, Глеб понял: все серьезно. Никто и ничто не могло помочь ему в этой бессмысленной и безучастной ко всему пустыне. Скоро голова его скрылась под водой. Трясина затянула его окончательно…

  Из-под воды он увидел поверхность болота. Она заросла мхом, лишь в некоторых местах покрывая поверхность. Грязь, в которую он погрузился, перекрывала обзор. Он перестал сопротивляться, решив выждать.

  Стихия же, его поглотившая, теперь, казалось, сама не понимала, что делать дальше.

  Она даже в какой-то момент начала Глебу улыбаться. Беззубо, с нелепо угрожающим оскалом, пытавшимся, впрочем, изображать приветливость, болото радовалось только ему одному известному, но, несомненно, радостному событию; через мгновение все снова смешалось. Словно какой-то тревожный сигнал дошел уже до… мозга! Да, конечно же: мозга болота… которого у него не может быть, но все же, видать, случилось.

  Болото начало превращаться в лаву. Через минуту оно стало пеплом, осыпающимся на гибнущий город, для которого извержение вулкана было полной неожиданностью. В панике выбегали жители из домов, пытаясь укрыться от землетрясения; напрасно… Они гибли целыми семьями, погребенные под слоями пепла… Не спасся никто.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22