Дмитрий Яковлев.

Путешественник по мирам. Стронвиль



скачать книгу бесплатно

3. Тёплый приём

Улицы спящего Стронвиля по своему необычайно красивы. Конечно, на первый взгляд может показаться, что они полностью опустевшие, но это не так, разве можно судить об этом всего лишь из-за отсутствия праздно шатающихся или идущих невесть куда ночных человекообразных фигур. Улицы как будто и не скучают по людям, а живут своей «уличной жизнью». Фонари по-прежнему освещают всё вокруг светло-синим светом, заливая робкими лучами Ратушную площадь. Свет от них пронизывает чуть заметный полупрозрачный туман, застилающий улицы. Сейчас туман – единственный, кто неспешно бродит по улицам в это время, слегка колыхаясь, то ли от дуновения ветерка, то ли от скуки. Замыкает всё это великолепие блики на дорогах. Дороги вымощены из небольших и гладко отёсанных камней.

Сегодня же картина слегка изменилась. На ратушных часах полночь, и прислушавшись, можно услышать цокающие по каменной дороге шаги полицейских. Четыре фигуры, расталкивающие туманную дымку, неспешно шагали в полицейский участок, находившийся сразу за ратушей. Окружённый молчаливыми фигурами, босоного шагал мальчик. Руки его были закованы в стопхэнды – два светящихся браслета, сцепленные железной пластиной. По центру пластины имелось отверстие для ключа. По содержанию выгравированных рисунков этому предмету позавидовало бы любое ювелирное украшение, но на это сейчас не обращал внимание Филипп. Как только он специально или случайно хотел расцепить руки, браслеты сразу же начинали жечь кожу. И чем сильнее прикладывал мальчик усилия освободиться от оков, тем сильнее становилась боль. «Вот уж идеальные наручники», – подумал Филипп. Он шагал босиком и в пижаме, но не было холодно телу и ногам, это конечно радовало мальчика, но больше удивляло. «Как, шагая по мокрой каменной дороге, то ли от дождя, то ли от этого непонятного тумана, ноги не ощущают холод?», – спрашивал сам у себя Филипп, но ответа на это не было.

Конечно, сейчас было не до разглядываний местных достопримечательностей, но, проходя мимо здания, напоминающее старый трактир, Филипп заметил вывеску, красиво украшенную с фигурными буквами и надписью «Мэри Лэнд». И как её было не увидеть! Вся она светилась как будто светом от синих неоновых огней. Сверху надписи нарисован веер карт, а снизу, как водится для трактира, кружка с ручкой, наполненная чем-то, уж до боли напоминающим пиво. Вывеска осталась позади, настало время следующей достопримечательности. Слегка позабыв о случившемся, Филипп стал пристально осматриваться по сторонам. Его взору открылась площадь, по периметру усеянная фонарями. Если по улицам они стояли не так уж и часто, как нужно было для минимального освещения, то на этом открытом пространстве их было очень много. Всё на площади было просто залито светло-синим светом, и, конечно, нельзя пропустить строение в центре. Высокая башня, самое высокое здание в городке, имела большущие часы со стрелками. Повыше часов, расположилась черепичная крыша, заканчивающаяся небольшим шпилем. Шпиль заслуживает особого внимания.

Непонятно для чего в самом его верху расположен кристалл, отбрасывающий тонкий луч света вверх. Только теперь Филипп, с задранной головой и широко раскрытыми глазами, заметил, что на небе нет ни звезд, ни луны. Всё, что было сверху – это едва заметная светло-синяя плёнка, слегка шевелящаяся и переливающаяся. Она была светлой у самой ратуши и темнела удалясь от города. Небесное свечение было сродни северному сиянию, но более плотное. Отдельные ярко выраженными каналы с характерным синим цветом, покачивались на волнах неведомой энергии. С таким впечатлением от увиденного, площадь прошагалась незаметно быстро, и вскоре уже Филиппа завели в непримечательное строение, которое изнутри было куда как интереснее. Мальчика вели под руки по коридору. Некоторые двери были открыты и краем глаза увиденное там, вызывало недоумение. Причудливые предметы, которые никогда не удавалось видеть человеческому глазу, возбуждали фантазию и любопытство. Но вдруг нескончаемый поход окончился в пустой камере, состоящей из полупрозрачных светящихся решеток, от которых исходил потрескивающий звук. С Филиппа сняли наручники и захлопнули решетчатую дверь.

– Я майор Стив Блэк. Вы задержаны за незаконное проникновение в Стронвиль и подлежите депортации, – бегло проговорил уже знакомый нам человек с пронзительным взглядом.

Двое других поспешили удалиться, их работа заключалась только в задержании и транспортировке.

– Ваше имя! Или как вы себя называете! – не дожидаясь никаких других вопросов, более настойчиво проговорил майор. В это время он начал записывать что-то на бланке задержания.

– Меня… Меня зовут Филипп… Филипп Ламберт, – ответил мальчик, начиная рассматривать всё вокруг, хотя рассматривать в этой комнате было нечего.

Решетки окружали Филиппа с трёх сторон. Сквозь них он видел майора, сидящего за столом. С оставшейся четвёртой стороны красовалась серая и обшарпанная стена.

– Цель прибытия?! – глядя в глаза Филипу, спросил майор.

– Я не знаю, – ответил мальчик, уставившись на решетки. Они пронизывались разрядами светлой энергии. «Наверно, у них такой же принцип работы, как у наручников», – подумал Филипп. – «Не стоит проверять».

Руки ещё пощипывало от наручников, а решетки выглядели ещё более устрашающе.

– Как это не знаете?! – сказал возмущённо майор, отложив ручку. – То есть вы проникли к нам и не знаете, с какой целью явились?

– Ну да… Но я не проникал, меня перенесли, – не зная, что ответить, сказал Филипп первое, что пришло в голову.

– Итак, объект не идёт на контакт. Сознался, что ему помогали соучастники, – проговаривая, записывал майор. – Скорее всего, тебе помог кто-то из «отречения». Уж я до них доберусь! – уже не записывая, а угрожая, сказал майор.

– Объект подлежит немедленной депортации. Время двенадцать часов пятнадцать минут, – записав заключительную строчку в бланке, майор встал из-за стола.

Открыл внушительного размера шкатулку-сундучок на столе. Достал предмет, напоминающий пистолет, с непонятно устроенными, торчащими наружу светящимися деталями.

Не колебавшись не секунды, направил его на мальчика и нажал на курок. Яркий электрический поток, похожий на разряд молнии, вырвался из пистолета и окутал всё тело Филиппа. «Да что ж такое…», – только и успел подумать мальчик. Всё тело охватило жжение как от наручников, но более мощное, и неведомая сила потянула куда-то вверх. Было похоже на полёт с девушкой, но неприятных ощущений гораздо больше. Ещё миг, и Филиппа со страшной силой выбросило за некий купол. Вдруг, он остановился на секунду. Вокруг пустота и небрежно рассыпанные звёзды, а внизу купол, под ним город, от города идет неведомо куда небольшой туннель. Именно тот город, по которому его вели. С высоты птичьего полёта видно всё в деталях. Не успев насладиться таким видом, Филипп, начал падать по той же траектории, по которой и вылетал. Меньше секунды и он опять оказывается в камере с решетками.

– Как?.. Что происходит?.. – с непередаваемым удивлением спросил майор, глядя то на Филиппа, то на пистолет у себя в руках.

Возможно, в другой раз Филипп бы что-нибудь ответил, но не сейчас. Такие пируэты страшно выматали и без того не понимающего в происходящем мальчика.

– Сбой… Поломка… Но как это возможно? – не успев спросить сам у себя, майор стал свидетелем прибытия в комнату с камерой ещё одной личности.

В комнату с полагающейся строгостью и убедительной, но неестественной улыбкой вошла женщина. Длинный серый плащ, строгий костюм и причёска «гнездо». Так можно вскользь описать эту особу, почему-то в столь поздний час вовсе не заспанного вида.

– Объект находится под юрисдикцией «Арканума»! Вот ваши распоряжения относительно его, – сказала женщина и протянула листок бумаги майору.

Бегло прочитав указания и увидев в самом конце ярко зелёный штамп, он выпрямился по струнке перед листком бумаги, как будто приказание отдавал сам листок.

– Ни в коем случае не применять депортацию к объекту, отдать бланк задержания и выпустить под мою ответственность, – улыбаясь проговорила приказным тоном женщина.

– Впрочем, всё и так написано в распоряжении, – добавила она. Подошла к столу и положила аккуратно на край листок.

– Слушаюсь, Мисс Вайлен, – ответил майор, оперативно открывая при этом дверь камеры.

– Да… и ещё, Стив, – говоря уже не так строго и как будто на ушко. – Об этом никто не должен знать.

– Как прикажете, – ответил, точно так же тихо майор, аккуратно выводя мальчика из заточения.

– Проводите нас с чёрного входа, майор. Мальчик, иди за мной, – сказала женщина, пытаясь изобразить улыбку на своём лице более милой.

После выхода из здания они быстрым шагом, тон походки задавала женщина, пошли по городку.

– Здравствуй, здесь написано, что тебя зовут, Филипп? – не убавляя шага, спросила женщина. Её улыбка больше пугала мальчика, чем располагала к общению.

– Да, мэм, именно так, Филипп Ламберт, – ответил мальчик.

Всё происходящее изрядно утомило Филиппа. Чуть передвигая ноги, но не отставая ни на шаг, он мечтал теперь только об отдыхе.

– Меня зовут Вайлен Ви Таунс, я мэр Стронвиля, – представилась женщина.

– Мне поступило распоряжение от… – продолжала она, – вообще то это не важно.

– Сейчас мы расположим тебя в доме семьи Грэй, – как всегда с улыбкой сказала Мэр. – Они с радостью примут тебя.

До назначенного дома дошли быстро, благо для Филиппа он оказался недалеко. Измученное тело уже не могло восторгаться ничем, только отдых нужен был ему в этот момент. В дверь не звонили, у неё уже стояла Кинси с лампой в правой руке и держась за резную ручку двери левой рукой.

– Добро пожаловать, Мисс Вайлен, – по-доброму сказала Кинси. – Мы рад…

– Здравствуете, – сразу же перебила Мэр. – Я всё понимаю, нам некогда любезничать, устройте мальчика, – бегло проговорила она, указывая на Филиппа.

– Идём, мальчик, как тебя зовут? – приглашая в дом, спросила Кинси.

– Фи..ллиип, я Филипп… – еле волоча ноги по незнакомому дому, ответил Филипп, уже с полузакрытыми глазами.

Принявшая его постель подарила ему блаженство и долгожданный уют. Вытянув ноги, Филипп накрылся на удивление лёгким одеялом и начал засыпать.

Через сон и полуоткрытую дверь ему доносилось.

– Вы понимаете, что это очень важно… Никто не должен знать… Повторяю… Дело очень важное… «Арканум»… Утром… – отрывками слышал Филипп, проваливаясь в долгожданный сон.

4. Знакомство со Стронвилем

Круглый мраморный зал, по периметру которого стоят колонны, заполнен двенадцатью человекообразными фигурами. Они неподвижны, облечённые в чёрные плащи до пола с капюшонами. Капюшон каждого прикрывает голову, как шлем. Лица не видны из-за недостатка освещения в зале, хотя это ничуть не смущает находящихся там в этом момент. Все стоят по кругу, лица обращены в центр. Отличительным признаком каждой фигуры является борода, которая при недостаточном освящении всё же видна. Бороды отличались цветом, длинной и густотой. Казалось, в таких неподвижных позах по краям двенадцатиугольного рисунка фигуры могли стоять вечно.

– Для чего он здесь? – прозвучал в центр зала вопрос.

– Никто до сих пор не знает, каким образом он проник в Гостлэнд, – ответ не заставил себя ждать, – не говоря о цели прибытия!

– Я предлагаю совету дать возможность мне детально рассмотреть этот случай, – уверенно прервал предыдущего собеседника один из них.

– Для чего нам эта возня, у нас слишком много нерешённых проблем, – возразил ему оппонент. – Угроз и без того нависло очень много, мы не в праве отрывать от дел ни одного из нас.

– Мне необязательно отрываться от дел, я прекрасно понимаю что, сейчас не простое время. Я предлагаю профессора Эйнера, у него на данный момент немного работы, он умеет держать язык за зубами и неплохо справляется с нестандартными ситуациями.

– Что же, в таком случае не думаю, что кто-то будет против, – раздался на этот раз самый спокойный и рассудительный голос.

– Благодарю вас за доверие, – с поклоном и почтительностью, сделав небольшой шаг вперёд, проговорила одна из фигур.

– Теперь прошу предельного сосредоточения на следующем вопросе, – сказала в центр зала фигура, так же спокойно и рассудительно. – Это не терпит отлагательств, придётся мобилизовать все силы и отменить второстепенные программы по развитию и поддержке.

В центре зала в этот момент появилось изображение, спроецированное откуда-то сверху. Овальный экран с белой каймой из энергопотоков демонстрировал каждой фигуре визуальные образы. Спокойный и рассудительный голос комментировал одно изображение за другим, остальные лишь безмолвно принимали эту информацию.


***

Первые проблески сознания приходят после глубокого сна неспешно, а уж глаза вообще не могут открыться без полного контроля над разнеженным телом. Именно в этот момент Филипп и начал неохотный процесс пробуждения: потягивания, потирания глаз и зевания. Глаза ещё не открылись, однако в гостиной уже была слышна утренняя суета матери и запах готовящегося завтрака. Всё как всегда. «Вот это был сон!» – с восторгом первооткрывателя, подумал Филипп. «Эх, жаль, конечно, что он закончился», – с неимоверной досадой продолжил размышлять Филипп, – «надеюсь, когда-нибудь, я опять попаду в Стронвиль. Почему там нельзя было остаться?».

Снизу из гостиной, как и каждое утро, доносились еле слышные голоса. Говорили негромко, чтобы не разбудить Филиппа. Они ещё не знают, что сын уже не спит, а просто-напросто лежит, накрытый одеялом с головой, пытается изо всех сил растянуть пробуждение. Пришел момент вставать, тело начинает побаливать от лежания и не получает удовольствия от проведённого времени в кровати. Откинув немного одеяло, но, не открывая глаз, Филипп решил вставать. «Эх, сегодня ещё и пасмурно… хорошо, что дождя не слышно», – раздосадованно, проворчал Филипп.

– Для нас большая честь встречать вас, профессор Эйнер, – донёсся уже разборчивый голос из гостиной.

– Я очень рад, что меня отвлекли от постоянного пребывания среди книг и лабораторных колб, – отшутился мужской голос.

«У нас гости», – подумал Филипп. Открыл глаза и, оцепенев от изумления, прокричал: «А-а-а-а!..». Тут же закрыл рот обеими руками. «Это же не моя комната! Но как я здесь оказался? Как… Что?.. Не-е-ет…», – тысячи мыслей несутся в голове, но ни одной не найти для успокоения.

– Видимо, наш гость проснулся. С вашего позволения я познакомлюсь с ним и представлю всё и всех вокруг, у меня есть опыт в таких делах, – сказал тот же мужской голос.

– Ура! У нас гость! Мама, а он будет со мной играть? – спросила девочка.

– Эмма, не задавай таких вопросов, это неприлично, – ответила ей женщина. – Да, конечно, профессор, мы будем вам признательны, если вы возьмёте всё в свои руки.

Неспешные шаги по лестнице раздаются всё ближе и ближе к комнате, где в это время Филипп старается собрать свою волю в кулак и как можно разумнее объяснить самому себе, что собственно происходит. «Так, комната не моя, кровать не моя, голоса в гостиной не родительские… тело моё, х-у-х, ну это уже хорошо», – будто подбадривая себя, проводит монолог в собственной голове Филипп. «И что теперь? Быть может, я ещё сплю?» Ущипнул себя – больно. Мельком оглядел себя: на руках небольшие ссадины или ожоги, ступни ног грязные. «Так это был не сон? Не может такого быть…», – Филипп замер, человеческий разум не был теперь тем союзником, который мог бы всё объяснить и разложить по полочкам; поток мыслей прекратился.

Настало время, когда шаги стихли у двери, и после громкого стука в неё, дверь начала открываться. В комнату зашёл пожилого вида мужчина. На слегка морщинистом и доброго вида лице расположились небольшие очки без оправ. Коричневый костюм не отличался особой строгостью и новизной, но при этом прекрасно сидел и не стеснял движений. Волосы с сединой, впрочем, не удивительными для пожилого возраста этого человека.

– Приветствую вас, меня зовут Профессор Эйнер, Эйнер Бенк, – проговорил мужчина и с лёгкостью, не свойственной его пожилым годам, подошел к Филиппу и протянул ему руку.

– Здравствуйте, – ответил Филипп, в свою очередь тоже протянул правую руку. – Меня зовут Филипп, Филипп Ламберт. Я… – и тут мальчик застыл с вопросительным выражением лица и думая про себя: «Надеюсь, что этот профессор, как его там… не важно… разъяснит, что здесь происходит».

– У вас, вероятно, сейчас много вопросов ко мне, однако и у меня вопросов не меньше, – с успокаивающей улыбкой, поддержал разговор профессор.

«Ну, вот тебе, здрасти, он сам ничего не знает», – подумал Филипп, но ничего не ответил.

– Предлагаю всё по порядку: одевайтесь и завтракать, – видя, что мальчик нуждается в указаниях, сказал профессор. Указал на одежду, висящую на стуле. Развернулся и пошел к двери.

– Ах да, вы находитесь в доме семьи Грэй, это вам нужно знать. В курс остальных дел введу после завтрака. Спускайтесь в гостиную, когда будете готовы, – сказал профессор и вышел из комнаты. Теперь шаги начали отдаляться от комнаты и через мгновение были слышны уже лестнице.

Одевать не свою одежду, да ещё и немного странную на вид, не так-то просто, такую носили более ста лет назад. Это единственная мысль, которая пришла в голову Филиппу. С кем там ещё придётся знакомиться? Возможно, там будут девочки, а он в таком виде, – просто ужас. Непонятно, что хуже: быть одетым так, либо вообще не быть одетым. Всё же не стоит незнакомых людей заставлять себя ждать. Наверно, ему расскажут, что он просто потерялся, когда спал. С Филиппом случалось, когда он начинал ходить во сне. Обычно по комнате, максимум по дому. Как, интересно, он не падал с лестницы? А один раз его родители нашли его ночью на улице. Они проснулись от стука и услышали, как открывается входная дверь. Конечно, перепуганные, на следующий день поменяли замочный механизм на более хитроумный. Его не открыть спящему, а по началу иногда и бодрствующему. Таким вот сложным он оказался. Да, вероятнее всего, во сне он ухитрился открыть входную дверь, пошел себе гулять и его приютили соседи, а по утру просто хотят узнать, где он живет, и вернуть домой к родителям. С такими мыслями и изрядно успокоившись, Филипп шагал по незнакомому дому. Пройдя лестницу, оказался в гостиной. Здесь его уже ждали: пожилой мужчина – профессор Эйнер, мужчина с газетой, милая женщина, её лицо ему было знакомо и, видимо, их дети мальчик лет четырнадцати и маленькая девочка. Одежда на них была похожей на ту, в которой был и Филипп. «Хоть за это краснеть не придётся», – отпустило Филиппа.

– Здравствуйте, меня зовут Филипп Ламберт, – бодро представился Филипп. – Я живу в пригороде Лондона, по адресу «Свизилэнд Стрит 18», – как скороговорку выпалил он. Этих данных должно хватить, чтобы вернуть его к родителям. Взрослые переглянулись, пытаясь вспомнить такой адрес и местность.

– Мы прекрасно понимаем, что ты издалека, – ответил профессор. – Ты сейчас в Стронвиле, городской провинции Гостлэнда.

– Стронвиль!.. – почти вскрикнул и тут же замолк Филипп. «Так это был не сон! Не может быть. Но как… ведь…», – и тут исчезли все мысли.

В этот момент профессор понял, что паузу нужно чем-то заполнить и начал всех находящихся в гостиной представлять Филиппу. Неловкость немного прошла, но эта девочка, постоянно смотрела на него, будто первый раз увидела мальчика. Семья Грэй старалась быть раскованной и включить в свой разговор Филиппа, оробевшего и застеснявшегося.

– Выпустили новые виды карт, – прочитал в газете Уилс и, не отвлекаясь, проговорил дальше, – Арк, твой друг Гарольд лучше всех играет в школе, его заинтересует эта новость.

– Он будет рад узнать о нововведении. Карты – это всё, что его интересует. На прошлом турнире Стронвиля он не занял первое место из-за недостатка отличных карт, – гордо за своего друга заявил Арк. – Но к следующему турниру он изрядно подготовил свою колоду. С ним уже боятся играть даже взрослые.

– Мне рассказали что, он позавчера обыграл даже старину Тука, – улыбаясь, сказала Кинси. – Вот мы посмеялись над этим происшествием с его женой.

– Правда, мистер Тук был слегка пьян, – подметил Уилс. – Я следил за партией, но мальчишка и впрямь хорошо играет.

– Ты играешь в карты? – спросила у Филиппа Эмма.

– О нет… – ответил, оробев, вспоминая тот случай в школе с картами и вызовом к директору, Филипп.

– Как я полагаю, нам с Филиппом уже нужно идти, – прервал расспросы профессор. Не нужно, что бы они знали про мальчика много, в целях своей же безопасности. – Мы придём к ужину.

– О да, конечно, – вежливо ответила Кинси. – Мы будем вас ждать.

Профессор проводил Филиппа до двери и вышел вместе с ним на улицу. Здесь же их ждала необычная картина. Погасли фонари, и исчез туман. Конечно, появились обитатели на улицах, косящиеся на незнакомцев. Впрочем, неудивительно для провинциального городка. Но небо, оно почти не отличалось от ночного. Оно не было ярким и освещало город, как в пасмурную погоду. Солнца вообще не было на небосводе. Но этот насыщенный светло-синий цвет, так неестественно переливающийся, не давал покоя Филиппу.

– Прежде всего надень вот это, – сказал профессор и протянул цепочку с кристаллом Филиппу.

– Но для чего? Когда я могу вернуться домой? – ответил Филипп.

– На счёт возвращения…, мы над этим сейчас и работаем, – ответил профессор и, не церемонясь, надел цепочку с кристаллом на мальчика. – Видишь ли, это не так просто и может занять некоторое время.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное