Дмитрий Абрамов.

Тысячелетие вокруг Черного моря



скачать книгу бесплатно

Появление сарматов в Таврии вызвало беспорядки в самом Херсонесе. Римские легионеры отказались участвовать в походе против нового врага, требуя выплатить им жалование. Однако городской совет прибег к компромиссному соглашению с гарнизоном, восстановил порядок и стал готовиться к обороне. Одновременно горожане обратились за помощью к правителю Мизии Титу Аврелию Кальпурниану Аполлониду. В 174 г. Аполлонид прибыл в Таврию и с помощью подкупов и угроз принудил сарматов заключить договор, по которому варвары гарантировали неприкосновенность Херсонеса и владений империи на Дунае. Однако известия о варварских народах, обитавших севернее Таврии в бескрайних пределах Восточной Европы, не давали покоя цивилизованным грекам и римлянам.

Еще в I в. до н. э. римский географ Страбон сообщал о племени «росхолан» (роксолан), живших на пространстве от берегов Днепра до берегов Дона. Известный римский чиновник и историк Гай Плиний Секунд Старший (23–79 гг. н. э.) среди варваров также называл роксолан и венедов, живших севернее Понта Евксинского (Черного моря) за Дунаем. Военная разведка римлян начала исследовать Сарматию (Восточную Европу) еще при императорах Клавдии и Нероне – между 41 и 68 гг. н. э. Уже в 68 г. н. э., еще до постройки валов Траяна, роксоланы ворвались в Мизию и разбили там римлян. Известный римский историк Публий Гай Корнелий Тацит (сер. I в. н. э. – ум. после 113 г.), в прошлом военный и консул, называл и соседей роксолан, родственный им, воинственный народ венедов, умевший хорошо сражаться в пешем строю. Но, пожалуй, наиболее яркую картину движения и расположения варварских народов Восточной Европы дал в своем «Географическом руководстве» римский географ Клавдий Птоломей (89—167 гг. н. э.). Он сообщал, что все свои сведения о Сарматии он получал в войсках Восточного Легиона (части которого базировались и в Таврии). Сообщения Птоломея относятся к 140 г. н. э. Среди других варварских племен Восточной Европы он называет сербов, саваров (северу) и борусков (скорее всего – самоназвание роского племени лесной и лесостепной полосы), живших восточнее Балтийского моря на Восточно-Европейской равнине. Названием, родственным имени этого племени, была обозначена греками и одна из крупнейших рек Восточной Европы – Борисфен (Днепр), а также одно из древнейших поселений на киевских высотах у Днепра – Боричев. В начале III века на официальной карте Римской империи (Tabula Peutingeriana – Певтингерова карта) появились значительные надписи: по левому берегу Дуная – «V E N E D I», а между Южным Бугом (Гипанисом) и Доном (Танаисом) – «R O X Y L A N I»[19]19
  Плиний. Естественная история в 37 книгах. Вступ. статья, пер. и коммент. В. Ф. Шелова-Коведяева // Свод древнейших письменных известий о славянах. Т. I. (I–VI вв.). М., 1991. С. 23, 25; Тацит. Германия.

Вступ. статья, пер. и коммент. В. Ф. Шелова-Коведяева // Там же. С. 39; Птоломей. Географическое руководство. Вступ. статья, пер. и коммент. В. Ф. Шелова-Коведяева // Там же. С. 51, 53, 55; Певтингерова карта // Вступ. статья, пер. и коммент. А. В. Подосинова.


[Закрыть].

Источники сообщают, что в 166 г. роксоланы нанесли поражение германцам-баварам, которых с большим трудом разгромил император Марк Аврелий (161–180 гг.). М. В. Ломоносов уже в середине XVIII в. обращал внимание на вероятность происхождения народа, именовавшегося русами или россами, от роксалан[20]20
  Ломоносов М. В. Полн. собр. соч.: в 10 т. Т. 6. М.—Л., 1952. С. 43, 211.


[Закрыть]
. Профессор Д. И. Иловайский в XIX в. утверждал, что истоки русской государственности нужно отнести к очень древним временам, когда роксоланы осели на среднем Днепре[21]21
  Иловайский Д. И. История России. Т. I. М., 1888. С. 19, 20.


[Закрыть]
.

Опека Херсонеса Римом, присутствие римских войск и налаженная разведка благоприятно отразились на жизни города и его населения. Херсонес стал главной базой и крепостью римлян в Северном Причерноморье. В 30—40-е годы III в. границы империи и античные центры Северного Причерноморья (Тирас и Ольвия) подверглись жестоким ударам варварских племен. Особенно ярко проявили здесь себя германцы-готы, пришедшие с берегов юго-восточной Балтики и основавшие в низовьях Дуная, Днестра и Буга свое государство. Так в Восточной Европе начиналась эпоха великого переселения народов. В 250 году огромная армия готов переправилась через Дунай и обрушилась на провинции империи. Линии укреплений по валам Траяна не остановили их. Эти события стали началом так называемых «готских» войн. Римский гарнизон был вновь выведен из Херсонеса на усиление дунайских легионов. Казалось, что город был брошен на произвол судьбы. Вскоре удары готов ощутила и Таврия. Но город на Гераклейском полуострове у Понта Евксинского оставался недоступным для завоевателей. Очевидно, Херсонес был превращен римлянами в неприступную крепость. Сказались военный опыт и хорошая организация местного ополчения. Готы отступили в глубь Таврии. Херсонес продолжал жить своей жизнью. В 268–269 гг. остававшиеся в Таврии готы приняли участие в совместном походе германских племен Северного Причерноморья против империи. Германцы вновь прорвали укрепления римлян на Дунае и появились на Балканах. Правда, под городом Нишем они были разбиты войсками императора Клавдия II, но откатились назад и укрепились в Дакии. Источники сообщают, что в 270 году на дунайские границы империи совершили нападение и роксоланы. В 276–278 гг. готские дружины были разгромлены римлянами и их союзниками. А в конце III века в Херсонесе вновь появился римский гарнизон.

Иная судьба ожидала Ольвию. Об упадке города, о вечных тревогах его жителей и о постепенном огрублении нравов в начале новой эры красноречиво рассказывал греческий писатель и оратор Дион Хрисостом, приезжавший в Ольвию в 83 г. от Р. Х. По его рассказу, дома в городе были тесно скучены на небольшом пространстве, обнесенном низкой и непрочной стеной. Некоторые древние башни стояли так далеко от города, что трудно было представить, что они когда-нибудь ему принадлежали. Население Ольвии постоянно жило в состоянии военной тревоги. Ольвийцы говорили по-гречески уже не совсем чисто и носили одежду варваров. Несколько поддержало Ольвию римское владычество. Ольвийские надписи I–II вв. еще говорят о торговых сношениях Ольвии с греческими городами Мраморного и Эгейского морей, Херсонесом и Боспором Киммерийским. Однако «готские войны» III в. нанесли городу непоправимый урон и разрушения и с IV в. известия об Ольвии прекращаются.

II и III века от Р.Х. во многом связали судьбу Херсонеса с судьбой Римской империи. Но если II век был временем предельного расширения и расцвета античной империи, то в III веке началась эпоха «великого переселения народов», варварских нашествий на цивилизованную Европу и кризиса европейского античного общества – кризиса рабовладельческого строя и экономики, античного права, мировоззрения и языческой религии. Все это оказало на Херсонес заметное влияние. Уже с I века н. э. он, как и другие города Понта Евксинского, стал местом ссылки политически неблагонадежных, вольнодумцев и первых христиан. Христианское предание свидетельствует о священномученике Клименте, епископе (папе) римском, окончившем свой земной путь в городе на Гераклейском полуострове. Известный историк и церковный деятель первой половины IV столетия Евсевий Кесарийский (Памфил) в своей «Истории Церкви» говорил только то, что св. Климент скончался в третий год правления императора Траяна (98—117 гг.), т. е. около 100 года по Р. Х. Лишь косвенно упоминают о св. Клименте папе римском другие историки и подвижники Христианской Церкви IV–V вв. Возможно, именно это заставляет историков обходить стороной неразрешенный вопрос и представляет неясным предание о св. Клименте. Правда, вполне заслуживает доверия точка зрения, высказанная в начале XX века историком Церкви, профессором В. В. Болотовым, который отмечал, что в римском «Liber pontificalis» говорится о кончине св. Климента в Греции. Что же касается событий, когда первоучители славянские нашли в Крыму мощи св. Климента и его ученика, то это, без сомнения, было для того времени (IX в.) фактом. Правда, далее профессор добавил, что «сами по себе нетленные мощи не удостоверяют исторической личности… и факт принесения мощей св. Константином (просветителем)[22]22
  «Константин (просветитель)» – здесь В. В. Болотов говорит о св. Константине (827–869), в монашестве – Кирилле, просветителе славян, брате св. Мефодия (815–885). – Ред.


[Закрыть]
нисколько не устраняет сомнений, возникающих из отсутствия нужных свидетельств в древней христианской литературе. История Крыма совсем не такова, чтобы предания могли здесь храниться неповрежденными; это могли быть мощи какого-нибудь другого Климента, пострадавшего здесь с учеником своим и отождествленного с Климентом римским. Что местные жители называют его «римским» епископом, в этом нет ничего удивительного. Это могло тем скорее случиться здесь с другим лицом, что Крымский полуостров был заселен различными народностями… присланного сюда иностранца мученика они называли «римским»»[23]23
  Болотов В. В. Лекции по истории древней Церкви. Т. II. СПб., 1907. С. 79.


[Закрыть]
. Словом, для населения Херсонеса как легионеры, так и ссыльные, были «римлянами», т. е. подданными Римской империи независимо от своего происхождения, прежнего места жительства и положения в обществе.

Опека и влияние Рима во многом помогли Херсонесу избежать варварского погрома и пережить тяжелый III век н. э. – век кризиса, перелома и модернизации всего социально-экономического уклада жизни на Востоке. Начало IV столетия город у Понта на Гераклейском полуострове встречал, как и все города Восточной Римской империи, рождением и становлением позднеантичной цивилизации. У цивилизации Востока словно «открылось второе дыхание». Данные археологии свидетельствуют, что в Херсонесе на прежнем уровне сохранялись рыбный промысел, виноделие, ремесленное производство, торговля с другими городами империи на берегах Черного и Мраморного морей. Начало христианизации Римского государства, отмеченное Миланским эдиктом 313 года, перенесение столицы с Запада – с берегов Тибра, на Восток – на берега Босфора, сопровождавшееся грандиозным строительством, заметный подъем экономики, торговли и культуры в восточной части империи свидетельствовали о рождении новых социально-экономических отношений и новой государственности.

Раздел 2
Боспор и готы

Большинство исследователей-археологов и историков XIX – первой половины XX в. считало, что крупнейшее и богатейшее античное государство Восточной Европы, Боспорское царство, практически сохранившее свою самостоятельность на периферии Римской империи, было уничтожено гуннским нашествием последней четверти IV века. Однако археологические исследования 60-х годов прошлого столетия позволили пересмотреть эту точку зрения.


Иначе, чем у Херсонеса в I–III вв. н. э., складывалась историческая судьба восточного региона Северного Причерноморья – Боспорского царства и эллинистических городов, располагавшихся в его владениях. Боспор, попавший в зависимость от понтийских царей в I в. до н. э., смог ослабить эту зависимость после разгрома Римом Понтийского царства в 65 г. до н. э. и ликвидировать ее в последовавших затем междоусобных войнах. В этих событиях активное участие принимали и римские легионы. Междоусобию был положен конец в 49 году по Р. Х. Римские войска отправились домой морским путем, но буря разметала корабли римлян, а остатки флота выбросило волнами на южное побережье Таврии.

Царская власть на Боспоре оказалась в руках династии Тибериев Юлиев, правивших в древней столице – Пантикапее. Правители Боспора носили пышные титулы и нередко обожествлялись. Так или иначе, но им приходилось как-то подчиняться интересам Рима. Был учрежден культ римских императоров, высшими жрецами которого были сами цари. Портреты императоров чеканились на боспорских монетах. Правители Боспора в официальных документах именовались «друзьями цезаря и римлян». Правда, предположение о том, что на Боспоре постоянно находились отряды римских войск, вряд ли может быть оправдано. Но боспорский царь мог быть вызван в империю для объяснений по вопросам, интересующим римские власти. Управление своей страной правители Боспора осуществляли с помощью значительного числа чиновников. Если в эпоху классической античности и эллинизма для греческого населения правители Боспора являлись прежде всего «архонтами» (вождями-военачальниками), а титул царя использовался только по отношению к подчиненным туземным племенам, то с воцарением династии Тибериев Юлиев царская власть в стране все более приобретала характер восточной деспотии в отношении со всеми слоями и этническими группами населения. При дворе существовали должности управляющего, царского секретаря, постельничего, конюшего, казначея и другие. В города и зависимые варварские племена назначали наместников. В некоторых городах функционировали выборные чиновники. Очень важна была должность наместника европейской части царства. Армией руководили военачальники разных рангов, флотом – навархи.

Особую роль в жизни Боспора играли религиозные союзы (фиасы), занимавшиеся воспитанием молодежи, проводившие собрания, на которых решались экономические и административные проблемы жизни религиозных общин. С I в. по Р.Х. возросла роль негреческих элементов в жизни страны. В связи с этим во II–IV вв. распространились восточные культы. Особенно стало заметно влияние иудаизма. Уже с I в. здесь часто упоминаются «синагоги иудеев». Поселение в Боспорском царстве иудеев стоит в связи с великим еврейским рассеянием, принявшим огромные размеры после подавления римлянами Иудейского восстания 66–70 гг. и двух разрушений Иерусалима в 70 и 132 гг.

Столица царства – Пантикапей, заметно пострадал за время войн второй половины I в. до н. э. – первой половины I н. э. После вековой смуты и войн город, раскинувшийся на живописных склонах горы Митридат, постепенно возвращал себе былое великолепие эллинистической эпохи. Реставрировались разрушенные и сгоревшие здания. Важное место в архитектурном ансамбле столицы занял храм обожествленного царя Аспурга (15–38 гг.) – победителя скифов и тавров, получившего царский венец из рук римского императора Тиберия.

На улицах и площадях Пантикапея устанавливались статуи римских императоров, боспорских царей и высеченные на мраморных и известняковых плитах указы. В городе находились многочисленные мастерские ремесленников – кузнецов, ювелиров, стеклодувов, гончаров, ткачей. Здесь же построили крупные комплексы для производства вина. Виноград давили на специальных площадках – тарапанах. Затем сок разливали в амфоры и пифосы. Промышленный масштаб приобрели лов и засолка рыбы. Засолку производили в выкопанных в земле и обмазанных специальным раствором цистернах. Вино и соленая рыба были важнейшей статьей боспорского экспорта. На плодородных землях Керченского и Таманского полуострова выращивали не только виноград, но и пшеницу. Правда, междоусобные войны сильно подорвали боспорскую торговлю хлебом, что привело к значительному росту хлебного экспорта в Грецию из Египта. И все же хлебная торговля продолжала играть значительную роль в жизни боспорских городов. Видимо, продолжавшиеся в I–II вв. войны со скифами и другими варварами стимулировали и развитие рынка работорговли.

В социальном отношении боспорское общество представляло более яркую картину имущественного и классового расслоения, чем в демократическом Херсонесе. Значительный слой аристократии и военно-чиновной знати явно выделялся среди других сословий и занимал господствующее положение в стране. Археология свидетельствует о богатых захоронениях представителей аристократической верхушки. Пантикапейские склепы I–II вв. н. э. вырезаны в грунте или построены из камня и перекрыты полуциркульными сводами, что говорит о римском влиянии. Стены многих склепов покрывались яркими красками и росписями, среди которых встречается образ богини плодородия Деметры. Погребения знати совершались в саркофагах из кипарисового дерева и сопровождались богатым инвентарем, посудой из золота. В одном из погребений членов царской семьи или представителей придворных кругов найдена золотая маска, вероятно закрывавшая лицо покойного. Над многими могилами устанавливались надгробные памятники – стелы, украшенные различными изображениями и эпитафиями.

Внешнеполитическая жизнь на Боспоре протекала еще более остро, чем в Херсонесе. Боспорским царям периодически приходилось конфликтовать со скифами. Тиберий Юлий Савромат I (93—123 гг.) дважды воевал с ними, и оба раза – успешно. Возможно, в память об этих победах Савромат был обожествлен. Тиберий Юлий Савромат II (174–210 гг.) совершил поход вглубь Таврийского полуострова, разгромил позднескифское царство и овладел его территорией. Видимо, в этой войне на стороне боспорцев участвовали римские войска. Савромату II удалось также победить сарматское племя сираков и нанести серьезный урон пиратам, нападавшим на корабли боспорских купцов. Его сын Тиберий Юлий Рескупорид II (211–228 гг.) называл себя «царем всего Боспора и тавроскифов».

250 год от Р.Х. стал годом начала суровых испытаний для Римской империи. В это время Римской державой правил император Декий (249–251 гг.) – ставленник римской знати. Декий пришел к власти в результате военного переворота и свержения Филиппа Аравитянина – последнего представителя целой плеяды «солдатских императоров» – выходцев из провинций, кому вручали власть верные легионы. Все силы и внимание солдатских императоров (193–249 гг.) были обращены на оборону и укрепление границ империи. Декий пытался восстановить силу и славу древнеримского государства, его законов, римских языческих верований. Все новые восточные культы, появившиеся в Риме, в их числе и христианство, подверглись гонениям. Но на Востоке империя обрела грозного и сильного врага – Иранское царство, где правили могущественные Сасаниды. Иранцы захватили Месопотамию и обрушились на римские провинции в Сирии. Рим вынужден был вести затяжную и кровопролитную войну на Востоке. Трудностями империи воспользовались готы и другие германские племена, обосновавшиеся в Северном Причерноморье. Началась серия кровопролитных войн между германцами и римлянами. На помощь дунайским легионам были переброшены римские войска из Херсонеса и Харакса, что сильно ослабило позиции империи на северо-восточных границах. Вскоре готские дружины, участвовавшие в сражениях на Дунае и на Балканах, появились в Крыму и за Доном.

У историков и археологов долго сохранялось мнение о том, что Боспор процветал вплоть до нашествия гуннов в 375 г., после чего наступил катастрофический упадок. Это мнение было сформулировано еще до археологического изучения городских слоев Пантикапея на основе отрывочных письменных свидетельств и данных нумизматики. Вслед за известным исследователем Т. Момзеном отечественный археолог Э. Р. Штерн в 1897 г. писал, что во время готских войн Боспорское царство находилось под протекторатом Рима, хотя и давало корабли готам для морских походов. Эту же позицию подтверждали и свидетельства позднеантичного историка Аммиана Марцеллина, отмечавшего, что в 362 г. Боспор оставался под протекторатом Рима. Но вскоре после этого и до правления императора Юстиниана I (527–565 гг.) греки в Северо-Восточном Причерноморье оказались оставленными на произвол судьбы. «В этот промежуток времени Пантикапей был разрушен и погиб в погроме наплыва варваров», – отмечал Э. Р. Штерн[24]24
  Штерн Э. Р. К вопросу о происхождении «готского стиля» предметов ювелирного искусства (Археологические заметки по поводу золотых вещей, найденных в Керчи летом 1896 г.) // ЗООИД. Т. XX. С. 13, 14.


[Закрыть]
. Исследователь В. В. Шкорпил после раскопок в Керчи в 1904 г. поддержал данную точку зрения. Это мнение считалось наиболее авторитетным довольно долго. Однако раскопки 60-х годов XX в. и последних десятилетий, по мнению исследователя А. К. Амброза, показали, что конец расцвету античного Боспора положили более ранние варварские вторжения середины – второй половины III века. Значительная часть поселений Боспорского царства на востоке погибла под ударами готов. Раскопки в Керчи позволили сделать вывод, что события второй половины III века затронули и Пантикапей. Не помогли оборонительные сооружения города. Не помог и антиготский союз царя Рескупорида IV (242–276 гг.) с Фарсанзом – вождем соседнего варварского племени. Поздним скифам также не удалось оказать готам достойного сопротивления. Их поселения были разрушены, а жители перебиты или захвачены в плен.

О готах историческая наука осведомлена лучше, чем о большинстве других завоевателей той эпохи, благодаря сочинению Иордана. Этот позднеантичный историк, происходивший из гото-аланской среды, несомненно, пристрастен и неточен, ибо он писал в середине VI в. Но в свое время Иордан служил нотарием одного из варварских вождей и мог знать немало. Кроме того, работая над текстом «De origine actibusque Getarum» («О происхождении и деяниях гетов», кратко «Getika»), Иордан пользовался утраченной «Историей готов» Кассиодора Сенатора и сочинениями Аблабия. Эти работы были известны в IV–V вв. По словам Иордана, готы оставили берега Южной Балтики и остров Готланд во главе с вождем Беригом (II в.), а пришли в Северное Причерноморье во главе с вождем Филимером (первая половина III в.). Во время своего продвижения они разгромили германское племя вандалов и ряд других племен. Затем готы «как победители спешат в крайнюю часть Скифии, которая соседствует с Понтийским морем. Так по общему обычаю вспоминается в их древних песнях, почти похожих на исторические сочинения. Об этом свидетельствует и Аблабий, превосходно описавший народ готов в своей достовернейшей «Истории», – свидетельствовал Иордан[25]25
  Иордан. О происхождении и деяниях гетов. Вступ. статья, пер. и коммент. А. Н. Анфертьева // Свод древнейших письменных известий о славянах. Т. I. (I–VI вв.). М., 1991. С. 105, 106.


[Закрыть]
.

Готы пришли на Боспор не только в поисках земель для поселения. Варвары хорошо понимали стратегическое значение этих мест. Отсюда можно было совершать походы против богатых городов и провинций Понта. Но для этого им нужен был флот. Готы силой принудили Рескупорида IV предоставить им корабли и опытных мореходов. Так Боспор стал базой, откуда на протяжении третьей четверти III века германцы совершили ряд грабительских походов на римские провинции. В 250 г. готы напали на Мизию, а потомки непокоренных даков вторглись в Дакию. Разгром у Никополя на Дунае не остановил готов. Они перешли Балканы и в 251 г. нанесли ряд поражений римлянам, в которых погибли император Декий и его сын. Империя оказалась на грани катастрофы. Положение спас римский полководец Эмилиан, сумевший реорганизовать разбитые римские войска и в 252 г. отбросить германцев за Дунай. Целью похода готов в 255–256 гг. стал богатый город Питиунт в Восточном Причерноморье. Осада города не принесла ожидаемых результатов, но готы разграбили окрестные поселения и вернулись на Боспор. Через год они совершили новый поход, захватили Питиунт и другие близлежащие города. В 264 году готы на кораблях достигли южного берега Понта и отсюда совершили молниеносный переход в глубь Малой Азии. Они опустошили римские провинции Каппадокию и Вифинию и вернулись назад с богатой добычей. В 268 году готы Боспора приняли участие в совместном походе германских племен Северного Причерноморья на римские провинции за Дунаем и на Балканах. В результате этой экспедиции были опустошены огромные территории и разграблены десятки городов, но германцы получили отпор римских легионов и обосновались в Дакии. Значительная часть готов вернулась из этого похода в Таврию. В 276 г. готы отправились в новый поход против малоазийских провинций. Но здесь, как и на Балканах, их встретили боеспособные римские легионы. В сражениях с ними германцы были разбиты. Разгром готов, возвратившихся на Боспор, довершил царь Тейран (276–279 гг.). Ему удалось восстановить Боспорское царство и наладить дружественные отношения с Римской империей. В это же время римские войска нанесли еще несколько поражений германцам на Дунае и временно ослабили готскую угрозу. Потерпевшие тогда поражение в борьбе с империей, готы расселились в Северном Причерноморье и в Крыму. Готские войны не прошли бесследно для Боспорского царства. Зона культурного и экономического влияния Боспора и в период расцвета (до вторжений середины III века) была скромна. Она хорошо очерчивается находками боспорских фибул II–III вв. Это восточный Крым, Северный Кавказ, низовья Волги, нижний и средний Дон. С IV века экспорт боспорской ремесленной продукции совсем прекратился[26]26
  Амброз А. К. Боспор. Хронология раннесредневековых древностей // Боспорский сборник I. «АРХЭ». М., 1992. С. 57.


[Закрыть]
. Этот факт согласуется с выводом исследователя В. Д. Блаватского о сокращении внешних связей Боспора и натурализации его экономики в IV веке.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное