Дмитрий Шушарин.

Русский тоталитаризм. Свобода здесь и сейчас



скачать книгу бесплатно

У русской общественности есть одна мечта, которой не суждено сбыться. Кто-то признается, а кто-то нет, что более всего хотел бы жить в славные брежневские времена. Но это неосуществимо.

Брежневские стабильность и благополучие – это ГУЛАГ претворенный. Бель эпок на основе нефтедолларов никто создавать не собирался. Для новой бель эпок нет никакой экономической и – что гораздо важнее – социальной базы. Те социальные слои, которые сформировались в последние тридцать лет, подлежат уничтожению, пусть даже не физическому, но во всех аспектах социального – имущественно, морально, юридически. Бель эпок – для новых поколений.

Брежневская эпоха прямо противоположна сталинской и хрущевской как ее продолжению. Вопреки тому, что принято считать, десталинизацию провел Брежнев, допустив горизонтальные связи внутри элиты. Он и первым в партии стал благодаря горизонтальному заговору, а не дворцовому перевороту – без ста добродетельных губернаторов, сиречь секретарей обкомов, не видать ему власти. И рост интереса и симпатии к Сталину ближе к концу его правления – это уже поиски альтернативы.

Медленно, постепенно осознается, что происходящее в России требует перевода, что на эту страну невозможно переносить логику цивилизованного мира, что есть некое единство идущих там процессов.

Самое главное – понимание того, что единственной целью всех действий русской правящей элиты является ее пожизненная несменяемость во власти. Часть этого – вероятное пожизненное президентство Путина, возможно, сочетаемое с ротацией людей в элите. Или же замена Путина на более приемлемую для нее фигуру. Варианты весьма разные, но в рамках одной политической культуры.

Цель эта должна быть достигнута любой ценой. Никакие экономические, политические, гуманитарные катастрофы на власть повлиять не могут.

Игры вокруг назначения/выборов губернаторов, выборов по партийным спискам и частичного отхода от них, становление тандемократии, разрушающей институт президентства, пересмотр Конституции для продления президентского срока и прямое ее нарушение законом об ограничении юрисдикции суда присяжных, а также расширение понятия «государственная измена», – все это и многое другое заметной общественной реакции не вызывало.

Между тем это вполне институционально-кризисные явления. По ним и по отношению к ним можно судить о правовой самоидентификации власти. В публично-правовом измерении эти действия сокращают ее легитимность. А в архаично-понятийном – усиливают, как и кажущаяся абсурдной реакция на проявления самостоятельности в общественной и культурной жизни, кампании то по борьбе с коррупцией, то с американцами-усыновителями, то с НКО, то с гомосексуалистами, то и с историками и даже с курением.

Разрушение цивилизованной государственности перешло в стадию формирования тоталитарного квазигосударственного образования, в котором, как и в советские времена, совсем иным становится понятие «кризис». Для того чтобы кризис стал заметен, необходимы серьезные перемены в установившемся властном равновесии, передел сфер влияния, значимые персональные изменения во власти.

Любые общественные проявления кризиса, даже если это массовая безработица, инфляция и голод, – для этого политического устройства не вполне кризис. Тем более что все эти явления могут быть спровоцированы и даже организованы самой властью в целях собственного укрепления, ужесточения, а также в связи с задачами внутривидовой борьбы. Проецировать на нынешнюю Россию те способы описания и анализа кризиса, которые применимы к развитым странам, не следует. Рыночные механизмы, возможно и сходны, и даже очень, но акторы в России совсем другие.

Одним из кризисных, дестабилизирующих явлений считают терроризм. Это весьма неточно. Крупные теракты совпадают с этапами становления политической системы, во главе которой стоит Путин. Власть, доказавшая свою целеустремленность и способность к сложным многоходовым комбинациям в деле ЮКОСа и игр вокруг Роснефти и прочих компаний, при отмене губернаторских выборов и партийно-парламентской реформе, при проведении политики дестабилизации в соседних государствах при применении силы против них, так ничего и не сделала с терроризмом, направленным против мирных граждан. Более того, эти граждане порой не знают, кто приносит им больший вред – террористы или антитеррористические действия. Подобное недоумение испытывают многие жители Чечни, Ингушетии, других северокавказских республик, жертвы «Норд-Оста» и Беслана.

Так что при ответе на вопрос, не хочет или не может власть подавить терроризм, стоит сильно задуматься. В любом случае следует признать: главное отличие нынешнего российского государства от той модели, которой оно внешне пытается соответствовать, состоит в том, что терроризм в современной России является частью политической системы, а не направлен против нее. Он системен, а не антисистемен.

Существует крайняя точка зрения, которая кратко сформулирована в названии известной книги «ФСБ взрывает Россию». Это, безусловно, одна из равноправных версий, косвенно подтверждаемая тотальной смертностью среди тех, кто имел отношение к этой теме. А также судебным запретом этой книги в России как экстремистской. Уместно вспомнить, что симбиоз терроризма и спецслужб прослеживается в России, по меньшей мере, со времен народовольцев. Их окончательное слияние произошло в тоталитарных ЧКГБ и ГРУ. Но само существование такой версии тоже в известном смысле выгодно власти, чего не понимают ее обличители. Любая демонизация нынешней власти приятна и полезна.

Не утверждаю, что ей приятны теракты, но польза от них несомненна. Материал, накопившийся с девяностых годов, позволяет сделать вывод о том, что терроризм является важнейшим средством легитимации власти. Постбесланские реформы уже никакого отношения к борьбе с терроризмом не имели, теракт лишь создал необходимый информационный фон. Власти полезно все, что приумножает страх в обществе – страх вообще, любой, независимо от происхождения.

Окончание работы Государственной думы летом 2016 года было отмечено принятием законов, в которых очевидно использование страха перед терроризмом для усиления репрессивной составляющей режима. Речь идет об «антитеррористическом пакете», внесенном депутатом Ириной Яровой и сенатором Виктором Озеровым. Он касается десятков российских законов. Изменения самым серьезным образом отразятся на жителях России.

С 20 июля 2016 года несообщение о преступлении станет уголовным преступлением. Под угрозой лишения свободы на срок до одного года люди должны будут сообщать властям о подготовке теракта, вооруженного мятежа и некоторых других видах преступлений; всего их в списке полтора десятка.

Призывы к терроризму и его оправдание в интернете приравняли к аналогичным заявлениям, совершенным с помощью средств массовой информации. Ответственность за такие записи ужесточилась: граждане будут отвечать по тем же нормам, что и СМИ. Максимальное наказание – семь лет лишения свободы.

Теперь операторы связи обязаны хранить все записи звонков и любые сообщения, которыми обмениваются пользователи, в течение полугода. В течение трех лет они должны хранить мета-данные – то есть не само содержание разговоров и переписки, а сведения о том, что такой-то разговор или такой-то обмен смс-сообщениями состоялся такого-то числа в таком-то часу. Это касается и «организаторов распространения информации в сети интернет».

«Организаторов распространения информации» коснулась еще одна важнейшая поправка: если тот или иной интернет-сервис – мессенджер, социальная сеть, почтовый клиент или просто сайт – поддерживает шифрование данных, владельцы обязаны помочь ФСБ расшифровать любое сообщение, которое понадобится силовикам. За отказ вводится штраф – для юридических лиц он составит от 800 тысяч до миллиона рублей.

Документ дает крайне широкое определение «миссионерской деятельности», которой отныне смогут заниматься только зарегистрированные организации и группы. При этом любая миссионерская деятельность вне специально предназначенных для этого помещений запрещена. За нарушения – штраф до миллиона рублей. Закон начала применяться тут же по отношению к неправославным христианам, которых штрафуют за совместное чтение Библии в частных квартирах. Свободы совести в России больше нет2424
  http://www.vedomosti.ru/politics/articles/2016/08/25/654414-zhertvami-zakona-yarovoi


[Закрыть]

В «антитеррористическом пакете» содержатся поправки, усиливающие наказание за то, что именуется экстремизмом. Повышаются штрафы и сроки лишения свободы. В некоторых случаях изменения весьма существенные. Например, за финансирование экстремистской деятельности (282.3 УК) максимальный срок поднимается с трех до восьми лет.

В статье о массовых беспорядках в Уголовном кодексе появится новый пункт – «склонение, вербовка или иное вовлечение» в их организацию. Максимальное наказание по этой статье – лишение свободы на срок от пяти до десяти лет.

Для некоторых преступлений в России установлена уголовная ответственность с 14 лет. «Пакет Яровой» увеличивает список таких преступлений до 32 (раньше их было 22). Среди прочего, это участие в террористических сообществах и в массовых беспорядках, а также недоносительство.

В Уголовный кодекс вводится статья о международном терроризме. По ней будут судить за совершение или угрозу совершения терактов за пределами России, в которых погибли или пострадали российские граждане. Эта статья предполагает в качестве максимального наказания пожизненное лишение свободы.

Теперь «Почта России» и частные почтовые компании должны проверять посылки, чтобы в них не было ничего запрещенного, например, оружия, наркотиков или денег. Ответственность за это возложена именно на почтовых операторов. В России больше нет тайны переписки и почтовых отправлений.

Две антиконституционные поправки не прошли. Перед вторым чтением депутаты отказались от предложения лишать гражданства людей, совершивших теракты или преступления экстремистской направленности, а также тех, кто сотрудничает с международными организациями. В первой версии законопроекта предлагалось запретить покидать Россию людям, получившим предупреждение от ФСБ или прокуратуры о недопустимости совершения противоправных действий – то есть во внесудебном порядке. В итоге парламентарии решили вообще отказаться от этой нормы2525
  [битая ссылка] https://meduza.io/feature/2016/06/24/paket-yarovoy-prinyat-i-eto-ochen-ploho


[Закрыть]
.

Вот эта последняя деталь весьма показательна. Если лишение гражданства вряд ли можно считать серьезным наказанием, то запрет на выезд за границу изменил бы образ жизни значительного числа критиков власти. Недаром именно этому предложению было уделено много внимания в социальных сетях, где оно расценивалось как удар по «продвинутой части общества». И это отвлекло от того, что правовые новшества наносят удар по всей IT-отрасли и могут привести к значительному росту цен на сотовую связь и прочие виды коммуникаций2626
  http://www.newsru.com/russia/24jun2016/yarovayapack.html


[Закрыть]
. То есть речь идет не только о расширении репрессивных возможностей власти, но и об ударе по общественной связности, об усилении повседневной атомизации общества. Сокращаются возможности не только совместной общественной деятельности, но и обыденных коммуникаций между людьми. И при этом очевидно, что власть, блестяще овладевшая современными IT-технологиями, становится тормозом их дальнейшего развития. Впрочем, точнее говорить не о торможении развития информационных технологий, а о воспрепятствовании их общественному распространению и освоению. У закона есть свои бенефициары – это производители аппаратуры прослушивания и хранения информации. Эксперты прямо называют близкого Путину руководителя Ростеха Сергея Чемезова2727
  http://www.vedomosti.ru/technology/articles/2016/08/22/653913-million-nadezhnie-ruki


[Закрыть]
.

Пока часть общества, именующая себя продвинутой, обсуждала возможность запрета выезда из страны, тихо был принят закон, не просто ставящий весь социум под контроль полиции, но объединяющий власть и социум в этом контроле, по существу, вводящий принцип гражданской благонадежности по усмотрению не только государства, но и общества. Это закон «Об основах системы профилактики правонарушений в России»2828
  http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_199976/


[Закрыть]
. Он вводит понятие «антиобщественное поведение», которое определяется как «не влекущие за собой административную или уголовную ответственность действия физического лица, нарушающие общепринятые нормы поведения и морали, права и законные интересы других лиц».

Таким поведением будут считаться действия, «нарушающие общепринятые нормы поведения и морали». Новый закон дает право сотрудникам МВД собирать данные о гражданах, ранее не привлекавшихся к ответственности. И открывает широкие возможности для общественности в сотрудничестве с полицией в этом деле. Мораль и право сливаются в единую систему контроля власти и социума над человеком.

И к этому стоит добавить закон, позволяющий банкам, то есть учреждениям частным, взыскивать долги, обращаясь к Федеральной службе судебных приставов без решения суда2929
  http://www.rbc.ru/economics/29/06/2016/57729c029a7947678f544017


[Закрыть]
. Ситуация, немыслимая в цивилизованном государстве – представьте себе федеральных маршалов в США, действующих без решения суда, выполняя просьбу какого-нибудь банка. Но для тоталитарного образования подобное разрушение институциональных связей нормально. Как и то, что русским федеральным маршалам переходит коллекторский бизнес. И это нужно оценивать, учитывая, что постепенно, шаг за шагом, число банков сокращается, происходит концентрация банковского капитала, переходящего под контроль высшего слоя правящей элиты. Так что это часть приватизации государства. Примерно то же самое произошло и со вновь созданной на основе Внутренних войск МВД Росгвардии, подчиненной президенту. Ей перешел охранный бизнес министерства. И даны огромные полномочия3030
  http://newsru.com/russia/03jul2016/guardian.html


[Закрыть]
.

Министерство внутренних дел уже почти разгромлено. Его давно лишили экономической (с том числе и теневой) и силовой составляющей. это нынешний ФСИН. Создание Росгвардии отняло у МВД охранный бизнес – как легальный, так и крышевание ЧОПов и не только ЧОПов, да и силовых ресурсов больше нет – ни СОБРа, ни ОМОНа, ни Внутренних войск. И все это не только внутривидовая борьба, но и новое место полиции в формирующемся общественно-политическом устройстве: ведомство, призванное защищать население, намеренно ослабляется и унижается. гражданская, общественная безопасность становится второстепенной.

Подводя итоги законотворчества за время правления Путина, надо признать, что оно имеет тоталитарный характер, уничтожает дихотомию государство – общество, заменяя его единством власти и социума. Сначала произошла изоляция общества от власти, от участия в принятии решений, а затем, напротив, социум стал вовлекаться в контролируемый властью процесс управления – от участия во внеинституциональном насилии, до привлечения к работе карательных институтов.

Обвинять Абсурдистан в абсурде смешно. Уголовные дела против простых людей, вдруг оказавшихся связанными с политикой, заводятся по принципу – чем абсурднее, тем лучше. Резчиков по дереву оштрафовали за то, что в народных орнаментах была обнаружена свастика3131
  https://ovdinfo.org/express-news/2016/10/31/uchastnikov-festivalya-oshtrafovali-za-napominayushchie-svastiku-ornamenty


[Закрыть]
. Роскомнадзор заблокировал на просветительском сайте пересказ сатирической публикации 1837 года «Как правильно брать взятки»3232
  https://meduza.io/news/2016/10/31/sud-postanovil-zablokirovat-na-obrazovatelnom-sayte-arzamas-pereskaz-knigi-o-vzyatkah-1837-goda?utm_source=facebook.com&utm_medium=share_fb&utm_campaign=share


[Закрыть]
. Цель всего этого – внушить людям мысль, что сажают не за что-то, а потому что их хотят посадить и заморачиваться обоснованием не будут – посадят и всё. Это не абсурд, а способ управления. Преступный и подлый. Поэтому и не стоит называть происходящее абсурдом, глупостью и маразмом. Это зло, преступление, подлость. И называть надо зло злом, преступление преступлением, подлость подлостью.

Сила и богатство

Тоталитарные режимы не нуждаются в поддержке, которая является следствием сознательного выбора человека и гражданина, потому что они не нуждаются ни в гражданине, ни в человеке. Само существование выбора, мысли о его возможности преступны. Социальная опора тоталитарной власти – отсутствие любой силы, на которую можно было бы опереться.

Сейчас в России абсолютное большинство населения счастливо от того, что власть их не только ни к чему не побуждает, но, напротив, просит не делать никаких усилий. Вопросов оно не задает и Путина очень любит. Но этим лояльность режиму не ограничивается.

Во время предвыборных кампаний появилось слово «путинг», обозначающее массовое мероприятие в поддержку власти, организованное по советскому образцу – добровольно-принудительный сбор участников, заранее заготовленные лозунги, отрепетированные овации.

Многие наблюдатели были уверены, что участники путингов после пережитого принуждения и унижения проголосуют против Путина. Произошло совсем другое.

Путин утвердил в России тоталитарную солидарность, восходящую к прежней в ее русском варианте. Люди, требовавшие расстреливать врагов народа в тридцатые и ходившие на более мирные шествия и митинги в более поздние годы, не были столь экзальтированны и искренни, как толпы немцев и итальянцев. Но куда деваться? Они материли советскую власть, но шли. Материли ее, как жена материт вечно пьяного мужа, а муж – тещу, с которой он живет в одной комнате в коммуналке или хрущобе. А вот тех, кто осмеливался жить по-другому даже в самом простом, бытовом смысле по-другому, они искренне ненавидели

Как ненавидели они тех, кто осмеливался выходить на площадь не по разнарядке. И их легко можно было уверить, что эти отщепенцы устраивают свои акции по приказу госдепа и ЦРУ. Или по душевному нездоровью. Ибо только психи и изменники могут отказаться от солидарности униженных, на которой держалась советская власть.

Эту солидарность возродил Путин. Люди, которых свозили на митинги, никогда не признаются себе, что власть обращается с ними, как со скотом. И те, кто пойдет на митинги против путинского всевластия, для них смертные враги. Что нисколько не помешает им ненавидеть и презирать Путина.

Таково следствие унижения, не осознаваемого как унижение – оно оставляет в человеке способность только к ненависти и презрению. Путин и его команда знали, что делали, когда сгоняли людей на путинги. Они были и остаются мастерами низового управления, то есть такого, которое строится на самых низких сторонах человеческой личности и человеческих общностей. Это касается и бизнес-сообщества.

Современная русская буржуазия – при всей условности этого термина в начале XXI века – не является жертвой набега невесть откуда взявшихся кочевников в погонах разных ведомств. Русская буржуазия сама эту систему и создавала. Вместе с товарищами из ведомств.

И это с ней не в первый раз. Ведь она в свое время так и не совершила собственной буржуазной революции, с охотой принимая услуги самодержавных силовиков в решении конфликтов на своих предприятиях и приисках. Она коррумпировала чиновников и великих князей при получении казенных подрядов, толком не понимая, зачем в России все это европейское баловство вроде профсоюзов и парламентов. Она отбирала паспорта при найме на работу. Власть всегда была для нее важнее богатства.

«Велика важность – миллионное дело! Человек без особенного ума, без способностей случайно становится торгашом, потом богачом, торгует изо дня в день, без всякой системы, без цели, не имея даже жадности к деньгам, торгует машинально, и деньги сами идут к нему, а не он к ним. Он всю жизнь сидит у дела и любит его потому только, что может начальствовать над приказчиками, издеваться над покупателями. Он старостой в церкви потому, что там можно начальствовать над певчими и гнуть их в дугу; он попечитель школы потому, что ему нравится сознавать, что учитель – его подчиненный и что он может разыгрывать перед ним начальство. Купец любит не торговать, а начальствовать, и ваш амбар не торговое учреждение, а застенок! Да, для такой торговли, как ваша, нужны приказчики обезличенные, обездоленные, и вы сами приготовляете себе таких, заставляя их с детства кланяться вам в ноги за кусок хлеба, и с детства вы приучаете их к мысли, что вы их благодетели»3333
  Чехов А. П. Три года // http://az.lib.ru/c/chehow_a_p/text_0090.shtml#02


[Закрыть]
.

Русской в данном случае следует считать любую буржуазию, принимавшую и принимающую русские условия. Иностранный капитал приходил сюда тоже под защиту самодержавия и за дешевой рабочей силой. Иностранный капитал – опять же, при всей условности этого термина – ныне тоже принимает русские условия. И всегда принимал.

Вся беда русской буржуазии в том, что она сразу стала слишком взрослой, не пережила ни религиозных исканий первых буржуазных революций, ни пафоса Великой французской революции и последовавшего за ней национального возрождения Европы. Вроде бы крови на русской буржуазии много меньше – царя не она убила, красный террор не она проводила. Но вина за тоталитарное развитие России – на ней.

И значительная часть ответственности за нынешнюю тоталитарную реставрацию тоже на ней. Она была и остается слишком прагматичной, слишком приверженной своим представлениям о буржуазности, которые даже классовыми не назовешь.

Русская буржуазия не соотносит свои собственные интересы ни с какими другими, которые требуют солидарной защиты. «Товарищей в тюрьмах, в застенках холодных» для нее нет, как, впрочем, не было и для тех, кто распевал эту песню на советских демонстрациях. Торговаться с государством по частным делам – всегда пожалуйста. Но солидарно защищать идеалы, ценности и принципы – этого русская буржуазия делать не будет.

Мир чистогана создавался на основах самых идеалистических. Макс Вебер в «Предварительных замечаниях» к «Протестантской этике» предостерегал от толкования капитализма как исключительно стремления к наживе:

«Подобные наивные представления о сущности капитализма принадлежат к тем истинам, от которых раз и навсегда следовало бы отказаться еще на заре изучения истории культуры. Безудержная алчность в делах наживы ни в коей мере не тождественна капитализму и еще менее того его „духу“. Капитализм может быть идентичным обузданию этого иррационального стремления, во всяком случае, его рациональному регламентированию3434
  http://www.kara-murza.ru/books/Veber/Protestant001.html


[Закрыть]

Но только – вот незадача – «капитализм по Веберу» существует в тех немногих странах, которые начали модернизироваться раньше всех и глубже всех. То, что формировалось и формируется под влиянием их демонстрационного эффекта, в результате втягивания в глобальные процессы, именуется по-разному – от мировой периферии до карго-капитализма. А можно это назвать и капитализмом по Марксу – когда не историческая практика, а умозрительные схемы играют главную роль в интерпретации социальных отношений. Национальные буржуазии в таких странах совместно с буржуазиями пришлыми, создают крайне противоречивый социум.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9