Дмитрий Шелег.

Нелюдь. Время перемен



скачать книгу бесплатно

– В новый дом переезжать, – сказал он. – Если вы видели небо, то хорошо понимаете, что сезон дождей начнется в этом году немного раньше, чем обычно. Думаю, в это время в нашем подвале станет не очень комфортно.

Все дружно закивали, а я подумал, что здешняя зима, скорее всего, называется сезоном дождей и что почему-то ее название мне совсем не нравится. Ненавижу дождь!

– В прошлом году к нам вся вода сюда стекала, я так заболел, что чуть не умер, – сказал Кир в наступившей тишине.

– Ну, тогда не будем медлить. – И я скомандовал: – Начинаем собираться.

На то, чтобы сложить наши небольшие пожитки, ушло всего около получаса.

– Сделаем несколько ходок, – сказал Адам перед выходом. – Всем внимательно смотреть по сторонам, увидите что-нибудь подозрительное, сразу говорите Нелу или мне. Я, Гнат и Федот идем впереди. Юра следит за правой стороной, Альт за левой. Нел прикрывает сзади, остальные находятся в центре.

Построившись так, как сказал Адам, мы двинулись в сторону нового дома. Толпа детей, которая тащит много вещей – очень необычное зрелище, и при определенных обстоятельствах оно может быть достаточно прибыльным. Поэтому я совсем не удивился, когда нас попытались остановить.

– Оп-ля! – сказал борзоватого вида плюгавый мужичок, подруливая к нам. Одновременно с этим четверо его дружков спешно обходили нас вокруг, отсекая пути отхода. – Ну че, мелочь пузатая! Че ценного есть? Куда шарагой своей тащитесь?!

– А ты кто такой, чтобы нас об этом спрашивать?! – так же борзо ответил ему Адам, делая полшага вперед.

– Че?! – задохнулся от возмущения плюгавый, с удивлением оглядываясь на появившихся откуда-то людей. – Да у вас в районе мелочь совсем офонарела?! Посреди дня с вещами прутся, а когда их честный пацан останавливает, еще и борзеть начинает!

Закончив говорить, мужичок достал нож и начал перекидывать его из руки в руку. Дети тут же скинули вещи на землю и достали свои ножи.

– А мелочь-то богатая, – смеясь, пробормотал плешивый, пытаясь за смехом спрятать свое удивление, – каждый с ножиком!

Если честно, я и сам был удивлен не меньше, раньше ножей у нас было раз-два и обчелся, потому что это достаточно дорого.

– Будь уверен, – спокойно сказал Адам, – ножи они кидают очень метко, попробуете напасть – и получите несколько трупов. Не думаю, что кто-то захочет расстаться с жизнью ради наших скромных пожитков.

Оглядев нас намеренно высокомерным взглядом, плешивый харкнул себе под ноги.

– Ты прав только в одном, мелочь: мне на фиг сдались ваши скромные пожитки. Поэтому валите отсюда!

– Только тогда, когда вы со своими дружками уберетесь отсюда не хочется, знаешь ли, получить удар в спину.

– Ради твоего хлама нож портить?! – рассмеялся плешивый.

Харкнув себе под ноги, он махнул своим дружкам рукой, и они двинулись дальше по улице.

Подхватив вещи, мы продолжили движение вперед, и, кажется, стали еще более бдительными.

Я следил за Адамом, который слегка подрагивал.

Видимо, адреналиновый отходняк дал о себе знать. Когда до дома оставалась ровно половина пути, из переулка вылетели двое нищих и с ходу рванули к нам.

Адам тут же скинул свои вещи на землю и несколькими четкими ударами отправил их в нокаут.

«Вот тебе и рохля!» – в очередной раз подумал я, глядя на Адама, который скомандовал продолжать движение. Парень очень сильно изменился за время нахождения в трущобах, и чем больше он здесь оставался, тем заметнее становились изменения. Это уже не тот дохлый сынок архивариуса, которого я нашел в подвале покойного Рыжего, это вожак маленькой стаи трущобных детей, который перегрызет горло любому, кто попробует причинить им вред. Адам, несмотря на довольно умеренное питание, стал шире в плечах и намного крупнее. Его движения сделались более осмысленными и резкими, из глаз пропало наивное выражение, черты лица загрубели, остро прорезались скулы, исчезла детская припухлость губ. Завершали образ мужественный подбородок и уверенный взгляд человека, отвечающего за других.

– Пойдем, – сказал я, подходя к парню и хлопая его по плечу. – Еще половина осталась.

Кивнув, Адам подхватил свои вещи и повел нас дальше.

Вторая половина пути оказалась на удивление спокойной. Никто к нам не приставал, не подходил с расспросами, не пытался наехать. Тишь да благодать. Полные ненависти взгляды немного волновали, но не так чтобы очень. Ведь взгляды не могут пустить кровь или убить, так что можно не обращать на них внимания.

Когда до дома оставалось всего ничего, я услышал странные звуки и дал команду остановиться. Пройдя вперед, пораженно замер.

Не веря своему счастью, ущипнул себя за руку и, увидев, что мираж не пропал, начал радостно улыбаться и махнул ребятам, чтобы следовали за мной.

– Почему такой счастливый? – подходя ко мне, спросил Адам и точно так же, как и я, пораженно замер.

Правда, как я понял по его немигающему взгляду, причины наших восторгов оказались совершенно разными. Если меня поразила бригада строителей, занимавшаяся ремонтом моего дома, то Адама поразила Мия, которая, должен сказать, в этих облегающих кожаных штанишках выглядела восхитительно.

– Сопли утри! – жестко бросил Адаму. – Это подруга Люка, а он мужик вспыльчивый, может неправильно понять.

Парень вздрогнул, непонимающе посмотрел на меня, и только через мгновение до него начал доходить смысл произнесенных только что слов.

«Лучше сразу опустить его с небес на землю, – мелькнула мысль. – А то еще навоображает себе непонятно что. Да и Мие это может не понравиться».

Услышав знакомый голос у себя за спиной, девушка повернулась в мою сторону.

– Нел! – крикнула она и помахала рукой. – Привет! Иди сюда!

– Пока ждите здесь, – кинул я Адаму через плечо, а сам двинулся навстречу подруге.

– Привет! – в ответ поздоровался я и, обведя руками картину разворачивающегося строительства, спросил: – Что это такое?!

– Это? – задумчиво переспросила девушка и тут же ответила: – Это часть моей благодарности тебе. Я подумала, что тебе будет тяжело приводить в нормальное состояние этот убитый в хлам дом, и решила немного подсобить.

– А как же принцип Люка о невмешательстве? – удивился я. – Он же сторонник жесткого обучения! Предпочитает кинуть человека в озеро с мутной водичкой и затем смотреть, как тот станет выплывать. Выплывет – молодец! Честь и хвала. А не выплывет – так туда ему и дорога. Неужели он не против твоей помощи?!

– Ну, – немного смутилась Мия, – вообще-то он категорически против. Мы с ним даже немного поспорили по этому поводу.

– «Ага, немного, – мелькнула мысль, – наверняка ты неплохо по нему проехалась, как в физическом, так и в психологическом плане».

– То есть он согласился с твоими доводами? – на всякий случай все-таки уточнил я.

– Конечно, он же еще восстанавливается, – продолжила говорить Мия, – и пока фантомные боли не прошли, отлично помнит, кому обязан жизнью и здоровьем. Так что я уговорила его на некоторое время закрыть глаза на свои принципы. Он разрешил мне нанять строителей, так что я тружусь во имя нашей дружбы.

– Спасибо! – искренне сказал я и крепко обнял девушку, уткнувшись ей лицом в живот.

«Мие должно понравиться!» – мелькнула в голове совершенно лишняя в этот момент мысль.

– Да ладно тебе! – весело сказала целительница и постаралась за улыбкой скрыть смущение, – пошли лучше, работу посмотришь.

Обход начался с внешнего осмотра дома.

– Крышу уже заканчивают латать, – начала рассказывать девушка, – окна, как ты видишь, уже поставили. Двери тоже на своих местах. Сейчас рабочие заняты заменой пола и строительством туалета.

– А печь? – с улыбкой спросил довольный я, так как размер помощи Мии превышал все, о чем я мог помыслить. – Печь, надеюсь, кто-нибудь отремонтировал? А то как же мы готовить будем?

– Нет нужды. Как сказал мне начальник строителей, она в отличном состоянии.

В этот момент мы закончили обходить дом и оказались около входа.

Придирчиво оглядев крепкую входную дверь, обшитую стальными полосами, я удовлетворенно кивнул и двинулся внутрь дома. Как и говорила Мия, рабочие занимались укладкой пола и лестницей на второй этаж.

– Когда они успели все это сделать? – не вытерпел я и посмотрел на девушку. – Мы же вчера ночью сюда приходили – ничего этого и в помине не было!

– Ну, вообще-то, – усмехнулась она, – я о ремонте этой берлоги и раньше задумывалась, так что мерки всех дверей и окон были сняты заранее.

– И количество нужного материала подсчитано, – добавил я.

– И количество нужного материала подсчитано, – согласилась целительница.

– Не знаю, как отблагодарить тебя, – сказал я, поднял голову и посмотрел Мие в глаза.

– Ты и так мне очень сильно помог, – серьезно глядя на меня, произнесла она. – Так что можешь не благодарить, я сама очень много тебе должна.

– Ловлю на слове, – улыбнулся я, ловя момент. – Мне как раз в скором времени может понадобиться твоя помощь.

– Нахал! – тут же возмутилась девушка. – Ты вообще одурел?!

– Мия! Ну ты же сама сказала… – Я и правда начал косить под дурака.

– Ничего я не сказала! – замотала она головой. – Я всего лишь отдала дань вежливости и сказала то, что должна была сказать! И вообще! – резко вспылила лекарша. – Сейчас заберу рабочих и скажу, чтобы все привели в первозданный вид, будешь знать, как меня на слове ловить!

Не успел я придумать оправданий, как Мия вдруг заинтригованно спросила: – А какая помощь от меня нужна?

– П-фу! – досадливо сплюнул я в сторону. – Ну Мия! Нельзя же так шутить! Меня чуть удар не хватил!

– Тебя? Ребенка?! – насмешливо фыркнула она. – В любом случае откачала бы, но теперь-то ты будешь знать, что нефиг надо мной прикалываться, а то я тебя быстро обломаю.

– Но мне реально нужна твоя помощь… – протянул я и попытался сделать глаза как у кота из «Шрека».

– Ха-ха! – рассмеялась Мия. – Малолетний убийца и вор хочет выглядеть милым и пушистым. Тебе самому-то не смешно?

Посмотрев на нахохлившегося меня, она продолжила: – Ладно, ладно, успокойся, не буду я над тобой смеяться. Лучше расскажи, какая помощь тебе нужна?

– Хочу, чтобы ты как-нибудь на досуге проверила состояние здоровья моих ребят. И, если нужно, подлечила. Ты же лучший целитель, которого я знаю!

– И единственный! – согласно кивнула Мия и продолжила. – Пошли к выходу, посмотрим на твоих ребятишек.

Выйдя на улицу и посмотрев на развалившихся на земле у дома ребят, Мия сказала: – Только перед осмотром мы их хорошенько отмоем и переоденем в чистую и теплую одежду, а то скоро сезон дождей, помрут ведь, как мухи…

– Они все чистые! – возмутился я. – И моются несколько раз в день!

– Это заметно, – кивнула девушка, показав на грязный нос Кира.

– Мы вообще-то с нашими вещичками через подземный лаз пробирались, если так можно выразиться, так что я не удивлюсь, если мое лицо тоже грязное.

– Ладно, забудь, – махнула девушка рукой, – и про вещи тоже, с этим я разберусь.

– У меня и материал соответствующий есть, – указал я на тюк с тканью.

– Потом это обсудим, – согласно кивнула она, лучше скажи, чем планируешь заняться сегодня?

– Ну… я как бы планировал приводить дом в порядок, – сказал задумчиво, – но так как с этим мне поможешь ты, я попробую решить несколько других насущных вопросов. А для начала сделаю то, о чем забыл.

– Адам, – обратился к парню, – найди свободную комнату на первом этаже, пусть пока все сложат туда наши вещи. Как закончите, выходите сюда, я скажу, чем сегодня будем заниматься.

Проследив, как ребята скрываются с вещами в доме, я повернулся к девушке и только хотел задать вопрос, как нас прервал непонятно как оказавшийся здесь Тис.

– Мия! – крикнул парень и тут же поздоровался со мной. – Привет, Нел! Там троих наших порезали, срочно нужна твоя помощь!

– Я приду позже! – кинула мне девушка и тут же, уйдя в транс, будто растворилась в воздухе, как, впрочем, и Тис.

Долго находиться в одиночестве мне было не суждено. Уже через несколько мгновений из дома начали выходить дети. Когда все собрались вокруг меня, Адам спросил:

– Чем будем заниматься сегодня?

– Искать новых людей в нашу банду, – ответил я.


Вот уже около трех часов мы бродили по рынку, но никого подходящего так и не нашли. На улице с начала наших поисков заметно похолодало, небо заволокли большие темные тучи, в воздухе ощущалась надвигающаяся гроза. Народ в большинстве своем начал расходиться по домам, и я решил, что никакого смысла болтаться на улице нет. Всех, смутно подходящих под наши критерии, мы опросили, не годился никто…

Подозвав к себе Адама, я сказал ему собрать всех ребят и отвести домой, сам же остался на рынке, отговорившись желанием еще немного прогуляться на свежем воздухе.

Мое настроение было препоганым, и это несмотря на то, какой шикарный подарок преподнесла мне Мия. А все дело вот в чем: сегодня я понял, насколько самоуверенным стал. Я привык, что по каким-то счастливым стечениям обстоятельств все мои планы выполнялись так, как и были задуманы, а все неожиданные повороты в жизни не только не доставляли неприятностей, но и приносили большую прибыль. Сегодня по моему самомнению нанесли тяжелый удар. Хотя, скорее всего, это всего лишь маленькая неприятность, и я сам себя просто-напросто накрутил… Или на меня так действует скорое приближение грозы? Фиг его знает. Скорее всего, а то что-то как-то я очень уж размяк. Буду считать, что сегодня просто не мой день.

– Эй! Отрок! – услышал я знакомый старческий голос за своей спиной – Чего грустный такой?! Что случилось? Почему старых друзей не признаешь?

Обернувшись, непроизвольно улыбнулся и искренне произнес:

– Здравствуйте, дед Димитрий! Не видел вас, задумался! И не грустный я ничего, просто временные неприятности. А как ваши дела? Куда пропали, что вас-то не видно было?!

– Ух ты, сколько вопросов! – улыбнулся старик и, поправив шапку-ушанку на голове, ответил: – К ученику своему я ездил. Помощь моя нужна была. Вот и отправился на старости лет в путь-дорогу, да вот давеча и вернулся…

Дед, не договорив, неожиданно замер и внимательно всмотрелся в меня.

– Иди-ка сюда, отрок, дай-ка я тебя внимательно рассмотрю.

– Э-э-э, дед Димитрий? – неуверенно спросил я, не понимая, что происходит, но все же подошел к нему. – Вас заинтересовала моя внешность?

Дед без лишних слов взял меня за руку и, прикрыв глаза, замер. Медленно вдохнув полную грудь воздуха, он начал что-то беззвучно шептать губами, а затем, не открывая глаз, спросил:

– Так, значит, в ученики нави подался, отрок?

«Нави? – мелькнула удивленная мысль. – Это он Старика, что ли, так называет?»

– Э-э-э… наверное… – ответил я, не понимая, как он догадался, и решил это все-таки выяснить. – А как вы…

– Все вижу я, отрок, – перебил меня старик, открывая глаза и внимательно всматриваясь в меня, – печать ученика на тебе стоит, из старых, да и амулет на шее тоже очень интересный. – Немного помолчав, дед спросил: – Неужто в самом деле старый затворник взял ученика?

– Если мы говорим об одном и том же человеке, то да.

– Человеке? – переспросил дед Димитрий и расхохотался. – Не смеши меня, отрок! Люди столько не живут.

– А кто же он тогда? – не понял я. – На эльфа как-то не похож, а больше никого из долго живущих я не знаю.

– На эльфа?! – выпучил глаза старик и опять начал гоготать. Отсмеявшись, он кое-как вытер выступившие на глаза слезы и, качнув головой, задумчиво произнес. – Странно все это.

– Странно? – заинтересованно переспросил я, досадуя, что дед не поддался на мою провокацию и не рассказал про Старика что-нибудь интересное.

– Да, отрок, очень странно. На моей памяти старый затворник не брал себе учеников. А живу я долго, очень долго.

– А почему вы его называете старым? – задал я следующий вопрос, сделав себе мысленную галочку. – Сами тоже молодо не выглядите.

– Хе-хе-хе! – опять расхохотался старик. – Да потому что, когда я был в твоем возрасте, его уже называли старым затворником.

Вдохнув прохладный воздух, дед поднял голову и посмотрел на небо.

– Дождь чую, грозу, уходить надо, а то еще промокну, а мне, несмотря на способности, себя нужно как-то беречь.

Встав со своей лавочки, дед начал шустро собирать в мешки оставшиеся после продажи продукты. Не пожелав оставаться в стороне, я принялся ему помогать.

Когда продукты были сложены в небольшую компактную тачку, я задал следующий вопрос:

– А вы мне про печать ученика расскажете? И что значит – из старых печатей?

Усмехнувшись себе в бороду, дед потрепал мою макушку и на удивление шустро покатил небольшую тележку.

– Знаешь, отрок, – начал говорить он пристроившемуся сбоку мне, – похвальна твоя тяга к знаниям, поэтому я отвечу на этот вопрос, хотя я и не твой учитель. Старая вородьба, которую практикуем я и твой учитель, да и все старое поколение магов, колдунов, шаманов и друидов, включает в себя руны, формы и печати. Это очень сложный путь познания вородьбы, который требует от мага хорошего контроля и напряжения всех его интеллектуальных, духовных и магических сил. По понятным причинам наш путь не пользуется особой популярностью. Так как очень тяжел для освоения. Современные маги ушли от нашей магии очень далеко, они ушли в сторону от нашей системы и разработали новую, построенную на других принципах, более легкую для усвоения и доступную большинству одаренных разумных. – На секунду дед отвлекся и внимательно посмотрел в мою сторону. – Я тут малость увлекся и, скорее всего, говорю много умных слов. Ты хотя бы половину сказанного понимаешь?

– Да, – кивнул я неуверенно, – пока все понятно, кроме рун, форм и печатей. Что это такое?

– Хм, – подозрительно посмотрел на меня дед. – Раз понимаешь, то продолжим. Сейчас все поясню.

– Руны, – начал он аккуратно подбирать слова, – это древние магические символы, которые при напитке их энергией могут совершать различные действия, соответствующие их внутреннему содержанию. Можно скомпоновать вместе несколько рун, не более пяти, и получить неплохое заклинание, но для того, чтобы совершать действительно сильную вородьбу, нужно гораздо больше рун в одном заклинании. Но, как я говорил, больше пяти рун скомпоновать нельзя, получится взрыв – или совершенно ничего не получится.

– Как же тогда составлять сильные заклинания? – задал я нужный вопрос.

– Формы! – многозначительно сказал старик, подняв свой палец вверх. – Маги придумали формы! Они представляют собой геометрические фигуры, которые позволяют магу выстраивать руны в нужном ему порядке. Ну а при совмещении рун и форм получаются печати. Сложные магические компоненты, из которых, собственно, и составляются заклинания.

Дед не договорил, нашу интереснейшую беседу прервало еле слышное женское мычание, которое доносилось из находящейся рядом подворотни. Следом за всхлипом раздался жалобный плач маленького ребенка. Не раздумывая, мы тут же рванули вперед, при этом дед вместе с тележкой оказался у поворота быстрее меня, заставив меня удивленно на него вытаращиться.

– Это кто здесь шалит? – неожиданно суровым голосом спросил старик, опуская ручку тележки.

– Дед, не суй нос не в свои дела! – раздался хриплый голос из подворотни. – Иначе огребешь по самое не могу!

Улучшенное зрение показало мне двоих относительно молодых бродяг, которые прижали к стене перепуганную насмерть девушку с маленьким ребенком на руках. Первый из них одной рукой прикрывал ей рот, а другой держал нож у шеи, а второй в это же время задирал ей юбку.

– Ссильничать ребенка решили?! – яростно и зло произнес старик, и в то же мгновение непонятно как выросшие из земли растения, похожие на вьюны, подхватили неудавшихся насильников за ноги и приподняли над землей.

Не успели бродяги понять, что произошло, как их несколько раз хорошенько шмякнуло о землю. От болевого шока они потеряли сознание и отключились.

– Выживут – хорошо, – пустым голосом произнес дед, – а не выживут – так туда мерзавцам и дорога.

Подойдя к девушке, которая к этому времени сползла вниз по стене и беззвучно рыдала, дед помог ей подняться и отряхнуть платье.

– Что ж ты, внучка, с малым-то ребенком в таком плохом месте ходишь? – спросил он, отеческим жестом потрепав ее по голове.

Девушка еще не отошла от шока и тряслась, ребенок на руках громко плакал и не мог успокоиться.

Дед Димитрий, посмотрев на это дело, что-то беззвучно пробормотал, девчонка тут же успокоилась и удивленно заозиралась по сторонам, а ребенок замолк.

– Не удивляйся, – сказал он ей, – я маг. Расскажи, что ты тут делаешь, дитя?

Проникнувшись благодарностью к спасителям, девушка очень быстро начала рассказывать историю своего горя, и мои глаза чуть не вылезли из орбит!

Ведь мы с ребятами половину дня искали подходящего человека и никак не могли найти, а тут – раз! И такая удача!

Как оказалось, девушка всю жизнь прожила с матерью, работавшей поварихой у местного купца, какого именно, я как-то пропустил мимо ушей.

Купец – женатый человек – оказался падким на женскую ласку.

Мама девушки была довольно привлекательной женщиной, и чтобы не остаться без работы, ей пришлось спать с купцом.

Около года назад женщина забеременела, а потом родила мальчика, сына купца.

Сам купец, у которого от законной жены были только дочки, очень обрадовался долгожданному сыну и прилюдно объявил, что собирается официально признать своего наследника.

Скорее всего, это и послужило причиной того, что сегодня утром купца и маму девочки нашли в одной постели мертвыми. Ведь если бы купец официально признал сына наследником своего состояния, дети от первой жены ничего не получили бы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное