Дмитрий Чернов.

Золото Саламандры



скачать книгу бесплатно

– Верно, верно! – воскликнул обрадованный неожиданной поддержкой эшмериец. – И лучше с этим поспешить!

Ворча и ругая хозяина тримарана, они втроём закатили следующую крицу в ковш и разошлись по местам: братья уцепились, за что могли, а Молчун спустился в носовую рубку, заняв пост у штурвала. Тут же последовала команда от Эдвина:

– Немного лево руля, а затем сразу выравнивай! Всем приготовиться к выстрелу!

«Хаяр» вновь сбавил ход, чтобы перенаправить «вращательную» энергию Грэма с движения лодки на запуск снаряда. Рыбаки замерли в ожидании неизбежного, то есть, – крицеметания. Галиот как раз миновал место кораблекрушения их лодки, чья мачта за мгновение перед этим ушла под воду, и теперь вокруг всплыло множество буёв, к которым крепились снасти на белугу.

Эдвин завершил наводку и опять выстрелил без предупреждения. Балансир взметнулся вверх, запустив железную глыбу в сторону пиратов. На этот раз встряска тримарана прошла для Ксиста, наученного первым опытом, безболезненно. Когда нос лодки подбросило, он уже крепко держался за поручень, так что даже смог пронаблюдать за полётом снаряда и плавным опусканием балансира, закончившимися одновременно, после чего «Хаяр» снова ринулся в бегство.

Повторный выстрел был более удачным. Крица угодила в мачту галиота, переломив её в месте присоединения второго, более тонкого колена. На тримаране эта маленькая удача была отмечена взрывом безумной радости и бешеными криками гордящейся собой команды

– Ур-ра!!! Попали! – вопили братья. – Смотри, Молчун! Грот-мачту укоротили! Стенгу1010
  Стенга – второе колено мачты.


[Закрыть]
по самый топ срезало! Там, кажется, кто-то с марса1111
  Марс – дощатая или решетчатая площадка у топа (вершины) мачты, при соединении её со стенгой.


[Закрыть]
навернулся…

– Да что толку-то? – разочарованно спросил Ксист. – Если бы они на парусах шли, то любое повреждение рангоута1212
  Рангоут – вся деревянная (или железная) оснастка судна: мачты, стенги, реи и прочее.


[Закрыть]
было б нам на пользу, а так… Они даже с ритма не сбились, – как гребли, так и гребут. Видимо, привычные к сражениям… Так что нечего орать раньше времени, давайте следующую кру… тьфу ты… следующую болванку заряжать.

Очередная крица была водружена в ковш более проворно, чем две предыдущих, и Молчун немедленно сообщил об этом Эдвину:

– Готово! Только целься получше, – в палубу или борта.

У нас, кажется, последний выстрел остался, а потом они подойдут уже слишком близко…

– Не волнуйся, Ксист, – успокоил его эшмериец. – Я как раз туда и целюсь, просто мачта помешала. Теперь я уже приноровился и думаю, что одного выстрела нам хватит.

«Хаяр» привычно сбавил ход, позволяя маховику набрать инерцию, а его хозяин добавил:

– Всем приготовиться! Руль оставить в прежнем положении… Держись, ребята!

С этими словами он саданул по пусковому рычагу и послал третий снаряд пиратам. Железная глыба полетела по более пологой параболе и практически прямой наводкой угодила в нос галиота, пробив борт насквозь и грохнувшись в трюм. Пиратам, сидящим на вёслах, это очень не понравилось… Там поднялся шум, дошедший до команды тримарана, и гребцы побросали свои орудия. Смолк барабан, задающий ритм, и судно начало останавливаться, забирая в сторону от линии обстрела. Очень было похоже на то, что пираты, наконец, отказались от преследования, да ещё там назревало что-то вроде бунта или потасовки между сторонниками и противниками дальнейшего продолжения погони.

– Ну, кажется, отвязались, – облегчённо вздохнул Эдвин, выбравшись на палубу.

– Да, здорово ты им кичку1313
  Кичка – нос судна.


[Закрыть]
разворотил, – согласно кивнул Ксист.

– А давайте им ещё одну напоследок зашарашим! – предложил Тарсил. – Вон как удобно боком к нам повернулись.

– Не стоит оно того, – отверг предложение эшмериец. – Получили по зубам; поняли, что мы не такие уж белые и пушистые, ну и хватит с них.

– Всё верно, Шустрый. Для нас важнее уцелеть, а не досадить пиратам, – поддержал его Молчун. – Не хватало ещё, чтобы этот сброд оказался без корабля в наших родных водах и попёр на берег разорять наши посёлки.

– Зато повеселились бы, – не унимался Тарсил. – Очень уж вы оба скучные…

– Отстань от них, Шустрый, – вмешался Бенсил. – В желудке кракена обстановка и то более подходит для веселья, чем в компании этих двух унылых типов в такой располагающей к развлечению ситуации.

– Ну вы, бедокуры! – возмутился Ксист. – Вам не удастся втянуть нас в глупую авантюру, из-за которой как обычно пострадают все окружающие. Я слишком хорошо вас знаю, чтобы поддаться на такую примитивную провокацию.

– Очень надо… – пренебрежительно фыркнул Шустрый.

– Что нам действительно нужно, – это помочь Грэму, чтоб поскорей отсюда убраться, пока пираты не опомнились и до чего-нибудь не договорились, – сообщил Эдвин. – Хотя, конечно, мы и вчетвером не достигнем даже половины той мощи, которой обладает Великан, но хоть немного поддержим его усилия.

– И что мы должны делать? – спросил Молчун.

– Там в трюме, на машине, которую крутит Грэм, есть, кроме педалей, ещё и ручной привод, на случай, если у него устанут ноги, – объяснил эшмериец. – Это две рукояти, которых как раз хватит на нас четверых…

– Я ни за что не пойду туда, где находится это чудище! – заявил Бенсил.

– Я тоже! – поддержал его брат. – Не хочу, чтоб он сожрал меня, как ту белугу.

– Вы зря волнуетесь, – успокаивал их Эдвин. – Грэм очень добрый. Никого он не тронет. Он вообще питается только растительной пищей… обычно. Рыбу он съел исключительно из-за чрезвычайной ситуации.

– Ага! И с большущей неохотой! – саркастически воскликнул Хитрый.

– Лично я не рискнул бы даже кусочек плавника или какой-нибудь хрящик у него отобрать в тот момент, – добавил Тарсил.

– А у тебя бы и не получилось, – съязвил Ксист. – Ты просто подойти-то к нему боишься…

– Кто?!! Я боюсь?! – возмутился было Шустрый, но, немного подумав, согласился: – Ну, боюсь. А ты сам-то что ж? Покажи пример, а мы – как-нибудь следом за тобой. Наверно…

– Запросто! – расхорохорился Молчун. – Вы что думаете, – я какой-то волосатой зверюги испугаюсь?.. А кстати, Эдвин, ты уверен, что ему хватило одной белуги, чтоб насытиться?

– Вполне! – твёрдо кивнул хозяин тримарана.

– Что – вполне? – недопонял Ксист. – Вполне уверен, или вполне хватило?

– И то, и другое, – ответил эшмериец. – Слушайте, парни, давайте не будем время терять. Я пойду первым, а вы за мной следом. Вот увидите: он безобидный.

После этих слов он отправился в левую кормовую рубку, поманив за собой друзей. Молчун осмелился и пошёл за ним, переставляя ноги с таким усилием, как будто к ним привязали гири. Братья тоже двинулись к рубке, но у самого входа остановились и заспорили:

– Иди ты первым, – подтолкнул брата Бенсил.

– Почему это я? Ты у нас старший, вот тебе и идти, – возразил Тарсил, стараясь в свою очередь наладить упирающегося Бенсила на быстрый спуск по крутой лестнице в трюм.

– Нет, нет, – не соглашался тот. – Я старше всего-то на год, а тебя ведь не зря прозвали «Шустрым». В случае чего, ты сумеешь быстрее меня оттуда убежать.

– Тебя тоже не зря зовут «Хитрым», – парировал Тарсил.

– Ладно, пошли вместе, – сдался Бенсил. Они одновременно спустились в недра лодки и окунулись в шумный мирок машинного отделения.

Грэм старался вовсю. Сидя в каком-то подобии лошадиного седла, он жал на педали, вставив ноги в крупные стремена и походя на заправского наездника. От зубчатого колеса, к которому крепились педали, шла странного вида цепь, ранее не встречавшаяся трём компаньонам нигде. Эта цепь передавала усилие от ног Грэма на другое зубчатое колесо, соединенное через комплекс разнокалиберных шестерён с увесистым, громадным – в рост человека – маховиком, расположенным за спиной Великана. С обеих сторон маховика, на одной с ним оси были насажаны два металлических диска такого же диаметра, но потоньше. Один из них – слева по ходу – имел зубчатую нарезку по краю, соприкасавшуюся с небольшой шестернёй, и через неё с несколькими другими разной величины и конфигурации, часть из которых не была задействована в работе. Зато те, что находились в зацеплении, вращались с бешеной скоростью и крутили металлический вал, выходящий через кормовой борт наружу ниже ватерлинии.

Диск с правой стороны с маховиком не соприкасался. От него отходили мощные тяги, приводящие через систему рычагов в действие баллисту. Вся эта конструкция была собрана на крепком металлическом каркасе, плотно вмонтированном во внутреннее пространство лодки. На палубу выходили только: балансир от катапульты, рычаги управления всей этой машинерией, да ещё ветряк, находившийся на данный момент в бездействии из-за штиля. Всё это, так или иначе, соединялось с маховиком посредством различных валов, шестерней и тяг, идущих в носовую и правую кормовую рубку, отделённую от трюма тонкой перегородкой.

В отличие от маховиковой машины, мельничный механизм состоял практически из одного дерева. Металлическим был только вал, идущий к шестерёнчатому комплексу, приводящему винт судна в движении, а всё остальное, включая стоячий вал, через который передавалось вращение от крыльев к машине, было деревянным.

Пространство между мельничным и маховиковым механизмами представляло собой подобие жилых кают, расположенных друг против друга вдоль бортов. В носовой части находился чуланчик для хранения различного снаряжения, необходимого в путешествиях.

Всё это друзья рассмотрели мельком, потому как их больше занимало то, что нужно приблизиться к невиданному зверю и быть рядом с ним довольно долго. Но Грэм на них не прореагировал, продолжая крутить педали, и троица насмелилась подойти к нему в упор и начать вращать указанные Эдвином рукояти. Хозяин тримарана тут же принялся объяснять устройство своей лодки, понять которое им удалось лишь частично, так как слишком многое было для них новым. Особенно их поразило, что судно движется при помощи небольшого металлического винта, скрытого под водой. О таком чуде они никогда не слыхивали, и эшмерийца распирало от гордости, когда он рассказывал, что изобрёл этот винт, глядя на мельничные крылья, ещё в детстве. Ему уже тогда пришла идея в голову, – построить судно подобное «Хаяру», но осуществить это ему удалось гораздо позже.

Конечно же, ещё одним предметом его особой запредельно-потусторонней гордости являлась катапульта, аналогов которой не существовало в целом мире. Она была самой дальнобойной и скорострельной, благодаря маховиковому приводу и специальному устройству, автоматически позволяющему балансиру плавно возвращаться в исходное положение сразу после точного выстрела. Случай с пиратами доказал, что Эдвин не напрасно тратил время и усилия на оснащение своего тримарана столь грозным оружием. Единственным, что огорчало трёх друзей, был первый выстрел, лишивший их лодки. Хотя, если разобраться, они потеряли её уже тогда, когда в этих водах объявился пиратский галиот, и им ещё повезло попасть на борт «Хаяра».

– …По крайней мере, вы остались живы и свободны, – утешал их эшмериец.

– Живы – да, но насчёт, – свободны?.. – задумчиво произнёс Ксист и замолчал.

– А что же ещё ограничивает вашу свободу? – не вытерпел молчания Эдвин.

– Долго объяснять, но если тебе так хочется знать, то, ладно уж, расскажу, – смилостивился Молчун. – Ты имеешь представление, – что такое рыбацкая артель?

– Весьма смутное, – пожал плечами эшмериец.

– Наш рыбацкий посёлок «Белужий камень» как раз и является такой вот артелью. У каждого своя работа, но все вместе мы делаем одно дело – добываем белугу. В артели есть своя трёхмачтовая асламка, которая при ловле становится в море на якорь и принимает ото всех кусовичей1414
  Кусович – хозяин кусовой (ловецкой) лодки.


[Закрыть]
рыбу, тут же засаливая её. Вместе с ней работают ещё около тридцати ловецких лодок, вроде нашей, и живодная, развозящая живую воблу для наживки. Ещё четыре года назад мы артелью не были. Приходилось продавать рыбу перекупщику, получая за неё гораздо меньше её стоимости, потому что не было в посёлке своей асламки. В то время мой отец и отец Тарсила с Бенсилом плавали на одной лодке – той самой, что ты потопил. Я тоже выходил с ними. Мне тогда уже был двадцать один год, а этих двух бедокуров не брали. Бенсилу тогда было шестнадцать, а Тарсилу – пятнадцать лет, и серьёзных дел им ещё не доверяли, но скорей из-за характеров, чем из-за возраста…

В общем, занесло нас как-то на один из восточных архипелагов. Ловили мы там белугу, как вдруг заметили пиратскую бригантину, идущую как раз в нашу сторону. Благо, нас не было видно из-за острова, и потому мы смогли быстренько спрятаться в укромном заливчике. Пираты встали на якорь у того же острова, и мы видели, как они перевезли на берег небольшой сундучок. Отцы наши, оставив меня в лодке, отправились туда же, и после того, как пираты отчалили на своём судне, они вернулись с острова с мешочком, полным золота.

Не долго думая, они купили новенькую асламку, и стал наш посёлок артелью. Они не драли три шкуры с рыбаков, как это делали перекупщики, так что вскоре «Белужий камень» стал зажиточным краем. Все наши родственники работали на этой асламке, только мы втроём уговорили отцов, чтоб нам разрешили рыбачить самим на их старой лодке, и следующие четыре года стали для нас счастливой порой, когда мы были самыми свободными людьми на свете. Особенно первые два с половиной года, до тех пор, пока однажды в спокойный летний день мы не нашли одни обгорелые останки там, где до того на якоре стояла асламка наших родителей. Никто так и не понял, почему она сгорела, и почему не спасся ни один человек, из находившихся на борту. А мы втроём лишились всех до единого родственников.

Артельщики, почувствовав разницу между своими и чужими асламщиками, собрали средства на новую асламку и стали уже натуральной артелью. А мы продолжили белужничать на своей лодке, которой у нас теперь нет, и вряд ли наших скопленных денег хватит на другую. Так что теперь нам остаётся одна дорога: наниматься к кому-нибудь в работники, а с такой перспективой свобода к нам будет приходить лишь во сне, и то не всегда.

– А почему бы вам самим не построить себе лодку? – удивлённо спросил Эдвин. – Я ведь построил тримаран, и мне не помогал никто, кроме Грэма.

– Откуда же ты явился такой шустрый?!! – воскликнул Шустрый с вызовом.

– Я же говорил, – из Эшмерии, – не почувствовал в его голосе сарказма Эдвин.

– У нас в Лостхате свои законы, – объяснил Ксист. – Король Збадив не позволяет без специального разрешения и, конечно же, без оплаты рубить деревья. Кроме того, если ты захочешь заняться не своим ремеслом, то должен будешь заплатить налог. За постройку лодки – отдельный налог. За разрешение на постройку – ещё плати. Когда лодка будет готова, придут проверяющие, чтоб посмотреть: правильно ли ты её построил, подходит ли под установленные ими стандарты, держится ли на воде и так далее… Естественно, их работа должна быть оплачена, а если им что не понравится, такой штраф закатят!.. И это всё только законные взимания в королевскую казну, а представляешь ли ты, – через скольких чиновников нужно пройти, чтоб получить все разрешения?.. А представляешь ли, сколько взяток нужно им дать, и притом ещё и слёзно благодарить за оказанную милость, с глубочайшими извинениями за беспокойство и оторванное тобой – ничтожным пресмыкающимся – у таких важных, высокопоставленных господ, время?!!

– Я понял тебя, понял! – с ужасом воскликнул эшмериец, желая прекратить этот словесный потоп. – Построить лодку в вашей стране – дело слишком муторное, а купить не на что!.. Ну и порядки тут у вас. А за воздух случаем налог не берут?

– Как известно, воздух вырабатывается деревьями, а они принадлежат королю…

– О, чёрт! Я же просто хотел пошутить…

– КДК не шутит. У них даже поговорка такая есть: «Не хочешь платить за воздух, – отращивай жабры!» Это они к тому, что за воду налог не берут, значит, злостные неплательщики, волей всемилостивейшего короля Збадива, имеют право дышать под водой, куда их «кадыковцы» и помещают. А так как отрастить жабры получается далеко не у всех, то большинство предпочитает платить за воздух.

– Кто такие «кадыковцы»?

– КДК – Королевская Дружина Казначейства! В народе зовётся просто «кадык»! «Кадыковцы» – её доблестные дружинники. Обычно сопровождают сборщиков налогов и карают неплательщиков.

– Пришёл «кадык», – всем кирдык! – обрадовано провозгласил Бенсил.

– Это точно! – поддержал его Ксист. – Так и говорят, так оно часто и бывает. А правит королевским казначейством канцлер Нувихан – самый могущественный человек в Лостхате. Ходят слухи, что его боится даже король.

– Что-то мне расхотелось задерживаться в вашем краю, – посетовал Эдвин. – Я, пожалуй, поплыву дальше на восток. Говорят, там находится край цветущих садов – Росланд!

– Росланд. Земля рослов, – задумчиво протянул Молчун. – Про неё ходит столько легенд, что не верится в само существование такой страны. Я слышал, что все люди там вроде сказочных эльфов, и, что правят Росландом жрецы-волшебники, но только я не верю в это. Да и вряд ли тебе удастся прошмыгнуть туда на своей плавучей мельнице мимо наших сторожевых кораблей, потому как, насколько мне известно, мы воюем с ними.

– Только этого мне не хватало! Надеюсь, мне всё-таки удастся избежать встречи с вашими боевыми судами.

– А я бы с удовольствием походил на настоящем военном судне, скажем, на каком-нибудь бриге или ещё лучше корвете. А может мне махнуть с тобой и поступить на службу в королевский флот? – мечтательно спросил Ксист.

– Тогда и я с тобой! – заявил Бенсил.

– И я – тоже! – поддержал идею брата Тарсил. – Что мы будем делать тут без тебя?

– А что вы будете делать тут со мной? – сердито спросил Молчун. – Забыли?.. Или вы думаете, – нам троим кто-то доверит лодку, после того как мы потеряли свою?.. Если мы теперь и будем работать где-нибудь вместе, то, в лучшем случае, – на асламке, рыбу разделывать. А поодиночке у нас ещё есть шанс попасть на ловецкие.

– Мне так неприятно, что всё это из-за меня, – стыдливо опустил глаза Эдвин.

– Брось! Это всё из-за пиратов, а не из-за тебя, – успокоил его Ксист. – Даже если бы ты не потопил её, то найти небольшую лодку в открытом море шансов маловато.

– Вот что! – оживился эшмериец. – Я попробую объяснить вашим рыбакам, что лодку вашу я потопил случайно, и поручиться, что вы ни в чём не виноваты.

– Твоё заступничество ничего не будет означать для них. Теперь к нам очень подходит поговорка: «Брюхо да руки – иной нет поруки!» Это ж естественный ход вещей, – у кого нет своей лодки, тот работает на других, и ничего тут не поделаешь.

– Это несправедливо, – грустно произнёс Эдвин.

– Справедливо. По крайней мере, в этой жизни, – в тон ему ответил Ксист, а затем бодро добавил, обращаясь уже к братьям: – Эй, бедокуры! Сходите-ка наверх, посмотрите, – как там обстановка? Где пираты? Где берег?.. – и после того как они с удовольствием покинули машинное отделение, вновь тихо заговорил с эшмерийцем:

– Ты не намереваешься немного задержаться в наших краях? Погостил бы у нас в посёлке, отдохнул с дороги.

– Вообще-то отдохнуть не помешало бы, – кивнул Эдвин.

– Всё чисто! Пиратов нет! – донеслось сверху. – От берега мы чуть удалились!

– Подправьте там штурвал и оставайтесь наверху, чтоб посёлок не пропустить! – крикнул им Молчун и негромко, насколько это было возможно в какофонии трюма, спросил эшмерийца: – Но потом ты продолжишь путь на восток?

– Да. На запад я возвращаться не хочу.

– Прекрасно, – перевёл дыхание Ксист. – Не стал говорить при них, чтоб совсем не расстраивать, но я всё-таки хотел бы уплыть с тобой до устья Ливнезии. А там уж я по берегу реки дойду до Хэлбрика – нашей столицы. Буду проситься на военный корабль или хотя бы на любой другой, но побольше. Нет моих сил больше белужничать, хоть топись от такой жизни. Ребятам я не говорил, но тоска уже заела меня. Только из-за них я ещё продержался столько времени, а так бы уже давно сбежал из этого посёлка. Мечтаю ходить на настоящем судне по настоящему морю, а не елозить на жалкой калоше возле берега, да ещё возиться с этой рыбой, к которой испытываю уже глубочайшее отвращение.

– Так почему же ты не бросил это раньше? – удивился Эдвин.

– Парней жалко. Ведь с тех пор, как наши родители погибли, они никому, кроме меня, не нужны. Я им был и братом, и отцом, и вообще, – единственной семьёй. В посёлке их не зря называют бедокурами, и все считают, что они с белужинкой, – с придурью, то есть. Но я-то знаю, что они золотые парни! Единственное, что меня сейчас беспокоит, – это пристроить их к делу, чтоб было чем на хлеб заработать. Боюсь, это будет нелегко из-за их репутации, но взять с собой я их не могу, а оставаться здесь и батрачить на кого-то, – это просто выше моих сил…

– Молчун, ветер поднимается! – вновь донеслось сверху.

– Сейчас идём! – крикнул Ксист и добавил потише: – Не говори им ничего. Возможно, придётся отчаливать из посёлка тайком, чтоб они не увязались. Потом, когда устроюсь в столице, попытаюсь и им помочь перебраться поближе к себе, но, боюсь, это будет ещё очень не скоро… Договорились?

– Хорошо, – кивнул эшмериец. – Пошли и вправду посмотрим, – что там с ветром.

Они вышли на палубу, и Эдвин, убедившись, что ветер достаточно силён для того, чтоб вращать мельничный парус, произвёл несколько манипуляций с рычагами, заставив «Хаяр» значительно прибавить в скорости. На братьев это произвело сильное впечатление, только Молчун остался равнодушен. Эшмериец принялся рассказывать что-то об устройстве тримарана, приковав внимание Тарсила с Бенсилом, и заодно отвлекая их от мрачной физиономии их старшего товарища. Так он продолжал свой рассказ, пока вдали не показались мачты судов, сбившихся в кучу возле пристани посёлка. Это был долгожданный «Белужий камень», и тримаран уверенно устремился в том направлении, как будто эта пристань была его родным домом, в который он возвращался после длительного и тяжёлого путешествия.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное