Джулия Bанг.

Никак. Нигде. Никогда



скачать книгу бесплатно

Я выгляжу почти так же, как и ты, когда шел куда-то на протяжении всего февраля, всей жизни… Почти как любой из вас – но не так. Я будто – ваше зеркало. Но отражаете вы… Какая острая, неслыханная боль… Попробуй уже начать искать меня в списках умерших за последние пятнадцать минут или века, сожранных, погребенных заживо, сгоревших, как псевдошлюха д’Арк на хрупком костре. Каждый поведает свою историю, возьмет горстку праха, поцелует ее и осыпет следующему на голову Такие вот ритуалы, вызывающие слезы от боли за тех, кто заслужил только добро, но почему-то – только после смерти.

Давай не по традиции ставить множество точек, врываться без спроса, оставлять на полпути, делать безумные шаги… И имели ли вы право на жизнь? Ведь из всех вас вырастают славные убийцы словами и делами, лжецы, подлецы, шарлатаны и просто никто. Может, именно сейчас стоит задуматься об этом?

2009

* * *
 
Хочешь попробовать на вкус одиночество,
выпить сухую слезу, без остатка?
Почувствовать хрупкие нити пророчества,
вспомнить все раны, все смерти, останки?
 
 
Желаешь стать таким же, подобием?
Неведомым нечто в степени Х?
Испытать бесконечность боли, копией,
сыграть мою роль на «браво» и «бис»?
 
 
Ощутить безысходность вселенских масштабов,
понять, каково жить не существуя,
в системе вариантов гиперпарабол,
от одного до другого астрального поцелуя…
 
 
Мечтаешь быть мной, пожить в моей коже,
кажется это таким совершенным,
на все что ты знаешь, столь непохожим,
пришедшим из Бездны иных Вселенных?
 
 
Узнать цвет моей крови не понаслышке,
стук сердца услышать в своей груди?
Лучше забудь, оставайся пустышкой,
живи свой жизнью, в своем легком пути.
 
 
Или наполнись своими мыслями,
своей страстью, любовью, ядом,
неважно чем, фантазируй неистовей
о состоянии вечного полураспада.
 
 
О том, как рождаться кем-то другим,
тем, кто знает смысл бесполезности.
Оставшись на этой планете Чужим,
в поиске неизбежной эквивалентности
 
* * *

Бег в никуда в общем стаде делает из вас тупое ведомое животное.

Созерцание и познание своего духа в отрешенном одиночестве делает из вас пробужденного Бога…

Все вокруг тьма

Все вокруг тьма. И законы создания тут не действуют. Эта вселенная не может исчезнуть, она построена на исчезновении. Тьма всегда есть и будет с нами – ее детьми. Люди, живущие здесь… Стоп, здесь никого нет, а мы – лишь духи, временно сюда пришедшие по своей воле. По своей и уйдем.

Существа, являющиеся аборигенами этого мира, не общаются для радости и любви. Энергия истинной любви им не знакома, они общаются лишь ради разрушения или личного эго.

Они едва различимы, поскольку темнее тьмы, ведь тьма является абсолютом только в примитивном мире здешних людей.

Для нас же она свет. Их глаза и поступки отражают все страхи и сомнения тех, кто в них заглядывает.

Но тут также правят законы великой тьмы и энтропии. Существа здесь безразличны друг другу, даже если они соприкасаются. Они не общаются. Они поглощают, руководствуясь тварными инстинктами, как я уже говорила выше. Они лишь вечно и холодно смотрят друг на друга, не стараясь и не стремясь понять и принять даже себя самих. Единственные искренние существа здесь – это животные.

И мы тут не вечны, мы медленно растворяемся во тьме, становясь единым целым с ней.

Примитивное создание сразу выдвинуло бы теорию о том, что с ним произойдет то же самое после смерти. Но нет, тьма принимает не всех, лишь свою часть, плоть от плоти.

2013

* * *

Я – твой скомканный лист акварельной бумаги.

Я – твои вырезанные гланды.

Я – та девочка из детского садика, в которую ты был влюблен.

Я – твой забытый блог.

Я – твоя двоенная контрольная работа по математике.

Я – те друзья из далекого детства, которые куда-то пропали.

Я – твои потерянные первые деньги.

Я – твои выброшенные аудиокассеты с надоевшей музыкой.

Я – твои недочитанные стихи.

Я – кровь, лившаяся из порезов на руках от невзаимности.

Я – боль, скручивавшая тебя пополам от ломки.

Я – ужасное утро, после разрыва с очередной любовью.

Я – твоя никогда неосуществленная мечта.

Я – твоя свернутая шея после дикого запоя и тремор рук.

Я – бессонница, настигающая и распинающая тебя на твоей одинокой койке.

Я – твоя ненаписанная книга, недопетая песня.

Я – твое одиночество, сводящее тебя с ума звенящей тишиной.

Я – твое потерянное на никчемность в ничто время.

Я – все печальное, что было в твоей жизни.

Потому что… ну, потому что я…



* * *
 
Гиацинт, цветок, рожденный из крови…
Как красота, рожденная из смерти…
Я не одна, но нас здесь только двое,
странным рисунком на чьем-то мольберте.
 
 
Ты мой паук, я не двигаюсь резко,
черными крыльями стараюсь не биться,
цепляюсь за лезвие на грани гротеска,
чтобы бабочкой в паутине тебе присниться…
 
 
Пропасть ждет, чтобы я ошиблась,
но я выделываю сложнейшие па,
в этой бессмысленной невыносимости,
ступая по острым иллюзий шипам.
 
 
Я не живу, я лишь существую,
подчиняясь времени, которого нет.
Развивая скорость сверхсветовую,
выжигая память за тысячи лет…
 
 
Каждый день я собираю осколки
себя, из твоих безумных желаний.
Я не знаю зачем, не знаю, надолго ли,
немного мертвая, слегка живая…
 

Зрение избирательно

Зрение избирательно. Мы видим лишь то, что хотим. Находим (или нас находит) то, что ищем. Или не ищем и не хотим, но активно.

* * *

Не отбрасывай и не упускай никакие возможности из-за своей неуверенности. Не выкидывай их, как ненужное тебе, или слишком роскошное, на твой взгляд. Ты достоин самого лучшего, и не верь, если тебе говорят иначе.

Нельзя говорить того, чего на самом деле не думаешь, чтобы понравиться кому-то и «соответствовать».

Нельзя просить что-то, чего на самом деле не желаешь.

Нельзя отдавать без желания и любви с твоей стороны.

Нельзя допускать возможность влияния на тебя любыми способами любого характера, ментального, физического. Нельзя позволять любую манипуляцию, разрушающую целостность твоего духа, приносящую дестрой в твой мир. Не прогибайся, ты не пластилин.

Не корми вампиров, пиявок, прилипал или любых других паразитов. Никаких. Никогда. Если пытаются кормиться тобой – без-усильно и равнодушно уничтожь.

Живи так, как ты хочешь – ты и никто другой. Не занижай свою планку. Никогда! Даже если весь мир скажет, что ты никогда это не получишь, не добьешься, не прав, просто делай то, что нужно тебе и твоему внутреннему духу.

Не теряй надежду. Никогда, даже в полной тьме. Как и Любовь. Хотя настоящую невозможно потерять.

Наслаждайся каждой гребаной минутой. Да, жизнь несовершенна. Она даже отвратительна, неправильна, чудовищна. Но в том-то и прикол, чтобы сделать ее иной…

И… будь счастлив!


2010

* * *

Квантовая механика практически имеет дело с вмешательством сознательной мысли в материальную реальность. И т. н. реальность всегда будет изменяться под влиянием наблюдателя. Наблюдатель порождает реальность, без наблюдателя нет никакой реальности.

Дело в том, что вы не можете наблюдать за системой, не взаимодействуя с ней. Любое взаимодействие, даже мысленное, есть процесс модификации свойств.

Можно, конечно, дополнительно принять во внимание декорегенцию – явление необратимое с точки зрения термодинамики: квантовые свойства системы меняются при взаимодействии с другой крупной системой.

Тем не менее земные ученые все больше убеждаются в том, что квантовые эффекты – проявление психических процессов. И то, где заканчивается наблюдение и начинается реальность, зависит лишь от каждого наблюдателя.

* * *
 
Я буду любить тебя вечно.
Даже если не будет тебя.
Даже если не будет меня.
 
 
Я буду любить тебя все равно,
даже если тебя никогда не увижу.
Даже если выйду завтра в окно
и приземлюсь 10 этажами ниже —
 
 
я буду любить тебя, вопреки
несовершенству белковой плоти.
Не ощущая прикосновений руки,
наш высокочастотный сон – наркотик.
 
 
Я буду любить тебя как тогда,
забывая о смерти, теряя кровь.
Пусть ты не найдешь меня никогда,
но мне все равно. Я сама – Любовь.
 
 
Я буду любить тебя… Что за бред!
Это выше любви, выше нашей сути.
Если даже меня и тебя здесь нет,
это все, что осталось нам, в этой жути.
 
* * *

Она была, есть и будет всегда. Она – единственная реальность в этом Мире уродливых иллюзий. Она управляет этим непрочным мирозданием, создавая его основу. Она – Вселенский закон и сила великого Хаоса, пронизывающая каждый атом, вместе с нейтрино-солнечным светом, каждую секунду бытия. Она пришла из изначальной пустоты Бездны, создавая и разрушая. Она неизменней Вечности, больше Бесконечности, страшнее всех дьяволов и богов, выдуманных и реальных, прекрасней света звезд и ярче плазменного потока.

Она примет все таким, как есть, все растерзает, заново возродит в вечном эфемерном танце. Она – Ничто, она – Все, она – боль, она – страдание, великое наслаждение и счастье. Она может быть невидимкой, призраком для тебя, ты можешь ее не замечать, ты можешь думать о ней что угодно, принимая за нее другие вещи, в попытке заполнить свою пустоту, можешь говорить, что она ужасна, уродлива, жестока, безжалостна, что она нежная, теплая, милая, страстная, неподвластная разуму, безумная, дикая, абсолютная…

Что ты ненавидишь ее, боишься, не хочешь. Что ее нет, что она есть. Что ты никогда не искал и не найдешь ее. Она сама найдет тебя и вползет радиацией в твою кровь, душу и мозг, заполнив тебя собой. Она не будет слушать, для нее не существует слова «нет» или «да», ей безразлично все, что ты выдумал, все, что ты скажешь ей или возразишь, для нее этого не существует.

Она просто сияет.

Потому что имя ее – Истинная Любовь…

Mementо mori, memento vitae!

Все так удивляются каждый раз смерти, как будто никогда не умрут.

Все умрут, все будут пеплом, или сквозь них вырастут розы, крапива, трава.

Вот только как вы будете жить сейчас, в этом моменте и что унесете с собой, ложь, предательство, зависть, грязь или любовь и свет, зависит лишь от вас. И пока, увы, тенденции неутешительные…

Мне смотреть на все это слегка неприятно, но безразлично.

Я люблю вас, но мне вас жаль. Я жалею вас, но это сожаление как данность, люди не меняются, они всегда будут жить и вести себя так, как будто они бессмертны.

Но Азраил придет за всеми, никто не избежит его поцелуя.

Так что старайтесь быть честными, хотя бы с собой, не усугублять свою ситуацию. Иначе вы снова будете совершать все то же самое круг за кругом.

Memento mon, memento vitae!

* * *
 
Записываю свои эмоции,
фиксируя боль в слоги,
препарирую лезвием стронциевым,
сочиняю свои некрологи.
 
 
Закладываю печаль в рифмы сухо,
безликие строки на мониторе
превращаются в крик моего духа,
горят в отчаянии в крематории.
 
 
Переживания воспеваю,
печатая раны клавиатурой,
капли слез своих рассыпаю
внутри ледяной микроструктуры.
 
 
Невыносимости бытия
пою оду черными птицами,
пишу перьями воронья
на вековых кровавых страницах.
 
 
Живу не дыша, люблю не видя,
чувствую сквозь миллионы миль…
существую словно в формальдегиде,
без тебя. Из последних сил…
 
* * *
 
Вдохну в легкие, все агонии ныне живущих
скитальцев,
протанцую все наши жизни, в пуантах,
на кончиках пальцев,
психоделический мой, несуществующий
мальчик…
Мой незнакомец знакомый, полупрозрачный
обманщик…
Я собираю обрывки снов в какие-то пазлы.
Наше мега-безумие, наверное, просто ужасно.
Сотни лет мы не виделись, жили одной
фантазией,
только звезды взрывались от наших
противофаз.
 
 
Я ощущаю твое отчаяние своей кожей,
я слышу гром биения сердца в тебе, до дрожи,
знаю, ты веришь, что где-то я есть, тоже…
Дай нам этот путь, пусть даже он невозможен.
Как мне почувствовать тот момент, когда
скажешь…
Не дожидаясь следующей жизни нашей,
делай все, что ты хочешь, рисуй кровью
моей как гуашью,
только найди меня до конца миров,
уведи меня дальше.
 
* * *

Самое опасное совершенное абсолютное вечное оружие – невидимо.

Его невозможно обнаружить никакими средствами, его не считает детектор, от него никуда не спрячешься, его не найдет охрана, оно беззвучно, не имеет цвета, запаха, вкуса. Защититься от него нельзя, средств против него не существует, не поможет ничто: ни бункеры, ни системы, ни время, ни препараты, ни средства защиты.

Ты вдохнешь его сам, с восторгом, радостью и сдашься, один лишь вдох – оно проникло в тебя, и ты уже стал иным, все то, что было – умерло, обнулилось, исчезло, как след иллюзии, и остался лишь свет, заполняющий твою сущность.

Любовь побеждает всегда, против нее бесполезно бороться, даже если ты считаешь, что ее нет.

* * *

Туда, где мне страшно, я буду идти и оставлять там свои страхи; там, где меня ненавидят, я буду любить; ради тех, кто в меня не верит, я буду менять этот мир и раздвигать его границы в своем сознании и сознании людей. Это далеко не предел. Хаос безграничен, как и его возможности.

2009

* * *
 
Небо, которого не было, отразится в твоих
глазах,
шаги легко падают в пролеты ступеней,
отпечатками остаются в наших с тобой снах,
черными перьями, ложатся на стены тени.
 
 
Главное – не перепутать, где же сон, где явь…
Впрочем, разницы давно уже нет.
Все одно.
Все это – лишь мираж, колеблющаяся навь,
танец атомарных структур за нашим окном.
 
 
Просто волны энергии, ДНК бесконечной
любви,
во всем окружающем и поедающем нас
антимире.
Все искрится вокруг, я это вижу внутри,
даже с закрытыми ставнями сидя в темной
квартире.
Презирающим и ненавидящим всем скажу —
люблю,
если ты не примешь меня никогда, то приму
тебя я.
Абсолютом Любви весь наш антимир напою,
потому что я не могу для тебя моей Тьмой
не сиять…
 
* * *

Стань мертвым. Стань холодным. Стань безразличным и безучастным. Стань Смертью. И люди к тебе потянутся. Не просто потянутся, а будут неистово ломиться. Парадокс. Ведь люди просто устроены. Запрети им что-то, и это недостижимое станет вожделенным…

2011

Любовь превыше этого мира

Любовь не терпит компромиссов, любовь – единственная реальность в этой иллюзии. Единственная надежда, то, что дает силы пытаться тут имитировать т. н. жизнь, то, ради чего я все еще здесь. И пока я жива – я буду дышать ею и отдавать ее, и никто не убедит меня в обратном, ибо это – моя суть. Ибо иначе – мне не стоит оставаться тут ни секунды более. Любовь – превыше всего. Даже когда я уйду, любовь никуда не исчезнет, это без вариантов, это никогда не закончится. Любовь – вечная и постоянная величина. И снаружи ее нет и не было, ее свет может быть лишь внутри. Они отсвечивают. Я сияю. Ты сияешь. Вот и все… Лазерный плазменный свет, освещающий, оживляющий, но и сжигающий все ложные истины, уничтожающий трусливых и убогих духом. Тот свет, что останется в Посмертии, навечно.

* * *
 
Я заколдована тайными снами,
очарованием неизбежности.
Боль моя, она станет цветами,
ирисово-фиолетовой нежности.
 
 
Упав на землю листьями черных роз,
угасаю с рассветом дня,
испепеляя свое сердце вновь,
начинаю опять жить с нуля.
 
 
Перечеркнув остатки снов
прикосновениями твоими.
Чтобы поверила я в тебя,
изображениями цифровыми.
 
 
Я потеряна в этой реальности,
без лучей твоего света.
Сердце не бьется в парадоксальности.
Я сгораю как в атмосфере комета.
 
 
Прыгнула с крыши моя мечта.
Холодный ветер кусал ее пальцы,
падай в Бездну, учись летать,
мы в этом Мире – чужие скитальцы…
 
 
Боль пронзает нас как стрела,
все теряет краски, цели и смысл.
Но знаю, ты рядом, пока я не умерла,
Смерть рядом с Любовью —
жалкий сюрреализм.
 

2009



* * *
 
Я создам тебе мир, любой сложности.
Я выращу замок в стеклянной скале,
используя все вероятности и невозможности,
дополняя реальность, снами во сне.
 
 
Раскрашу его любыми цветами,
даже теми, которых никто не видел,
сложу из него для тебя оригами,
пусть падает в Бездну в долгом рапиде.
 
 
Я одолжу тебе свою Вечность,
чтобы ты написал другие истории.
Отдам всю память про бесконечность,
свое дыхание вложу в аллегории.
 
 
Важно, чего же ты хочешь сейчас,
я знаю все о твоих желаниях.
Стою за спиной и шепчу в стихах,
отражением твоего подсознания.
 
 
Спроси себя, кто ты в моем Мире,
ведь ты и здесь никогда не жил.
Неважно кто я, лишь часть некой силы,
которую ты однажды забыл.
 

Я просто хочу, чтобы все стало пеплом

Все разлагается. Все стремится к энтропии. Каждую минуту гибнет множество нейронов, в день – десятки тысяч, каждый день мы теряем клетки кожи, только в кишках погибает 70 миллиардов клеток, теряем волосы, ногти, слезы, пот, выделения, энтропия системы не может уменьшаться… Энтропия мера Хаоса, высшего порядка. Эта энтропия превращается в энтропию черной дыры, нарушающей законы обычной физики, которая представляет собой единую структуру, связанную из многих квантовых струн, наполненную многомерными структурами, колебания которых порождают все элементарные частицы, поля, голограммы Вселенной и все, что мы привыкли видеть вокруг…

«Живой организм непрерывно увеличивает свою энтропию, или, иначе, производит положительную энтропию и, таким образом, приближается к опасному состоянию максимальной энтропии, представляющему собой смерть. Он может избежать этого состояния, то есть оставаться живым, только постоянно извлекая из окружающей его среды отрицательную энтропию. Отрицательная энтропия – это то, чем организм питается». Эрвин

Шредингер был чертовски прав. Но постоянно живым быть невозможно, как и постоянно мертвым. Упорядочивая свою структуру, обычный организм превращает в хаос внутри себя еду.

А я видимо все вокруг… превращаю в подобие себя.

Однако для большинства это носит весьма абстрактный характер, привнося хаос в их и без того малоэффективные мыслительные процессы, зацикленные на квазисложном выборе подходящего ругательства в чей-то адрес, или сумки Биркин, или стоящие перед дико важной задачей размножения и зависающие на ужасной дилемме: кого же выбрать в самку/самца и как заработать славу и миллион евро… о чем бишь я? Ах да… все станет пеплом. Пылью на ветру Грудой электронов, исчезающей в черной дыре.


Написано в попытке описать ощущения – если это можно так назвать, от вибраций Бездны. Но ничто все равно не выразит того экстаза, того единения с Бездной, это не эмоции, не ощущения… это лишь энергия… во всем, всех, повсюду… Высшая форма Любви, невыносимый апофеоз целостности… Сияние радуги небывалых цветов… чувствуя одновременно всех существ во всех вселенных, во всех мыслимо – немыслимых вариациях. Это не эмоции, это не чувства. Но иных слов нет, слова столь ничтожны.

Про абсолютную Любовь, Начало и Конец…

 
Язык так скуден.
Слова так бедны,
чтоб выразить суть,
чувств глубины.
 
 
Убоги все звуки,
мысли, эмоции…
В неистовой муке,
хаоса порции,
 
 
когда рассыпаешься
квадриллионами
молекул касаешься
электронами…
 
 
Энергией чистого
света сиянием,
Любовью высшей,
основ мироздания.
 
 
Паришь ветром,
дождем падаешь,
летишь пеплом,
кровью капаешь.
 
 
Во всех, всюду,
везде, но целая.
С тобой буду,
черная-белая.
 
 
Сквозь всех смерти
и жизни чувствуя,
сердца разверзнуты,
время отсутствует.
 
 
Безумство неги,
огонь желания,
Альфа, Омега,
крик молчания.
 
 
Безмолвно шепотом,
смотрю в каждого,
все безусловно,
неважно важное.
 
 
Нигде, где-то,
вчера, завтра,
звезда, планета,
герой, автор…
 
 
Волны шелест,
машин шорох,
со мной стал целым,
энергий всполох.
 
 
Твои слезы,
дозами мыслей,
твои грезы,
столбиком чисел,
 
 
альтернативными
вариантами,
экспансивными
экстравагантными,
 
 
твоих пространств,
звучу симфонией,
я беспрестанная,
твоя агония.
 
 
Экстаз тризной,
Любви вечной
безукоризненной
бесконечности.
 

Жизнь для меня – как коробка конфет

В детстве я любила «Птичье молоко». Причем я обычно выбирала, конечно, белые. Их было меньше. Потом я аккуратно отковыривала шоколад и съедала только белую начинку. Тут надо сделать небольшое лирическое отступление. Да, таки я видела – в какой из них какая начинка, не отковыривая предварительно шоколадную глазурь. Людям оно, наверное, непонятно, и их это пугает. Но ведь для слепого человека видеть хоть что-то – это из разряда фантастики. Точно так же как и для человека недоступно зрение кошки. Так что мое видение сути вещей и тонких материй не несет в себе ничего, кроме квантовой физики и особенностей зрения.

Ну так вот, я обдирала эти шоколадные шкурки, складывала их на столе и оставляла в коробке только конфеты с коричневой начинкой. Мама, конечно, на меня ругалась и говорила, чтобы я ела все, а не выбирала белые. Но я какое-то недолгое время поступала именно так. А потом я перестала их есть. Совсем. Во-первых, у меня – аллергия. А во-вторых, нет совершенно ничего волнующего, радующего, доставляющего хоть какое-то подобие удовольствия в том, чтобы знать заранее, что тебя ожидает. Нет ничего хорошего в предсказуемости, потому что смотреть давно известный тебе фильм с конца – неинтересно. Неинтересно есть такие конфеты. Можно поиграть с этим. Минуты три. Но потом начинается аллергия.

Люди так мечтают получить способность видеть будущее, говорить с умершими, знать, как к ним относится кто-то и т. д. А для меня – это жизнь, это всего лишь ничем не удивляющая меня коробка конфет, и ни коричневые, ни белые – я не ем…

* * *
 
Когда я уйду на рассвете,
пока спелые звезды сияют,
никто ничего не заметит,
никто ничего не узнает.
 
 
Забудут – как будто не было,
впрочем – меня нет здесь,
под цифровым небом,
бродила частиц смесь.
 
 
Никем никогда не понятый,
никем нигде нелюбимый,
в темном энергополе,
с Бездною неделимый.
 
 
Лучше уйти пораньше,
пока еще это возможно.
Прочь от грязи и фальши,
прочь от иллюзий ложных…
 
 
Все здесь давно неважно,
злато и слава тлен,
завтра не вспомнят даже,
новый кумир вожделен.
 
 
Слезы замерзли где-то,
там глубоко внутри тела,
прозрачными градиентами,
не вытекут. Не умеют.
 
 
Ангел холодного мира,
льда и пронзительной боли.
Устало любовью вибрируя,
здесь отыграл все роли.
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12