Джульетто Кьеза.

Глобальный хаос. Возвращение России и кризис Запада. Прощай, Россия!



скачать книгу бесплатно

Чтобы воплотить такую стратегию в жизнь, требовалась соответствующая программа укрепления военной мощи, которая позволила бы не только сохранить, но и увеличить разрыв, уже и так непреодолимый, между США и остальным миром. Поэтому был подготовлен «Пересмотр позиции [США] по ядерному вооружению» (NPR)88
  Nuclear Posture Review. – прим. авт.


[Закрыть]
. Этот документ, подготовленный, очевидно, в предшествующие годы, был представлен Конгрессу 31 декабря 2001 года. Он нарушал все правила, которых Соединённые Штаты придерживались в годы холодной войны. Никаких признаков принятых на себя раньше обязательств по сокращению ядерных вооружений. Содержание документа сводилось к трём новым задачам: укрепление систем ядерных и не ядерных вооружений; обновление систем обороны, активной и пассивной; модификация всех систем инфраструктуры с целью увеличить скорость ответа в случае нападения.

Наконец 20-го сентября 2002 года вниманию Конгресса был предложен исторический документ, в котором коротко излагалась новая стратегия на долгий период и который подразумевал, что третье тысячелетие начинается под знаком «Нового Американского Века». Это была Стратегия национальной безопасности – the National Security Strategy (NSS). Она была представлена Конгрессу в паре с заявлением Америки об одностороннем разрыве Договора по противоракетной обороне (Anti Ballistic Missile Treaty – ABM), который позволял нарушить «равновесие страха», державшееся на взаимном отказе расширять противоракетную систему. Это был указ о новом однополярном мировом порядке. Он до сих пор в силе, несмотря на то, что действительность не всегда ему подчиняется. Я хотел рассказать историю его происхождения, потому что она совершенно никому не известна и широкая мировая общественность лишена доступа к этим фактам при молчаливом и усердном соучастии всего западного мейнстрима. И только совсем не зная этих фактов или забыв о них, можно верить в обвинения, которые сейчас, когда я пишу эти строки, Америка и Запад обращают против России и Путина, описывая их нам как агрессоров, как угрозу и для их соседей, и для всего Запада в целом. Я думаю, не трудно будет доказать, что мы имеем дело с классическим примером приписывания врагу наших собственных намерений.

Мир и Запад

Здесь я должен сделать небольшое отступление. Эти мои злободневные размышления были бы гораздо уместнее в то время, когда я писал книгу «Прощай, Россия», если бы я тогда имел случай познакомиться с фундаментальным трудом английского историка Арнольда Тойнби, написанным в 50-е годы, – «Мир и Запад»99
  Арнольд Тойнби, «Мир и Запад», Sellerio Editore, Палермо, 1992.

(The World and the West, Oxford University Press, 1953). – прим. авт.


[Закрыть]. И с не менее замечательной работой индийского поэта и философа Рабиндраната Тагора, написанной между двумя мировыми войнами. Два исторических взгляда, один – с Запада, когда он только начинал праздновать одну из своих последних побед; другой – с Востока, когда Запад заканчивал праздновать одну из первых. Второй описывал, но очень критически, восхождение Соединённых Штатов Америки; первый проклинал триумф Великобритании, уже подходивший к концу. Оба автора с явной неприязнью говорят о том, что в истории современного человечества началась трагедия по вине англосаксонского мира.

«Каков итог вашей цивилизации? – писал Тагор. – Вы не можете посмотреть на себя со стороны. Вы не отдаёте себе отчёта, что представляете страшную угрозу для человечества. Мы вас боимся. Отовсюду люди смотрят на вас с подозрением. Все великие нации Запада готовятся к войне, к делу величайшего разрушения, которое отравит ядом весь мир. Этот яд – внутри вас самих. Снова и снова пытаются найти решения, но не могут, потому что потеряли веру в человека»1010
  Курсив мой (прим. авт.). Рабиндранат Тагор, «Душа Запада. Размышление», Castelvecchi, Рим, 2013, стр. 38—39. Небесполезно подчеркнуть, что описание Тагора очень подходит к нашему времени. – прим. авт.


[Закрыть]
.

Пророческие слова, которые, по всей вероятности, показались непонятными современникам, но сегодня очень актуальны и вполне понятны (по крайней мере, для образованной и ещё не вполне управляемой части западного общества). Они не только понятны, но и тревожно правдивы. Эти рассуждения я включил в мою последнюю книгу «Путинофобия»1111
  Это название итальянского издания (Милан, 2016). Уже вышли три перевода этой книги: Русофобия 2.0, Эксмо, Москва, 2016; Russofobie 2.0, Париж, 2016; Rusofobija, Белград, 2016. – прим. авт.


[Закрыть]
, когда понял – именно благодаря им, – что весь Запад в своей совокупности должен начать всё сначала, чтобы прежде всего осмыслить переживаемый кризис и чтобы начать огромную работу по восстановлению – научному, организационному, интеллектуальному, моральному, которая необходима, чтобы выйти из эпохального кризиса, в котором Запад находится и в который он вовлёк всё человечество.

А Тойнби, великий историк, помогает погрузиться прошлое: « […] в столкновении между миром и Западом в течение уже четырёх или пяти столетий […] не Запад страдал от мира, а мир пострадал – и жестоко пострадал – от Запада».

Крушение Советского Союза легче понять в свете этих мыслей. Как и предыдущие попытки Запада – известную наполеоновскую в 1812-м году и нацистскую в 1939-м. Но здесь мы должны вернуться к прерванному ходу рассуждений.

Повторяющееся насилие

Когда я писал работу «Прощай, Россия», империя уже планировала очередной этап привычного для неё насилия, то есть вечного противостояния с остальным миром. И знала, хотя была победительницей в планетарных масштабах уже четыре века, что и побеждённые об этом не забывают. Поэтому, используя превосходящие системы знания, которые ей удалось разработать и которые гарантировали ей победы, она наблюдала с неизменным вниманием за их недовольством, за их попытками освободиться. Она наблюдала за ними с высоты башни своего знания – по части сбора информации она не имела себе соперников. Её взгляд обращался на восток, на другой край евроазиатского континента, где кипели миллиарды, составлявшие все вместе четыре пятых человеческого рода. Она понимала, и была права, что будущие угрозы придут оттуда; изучала «тенденции», их скорость, изменения в них, угадывала моменты, когда было необходимо пустить в ход свою власть и влияние, а когда нужно, и насилие. Ещё один из настоящих её интеллектуалов (из тех, которые умеют говорить «Государю» правду в его же интересах, даже если это немножко запачкает белоснежную тогу идеологии) описал в общих чертах логику их власти: «Запад завоевал мир не превосходством идей, ценностей, религий, но превосходящим применением организованного насилия. Западные люди часто забывают об этом, не западные – не забывают никогда»1212
  Сэмюэль Хантингтон, «Столкновение цивилизаций и новый мировой порядок». Garzanti, Милан, 2005. – прим. авт.


[Закрыть]
.

Новое появление России

Каковы же были удивление, замешательство, раздражение, даже гнев, когда один из врагов, уже побеждённый, разбитый, уничтоженный, униженный, превращённый в сторожевую собаку, вдруг появляется снова – непредсказуемый, неуправляемый, и приходится встретить с его стороны сначала осмотрительную и осторожную хитрость, потом всё большую уверенность в себе и наконец – явный бунт и неподчинение. Так в начале нового века опять появилась на мировой сцене Россия. Первая реакция Вашингтона была такая же, как у человека, который хочет прихлопнуть назойливую муху. Но очень скоро стало очевидно: происходят вещи неожиданные и тревожные, приходится ждать событий, которых никто не мог предвидеть. Ничего похожего на «конец истории», о котором писал уроженец Востока, прижившийся в Америке. Ум, колонизированный Империей. Мировой кризис, перемены в соотношении сил, нарушение международного равновесия всё сильнее расходились с этим предположением хозяев мира. И как раз тогда, когда они готовились праздновать новую фантастическую победу, когда их ожидало очередное торжество, неожиданно появилась Россия и сорвала все планы. После периода 1998—2000 годов, когда удалось справиться с последствиями лопнувшего пузыря субстандартных кредитов, начали собираться новые тучи – предвестницы грозы 2008-го года.

Китай продолжал бурно развиваться, не подавая никаких признаков неблагополучия. Было ясно, что, если такой рост будет продолжаться и в будущем, Китай станет главной опасностью для абсолютного превосходства Империи к 2017-му году. Это можно было предвидеть более или менее точно. Можно было предвидеть и упорное отсутствие роста на Западе. Можно сказать, используя морскую метафору, что перед носом западного корабля начала подниматься волна именно тогда, когда он готовился выйти в открытое море, покидая безопасный порт. Через восемь лет после коллапса мировых банков, последовавшего за крахом «Lehman Brothers», последний из баронов Ротшильдов использовал похожую метафору: «Мы входим в неисследованные воды»1313
  http:/www.ritcap.com/sites/default/files/2016%20interim%20report. pdf – прим. авт.


[Закрыть]
. Имея перед собой такую перспективу, Империя не могла смириться с новым и непредвиденным препятствием. Новый российский президент оказался нежданным и неприятным гостем. Тем более, что он стоял во главе страны, неуклонно восстанавливавшей свой военный, стратегический и ядерный потенциал.

Мюнхенская речь

Думаю, что одним из переломных моментов, когда Вашингтон и Европа отдали себе отчёт, что положение меняется, было 10-е февраля 2007-го года – конференция по безопасности в Мюнхене, когда Путин со всей откровенностью объяснил свою позицию смущённому собранию западных лидеров. «Это, – сказал он, – мир одного хозяина, одного суверена. И это ничего общего не имеет, конечно, с демократией. Кстати говоря, Россию, нас – постоянно учат демократии. Но те, кто нас учат, сами почему-то учиться не очень хотят. Сегодня мы наблюдаем почти ничем не сдерживаемое, гипертрофированное применение силы в международных делах. Мы видим всё большее пренебрежение основополагающими принципами международного права. Больше того – отдельные нормы, да, по сути – чуть ли не вся система права одного государства, прежде всего, конечно, Соединённых Штатов, перешагнула свои национальные границы во всех сферах: и в экономике, и в политике, и в гуманитарной сфере. Считаю, что для современного мира однополярная модель не только неприемлема, но и вообще невозможна. Россия – страна с более чем тысячелетней историей, и практически всегда она пользовалась привилегией проводить независимую внешнюю политику. Мы не собираемся изменять этой традиции и сегодня». Потом, как будто хотел смягчить резкость своих слов, добавил: «Я ничего нового и такого неожиданного ни для кого не сказал. Мир меняется. Невозможно уже руководствоваться схемами, которые сложились после Второй мировой войны. Даже с союзниками уже по-старому невозможно разговаривать. Новые угрозы появляются, новые центры силы появляются. Это нужно всё учитывать. И вот на это я хотел обратить внимание, а не ущипнуть кого-то. Потому что если мы будем учитывать эти изменения и будем на них реагировать, то мы сможем создавать более устойчивую ситуацию. Если не будем, то будут постоянно возникать конфликты».1414
  http://mirudue.blogpost.it/2007/02/il-discorso-di-putin-monaco.html – прим. авт.


[Закрыть]

Разразился скандал. Речь вызвала волну возмущённой критики. Некоторые писали, что Запад имеет дело с новым диктатором, к тому же совершенно выжившим из ума. И что он станет причиной новой войны, конечно, если не найдётся способ его свергнуть. Способ искали, но вплоть до того момента, когда я пишу эти строки, ещё не нашли. Только этими обстоятельствами объясняется резкий отказ от политики «перезагрузки», которую выдвинул Обама, чтобы улучшить отношения с Москвой, уже обострявшиеся, и то, что она сменилась политикой гораздо более сурового противостояния. И, так как Москва не выказывала желания свернуть со своей дороги, было принято решение перейти к открытому наступлению. Первым фронтом стал фронт многочисленных «цветных революций» у границ новой России. В Грузии революция получила название революции роз, на Украине революцию назвали оранжевой, в Киргизии – революцией тюльпанов. Первая революция сработала, вторая тоже, но только на несколько лет. Третья не сработала совсем. Тем временем готовилась и самая важная революция – русская, для которой миллиардеру Джорджу Соросу ещё не удалось подобрать подходящего цвета.

Цветные революции

Схема – с некоторыми вариациями, подсказанными местными обстоятельствами, – была та же самая, которую использовали, чтобы свергнуть Милошевича и разрушить Югославию в последние годы ХХ века. Это было практическое применение теории Джина Шарпа1515
  Джин Шарп, «От диктатуры к демократии. Как свергать диктаторов». Chiarelettere; http://megachip.globalist.it/Detail_News_Display?ID=64474 – прим. авт.


[Закрыть]
, состоящей в том, что нужно создавать и поощрять «спонтанные» народные движения, в основном молодёжные, которые определяют себя как освободительные, как движения против авторитарных лидеров, – этих лидеров западные СМИ немедленно объявляют диктаторами. Коррупция, широко разросшаяся во всех этих странах, только что вышедших из советского авторитаризма, не имеющих никакого опыта в разрешении трудных ситуаций, произвела режимы, совершенно неспособные или мало способные противостоять хорошо организованной политической атаке.

Каждая «цветная революция» на первых шагах опиралась на повсеместную гегемонию западной модели, на её пленительное «рыночное» изобилие, но также и на наивность молодёжных толп, очарованных обществом спектакля и вооружённых сотовыми телефонами, объединёнными в социальные сети. «Неправительственные» организации, щедро финансируемые из американских фондов, всячески поддерживаемые американскими и западными спецслужбами, занимались формированием «революционных отрядов», необходимых для руководства процессом. Первоначальным образцом для этих отрядов стал югославский «Отпор». Те, которые создавались после, носили другие названия и говорили на других языках, но методика создания была та же самая. Лозунги всегда были «прогрессивные»: справедливость, свобода от притеснений очередного тирана, не-насилие, гражданские права, защита притесняемых меньшинств, борьба с коррупцией, но всегда мирными методами. Механизм организации таких «отрядов» прост – создание и поощрение одного или нескольких «общественных движений», вдохновляемых лозунгами, взятыми у западных демократий, но основанных на реальных нуждах и искреннем протесте широких масс молодёжи. Опыт показывает, что это почти всегда действует, учитывая, что эти движения могут неизменно рассчитывать на значительную денежную помощь извне, которую, однако, нельзя разглядеть невооружённым глазом.

Движение растёт, его силы прибывают, известность в обществе увеличивается, оно пользуется народной симпатией. Следует ответ местной власти, всегда неадекватный, раздражённый, часто насильственный: он раздувается и осуждается западными СМИ, которые подстрекают и ориентируют бронированные информационные машины американского и британского мейнстрима (в первую очередь – «Би-Би-Си», «CNN», «Reuters», «Associated Press», а другие информационные агентства движутся за ними дисциплинированной вереницей). До тех пор, пока соединение всех этих обстоятельств не достигнет кульминации, на которую следует бурная реакция – как внутренняя, так и международная. Здесь вступают международные гуманитарные ассоциации (ни одна из которых не свободна от определённых денежных интересов), снабжающие статистическими аргументами и данными «с места событий» западные правительства, которые всячески выражают возмущение нарушением «прав человека» и то и дело оказываются вынуждены давать дипломатические советы и применять со своей стороны необходимое «давление».

Тут ситуация неизбежно ухудшается. Слабость и неумелость очередного «диктатора», международная изоляция, которой он подвергается, открытые публичные высказывания европейских стран и Соединённых Штатов, достигающие слуха и зрения народа, обречённого на обман и завоевание, вселяют в толпу уверенность в скорой победе. Достаточно искры, чтобы вспыхнул огонь и пролилась кровь. Если её много, игра окончена. События в Косово – самый яркий пример. Бомбардировка Сербии силами НАТО завершилась революцией, открыто начатой «Отпором». Если крови немного, западные СМИ всё-таки сообщают, что пролились потоки крови. Зверское избиение, снова и снова показываемое по всем западным телевизорам через телекамеры «CNN», становится символом героизма манифестантов и жестокости «диктатора».

Дальше события могут развиваться по-разному в зависимости от обстоятельств. Если «кровавый диктатор» уступает, происходит смена режима. Если он проявляет настойчивость, приходится применить более решительные способы «защиты прав человека и демократии» или очередного «угнетённого меньшинства», которое незаметно трансформируется в армию, вооружённую и финансируемую западными правительствами. Так было с югославским «диктатором» Слободаном Милошевичем, которому пришлось иметь дело с «Армией освобождения Косова» и который так мало был диктатором, что позволил победить себя на обыкновенных «демократических» выборах.

Того, что случилось потом в Ираке, Ливии, Сирии, было бы достаточно, чтобы разбудить мёртвого, но недостаточно оказалось, чтобы изменить западное общественное мнение. Перед нами прошёл ряд «кровавых диктаторов», казнённых без церемоний или с помощью хитро проведённой операции. Саддам Хусейн повешен после процесса, напоминавшего фарс. Муаммар Каддафи убит на площади «глобальной деревни». В случае с Саддамом для большей быстроты цветную революцию заменили военным вторжением. В случае с Каддафи прибегли к смеси цветной революции с бомбёжками, причём возникла здравая идея – объявить о никогда не бывших расстрелах мирного населения по приказу диктатора и обыкновенное кладбище превратить в «братские могилы». Очередная международная гуманитарная организация сразу же объявила о «преступлениях против человечности», о «геноциде собственного народа». А во главе всего стояла, конечно, Amnesty International. Западному обществу подали невразумительный коктейль из версий, чтобы в спешке организовать «бесполётную зону» (одобренную Россией под руководством Медведева, который ничего не понял), позволившую НАТО без помех разгромить авиацию и национальную армию Каддафи, а заодно и всю Ливию.

Не нужно забывать и о загадочной смерти в тюрьме Милошевича, уцелевшего после цветной революции «Отпора», и о виртуальном уничтожении не менее полезного врага – вероятно, уже некоторое время покойного – Усамы бен Ладена, в реально существующем пакистанском городке Абботтабад, превращённом ради этого случая в кинематографическую студию.

В этом списке не хватает Башара аль-Асада, сирийского президента, который остался у власти, несмотря на пятилетнюю войну, сначала объявленную цветной революцией, потом переделанную СМИ в «гражданскую войну», тогда как на самом деле речь шла о западной (и турецкой) агрессии, финансируемой Саудовской Аравией и Катаром. Если Башар ещё у власти, то только потому, что Россия военным путём разгромила – уже совсем недавно – так называемое Исламское Государство и всю «западную коалицию». Иначе Сирию уже разорвали бы на куски так же, как Югославию и Ливию. Лауреат Нобелевской премии мира Барак Обама имел ту же самую цель, что и его предшественник, – показать всему миру, что побеждённые не должны ждать милосердия.

Но осталась проблема России, которая больше не чувствовала и не чувствует себя побеждённой. Эта проблема добавилась к упадку Америки и Запада в целом и к неудержимому росту Китая.

Заметки на полях. Новые повелители мира: спецслужбы

За кулисами секретные службы Запада, руководимые триадой «ЦРУ-МИ-5-Моссад», всё более сильные и воинственные, неустанно подготавливают новые главы переживаемой нами эпопеи. Здесь нужно было бы сделать отступление, чтобы рассказать, как менялась роль спецслужб на том трудном переходном этапе, который мы переживаем. Это невозможно сделать в рамках этой работы, но – при почти полном отсутствии удовлетворительных данных о переменах, происходящих в этой области, – считаю неизбежным сообщить об этом хотя бы краткие сведения. В последние сорок лет значение спецслужб возросло практически до бесконечности. Оно возросло до того, что спецслужбы влияют на международные отношения и радикально их изменяют.

Революция в области информационно-коммуникационных технологий сыграла в этом изменении решающую роль; и вместе с ней то, что финансы стали решающим и независимым от других фактором мировой экономики. Количество денег, находящихся в распоряжении спецслужб, выросло в десятки, может быть, в сотни раз за небольшой промежуток времени – немного больше, чем за сорок лет. В своё время (вспоминается, например, скандал «Иран-контрас») ЦРУ и другим спецслужбам, чтобы финансировать деятельность контрас в Никарагуа, приходилось перевозить оружие и наркотики. Деятельность чрезвычайно доходная, но её очень замедляла необходимость выводить деньги из-под государственного контроля, с риском, что ответственных случайно обнаружат. Теперь большая часть этих практик устарела. Сейчас многие производят деньги из ничего и могут прямо финансировать (или сами поставлять наёмников в случае нужды) акции колоссального масштаба: диверсии, шантаж, террористические, военные в узком смысле слова операции. Достаточно вспомнить о сверхъестественной лёгкости, с которой из ничего, за несколько месяцев, было создано так называемое Исламское Государство, сражавшееся огнём и мечом в Ираке и в Сирии. Речь идёт о десятках миллиардов долларов. И, когда в распоряжении имеются такие огромные средства, легко понять, до каких уровней может простираться влияние: с такими средствами можно определять политические решения целых правительств, шантажировать их, запугивать, заставлять их активно участвовать в процессах, которых они сами не могут контролировать.

Следует добавить, что уже некоторое время назад спецслужбы всех западных стран, в особенности – всех стран НАТО, стали практически филиалами американских. И используют те же самые методы, которыми их заставили скомпрометировать себя после 11-го сентября (вспомним extraordinary renditions – «чрезвычайные выдачи»)1616
  «Чрезвычайные выдачи» представляют собой «практику незаконного задержания подозреваемого в любой точке мира агентами секретных служб, не имеющими ордера на арест, и его переправку в тайные тюрьмы, где он может подвергнуться пыткам». Комиссией Европарламента «доказано, что процедуры „чрезвычайных выдач“ проводились на территории 14 стран – включая Германию, Швецию, Италию, Бельгию, Испанию». Были установлены «от 30 до 50 фактов похищения людей и их последующей выдачи» с 2001 по 2005 год (Джульетто Кьеза, «Архипелаг секретных тюрем ЦРУ». Опубликовано в русскоязычной версии «Monde diplomatique», приложении к «Новой газете». ) – прим. пер.


[Закрыть]
. Операции таких масштабов выдают существование одного или нескольких «руководящих центров», преследующих долгосрочные и среднесрочные цели, действующих на основе стратегий, более или менее – не обязательно – согласованных, не всегда одобренных, и даже почти никогда не одобренных политическими институтами стран, которые должны – должны всё более теоретически – контролировать их.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное