Джозеф Дилейни.

Арена 13. Жертва



скачать книгу бесплатно

© Joseph Delaney, 2016

© Бушуев А., Бушуева Т., перевод на русский язык, 2017

© ООО «Издательство «Эксмо», 2018

* * *

Правила боя

Главные правила

1. Цель боя на Арене 13 – рассечь плоть и пролить кровь. Мишени – сражающиеся люди.

2. Ни один противник не может сражаться в доспехах и иметь иную защиту. Допускаются лишь кожаные куртки и короткие кожаные штаны: плоть должна быть открыта клинку.

3. Состязание на Арене 13 заканчивается и считается выигранным, если один из противников ранен и пролилась кровь. Это может произойти во время боя или после его завершения, когда делается ритуальный порез. Если это случается во время боя, он должен быть немедленно остановлен, чтобы предотвратить смерть или серьезные увечья.

4. В случае смертельного исхода нельзя обвинять и упрекать победителя и требовать с него какого-либо возмещения ущерба. Любая попытка наказать или ранить победившего бойца за пределами арены карается смертью.

5. Победивший получает право на ритуальный порез руки противника, если выведет из строя его лака (или лаков).

6. Побежденный боец должен смириться с ритуальным порезом. Чтобы усилить боль, в таких случаях используется вещество крансин.

7. Позорная трусость во время ритуального пореза карается тремя месяцами запрета на посещение арены. Храбрость – обязательное качество.

8. Симулакр, обычно называемый «лак», используется как для атаки, так и для защиты сражающихся людей.

9. Боец «мин» сражается позади одного лака, боец «макс» сражается позади трех лаков.

10. Первые пять минут бойцы могут сражаться позади своих лаков. Потом звучит сигнальный гонг, и они должны сменить позицию и биться перед лаками, где будут открыты клинкам своего противника.

11. Лак выходит из строя, когда клинок попадает в его горловую втулку. Это называется «обрыв» – лак падает и теряет способность двигаться.

12. Бойцы Арены 13 могут также сражаться по Специальным правилам.

Специальные правила

1. Правила боя насмерть

Цель боя насмерть – убить противника. К этому бою применимы все «Главные правила», но со следующими изменениями:

– Если во время боя проливается кровь, сражение продолжается.

– После того как лак или лаки противника выведены из строя, противник должен быть убит! Можно перерезать ему горло или отделить голову от туловища – решение за победителем. Смертельный удар наносится либо победителем, либо его лаком.

– В качестве альтернативы победитель может проявить милосердие в обмен на извинения или согласиться принять денежную компенсацию.

2. Правила Турнира учеников

Цель таких турниров – улучшение навыков учеников-первогодков. Для этого их ставят против их товарищей на Арене 13. Чтобы защитить учеников и смягчить суровость реального состязания на Арене 13, вносятся два изменения в «Главные правила»:

– Ученики всегда сражаются за спинами лаков.

– Клинки, которыми делается ритульный порез, не смазываются крансином.

3. Вызов Хоба

– Когда Хоб посещает Арену 13, чтобы бросить вызов, боец «мин» должен сразиться с ним от имени «Колеса».

– Все бойцы «мин» должны собраться в зеленой комнате, где при помощи лотереи будет избран тот, кому предстоит сражаться.

– К этой схватке применимы «Правила боя насмерть», за исключением одного: здесь нет места милосердию.

– Бой идет насмерть.

Если боец-человек побежден, тогда его – живого или мертвого – может забрать Хоб. Бойцы, зрители и официальные лица не должны вмешиваться.

Второстепенные правила

1. Мечи нельзя приносить в зеленую комнату или в раздевалку.

2. Мечи Арены 13 нельзя использовать за пределами арены. Это правило необходимо поклясться соблюдать при регистрации. Любое нарушение карается пожизненным запретом на участие в боях на Арене 13.

3. Плевать на арене запрещается.

4. Ругаться и богохульствовать на арене запрещается.

5. Оскорблять своего противника во время боя запрещается.

6. В случае любого разногласия решение главного распорядителя обжалованию не подлежит.

Посвящается Мэри



Мертвые видят сны.

Им снится мир Ним, и они беспомощно блуждают в его темных лабиринтах в поисках того, чего никогда не могут достичь.

Но очень, очень немногим говорят слов. Это слов, который снова призывает их к жизни. Прокляты дважды рожденные.



Пролог

Бойцы собираются в зеленой комнате. Никто не произносит ни звука.

Лица у всех хмурые. Каждому по очереди передают шар из матового стекла – лотерейный барабан. Витус вытягивает соломинку, и его внезапно охватывает дурное предчувствие. Руки дрожат; он уже знает, что выбор падет на него.

Так и есть. Ему достается короткая соломинка.

Короткая соломинка означает смерть.

Ему предстоит бой с Хобом на Арене 13.

Провожая его на арену, мать всегда говорит одно и то же:

– Вернись ко мне. Пусть тебя минует беда!

– Вернусь! – обещает он.

Затем они обнимаются и расстаются.

На этот раз он не сможет сдержать обещание.

Его худшие страхи сбудутся.

Он даже не успеет попрощаться с семьей.

Мать никогда не приходит на Арену 13 – она считает бои варварством. Отец, напротив, всячески поощрял его и платил за обучение, но отец умер. Два старших брата работают на большой ферме недалеко от города. Время от времени мать просит Витуса оставить Арену 13 и помогать братьям, но ему нравятся поединки, и он должен найти свое место в мире.

Ему нравится быть бойцом, и за два года, которые он сражается, он заработал хорошие деньги. Он оплачивает счета, и после этого даже кое-что остается. Это важно. На Арене 13 невозможно сражаться более пятнадцати лет. Ты стареешь. Теряешь скорость и сноровку. Ноги начинают подводить. Витусу всего девятнадцать, но думать о будущем необходимо уже сейчас. Деньги нужны ему, чтобы начать собственное дело. Еще десять успешных лет – и он бы смог.

Но каждый год на Арену 13 выходит Хоб.

Витус всегда сражается в позиции «мин» – его защищает лишь один лак, тогда как его противник, сражающийся в позиции «макс», использует трех лаков. Биться в позиции «мин» сложнее, зато позволяет показать свое искусство и приносит больше денег.

Любой боец «мин» рискует. Хоб сражается позади триглада, его вызов всегда обращен к бойцам «мин». Каждый год Витус мог вытащить короткую соломинку.

И вот это случилось.

Витус выходит на арену. Его ноги дрожат, во рту пересохло, сердце бешено стучит в груди. Он видит Хоба и трех лаков, и его страх усиливается.

На Хобе бронзовый шлем, глаза едва видны в горизонтальной смотровой щели. Его триглад облачен в черные, как эбеновое дерево, доспехи. Хоб и его лаки выглядят как люди, но руки у них длиннее. Они источают злобу, а их движения полны непревзойденной ловкости, какой нет ни у одного бойца. Они как хищники следят за каждым движением противника. Витус знает, он станет их жертвой.

Голова идет кругом. С грохотом захлопываются огромные двери. На этот раз не слышно трубы, возвещающей о начале поединка. Им предстоит сразиться по особым правилам, которые применяются лишь во время схватки с Хобом.

Это хуже, чем просто бой до смерти одного из соперников. Если ты ранен, но все еще жив, Хоб утащит тебя в темноту своего логова, в цитадель на холме, чьи тринадцать шпилей возвышаются над городом. Никто не знает, что там происходит, но бойца-человека после этого никто больше не видит…

Поединок начинается. Хоб и его триглад наступают. Их клинки сверкают в свете висящей над ареной люстры. Витус прячется за своего лака, надеясь, что введенные в того шаблоны достаточно хороши. Вбирает голову в плечи, готовясь отразить атаку.

В этом году его лак действовал неплохо. Витус – девятый в рейтинге, но почти во всех его поединках победа была одержана в первые пять минут. Быстрота важна, потому что потом звучит гонг – и происходит перегруппировка. Бойцы выходят вперед и сражаются перед своими лаками, открытые клинкам противника, жаждущим вонзиться в плоть.

Сражаться впереди лака страшно. На соперниках лишь короткие кожаные штаны и короткие куртки, никакой брони. И вот теперь, если удастся прожить пять минут, ему придется столкнуться с Хобом и сразиться с ним. Один на один. Клинок против клинка.

Но, похоже, он беспокоится зря, напрасно терзая себя этими мыслями. Он не продержится и двух минут.

Раздается звон клинков, лязг металла о металл. Витус движется за спиной своего лака. Противник неумолимо теснит его к краю арены. Глаза заливает пот. Он почти ничего не видит.

Откуда-то с верхней галереи неожиданно доносится стон. Интересно, что там случилось? Внезапно Витус замечает, что его лак почти уничтожен. Из горловой втулки торчит клинок, вырубивший шаблоны.

Лак рухнул и лежит на полу арены. Его участие в поединке закончено. Витус остается один, на него тут же набрасываются лаки Хоба, вооруженные короткими мечами.

Витус вздрагивает и в тщетной попытке защититься вскидывает клинки. Резкая боль пронзает его бок, затем острие впивается в грудь. Ноги становятся ватными. Окружающий мир начинает кружиться. Он проваливается во тьму. Какое-то мгновение он ничего не понимает…

Затем сознание медленно возвращается. Похоже, боль отступила, почти прекратилась. Вокруг тишина, слышно лишь его хриплое учащенное дыхание.

Хоб не вспорол ему горло. Голова на прежнем месте. Он жив. На мгновение к Витусу возвращается надежда.

Но стоит открыть глаза, как надежда испаряется. Вокруг собрались фигуры в капюшонах. Это кисточки, жуткие слуги Хоба. Они склоняются над ним и обнюхивают его. Они рычат, их слюна капает ему на волосы и лицо.

Кисточки – людоеды, и они жаждут плоти. Они ставят его на ноги и утаскивают с арены.

Когда Витус пытается идти, его тело пронзает боль, он слышит, как скрипят подошвы его ботинок. И раздается хлюпанье. Откуда эти странные звуки?

Снаружи, в темноте, их ждет фургон. Витуса заталкивают в него, в самый дальний угол. С обеих сторон усаживаются кисточки. Они крепко хватают его за руки, и их слюна капает ему на штаны.

Деревянные дверцы захлопываются, внутри горит всего одна свеча. Его глаза постепенно привыкают к полумраку. Витус опускает взгляд и видит, как кровь стекает с куртки ему на колени, капает в сапоги. Становится понятно, откуда доносились хлюпающие звуки. Его сапоги полны крови, его собственной крови.

Фургон рывком приходит в движение. Витус знает, куда его везут. Страх сжимает сердце. Теперь надежды не осталось.

«Вернись ко мне. Пусть тебя минует беда!» Слова матери неотступно звучат у него в ушах.

«Какие ужасы ждут меня в цитадели Хоба?» – думает он.

Через некоторое время фургон замедляет ход. Волы с трудом тащат его по крутому склону. Он слышит щелканье кнута и сердитое мычание животных. Должно быть, они движутся наверх, к жуткой цитадели. Затем фургон останавливается, и кисточки грубо выталкивают его наружу. Он поднимает глаза и видит высокую полукруглую каменную стену логова Хоба. Его тащат куда-то налево.

Витус замечает темные отверстия – грязные, круто уходящие от стены вниз, они слишком малы для человека. Между тем к ним присоединяются все новые кисточки в капюшонах. Некоторые из них низкорослые и передвигаются на четырех конечностях, обнюхивая землю. Другие высокие, но полы их серых плащей волочатся по земле. Он замечает вытянутые морды и полные острых зубов пасти.

Витуса затаскивают под каменную арку. Он спотыкается и падает на колени. Его бесцеремонно поднимают на ноги. Они пересекают мощенный булыжником двор и входят в темный тоннель.

Кисточки волокут его за собой, и ему ничего не видно кроме их светящихся красным глаз. Неужели они могут видеть в темноте?

Вскоре они входят в огромный подвал. На дальней стене пылают факелы, но их мерцающий свет едва достигает того места, где слуги Хоба заставляют Витуса остановиться. Он видит на уровне собственной талии какие-то серые шары, они покачиваются в темноте, как головки цветов на ветру. Но никакого ветра нет. Воздух жарок и неподвижен. Нет, они скорее похожи на грибы. Их здесь полно, ряд за рядом. В подвале стоит тяжелый запах тлена, к горлу Витуса подступает тошнота.

Его заставляют опуститься на колени рядом с чем-то похожим на кузнечную наковальню. Затем он замечает в ней желоб и сдавленно ахает.

Да это же плаха!

Ему нагибают голову, и его шея ложится в желоб.

Но он видит, что у высокого кисточки, шагающего к нему, нет топора. На плече он несет что-то вроде огромных ножниц. Это кусачки с острыми лезвиями и длинными ручками. Чтобы воспользоваться ими, нужно приложить немалую силу.

Витус бросает на мир прощальный взгляд, задержав его на ближайшем шаре. Теперь он понимает: это не цветок. И не гриб.

Теперь он знает свою судьбу…

На стебле покачивается отрубленная голова.

Зачем Хоб делает это? Явно не для того, чтобы запугать людей, ведь этого никто не видит. Никто не знает, что все это существует.

Тогда какой в этом смысл?

Зачем устраивать выставку мертвецов?

К своему ужасу, Витус понимает, что ошибся.

Покачивающаяся голова открывает глаза и смотрит на него.

Она каким-то образом жива!

Витус чувствует, как холодный металл кусачек касается его горла рядом с плечами.

С наступлением смерти ужас не заканчивается.

1. Такое случается со всеми нами

Дети дерутся палками, мужчины сражаются на мечах.

Мы ждем появления ребенка, который будет владеть и тем, и другим.

«Амабрамдата», Книга пророчеств гентхаев

Я стоял чуть поодаль от места поединка, и мои ботинки медленно погружались в грязь. Образовав круг, кричащие зрители заслоняли заляпанных грязью соперников, сошедшихся посреди площадки для игр.

Внутри круга один боец сражался с тремя противниками. Так было заведено здесь, в этом маленьком провинциальном городе. Расклад сил всегда не в пользу одиночки. Поэтому если поставить на него и он выиграет, можно получить кругленькую сумму.

Толпа подбадривала участников и громко улюлюкала. Кто-то даже подпрыгивал от возбуждения. Другие же скакали просто для того, чтобы согреться.

Меня била дрожь. Было холодно. Солнце низко повисло над горизонтом, почти касаясь крыш приземистых одноэтажных домов, хотя после полудня прошло всего часа два.

Поединок шел к развязке. Впрочем, я пришел сюда не для того, чтобы наблюдать, как дерутся на палках.

Я не делал ставок, мне было все равно, кому достанется победа. Просто мой путь пролегал через Майпосин, ибо я направлялся на юг. Когда-то это место было моим домом, и с ним было связано немало воспоминаний – как хороших, так и плохих. Большая часть хороших событий произошла именно в этом маленьком городе, здесь я проводил время с друзьями и бился на палках.

О плохом я предпочитал не думать. После гибели матери от рук Хоба и самоубийства отца я трудился на ферме, хозяин которой обращался со мной чуть лучше, чем с рабом.

Однако от некоторых привычек избавиться трудно. Плечами и локтями прокладывая себе путь в толпе, я чувствовал знакомое возбуждение. Я удостоился нескольких ругательств и гневных взглядов, но продолжал двигаться дальше. Впрочем, удостоился я и нескольких дружеских кивков и теплых улыбок. Ведь не так давно я сам сражался здесь, и меня хорошо помнили.

Здесь, в Майпосине, я надеялся найти моего старого друга Питера. Я провел пять месяцев на севере страны, где готовился к боям на Арене 13, так что какое-то время его не видел.

Питер, как и я, сражался на палках, и я не сомневался, что он будет где-то здесь, наблюдая за поединком и ожидая своей очереди. На это поле на северной окраине города каждым субботним утром приходили претенденты, желающие поднять свой рейтинг.

Наконец я сумел разглядеть бойцов. Только двое все еще оставались на ногах, продолжая обмениваться яростными ударами. От тех, что приходились по телу, появлялись кровоподтеки, а иногда и порезы, однако для победы нужно было попасть противнику в голову.

На земле, держась за лбы, лежали два парня; один из них буквально истекал кровью.

Внезапно крови стало еще больше – из носа бойца, повернутого лицом ко мне, брызнула красная струя. Она испачкала его белую рубашку и ручейком потекла на темные брюки.

Поединок завершился.

Победитель стоял ко мне спиной, и я увидел, как он поклонился зрителям. Начало этому обычаю положил я. А меня научил этому мой отец. После того как мы с Питером начали кланяться публике, эта привычка прижилась. Теперь кланялись все победители.

И тут я понял, кто он, этот победитель. Теперь он стал шире в плечах и выше ростом, но парень, стоявший ко мне спиной, точно Питер!

Раздались громкие одобрительные возгласы, ознаменовавшие конец поединка. Затем толпа разошлась, и люди с билетиками в руках устремились к перепоясанному красным кушаком букмекеру, ждущему на углу улицы. Это были те, кто поставил на победителя и теперь желал получить свой выигрыш.

– Питер! – крикнул я, чтобы привлечь внимание.

Обернувшись на звук моего голоса, он удивленно улыбнулся и сквозь толпу направился ко мне. Его темные волосы были по-прежнему коротко стрижены «ежиком», густые брови, как и раньше, сходились на переносице, но лицо показалось мне немного другим. Сначала я не мог понять, в чем тут дело.

– Привет, Лейф! – воскликнул он, как только протиснулся ко мне. – Ты вернулся!

Теперь я увидел, что у него отсутствуют четыре передних зуба – два в верхней и два в нижней челюсти.

Питер перехватил мой взгляд.

– Смотришь на это? – усмехнулся он, указывая на свой беззубый рот. – В конце концов, это случается со всеми нами!

Я улыбнулся, но не смог скрыть своего потрясения: я никогда не терял в бою зубы и не ожидал, что с Питером такое случится. Он был одним из лучших палочных бойцов в Майпосине и уступал лишь мне одному. Да и сегодня показал класс.

– Что, не срослось в городе? – спросил он.

– Все прекрасно срослось. Я прошел обучение у лучшего механика в Джиндине. Сейчас сезон закончился, и я на несколько месяцев вернулся на юг.

Сказанное было сущей правдой, но я не упомянул темную сторону того, что выпало на мою долю: ужасные смерти. И я старался выглядеть не слишком весело. Не стоит показывать себя хвастуном.

Хотя перед моим отъездом Питер и пожелал мне удачи, я знал: он сам был бы рад поехать в Джиндин поучиться приемам боя. Но счастливый билет вытащил именно я.

– Я сберег твои палки в целости и сохранности. Как насчет поединка, Лейф? Интересно посмотреть, кто из нас теперь лучший. Пока тебя не было, я взял твою корону официального чемпиона Майпосина. Не хочешь проверить, удастся ли тебе ее вернуть?

Питер – достойный противник, но он ни разу так и не смог меня победить. Я отрицательно покачал головой:

– К сожалению, вынужден тебя разочаровать: мне больше нельзя биться на палках. Это одно из правил, установленных Тайроном. Механиком, на которого я работаю.

Улыбка сползла с лица Питера.

– Ты, должно быть, шутишь! – воскликнул он. – Он ведь никогда не узнает. Где мы, а где твой Джиндин?! Не будь неженкой, Лейф. Я заслуживаю шанса тебя победить. Ну, что скажешь?

– Послушай, я бы рад, но не могу рисковать. Тайрон уже однажды выгонял меня за то, что я дрался на палках, и второй раз назад не возьмет. Ты даже не представляешь, как часто такое становится известно в Джиндине.

– Это все отговорки! – оборвал меня Питер. Похоже, он рассердился.

Его слова задели меня за живое:

– Неправда, никакие это не отговорки! Я покончил с боями на палках. И с тобой драться тоже не буду.

– Тогда зачем ты вернулся?

– Хочу побывать на землях гентхаев, посмотреть, как живут соплеменники моего отца. В Майпосине я лишь мимоходом; остановился, чтобы тебя проведать. Мы ведь по-прежнему друзья, верно?

Несколько секунд Питер буравил меня взглядом, затем его лицо расплылось в широкой щербатой улыбке:

– Конечно, друзья! Может, пойдем поедим куда-нибудь?

Я кивнул, и он повел меня сначала через грязное поле, а затем по узким улочкам с деревянными зданиями.

Джиндин, где я теперь жил, в свое время сильно меня разочаровал – его дощатые мостовые и деревянные дома оказались такими же гнилыми, как и на юге. Но был там район под названием «Озерплаза», где жили богатые, успешные люди. Эта часть города произвела на меня впечатление. В его центре располагалась большая площадь с магазинами и кафе, перед которыми можно было посидеть на улице, когда позволяла погода.

Здесь, в Майпосине, мы зашли в кафе, которое хотя и поражало своей убогостью, но было забито до отказа, и нам пришлось ждать, когда освободится столик. Мы заказали одно и то же: тост с яичницей и бобами и по стакану фруктового сока.

Сначала разговор шел легко. Я расспросил Питера о парнях, которых помнил. Для большинства ничего не изменилось, лишь несколько отошли от дел. Один даже женился, и жена больше не позволяла ему участвовать в поединках.

Прошло пять месяцев с тех пор, как я уехал из этих мест. За это время здесь произошли кое-какие перемены – и ничего удивительного в этом не было. Через увлечение палочными боями проходят почти все подростки. Но затем им становятся интересны другие занятия, они женятся или находят работу на фермах. Когда же Питер завел разговор о людях, о которых я даже слыхом не слыхивал, мне стало ясно, что с каждым годом у нас с ним будет все меньше и меньше общего. Чем дальше, тем больше я буду становиться чужим здесь. Когда же я попытался рассказать Питеру о моей новой жизни в Джиндине, стало видно, что ему не слишком интересно. При любой возможности он менял тему.

Я даже заподозрил, уж не ревнует ли Питер к моим успехам. В конце концов, я уехал и стал учеником, которого готовят для боев на Арене 13. Теперь мой дом был в Джиндине. Мне нравилось учиться у Тайрона и жить под одной крышей с Дейноном, еще одним учеником, и другими членами семьи. Мне тотчас вспомнилась младшая дочь Тайрона Квин – ее волосы нарочно подстрижены короче с одной стороны, чтобы был виден шрам на щеке. Этот шрам она получила после активации одного из отцовских лаков и схватки с ним, клинок против клинка. Я скучал по Квин, но до сих пор не понял, какие чувства испытывает ко мне она.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6