Джосс Вуд.

Почти реальные чувства



скачать книгу бесплатно

Joss Wood

Married to the Maverick Millionaire

Married to the Maverick Millionaire © 2016 by Joss Wood

«Почти реальные чувства» © «Центрполиграф», 2018

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2018

Глава 1

Куин Райан привычно обегал туристов и неторопливо прогуливающихся по набережной горожан, старательно делая вид, что в наушниках и темных очках не замечает чужих взглядов и окриков.

Потому что до сих пор так и не привык находиться в центре всеобщего внимания. И неодобрения. Неужели жителям Ванкувера больше некого обсуждать? И за все это время не нашлось негодяя похлеще его?

Добежав до порта, Куин постепенно замедлился, а потом и вовсе перешел на шаг, старательно замеряя пульс. Две минуты спустя он удовлетворенно кивнул. Профессиональный хоккей остался в прошлом, но это не мешало ему оставаться в отличной физической форме.

Добравшись до ворот своего причала, Куин набрал код и пошел к пришвартованной яхте.

Жить на воде куда интереснее, чем на земле, а приключений ему не хватало, как воздуха.

Поднявшись на «Рыжую прелесть», Куин быстро взбежал по ступеням на главную палубу и, открыв дверь в жилую каюту, снял очки и наушники, прикидывая, успеет ли принять душ до прихода Мака и Кейда, что должны были рассказать о встрече с Ворреном Бейлисом, партнером и вкладчиком.

Бейлис был весьма важной частью сложного процесса выкупа «Маверик франчайз» у его текущей владелицы, Миры Хассельбек, подумывавшей над тем, чтобы продать ненужное дело русскому миллиардеру, распоряжавшемуся скучной сетью спортклубов. И когда Куина, полноправного партнера, даже не пригласили на встречу, ему не потребовался диплом брата, чтобы понять, что ничего хорошего это ему не сулит и что что-то пошло не так.

А точнее, все.

Зайдя в каюту, Куин сразу же увидел устроившуюся на диване девушку, с чашкой кофе в руках. Одна стройная сексуальная ножка поджата под себя, вторая вытянута… Именно так она и сидела, когда он впервые встретил в Сэнди-Бич тогда еще шестилетнюю малышку. Соседская девчонка. Или, точнее, живущая через три дома. Подруга детства и хранительница подростковых тайн.

Почувствовав взгляд, Рыжая обернулась, гордо продемонстрировав россыпь веснушек. Черт, как же ему не хватало этих веснушек!

Хлопнув руками по бедрам, Куин не сразу понял, действительно ли видит перед собой Рыжую, или она ему просто мерещится.

– Как ты тут оказалась?

Широко улыбнувшись, Кэллахан вскочила, и сердце Куина непроизвольно дрогнуло, а губы растянулись в ответной улыбке. Первой настоящей улыбке за день. Подавшись вперед, он сгреб Рыжую в охапку, закружил невесомую девушку, зарывшись носом в пушистые волосы и глубоко вдыхая свежий цветочный аромат. Озорной смех девчонки-сорванца, как и всегда, мгновенно разрядил обстановку.

Кэл Адам вернулась, и в мире сразу стало чуть больше смысла.

Куин все еще держал подругу на весу, и она уперлась руками ему в плечи и, слегка отстранившись, посмотрела прямо в глаза.

– Привет.

– И тебе привет.

– У тебя невероятно красивые глаза, – задумчиво протянула Рыжая, легонько погладив Куина по щеке, а потом взъерошила ему бороду. – Правда, вот насчет этого не уверена.

Зачем прятать красивое лицо?

Прижав девушку к себе еще крепче, Куин почувствовал непроизвольную реакцию тела, когда Кэл уверенно обвила ногами его талию. Мгновенно представив эту же позицию, но без одежды, Куин старательно отогнал от себя неуместные образы. Это же Кэл, давняя и лучшая подруга, так к чему эти похотливые мысли?

Он легонько похлопал упругую попку.

– Рад, что с нашей последней встречи ты все же нарастила немного мяса.

Эта встреча была два года назад в больнице, куда Рыжая слегла, подхватив в Панаме желудочный грипп.

Кэл всегда была стройной, но тогда превратилась едва ли не в скелет. Теперь же ее худоба выглядела вполне здоровой.

Снова улыбнувшись, Кэл легонько поцеловала его в губы, и Куину сразу же захотелось продолжения. Ему было интересно, действительно ли эти губы такие сочные и мягкие, какими кажутся на первый взгляд. Черт, да что с ним не так! Это же Кэл!

Поерзав, Рыжая поставила ноги на кленовый пол, и Куин наконец-то ее отпустил. Отступив на шаг, подруга заправила за уши непослушные кудри.

– «Рыжая прелесть»? Странное имя для лодки. – Кэл трогательно захлопала глазками. – Или ты назвал ее в честь меня?

– Всего лишь совпадение, – усмехнулся Куин.

– Но мне здесь нравится. – Кэл огляделась, и Куин проследил за ее взглядом. Двадцатиметровая яхта, обставленная в минималистическом стиле и выдержанная в бело-серо-бежевых тонах… – Но яркие акценты не повредили бы. Например, можно добавить пару пестрых диванчиков. – Что ж, они давно не виделись, но до сих пор мыслили в одном ключе. – Но мне все равно нравится. К тому же прошлая была меньше. Сколько людей здесь помещается?

– Десять на нижней палубе, в хозяйской каюте огромная гардеробная и спа, рядом другая каюта, еще две поменьше посредине, уютная гостиная, где я обычно смотрю телевизор, ну и открытая палуба с джакузи.

– Хочу экскурсию. Давно она у тебя?

– Почти год. – Куин провел рукой по рыжим волосам, путаясь пальцами в упругих кудряшках и вдыхая аромат шампуня. И когда только эти рыжие пряди стали такими мягкими и шелковистыми? Такими женственными? Засунув руки в задние карманы обтягивающих джинсов, Кэл выгнула спину, демонстрируя обтянутую белой футболкой небольшую грудь.

Так, ладно, хватит.

Глубоко вдохнув, Куин взял себя в руки.

Почесав шею, он пошел на кухню и заглянул в огромный холодильник, словно надеясь, что морозный воздух сумеет остудить его похотливые мысли.

– Воды?

– Нет, спасибо.

Захлопнув дверцу холодильника, Куин жадно приник к горлышку бутылки.

– Как отец? – спросил он, напившись и вспомнив, почему она, собственно, вообще вернулась.

– Нормально. Тройное шунтирование сердца прошло удачно. Я прямо из аэропорта поехала в больницу, посидела с ним немного. Отец казался вполне бодрым, строил планы на будущее, так что, думаю, это хороший знак.

– Рад, что все в порядке.

– Да, с ним все будет хорошо. Уже переживает, что не сможет сразу вернуться к работе. – Несмотря на бодрые слова, Куин все равно уловил в ее глазах беспокойство. – Врачи сказали, что ему нужно отдохнуть хотя бы пару месяцев, и он уже места себе не находит.

– Операция же прошла всего несколько дней назад! Посоветуй ему немного расслабиться. В конце концов, пару месяцев фонд и без него как-нибудь протянет.

«Фонд Адам» был крупнейшей благотворительной организацией Канады, существовавшей за счет богатств, что скопило не одно поколение семейства Адам. В том числе этот фонд позволял группе волонтеров во главе с Кэл путешествовать по всему миру, помогая нуждающимся и обездоленным.

Нахмурившись, Рыжая закусила губу.

– Нужно, чтобы кто-нибудь встал у руля, пока отец на больничном.

– Ты? – В душе Куина мигом всколыхнулась надежда. Неплохо было бы вновь проводить время вместе…

– Возможно. – В ее голосе не было и намека на энтузиазм. – Потом обсудим.

Нахмурившись, Куин в очередной раз задумался, почему Рыжая так не любит родной город. Несмотря на всю красоту, развлечения и возможности Ванкувера, она возвращалась сюда лишь в случае крайней необходимости. Может, все дело в том, что ее муж-пилот погиб в авиакатастрофе, врезавшись в гору чуть севернее города? Когда же это было? Четыре, нет, уже пять лет назад.

Кэл выскочила замуж всего через пару дней после того, как ей исполнилось двадцать четыре, и, благодаря крупной ссоре, после того как Куин объявил, что она сошла с ума, он пропустил и день рождения, и свадьбу.

– Журналюги уже пронюхали, что ты вернулась? – спросил он, меняя тему. Как и у него самого, ее отношения с прессой никогда не были гладкими.

– Конечно. И в аэропорту и в больнице от них отбою не было.

– Напомни, из каких краев ты на этот раз?

Последний раз они разговаривали пару месяцев назад, и, хотя постоянно переписывались, Куин при всем желании не мог вспомнить, в каких далях она недавно работала. Правда, это и неудивительно. Кэл меняла проекты, прыгая с места на место, чтобы убедиться, что все и везде идет гладко. Одну неделю она проводила в Латинской Америке, следующую – на Дальнем Востоке, зарабатывая бонусные мили с тем же упрямством, с каким политики гоняются за голосами.

– Из Африки. Боролась с эрозией почвы в Лесото. – Она кивнула в сторону стоявшего на столе телефона. – Тебе пару раз звонили, и Мак оставил голосовое сообщение. Сказал, что они с Рэн и Кейдом едут к тебе обсуждать катастрофу. – Склонив голову к плечу, Рыжая прищурила восхитительные сине-черные глаза. – Ну, во что ты на этот раз вляпался?

Слыша, как по лестнице поднимаются Мак и Кейд, Куин лишь плечами пожал.


Встретив лучших друзей и по совместительству партнеров и Рэн, возглавлявшую отдел по связям с общественностью, Куин указал гостям на диван и отправился варить кофе, оставив друзей обниматься с Кэл. Не важно, сколько ее не было, но стоило ей вернуться, как она мгновенно встраивалась в его жизнь, а друзья с радостью ее принимали, нутром чуя, что она, как и они сами, всегда готова прикрыть ему спину.

Вернувшись с кофе, Куин глянул в мрачно-серьезные лица и устало вздохнул. Беспокойство он еще с трудом, но выдерживал, ведь друзья всего лишь волновались, что в бесконечной погоне за адреналином он рано или поздно себя угробит, но это мрачное уныние и злость… Партнеры и специалист по связям с общественностью были просто вне себя.

Пусть и не из-за него самого, но из-за сложившегося вокруг него положения.

Черт.

Куин собрал влажные волосы в хвост.

Опять.

– Себе кофе тоже свари, – посоветовал Мак, закидывая ногу на ногу, – он тебе точно понадобится.

– Давай я сварю, – предложила Кэл.

– Спасибо, Рыжик, я сам.

– Почесав бороду, Куин вернулся к кофеварке и взял любимую кружку. Сейчас бы он предпочел виски, но и двойной эспрессо тоже сойдет.

– Ну и как прошла встреча с Ворреном? – спросил Куин, вернувшись к друзьям.

Как всегда прямолинейный, Мак кивнул на Кэл:

– Думаю, лучше все обсудить без свидетелей.

Рыжая мгновенно вскочила, но Куин покачал головой:

– Вы же знаете, что можете свободно говорить. От нее у меня секретов нет.

Рыжая вновь уселась, а Мак кивнул и потер подбородок.

– Как хочешь.

– Воррену все это совсем не нравится, и он готов отменить сделку.

Чтобы устоять на ногах, Куину пришлось ухватиться за гранитную столешницу, словно яхту качнуло огромной волной.

– Что?

– И почему? – вмешалась удивленная не меньше его самого Кэл. – Что Куин такого натворил?

– Все дело в интервью Сторм?

– Отчасти.

Пошире расставив ноги, Куин глотнул кофе и уставился в окно. Пару дней назад он проснулся под утреннее шоу, в котором бывшая подружка, с которой они повстречались всего лишь три недели и расстались уже больше месяца назад, решила поделиться с общественностью грязными подробностями их разрыва. Она появилась в одном из популярнейших утренних шоу, где выбила у зрителей слезу, красочно расписав его эмоциональную отстраненность и бесконечные измены, из-за которых ей теперь приходится посещать психотерапевта.

В ее словах не было ни грамма правды, но звучали они чертовски убедительно.

Он же с самого начала ясно сказал, что не ищет отношений. К тому же три недели – это не срок. Но Сторм умудрилась превратить краткий и совершенно ничем не примечательный роман в настоящую драму, воспользовавшись первым попавшимся предлогом, чтобы вновь засветиться на экране.

– Лучше сядь, – предложил Кейд.

Куин послушно опустился в кресло, чувствуя на себе встревоженный взгляд Кэл.

– Это всего лишь очередная порция вылившихся на тебя помоев, и Воррен боится, что это еще не конец. Он прямо сказал, что «Маверик» плохой пиар больше не выдержит, а ты – его источник.

– Он хочет от меня избавиться?

– Он на это намекнул.

Куин тихо выругался. Их с Маком и Кейдом «Маверик» стал весьма важной частью его жизни. Частью его самого. Тренируя команду, он нашел не просто новое увлечение, а настоящую отдушину и интересную работу, требующую полной самоотдачи.

Но пришла пора расширяться, а для этого им необходим Бейлис, способный привлечь крупных спонсоров. Да и о его связях они могли лишь мечтать. Вот только потенциальный инвестор счел Куина слабым звеном.

Соскользнув со своего места, Кэл устроилась у него под боком и легонько обняла за плечи, и Куин в очередной раз порадовался, что Рыжая наконец-то вернулась. Обычно он был более чем самодостаточен, но сейчас отчаянно в ней нуждался.

В ее безоговорочной поддержке, юморе, надежности.

Куин задумчиво глянул на Рэн, гениальную пиарщицу.

– А он прав? Я действительно пагубно влияю на имидж «Маверика»?

Она быстро оглянулась на груду газет.

– Ну, ты его точно не улучшаешь. – Сложив руки на столе, она подалась вперед. – Все упоминания тебя весьма нелестны, и тебя явно еще не скоро оставят в покое.

– Здорово. – Куин нахмурился.

– А чего ты еще ждал? На прошлой неделе ты едва не задавил фотографа.

– Это вышло случайно.

Почти.

– И в прямом эфире обозвал журналистов нарывом на заднице человечества.

А разве это не так?

– Если не вдаваться в подробности, – продолжала Рэн, – их нападки сводятся к тому, что тебе пора повзрослеть, а твои, скажем так, похождения уже порядком всех утомили. Ты каждый месяц меняешь женщин, но это уже никому не интересно, а раз Кейд и Мак остепенились и завели семьи, многие начали задаваться вопросом, когда же и ты пойдешь по их стопам? То, что простительно, а порой и поощряется в юности, с годами превращается в распущенность.

В ответ Куин лишь поморщился. Весьма неприятно слышать такой отзыв.

Но далеко не так, как сознавать, что никогда не сумеет получить то, что есть у его друзей…

Только к чему это сейчас? За последние пять лет он успел смириться и принял собственное бесплодие. Да и в любом случае он же никогда не стремился завести семью, верно же? Так к чему тогда снова об этом думать? Пора двигаться дальше!

Кейд поднял одну из разложенных на столе бумаг, и Куин заметил, что часть текста подчеркнута. Видимо, Рэн постаралась.

– «Футболисты сообщают, – Кейд начал зачитывать вслух, – что покупка „Маверик франчайз“ Куином Райаном, Кейдом Веббом, Маком Мак-Каскилом и их инвестором, миллиардером-консерватором Ворреном Бейлисом, выходит на финальную стадию. И можно было бы ждать, что Райан постарается вести себя прилично. Наверное, его партнерам стоило бы указать ему, что, несмотря на выдающиеся тренерские успехи, он подает игрокам сомнительный пример, а его личная жизнь – одна сплошная насмешка над здравым смыслом».

Куин невольно порадовался, что друзья даже не попытались отвести взгляд.

– И вы действительно так считаете? – спросил он прямо.

Кейд с Маком переглянулись, и Мак махнул рукой, как бы приглашая Кейда говорить.

– Последний год всем нам дался не просто. Столько всего случилось… Вернон умер, мы начали работать с Бейлисом, купили франшизу.

– Влюбились, завели детей, – добавила Рэн.

Кейд согласно кивнул.

– Твой плохой имидж нам совсем не с руки. Нам, а в особенности «Маверику», нужно, чтобы ты исправился.

Запрокинув голову, Куин уставился в потолок. Как же ему сейчас хотелось спорить, ругаться и все отрицать… Но вместо этого он пристально посмотрел на все еще сидевшую на подлокотнике его кресла Кэл:

– А ты, Рыжик, что думаешь?

Закусив губу, она склонила голову к плечу и тихонько вздохнула.

– Теперь я понимаю, как важна покупка франшизы, и думаю, ты готов на все, чтобы этого добиться. – Она старательно наморщила носик. – Наверное, тебе действительно стоит успокоиться и остепениться. Заведи постоянную девушку, следи за тем, что говоришь, перестань рисковать…

Зазвонил телефон, и Кэл вскочила на ноги.

– Извини, это мой. Вдруг из больницы.

Куин кивнул, а когда она нагнулась, чтобы вытащить из сумочки мобильник, лишь моргнул, пристально разглядывая аппетитную попку. Судорожно сглотнув, он провел рукой по лицу, чувствуя, как вся кровь мгновенно устремляется на юг, пробуждая в штанах совершенно неуместное сейчас движение.

И вот опять. Сейчас решается его судьба и карьера, а его занимают лишь пленительные формы Рыжей. Ему нужно убедить Бейлиса, что он является весьма важной и неотъемлемой частью команды, а не фактором риска. И для этого нужно избавиться от назойливого внимания репортеров или хотя бы заставить их переключиться на что-то хорошее. Если бы еще это было так просто сделать…

Когда Кэл вышла на палубу, Куин вдруг с необычайной ясностью осознал, что влечение к ней – лишь очередная сложность, без которой он вполне мог бы сейчас обойтись.

* * *

– Кэллахан Адам-Картер? Пожалуйста, оставайтесь на линии, с вами хочет поговорить мистер Грим Мур.

Нахмурившись, Кэл задумалась, что этому Гриму Муру от нее понадобилось, мимоходом оглянувшись на чертовски сексуальных хозяев «Маверика». Раз из этой троицы лишь Куин пока еще не обзавелся женой и детьми, неудивительно, что он и оказался в центре всеобщего внимания. Ведь какой завтрак может пройти без чашечки кофе и обсуждения последних сплетен?

С годами светлые волосы Куина слегка потемнели, но пронзительные зеленые глаза в обрамлении пушистых ресниц были все те же. Правда, борода и волосы до плеч ее не слишком впечатлили, но она вполне могла понять, почему все женское население Ванкувера было от него без ума. Крепкий, горячий и, как и всегда, чертовски мужественный. Да еще и с тем ореолом опасности, перед которым не в силах устоять ни одна женщина, так что Кэл давно привыкла наблюдать, как целые толпы дурочек пытаются его очаровать, глупо хихикая и предлагая нарожать толпу детишек.

А стоило ему сегодня ее обнять, как она сразу же почувствовала, как сердце забилось быстрее, а между ног проснулось весьма определенное желание. Даже интересно. Потому что целых пять лет она вообще ничего подобного не чувствовала. Что ж, похоже, после пятилетия полного воздержания ее сексуальность наконец-то начала возвращаться. Ну а на Куина она отреагировала лишь потому, что давным-давно не обнималась с горячими красавчиками. Да и вообще ни с кем не обнималась.

В конце концов, это же Куин. Куин! Тот самый парень, что пытался растить в ванной лягушек, без конца ее дразнил и защищал в школе. Для нее он никогда не был ни самым молодым и при этом самым успешным тренером НХЛ, ни ветреным сорвиголовой, чьи фотографии с бесконечными супермоделями не сходили с журнальных обложек.

Для нее он был всего лишь Куином. Лучшим другом за прошедшие двадцать лет.

Или, если точнее, восемнадцать лет. Они не общались полгода до ее свадьбы и не обмолвились ни словом за все время брака и лишь после смерти Тоби вновь начали общаться.

– Миссис Картер, рад, что наконец-то сумел до вас дозвониться.

Миссис? Кэл разом почувствовала, как внутри все сжимается, а выпитый кофе просится наружу.

Она судорожно сглотнула.

– Я послал вам несколько сообщений на электронную почту «Картер интернэшнл», но вы пока так и не ответили, – продолжал Мур. – А стоило мне узнать, что вы вновь в Канаде, как я принялся отыскивать ваш телефон.

Кэл лишь плечами пожала. Та жизнь кончилась в день смерти Тоби, и она лишь изредка, а точнее, никогда не проверяла ту почту.

– Извините. Кто вы?

– Адвокат Тоби Картера, я звоню, чтобы обсудить с вами судьбу его имущества.

– Но зачем? Она же уже давным-давно решилась.

Немного помолчав, Мур вновь заговорил:

– После похорон я зачитывал завещание. Помните тот день?

Не совсем. Гибель мужа и его похороны были окутаны туманом, сквозь который она не могла, да и не хотела пробиться.

– Я вручил вам папку и попросил перечитать завещание, когда вам станет немного лучше. Но вы этого так и не сделали, верно? – уточнил Мур, так и не дождавшись ответа.

Старательно отгородившись от бури эмоций, что обрушивалась на нее, стоило лишь вспомнить мужа, Кэл постаралась сосредоточиться и подумать. Точно, завещание она тогда перечитывать не стала. Она даже про папку не помнила. Что ж, наверное, та так и лежит в пустующем доме.

– Зачем вы звоните, мистер Мур?

– Затем, чтобы напомнить, что имущество мистера Картера до сих пор так и не обрело своего нового владельца. Мистер Картер хотел, чтобы оно досталось вам, но не вашему новому мужу. Согласно завещанию, если в течение пяти лет после его смерти вы повторно не выйдете замуж, оно достанется вам.

– Что?

– Его наследство включает в себя все банковские счета, поместья и здесь, и в Европе, и акции «Картер интернэшнл». Так же как и коллекции произведений искусства, старинной мебели и драгоценных камней. Все вместе оценивается примерно в двести миллионов долларов.

– Но я ничего не хочу. Мне ничего не нужно! Отдайте его сыновьям.

– Завещание нельзя изменить. Наследство будет поделено между двумя его сыновьями лишь в случае, если до истечения пяти лет вы вновь выйдете замуж.

Чертов Тоби.

– То есть я должна выйти замуж в ближайшие четыре месяца, чтобы его сыновья получили то, что принадлежит им по праву?

– Именно.

Напоследок попросив все же прочитать его письма, Мур попрощался и повесил трубку, а Кэл закрыла глаза и глубоко вдохнула, стараясь унять нарастающую панику. Все принадлежавшее Тоби было отмечено той глубокой темной всепоглощающей собственнической энергией, что он скрывал за добротой и очарованием.

Зажмурившись еще крепче, она изо всех сил старалась не вспоминать едкие насмешки и собственное смятение и отчаяние. Просто замечательно. Он мертв уже целых пять лет, но до сих пор может вызвать в ней панику, заставив сомневаться в самой себе и вновь превратив ту независимость, которой она годами добивалась, в неуверенность и сомнения. Она не может быть его наследницей. Не хочет владеть ничем, что принадлежало ему. Не хочет, чтобы их вновь хоть что-то связывало.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное