Джорджия Бирс.

Дорога домой



скачать книгу бесплатно

Georgia Beers

Finding Home


Глава 1

Нельзя звонить на пьяную голову. Никогда. Каждая женщина в здравом уме и в твердой памяти прекрасно об этом знает. К несчастью для Сары Бьюкенен она явно перебрала джина с тоником и уже никак не могла сойти за женщину в здравом уме. Потому она упорно набирала номер, до тех пор, пока с третьей попытки не ткнула в нужную строчку в телефонной книге и, игнорируя тихий внутренний голос, призывающий ради всего святого повесить трубку, пока не стало слишком поздно, нажала на кнопку вызова.

Рядом на полу сидел её пес Бентли. Он внимательно наблюдал за тем, как его хозяйка балансировала на подлокотнике, а потом вернулась на диван и откинулась на подушки. Саре показалось, что во взгляде Бентли была искренняя забота и обеспокоенность. Или это был взгляд неодобрения? Точно определить она не могла.

Вдруг комната опасно накренилась и начала вращаться. Сара опустила одну ногу на пол – старый приём её отца, который, как он уверял, в студенческие годы не раз помогал ему справиться с тошнотой и пьяным головокружением. Но на этот раз фокус не сработал. Сара сильнее упёрлась ногой в пол. В трубке послышались гудки: первый, второй, третий, четвертый…

– Алло? – заспанный голос на том конце провода вышиб из лёгких Сары весь воздух. Таким он был для неё родным.

– С Днём Святого Валентина! – она не ожидала, что в ней поднимется волна таких сильных эмоций, и постаралась придать голосу будничный тон. Наугад протянув руку, она зарылась пальцами в густую шерсть на макушке Бентли, используя его как последний оплот поддержки в попытке восстановить самообладание.

– Сара? Это ты?

– Да, это я. Привет.

– Ты знаешь, сколько сейчас времени?

Сара покосилась на антикварные часы на стене, но её взгляд не мог или не хотел фокусироваться на стрелках.

– Без понятия.

– Далеко за полночь.

– А… Так и думала, что немного поздновато. Виновата. Но знаешь, как говорят? Лучше поздно, чем никогда, да?

Дыхание Карен слышалось в трубке так отчётливо и рисовало перед глазами Сары такую яркую картинку, что она отчетливо видела, как девушка задумалась. Дыхание задумчивой Карен тоже было таким знакомым, что всё тело Сары отозвалось дрожью. Это дыхание стало для Сары привычным в последние недели, которые они провели вместе, когда Карен в очередной раз пыталась объяснить, почему она выбирает Дерека, но все её слова были для Сары пустым звуком.

– Что ты делаешь? – в голосе Карен звучал упрёк, и всё же в нем была мягкость. Было ясно, что она ждала этого звонка, особенно сегодня.

– Валяюсь на диване, – ответила Сара.

– Нет, Сара, я о другом. Что ты делаешь? Мы уже всё обсудили. Зачем ты мне звонишь?

Хлынувшие из глаз слёзы стали для Сары неожиданностью. Минуту назад она лежала с абсолютно сухими глазами, а сейчас уже плачет.

– Сегодня День святого Валентина.

Я скучаю по тебе.

– Сара…

– Не надо. Не говори так.

– Как не говорить?

– Не произноси моё имя с такой жалостью, – Сара села. Беспричинная резкая смена настроения не осталась незамеченной – Бентли вскочил на ноги. – Будто ты жалеешь меня.

– Ты пила? – голос Карен оставался спокойным и рациональным. Чёрт бы её побрал.

– Пьяна в стельку.

– Тогда я кладу трубку.

– Нет, подожди. Подожди… пожа-а-алуйста?

На том конце провода воцарилось молчание, но Сара слышала дыхание. Значит, Карен ещё слушала.

– Я звоню только чтобы сказать, что скучаю, – Сара предприняла ещё одну попытку объясниться. – Не вижу в этом ничего плохого.

– И что ты хочешь от меня услышать, Сара? Что именно, ты надеешься, я отвечу?

Сара могла представить свою бывшую: взъерошенные после сна каштановое волосы с медным отливом, затуманенный взгляд карих глаз, на носу солнечные брызги веснушек. Карен всегда было тяжело просыпаться, и по утрам она вела себя как ребёнок. Ей нравилось ещё немного подремать, и в этот момент, свернувшись под одеялом, она была очаровательна. Сара вспомнила, как Карен использовала в качестве пижамы боксеры и плотно обтягивающий топ, и улыбнулась. Но вдруг в голову Саре пришла другая мысль: «сегодня на ней могут быть его боксеры…» Улыбка сползла с лица. Желчь комом подкатила к горлу, но Сара неимоверными усилиями взяла себя в руки и подавила внезапный приступ тошноты.

– Он с тобой?

– Сара, – одно только слово, но в нём отчетливо звучала напряженная решимость, предупреждение.

– Ты сейчас с ним? – Сара ничего не могла с собой поделать: сознание, затуманенное алкоголем, слишком быстро сдалось под напором мгновенной злости, и Сара говорила первое, что приходило в голову.

– Зачем ты спрашиваешь?

– Он лежит рядом с тобой?

– Я правда вешаю трубку, – всё шло как всегда: чем злее становилась Сара, тем спокойнее был голос Карен. Ничего нового, ничего неожиданного. Она тяжело вздохнула. – Выпей воды, прими таблетку и ложись спать. Утром всё будет болеть. Спокойной ночи, Сара.

Щелчок эхом зазвенел в голове, боль была такой сильной, словно её хлестнули по лицу кнутом. Сара почувствовала себя совершенно беспомощной и такой одинокой, что не знала, сможет ли вынести тяжесть этого осознания. Она скользнула невидящим взглядом по телефонной трубке, которую держала в руке, так словно она была инородным телом, каким-то неведомым предметом.

– Господи, о чём я только думала?

Она резко захлопнула крышку мобильного и отшвырнула его в дальний угол. Она больше не сопротивлялась, она полностью отдалась эмоциям. Из глаз катились слезы. Как только она их вытирала, они снова наполняли глаза. Эти истерики уже стали привычными не только для нее самой, но и для Бентли. Он ткнулся влажным носом ей в руку, и она растерянно погладила его по голове. Бесполезно было пытаться подняться с дивана. Саре уже доводилось здесь ночевать, а подавленные эмоции и джин высосали из неё всю энергию и отбили всякое желание идти в спальню. Боже, она привыкла управлять своей жизнью, держать всё под контролем. И, конечно, в результате именно это стало причиной проблем с Карен. «Почему ты так помешана на контроле? Господи, да расслабься! Не надо пытаться уследить за всем».

Сара фыркнула.

– Если бы она меня сейчас видела, – прошептала она.

Бентли подошел и стал слизывать слёзы с её щёк. Она знала, что он переживает за неё. К тому же это была его работа – присматривать за своей стаей, следить, чтобы всё было в порядке. Она запустила пальцы в его шерсть и принялась шёпотом убеждать его, что с ней всё хорошо, чтобы он не волновался. Он вздохнул и лёг на пол. Очевидно, понял, что сегодня они снова будут спать в гостиной.

* * *

– О Боже, – в сознание Сары на бешеной скорости ворвался грузовой состав. Она зажмурилась и снова широко раскрыла глаза, отважно встречая взглядом режущий свет в ванной. Обхватив себя руками, она старалась восстановить дыхание и предотвратить повторный приступ тошноты.

Так-так, спокойно…

Вдох…

Выдох…

Вдох…

Выдох…

Она понемногу привыкала к свету и старалась сфокусировать взгляд на отражении в зеркале. Но это стало очередной ошибкой.

– О Боже, – повторила она, потянув на себя дверцу зеркального шкафчика в попытке спрятаться от самой себя. На ощупь достав с полки упаковку обезболивающего, Сара включила воду, наполнила стакан и выпила сразу три таблетки. Только после этого она закрыла дверцу и предприняла ещё одну попытку.

– Считай это наказанием за вчерашний вечер, – с отвращением сказала она себе.

Женщина, которая смотрела на неё, выглядела отвратительно. Ее тёмные вьющиеся волосы, обычно гладкие и блестящие, сейчас безжизненно спадали на плечи, местами они запутались и слиплись. Обычно люди восхищались естественно-сливочным цветом её лица, но сегодня кожа была землисто-серой, а под глазами залегли глубокие тёмные круги. Глаза всегда выделяли Сару из толпы, теперь же она едва узнавала их. Задорный огонек погас, полопавшиеся сосуды окрасили белки в красный цвет.

– Боже, что со мной стало?

Сара задала вопрос едва слышно, но Бентли просунул голову в дверной проём и внимательно посмотрел на неё.

– Ты тоже хорош! – шутливо пригрозила она псу. – Как ты мог позволить мне ей позвонить? – Пальцы привычно запутались в мягкой густой трехцветной шерсти. Бентли всегда млел от таких ласк. – Ну? Почему ты позволил мне так сглупить?

Бентли был самым лучшим. Если бы Сара могла создать идеального пса, он был бы в точности таким как он. Ей с ним нереально повезло. Бентли был мини австралийской овчаркой – мини аусси. Теперь Сара не могла и вообразить, что у неё могла бы быть собака другой породы. Бентли был умным, преданным, любящим, отважным, и только из-за него ей было тяжело решиться на то, что она собиралась сделать сегодня. Но она уже приняла решение и не собиралась его менять. Ей только нужно было немного времени.

В том состоянии, в каком находилась сегодня Сара, принять душ и одеться стало непростой задачей. Несмотря на пригоршню лекарств, голова продолжала пульсировать, а желудок сводило при одной мысли о чём угодно тяжелее кофе. Нелегко было и собираться на работу, поэтому Сара забрала волосы в хвост и надела чёрный брючный костюм. Она выбрала блузку глубокого синего цвета, надеясь, что это отвлечет внимание от её уставших глаз. Макияж плохо маскировал последствия ужасной ночи, а ей хотелось избежать лишних вопросов. Если начнутся расспросы, придётся врать, что всё в порядке. А правда состояла в том, что всё было совершенно не в порядке. Она давно была не в порядке: ни духовно, ни физически. Но это не значило, что ей хотелось с кем-то обсуждать своё состояние.

Видимо, недовольство собой будет сопровождать её весь день: оно грызло её, когда она пыталась припомнить подробности телефонного разговора с Карен, чтобы тут же выкинуть их из головы. Её передергивало от отчаяния. Она все еще не могла поверить в то, что вообще ей звонила, хотя размытые воспоминания давали надежду – дело в алкоголе, толкнувшем её на это безумие, убеждавшем, что будет здорово позвонить бывшей в День святого Валентина.

Четвертое утро тяжелого похмелья за последние полтора месяца… Сара рассеянно подумала, не становится ли алкоголь для неё проблемой. Она всегда не прочь была выпить бокал-другой, но никогда не напивалась до чёртиков, как прошлой ночью. Ей не нравилось чувствовать себя пьяной и не нравилось мучительное чувство вины по утрам. Это была потеря себя. Сару совершенно не радовало, что её ассистентка Патти Шмидт вот-вот перескажет ей в красках все откровения, которые Сара выболтала вчера в баре. Патти всегда над ней подтрунивала. Она действовала из лучших побуждений, но не всегда была способна четко разграничить работу и личную жизнь, а Сара даже представить себе не могла, что может встречаться с кем-то с работы.

Патти была слишком наивной и не понимала, что такие отношения с коллегами выходят за рамки приличий. Сара решила сегодня же это ей объяснить, а заодно и извиниться за вчерашний вечер.

«И когда я начну учиться на своих ошибках?» – ругала себя Сара, маневрируя по улицам и паркуя машину у кофейни под названием «У Валенти». Весь вчерашний день Сара выслушивала, как классно провела вечер Патти. А от того, как она предупредительно подавала воду и заботливо спрашивала Сару о самочувствии, та испытывала жуткое смущение. Боже, ей надо быть собраннее. Она ведь прекрасно знает, как нужно вести себя с ассистентами. Кусая локти, Сара со злостью захлопнула дверь машины, куда сильнее, чем это было необходимо.

Эта кофейня была особенной. Она выделялась на всей Монро авеню. Здесь царила неповторимая атмосфера, которая складывалась годами. Сара очень хорошо знала это местечко: вот уже десять лет она ходила сюда в обеденные перерывы за итальянскими деликатесами, а последние три года – за кофе и выпечкой. С недавнего времени в этом районе стало жить много молодых людей, в основном выпускников колледжей, и бакалейная лавка стала стремительно терять былую популярность. Приходя сюда, Сара каждый раз отмечала, что тут становится всё меньше людей, и уже начинала беспокоиться за выживание этого традиционного места. Три года назад в один прекрасный день на двери появилась простая табличка «Закрыто на ремонт. Скоро открытие». Менее чем через месяц магазин пережил второе рождение. Вместо кулинарии здесь открылась кофейня, где кофе и выпечка были такими вкусными, что Сара ни на миг не пожалела о том, что здесь больше не продают деликатесы.

Владельцы сделали очень умный ход. Теперь каждое утро вдоль стеклянных витрин со свежей выпечкой выстраивалась очередь из модной молодёжи с новейшими гаджетами, жаждущей дозы кофеина и сахара. Сара могла поклясться на Библии, что в кафе «У Валенти» она отведала лучший латте в своей жизни. Те дни, когда она не заезжала сюда утром, были скорее исключением, а сегодня кофе был нужен ей как никогда.

Сара встала в конец очереди и, чтобы отвлечься от стука в висках, сфокусировала взгляд на женщине за стойкой. Женщине? Девушке? Она выглядела молодо, но профессионализм, точность и уверенность движений при работе могли означать, что она старше, чем кажется. Она была очаровательна, даже привлекательна. Саре всегда нравилась её аккуратная фигурка и задорная улыбка. Она потрясающе общалась с посетителями, каждому улыбалась или подмигивала, со всеми немного флиртовала, но это не было навязчивым. Глаза у нее были светло-карие или тёмно-зелёные – Сара не могла сказать наверняка, а цвет волос постоянно менялся. Прошлым летом у неё была короткая заострённая стрижка, волосы были выбелены, а спереди красовались ярко-розовые пряди. Затем она стала отращивать волосы и перекрасилась в тёмный цвет, фактически угольно-чёрный, но розовые пряди сохранились. Сейчас у девушки была стрижка боб, кончики волос скользили по плечам, а их цвет был близок к тёпло-каштановому. Саре вдруг стало интересно, какой её натуральный цвет? Скрестив руки на груди, она покосилась на домашние канноли. В любой другой день она бы купила их, не раздумывая: она знала, что они невероятно вкусные, но сегодня мысль о них, как о всякой еде, вызвала лишь неприятные ощущения.

– Приветик, – девушка обольстительно улыбнулась Саре.

А может, Саре просто хотелось так думать? Не успела она ответить на приветствие, как перед ней уже стоял экстра-большой латте. Она с изумлением моргнула.

– Обычно я беру средний, – наконец, ответила она со смехом, встречая взгляд озорных глаз, которые все-таки были светло-карими. Саре показалось, что они сверкают пониманием и дружеским сочувствием.

– Знаю, – девушка привычным движением отбросила назад упавшую на глаза цветную чёлку, облокотилась на прилавок и доверительно понизила голос, – но сегодня тебе, похоже не помешает немного больше.

Сара скривилась, разрываясь между искренней благодарностью и смущением. Выходит, её внешний вид кричит: «Она с похмелья!» Что ж неудивительно. Она и чувствовала себя мерзко, так с чего бы хорошо выглядеть?

– Ага, – только и смогла выдавить Сара.

– Со всеми бывает, даже с лучшими из нас, – девушка подмигнула и отмахнулась от протянутых денег. – За мой счёт. Надеюсь, сегодня будет хороший день.

– Спасибо, – Сара забрала кофе и прошла к выходу, не поднимая взгляда. «Надеюсь, никто не слышал наш разговор», – молилась она. Сара скользнула в машину и поехала в сторону офиса, чувствуя, что ее окутывает плотное облако позора.

Но экстра-большой латте было именно то, что нужно.

Глава 2

– Ну и ну. Что-то наша сексуальная бизнесвумен сегодня припозднилась. Готова поспорить, у неё была тяжёлая ночка, – Андреа Тисдэйл, спрятавшись за стаканчиком кофе, проводила взглядом высокую привлекательную брюнетку, которая направлялась к выходу из пекарни. Она явно была с похмелья и явно страдала от депрессии.

– Похоже, ты права, – Натали Фокс отозвалась на комментарий своей лучшей подруги. Она улыбнулась мужчине по ту сторону прилавка и протянула ему сдачу.

– Но всё равно сексуальная, этого у неё не отнять.

– А тебе не пора на работу?

– Я взяла отгул.

– Зачем?

– Тихо, я наслаждаюсь видом.

Натали покачала головой.

– У тебя все мысли только об одном.

– Только не говори, что сама на неё не засматриваешься. Я точно знаю, что у тебя слюнки текут.

– Не стану отрицать. А я лишь сказала, что ты думаешь только об одном.

– Вот что бывает, когда полгода живёшь без секса, – Андреа впилась зубами в пончик, губы ее покрылись сахарной пудрой, а в уголках рта собрался малиновый джем. – Боже, эти пончики вкусны до неприличия.

Когда около них появилась миниатюрная пожилая женщина в синем фартуке, Андреа спросила:

– Миссис Ви, что вы в них добавляете? Немного наркотика, чтобы мы не могли без них жить?

Миссис Валенти шлёпнула Натали по бедру, давая понять, что пора сделать перерыв.

– Ох, если я раскрою тебе секрет приготовления, мне придётся тебя убить, – сказала старушка с очаровательным итальянским акцентом. Она выудила из витрины три пирожных с кремом для следующего посетителя и подмигнула Андреа, тем самым намекая на то, что девушкам пора передохнуть.

Они отправились в комнату отдыха и, как обычно, устроились за маленьким невзрачным столиком. Как всегда, к этому времени людей в пекарне поубавилось: Натали не позволила бы миссис Валенти встать за прилавок в самые напряженные часы, тем более в будний день, когда особенно много посетителей. Натали села так, чтобы видеть стойку: хотя энергия миссис Валенти била ключом, всё же ей было уже за семьдесят. Девушка всегда внимательно следила за ней и сменяла её при первых признаках усталости: просить о помощи хозяйке бы не позволила гордость. Эта стойкость вызывала у Натали восхищение. Но не только: порой это качество её просто бесило. И не её одну. Это упрямство выводило из себя и мистера Валенти. Для Натали супруги Валенти стали родными дедушкой и бабушкой, и она всегда заботилась о них не зависимо от того, замечали они это или нет. Впрочем, Натали была уверена, что замечали.

– Ну что? – теперь можно было спокойно поговорить с Андреа, доедавшей пончик. – В чём проблема? Ты собираешься с ней встречаться?

Несколько долгих секунд Андреа смотрела в уже опустевший бумажный стаканчик, а когда вновь подняла глаза на Натали, вся её веселость испарилась. Она запустила руку в короткие тёмные волосы и тяжело выдохнула.

– Да, думаю, встретимся.

– Здорово! – Натали с энтузиазмом хлопнула в ладоши.

– Натти, я нервничаю.

– Я знаю, – Натали протянула руку и вытерла следы сахарной пудры со щеки подруги. – Конечно, ты нервничаешь. Но я тобой горжусь, для тебя это большой шаг. И ты, можно сказать, знаешь эту женщину, так?

– Думаю, да.

– Что значит, «думаю»? Вы неделями переписывались. Вы говорили по телефону. Вы обменивались фотографиями. Она привлекает тебя, а ты привлекаешь её.

– Настолько привлекательна, насколько передаёт фотография. А что если между нами не возникнет химии?

Натали пожала плечами.

– Если не будет притяжения, у тебя появится новый друг. Много друзей не бывает, верно?

– Твои рассуждения всегда так чертовски логичны, – ласково усмехнулась Андреа.

– Что-то же должно быть моей сильной стороной. Смысл в том, что ты уже знаешь, с кем встретишься. У тебя будет свидание не совсем вслепую. Вы видели друг друга на фотографиях. Вы знаете, какие у вас общие темы для разговоров. Ты знаешь, чего ожидать.

– А она будет ожидать женщину с двумя грудями.

Натали прикусила щёку с внутренней стороны. Она не поддержала Андреа в радикальной борьбе с раком груди, считала, что лучше дождаться результатов всех анализов, получить подтверждение и пройти курсы лечения. Но решение принимала не Натали. Андреа была чувствительна ко всему, что касалось данной темы. Мастэктомия в таком молодом возрасте понизила её самооценку и разрушила представление о собственном теле. Пойти на свидание было для неё огромным шагом, и Натали гордилась подругой. Она любила её, поэтому поддерживала во всем, как могла, даже если их мнения не совпадали, даже если она считала операцию ошибкой.

– Решай проблемы по мере их поступления, ладно?

– Ладно.

Чтобы сменить тему, Андреа потянулась к Натали через стол, подцепила локон её волос и легко потянула на себя.

– Твой розовый выцветает.

– Я знаю, я уже записалась на повторное окрашивание к Джослин на следующей неделе.

Девушек окутал тёплый запах корицы, и они одновременно повернули головы, с наслаждением вдыхая аромат.

– Булочки с корицей готовы, – отозвалась Андреа.

– Боже, этот запах мне не надоест никогда.

– Так, а что начёт тебя, Натти?

– А что насчёт меня? – спросила Натали, подперев подбородок рукой.

– Когда ты собираешься ходить на свидания? Нечестно заставлять меня одну проходить через все эти муки.

– Предлагаешь мне ходить на свидания в знак солидарности? – усмехнулась Натали.

– Так точно. У Томми и Дженни есть для тебя кто-то на примете.

– Я знаю.

Томми и Дженни были учителями в школе, где преподавала Андреа. Натали тоже там когда-то преподавала, пока не устала мириться с бюрократической писаниной и политической пропагандой. Тогда она сдалась и ушла.

– И?

– Боже, ну ты и приставучая.

– Некоторые считают, что это одно из лучших моих качеств, – подмигнула Андреа.

– Хорошо, что я не из их числа, – но сдержать ухмылку Натали не смогла. Они дружили со старших классов и знали друг друга лучше, чем кто-либо другой. В глубине души Натали знала, что Андреа просто переживает из-за того, что у неё всё ещё нет пары.

– Но ты хотя бы думаешь о том, чтобы с ней встретиться? Томми говорит, она сексуальная, а ты знаешь, какая у него высокая планка.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное