Джон Урри.

Офшоры



скачать книгу бесплатно

Copyright © John Urry 2014

Все права сохранены. За исключением цитирования небольших фрагментов в целях критики и рецензирования, никакая часть настоящего издания не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме с помощью каких-либо электронных или механических средств, включая изготовление фотокопий, запись, поиск и хранение информации, без предварительного разрешения издателя.

Настоящее издание выпущено по соглашению с Polity Press Ltd., Cambridge

© ФГБОУ ВО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации», 2017

Предисловие

Эта книга развивает ряд обсуждений и тем, впервые поднятых в предыдущих работах, включая «Конец организованного капитализма» (1987, в соавт. со Скоттом Лэшем), «Социология за пределами обществ» (2000), «Мобильные жизни» (2010, в соавт. с Энтони Эллиотом) и «Общества за пределами нефти» (2013). Все они имели целью запечатлеть ошеломляющую скорость перемещения людей, ресурсов и институтов по всему миру. Однако ни в одной из книг не рассматривался подробно предмет этой книги – то, как в ходе этого перемещения возникает системный феномен офшоров, которые во многих важных отношениях в корне изменили современные общества.

В книге показано, что существуют устойчивые офшорные миры, на которые социальным наукам следует незамедлительно обратить внимание. Возникновение и постепенное развитие этих миров меняет форму современных обществ, перестраивает баланс сил, подрывает понятие ответственности, угрожает демократии и изменяет силы, движущие общественным развитием. Офшоризация переносит в теневую зону трудовые отношения, финансовую деятельность, индустрии развлечений и обработки отходов, энергетику и обеспечение безопасности. Все это создает серьезный вызов исследователям и, что еще важнее, гражданам. Офшоры, размещенные вне пределов видимости, за горизонтом, становятся одним из самых опасных процессов и образов: они делают социальную жизнь непрозрачной, полной тайн и лжи. Эта книга прослеживает и бросает вызов темной стороне мобильности и глобализации и ищет ответ на вопрос, можно ли повернуть вспять распространение офшоров и можно ли говорить о возврате из офшоров.

Я очень признателен многим моим коллегам за дискуссии по этим вопросам и особую благодарность выражаю ныне покойному Хейко Шмиду (Heiko Schmid). Особо благодарен за комментарии и недавние обсуждения Саре Беклейк (Sarah Becklake), Томасу Бертчнеллу (Tomas Birtchnell), Монике Бюшер (Monika Buescher), Хавьеру Калетрио (Javier Caletrio), Рейчел Купер (Rachel Cooper), Бюленту Дикену (Buelent Diken), Энтони Эллиоту (Anthony Elliott), Джеймсу Фолконбриджу (James Faulconbridge), Бьянке Фрейре-Медейрос (Bianca Freire-Medeiros), Джеймсу Френду (James Freund), Тони Гидденсу (Tony Giddens), Майклу Хульме (Michael Hulme), Глену Лайонсу (Glenn Lyons), Скотту Лэшу (Scott Lash), Джеймсу Мэриотту (James Marriott), Катерине Псарикидоу (Katerina Psarikidou), Сатье Савицкому (Satya Savitsky), Мими Шеллер (Mimi Sheller), Элизабет Шоув (Elizabeth Shove), Дэвиду Шугармэну (David Sugarman), Брону Зержински (Bron Szerszynski), Джону Томпсону (John Tompson), Дэвиду Тайфилду (David Tyfeld), Тому Урри (Tom Urry), Сильви Уолби (Sylvia Walby) и Бенно Верлену (Benno Werlen).

Я особенно признателен моим коллегам по Центру исследований мобильности в Ланкастере, и в частности Пенни Дринкалл (Pennie Drinkall). Также благодарю за комментарии анонимных рецензентов.

Некоторые исследования, результаты которых приводятся в книге, выполнены при поддержке гранта ESRC ES/J007455/1 по направлению «Транспорт и технологии», за который я очень благодарен.

Джон Урри, Ланкастер, 2013

Глава 1
Что такое офшоры?

Проблема

Уоррен Баффет, которого иногда называют самым успешным инвестором XX века, недавно заявил: «Ну да, классовая борьба существует, но ведет ее мой класс, класс богатых, и мы выигрываем»11
  Paul B. Farrell, ‘Rich class fghting 99 %, winning big-time’, www.marketwatch.com/story/rich– class-beating-99-to-a-pulp-2011–11–01 (accessed 28.7.2013).


[Закрыть]
. Эта книга подробно рассказывает, как класс богатых ведет классовую борьбу и как он пока что выигрывает в этой борьбе, в том числе за счет применения относительно новой и поразительно эффективной стратегии офшоров. Я прослеживаю историю того, как офшоры стали ключом к непрерывному усилению класса богатых. Неформальный термин «класс богатых» обозначает гипотетическую классовую общность, которую составляют люди и семьи с большим личным капиталом, собственники и управляющие крупных корпораций и компаний по оказанию профессиональных услуг, многие аналитические центры и лица, принимающие важные политические решения.

Чтобы проиллюстрировать значимость офшоров, обратимся к серьезному исследованию организации ActionAid, опубликованному в мае 2013 г. В нем сообщается, что 98 из 100 крупнейших публичных компаний Великобритании (FTSE 100) владеют дочерними и ассоциированными структурами, а также совместными предприятиями, которые по определению ActionAid являются «налоговым раем»22
  https://www.actionaid.org.uk/news-and-views/ftse100s-tax-haven-habit-shows-need-to-tackle-a-hidden-obstacle-in-the-fght-against (accessed 22.7.2013); www.guardian.co.uk/news/ datablog/2013/may/12/ftse-100-use-tax-havens-full-list (accessed 13.5.2013).


[Закрыть]
. Более того, у большинства корпораций множество подобных счетов. По подсчетам ActionAid, рекламный гигант компания WPP имеет 618 офшорных счетов, банк HSBC – 496, компания Royal Dutch Shell – 473, банк Barclays – 471, BP – 457, RBS – 393, Lloyds – 259, British Land – 187 и Prudential – 179 счетов. Банковский сектор – один из самых активных клиентов налоговых убежищ: более половины иностранных дочерних структур крупнейших банков расположены на «островах сокровищ» с низкими налогами33
  Nicholas Shaxson, Treasure Islands (London: Bodley Head, 2011).


[Закрыть]
.

Налоговые убежища также известны как «секретные юрисдикции». Большинство корпораций и состоятельных людей размещают доходы в подобных секретных областях офшоров. Часто создается впечатление, что «налоги платят только бедные»44
  http://en.wikipedia.org/wiki/Leona_Helmsley (accessed 30.4.2012).


[Закрыть]
, тогда как классу богатых удается направлять средства и многое другое в офшоры, что очень часто означает – за пределы видимости.

Более того, эти компании организованы наподобие русской матрешки – с множеством уровней секретности и укрывательства55
  См. http://opencorporates.com/viz/fnancial/ (accessed 22.7.2013).


[Закрыть]
. Например, есть компания Goldman Sachs Structured Products (Asia), зарегистрированная в налоговом убежище, Гонконге. Ее контролирует другая компания, Goldman Sachs (Asia) Finance, зарегистрированная в другом налоговом убежище, на острове Маврикий. Этой компанией, в свою очередь, управляет еще одна компания в Гонконге, которой управляет контора в Нью-Йорке. Ее контролирует компания в штате Делавэр, одном из крупнейших налоговых убежищ, а компанией в Делавэре управляет там же другая компания – GS Holdings (Delaware) L.L.C. II. Она, в свою очередь, является дочерней структурой той единственной компании с именем «Голдман», о которой знают простые люди, – Goldman Sachs Group. Компания занимает шикарный небоскреб в Нью-Йорке, построенный в 2010 году в районе Бэттери Сити Парк. В 2012 году фирма получила от своих подразделений по всему миру прибыль порядка 34 млрд долларов США, а штат ее составлял почти 30 тыс. человек.

Эта цепочка собственников – одна из сотен подобных ей связей в одной только Goldman Sachs. Всего эта компания включает более 4000 самостоятельных корпоративных единиц, разбросанных по всему свету, и многие из них расположены в офшорах. Некоторые структуры отделены от головной нью-йоркской компании на десять уровней собственности. Около трети зарегистрированы в налоговых убежищах; в мире Goldman Sachs Каймановы острова занимают куда больше места, чем вся Южная Америка, а Маврикий больше Африки!

В этой книге мы исследуем, как возник мир офшоров и к каким последствиям это привело. Офшоризация негативно влияет на положение стран, недополучающих налоги, особенно развивающихся стран, а также на положение порядка семидесяти территорий – налоговых убежищ. Кроме того, дело не сводится к деньгам и налогам: множество других процессов – обрабатывающие производства, индустрия развлечений, энергопотребление, отходы, выбросы углекислого газа, безопасность – выводятся в офшоры и полностью или частично выпадают из нашего поля зрения. Все эти виды деятельности до определенной степени перенесены в офшоры и размещены в «секретных юрисдикциях». Оказываясь в офшорах, они соединяются в разнообразные цепочки сокрытия фактического положения дел. Как в более общих терминах отмечает Шаксон, «офшоры – вот как выглядит сегодня мир сильных»66
  Nicholas Shaxson, Treasure Islands, p. 7–8.


[Закрыть]
. Этот мир офшорной власти мы постараемся осветить в данной книге. В следующем разделе рассматриваются стратегия офшоров и краткая история ее возникновения.

За пределами границ

Все общественные формации поощряют движение народов и объектов, но в капиталистических обществах его масштабы и последствия многократно возрастают. Многие исследователи общества отмечали свойственное капитализму безостановочное и беспокойное движение77
  См. классическую работу: Mavshall Berman, All that is Solid Melts into Air (London: Verso, 1983).


[Закрыть]
. В 1848 году Карл Маркс и Фридрих Энгельс описали, как на протяжении предыдущего столетия буржуазия создала производительные силы, превосходящие все, чем располагали предшествовавшие поколения88
  Karl Marx and Friedrich Engels, Te Manifesto of the Communist Party (Moscow: Foreign Languages, [1848] 1952), p. 54–55; Карл Маркс и Фридрих Энгельс. Манифест Коммунистической партии // Маркс К. и Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. Т. 4. М.: Государственное издательство политической литературы, 1955. С. 429.


[Закрыть]
. Потребность в постоянном расширении рынков гонит буржуазию по всему земному шару, разрушая застывшие, покрывшиеся ржавчиной отношения. Все застойное исчезает, утверждали Маркс и Энгельс. Дешевизна товаров, производимых на капиталистических фабриках, «разрушает все китайские стены», подрывает «национальную односторонность» и создает мир, живущий по законам буржуазии. Маркс и Энгельс указывали, что производство и потребление становятся все более «космополитическими», и описывали, как эксплуатация рабочих постоянно переносится на новые территории по мере того, как создаются новые города и фабрики, тогда как старые приходят в упадок99
  О капитализме и его изменяющейся географии см.: David Harvey, Te Enigma of Capital and the Crises of Capitalism (London: Profle, 2011).


[Закрыть]
.

Таким образом, капитализм по сути своей – движение, и в первую очередь движение капитала и рабочей силы. Капиталистические общества предполагают непрерывное ускорение хозяйственной, общественной и политической жизни. Это ускорение движения получило особенное развитие в последней четверти XX века. Во многих научных и прикладных работах подчеркивается, что современный мир становится «лишенным границ» и что все больше фронтиров утрачивают значение для людей по мере ускорения темпа жизни1010
  Hartmut Rosa and William E. Scheuerman (eds), High-Speed Society (University Park: Pennsylvania State University Press, 2009).


[Закрыть]
.

В 1990 году Омае дал известное описание этого лишенного границ мира: «свободный поток идей, индивидов, инвестиций и видов деятельности… формирование полностью взаимозависимой экономики размывает национальный суверенитет, так как могущество средств информации позволяет им непосредственно проникать во всякое местное сообщество, во все академические, профессиональные и общественные институты, во все корпорации, достигать всех индивидов»1111
  Kenichi Ohmae, Te Borderless World (London: Collins, 1990), p. 269.


[Закрыть]
. Омае оптимистично замечает, что безграничный мир создаст безграничные возможности для экономического роста и общественного развития. Отсутствие границ откроет новые возможности для бизнеса, взаимопонимания и дружбы между народами, поддержания связей с членами семьи, живущими в разных концах света, повысит открытость к информации и увеличит благосостояние.

Каждый год появляется не меньше сотни исследований, где изучаются природа и воздействие многих глобальных процессов. Если смотреть в целом, то создается впечатление, что экономики, финансы, средства информации, миграционные процессы, потоки туристов, политика, семейная жизнь, дружба, состояние окружающей среды, Интернет и т. д. становятся все менее структурированы на национальном уровне и все более четко выстраиваются на глобальном уровне1212
  См. источники и книги, перечисленные на странице: www. polity.co.uk/global/whatisglobalization.asp (accessed 10.2.2013).


[Закрыть]
. Исследователи указывают на растущую плотность взаимодействий по всему миру, а также на либерализацию мировой торговли, разделение производства между различными странами, глобализацию потребления товаров, снижение расходов на перевозки и связь и разделение инвестиций между странами. Глобальные корпорации научились действовать на уровне всего мира, что ослабляет их долгосрочную привязанность к конкретным территориями, заинтересованность в их трудовых ресурсах и обществах.

Другие исследования подробно описывают элементы глобальной инфраструктуры, которая связывает разбросанных по всему миру людей и территории. Некоторые авторы утверждают, что «глобальное» следует рассматривать как совокупность воздействий, создаваемых влиятельными акторами, разрушающими установленные национальными государствами ограничения на свободное передвижение информации, образов, людей и денег. «Глобальное», таким образом, понимается как нечто, создаваемое действиями и текстами сторонников свободного рынка, таких как Омае, которые подвергают сомнению власть «старорежимных» национальных государств создавать и требовать соблюдения национальных законов и правил1313
  О различных подходах к анализу глобальности см. John Urry, Global Complexity (Cambridge: Polity, 2003).


[Закрыть]
.

В целом же возможность перемещать, а также получать из других стран разнообразные потоки людей и объектов принято считать благом. Многие исследователи полагают, что рост мобильности привносит в общества новые идеи, информацию и привлекает новых людей, тем самым делая общества, территории и людей более «космополитичными». Прежние отсталые структуры в будущем исчезнут1414
  Ulrich Beck, Cosmopolitan Vision (Cambridge: Polity, 2006); Ульрих Бек, Космополитическое мировоззрение (Москва: Центр исследований постиндустриального общества, 2008); Bron Szerszynski and John Urry, ‘Visuality, mobility and the cosmopolitan: inhabiting the world from afar’, British Journal of Sociology, 57 (2006): 113–132.


[Закрыть]
. Теоретик социологии Бауман представил эти процессы в концепции «текучей современности», противопоставив их более устойчивой прежней современности1515
  Zygmunt Bauman, Liquid Modernity (Cambridge: Polity, 2000); Зигмунт Бауман, Текучая современность. (Санкт-Петербург: Питер, 2008).


[Закрыть]
.

Формирование мобильного глобального порядка сопровождалось целой связкой системных изменений, происходивших примерно в то же время, когда Омае исследовал и отстаивал идею «отсутствия границ». Во-первых, в одночасье распалась советская коммунистическая система, отчасти из-за неспособности к развитию и использованию новых информационных технологий. Падение Берлинской стены в 1989 году и вступление ряда стран соцблока в Европейский союз (в числе задач которого было обеспечение свободы передвижения) ускорило уничтожение многих существенных преград для перемещения информации, людей и капитала во всей Европе.

Во-вторых, возникли новые глобальные новостные системы. Первая война в Персидском заливе в 1991 году стала первым заметным событием, которое круглосуточно освещалось в средствах массовой информации всего мира в режиме реального времени. Так сложилась «глобальная сцена/экран» для большинства крупных событий: войн, зверств террористов, спортивных событий, скандалов с участием знаменитостей и т. д. В них усилилась медийная составляющая, они стали заметнее и быстрее достигали аудитории. Новые общественные средства информации изменили природу и временную протяженность всемирного обмена информацией и слухами «из других мест».

В-третьих, в конце 1980-х многие ведущие финансовые рынки перешли к торговле онлайн в режиме реального времени и открыли круглосуточный или близкий к нему доступ к своим услугам. Все более глобализованная система электронной финансовой торговли, зачастую в формате высокочастотного компьютеризованного трейдинга, значительно ускорила обмены и вызвала рост волатильности на финансовых и прочих рынках1616
  Robert Holton, Global Finance (London: Routledge, 2012).


[Закрыть]
.

Наконец, Тим Бернерс-Ли в 1989–1991 годах «изобрел» Всемирную паутину. Он разработал язык HTML (гипертекстовый язык описания документов), протокол HTTP (протокол передачи гипертекста) и механизм URL (унифицированный указатель ресурсов). Стимулом к развитию Интернета стала растущая потребность в коммуникации между научными сообществами, но вскоре он вызвал появление бесчисленного множества виртуальных миров, которые сильно изменили хозяйственную и общественную жизнь. Интернет отличает возможность почти мгновенных переходов от ссылки к ссылке, от одного человека к другому, от одной компании к другой, безотносительно привычных национальных границ, в рамках которых традиционно происходили размещение, хранение и обработка информации1717
  Manuel Castells (ed.), Te Network Society (Cheltenham: Edward Elgar, 2004), и Manuel Castells, Communication Power (Oxford: Oxford University Press, 2009); Мануэль Кастельс, Власть коммуникации (Москва: Издательский дом ВШЭ, 2016).


[Закрыть]
.

На «Западе» эта совокупность изменений сформировала свойственный 1990-м годам «глобальный оптимизм» – ожидания прогрессивного открытого будущего. Экономист Стиглиц говорил о «ревущих [тысяча девятьсот] девяностых»1818
  Joseph Stiglitz, Making Globalization Work (Harmondsworth: Penguin, 2007).


[Закрыть]
. После «победы» в холодной войне Запад видел своей задачей переделать весь мир по своему подобию – глобальному, ориентированному на потребление и лишенному границ. Состоятельным людям стало доступно широчайшее разнообразие продуктов питания, товаров, мест, услуг, опыт удаленного взаимодействия с друзьями и семьей. Для тех, кто оказался близко к центру этого лишенного границ глобального общества, мир действительно стал «открытым» и полным возможностей для разнообразной жизни, работы и потребления.

Более того, казалось, что этот открытый мир будет существовать и в будущем веке, поддерживаемый глобальным господством Америки. Многие из тех, кто разрабатывал в 1990-х годах «Проект нового века Америки», в 2000–2008 годах занимали высокие посты в администрации президента Буша. Этот проект имел целью сохранить первенство Америки за счет обеспечения доступа США и их союзников к необходимому объему нефти и сопряженных ресурсов и предотвращения попыток других стран ограничить «Запад» в его стремлении нести «свободу» всему миру.

Но, что важно, за увлечением глобализацией в 1990-х не последовало то будущее, которого ждали, – устойчивое, соответствующее оптимистическим прогнозам и лишенное границ. Период 1990-х годов оказался больше похож на fn de si?cle, конец XIX века, когда часть общества купалась в чрезмерной роскоши и разделяла идеи декаданса, но чувствовала приближение мрачного конца. И конец вскоре настал: трагическая атака на башни-близнецы во Всемирном торговом центре Нью-Йорка 11 сентября 2001 года. Тогда мы увидели самые впечатляющие кадры, передаваемые глобальными СМИ круглосуточно и в реальном времени.

Окончание декадентских «ревущих девяностых» усилило разнообразные апокалиптические представления о новом веке. Возникли научные и политические течения, акцентировавшие множество темных сторон происходящего, включая возможность вызванного экологическими изменениями «коллапса» обществ. Многие исследователи утверждали, что, подобно предыдущим крупным цивилизациям, таким как Рим, цивилизация майя или советская система, современной западной цивилизации предстоит погибнуть от заложенных в ней самой противоречий1919
  Первый из этих проникнутых предчувствием беды текстов, опубликованный в Великобритании, написал Мартин Рис, президент Королевского общества (Martin Rees, Our Final Century, London: Arrow, 2003). Книга Джареда Даймонда «Коллапс» – международный бестселлер о том, как и почему общества иногда схлопываются и исчезают (Jared Diamond, Collapse, London: Penguin, [2005] 2011; Джаред Даймонд, Коллапс. Почему одни общества выживают, а другие умирают, Москва: АСТ, 2008).


[Закрыть]
.

Эта мрачная точка зрения представлена в ряде книг Баумана, вышедших в течение последних десяти лет, где подробно рассмотрена идея «сопутствующего ущерба», который создает текучая современность со свойственными ей состояниями процесса и потока2020
  См., напр.: Zygmunt Bauman, Liquid Love (Cambridge: Polity, 2003); Zygmunt Bauman, Collateral Damage: Social Inequalities in a Global Age (Cambridge: Polity, 2011); Zygmunt Bauman and David Lyon, Liquid Surveillance: A Conversation (Cambridge: Polity, 2012).


[Закрыть]
. В работах Баумана и ряда других ученых показано, что в движение через границы вовлечены не только потребительские товары, новые ощущения и приносящие удовольствие услуги. Оно захватывает и много плохого: экологические риски, террористов, торговцев женщинами, наркокурьеров, международных преступников, подрядный труд, работорговцев, контрабандистов, перевозящих товары и работников, выбросы углекислого газа, разливы нефти, необлагаемые налогами доходы, беженцев, спекулянтов недвижимостью, финансовые риски, ураганы и пр. У отсутствия границ и подвижности есть своя темная сторона.

За время, прошедшее с начала нового века, стало ясно: многие риски пересекают границы, подпитывая страхи в отношении других, более опасных рисков в будущем, и вместе реальные и воображаемые риски делают возможными и придают легитимность новым системам «безопасности», призванным отслеживать и регулировать их2121
  См. классическую работу: Ulrich Beck, Te Risk Society, London: Sage, 1992; Ульрих Бек, Общество риска. На пути к другому модерну (Москва: Прогресс-Традиция, 2000).


[Закрыть]
. В отношении многих рисков реальный масштаб опасности неизвестен, и поэтому неясно, какими должны быть меры безопасности. Во время Олимпиады-2012 в Лондоне город превратили в безопасную крепость, включая введение бесполетной зоны под защитой зенитных орудий, готовых отразить любое нападение. В операции по обеспечению «безопасности» Лондона было задействовано больше граждан Великобритании, чем в то же время участвовало в боевых действиях в Афганистане.

Офшоры

Итак, становится ясно, что многие важные процессы в хозяйственной, общественной и политической жизни предполагают движение, перемещение и скрытность. Движение здесь – не просто более частое открытое пересечение границ; зачастую это движение за пределы поля зрения, которое предполагает изощренные способы обеспечения секретности. Лишенный границ мир создает новые границы и новые тайны. Границы создаются, регулируются и охраняются. Эта книга показывает, что мир ускоренного движения через границы одновременно является миром секретов, а временами и лжи.

Так возник целый мир офшоров, изменивший устройство глобальной власти и господства. В этой книге мы препарируем офшорные практики и исследуем, как устроен мир офшоров. Изучая офшоры, мы поймем, как происходит переток ресурсов, практик, людей и денег с территории одного национального государства на территорию другого и каким образом эти процессы оказываются полностью или частично скрыты от взора публики и/или государства. Работа в офшорах обычно сопряжена с тремя способами нарушения правовых норм. Есть действия по уходу от правил и регулирования, которые явно нелегальны (неуплата налогов); есть действия, которые противоречат духу закона, оставаясь формально «легальными» (уход от налогов); и есть использование законодательства одной юрисдикции, чтобы нейтрализовать действие законодательства другой юрисдикции (большая часть деятельности в зонах морского права). Суть работы в офшорах состоит в том, чтобы с помощью некоторой комбинации этих способов нарушения правил действовать вне определенных правовых рамок, зачастую – вне определенного государства.

Офшоры стали возможны благодаря разнообразным «постнациональным» системам мобильности в современных обществах; впрочем, отсюда не стоит делать вывод о том, что в прошлом существовал «золотой век», когда не было никаких секретов. Системы мобильности включают контейнерные грузоперевозки, развитую систему воздушного сообщения, бесчисленные виртуальные миры, автомобильные пассажирские и грузовые перевозки, электронные платежные системы; консультационные услуги по налоговым, правовым и финансовым вопросам, позволяющие уходить от налогов; получающий все большее распространение мобильный образ жизни, основанный на частом легальном и нелегальном пересечении государственных границ. Каждая подобная система предполагает сочетание возможностей и препятствий для мобильности. В центре большинства систем находятся лишенные четкой локализации виртуальные пространства, в которых появляется возможность электронно, а равно и физически перемещать информацию, деньги, объекты торговли, образы, связи и объекты по зачастую теневым маршрутам. Виртуальные пространства – неотъемлемая часть современных офшоров и процесса делокализации производства, потребления и общественных связей, столь характерного для нескольких последних десятилетий.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное