Джон Толкин.

Властелин Колец



скачать книгу бесплатно

К тому времени, когда начинается наша история, штат Обходчиков, как их обычно называли, пришлось значительно расширить. Одно за другим с окраин поступали тревожные сообщения о подозрительных личностях и странного вида тварях, шастающих в приграничье, – первый признак того, что не все идет так, как следовало бы и как шло от века (если не принимать во внимание древних легенд и сказаний). Мало кто придал значение этим зловещим предзнаменованиям. Даже Бильбо – и тот не углядел, что за всем этим крылось. Шестьдесят лет уже прошло с тех пор, как он отправился в свое достопамятное путешествие, и теперь он вполне мог считаться стариком даже по хоббичьим меркам, хотя среди хоббитов до ста лет доживали многие. Шестьдесят лет – большой срок, однако похоже было, что значительное состояние, с которым Бильбо вернулся из путешествия, далеко еще не иссякло. Но сколько еще золота оставалось в его сундуках, не знал никто – Бильбо не открывал своих секретов никому, даже Фродо, любимому «племянничку». А кроме того, Бильбо свято хранил тайну найденного им кольца.

4. О том, как было найдено кольцо

Как повествует книга «Хоббит», в один прекрасный день к Бильбо явился знаменитый волшебник Гэндальф Серый с тринадцатью гномами, причем среди гномов был ни много ни мало сам Торин Дубощит, наследник гномьих Королей. Он привел с собой двенадцать товарищей по изгнанию. К своему несказанному удивлению, однажды теплым апрельским утром (а дело было в 1341 году по Засельскому Летосчислению) Бильбо отправился с ними в поход за несметными сокровищами, накопленными гномьими Королями-Под-Горой в недрах Одинокой Горы Эребор близ Дейла, далеко-далеко на востоке. Поход закончился успешно. Дракон, охранявший сокровища, был убит. Правда, окончательная победа далась ценой Битвы Пяти Воинств и гибели Торина, так что не один великий и славный подвиг совершен был ради желанной цели, но все эти события вряд ли существенно повлияли бы на дальнейший ход истории и, скорее всего, не заслужили бы большего, чем мимолетное упоминание в анналах Третьей Эпохи, если бы не одно «случайное» обстоятельство. Когда отряд, направляясь в Дикие Земли, шел через перевал в Туманных Горах, на гномов напали орки. Вышло так, что после многих злоключений Бильбо заблудился в глубоких подгорных пещерах, кишмя кишевших орками. Двигаясь в темноте, ощупью, Бильбо наткнулся на кольцо, лежавшее на полу туннеля. Не долго думая, он взял да и сунул его в карман. Тогда ему казалось, что это просто счастливая случайность.

Ища выхода, Бильбо дошел до самой нижней галереи – дальше пути уже не было. Здесь, вдали от света, дорогу ему преградило холодное озеро, посередине которого находился скалистый остров. На острове жил некто Голлум. Голлум был тварью небольшой, но довольно-таки противной. Пользуясь широкими, плоскими лапами вместо весел, он плавал по озеру в челноке, вглядывался бледно светящимися глазами в темноту, ловил длинными пальцами слепую рыбу и пожирал ее сырой. Вообще-то он ел все, что придется, даже орков, – если, конечно, ему удавалось схватить и задушить кого-нибудь из них без особой борьбы.

Этот самый Голлум обладал одной тайной драгоценностью, которой он завладел еще в те времена, когда жил под солнцем; это было золотое кольцо, которое делало невидимым всякого, кто наденет его на палец. Только это кольцо на всем белом свете и любил Голлум; он называл его своим «сокровищем» и беспрестанно разговаривал с ним – даже если кольца при себе у него не было. А брал он его с собой, только когда выходил на охоту – выслеживать орков. В остальное же время он хранил кольцо в укромном местечке на своем острове.

Если бы кольцо было тогда при нем, Голлум наверняка не задумываясь напал бы на Бильбо; но кольца-то он как раз и не захватил, а кроме того, в руке хоббита сверкал эльфийский кинжал, служивший ему мечом. Чтобы выиграть время, Голлум вызвал хоббита на состязание – давай, мол, отгадывать загадки, только с условием: если он загадает такую загадку, что Бильбо не сможет ее отгадать, Голлум убьет и съест его, а если победит Бильбо, Голлум выполнит просьбу хоббита – то есть выведет его из подземелий.

Поскольку Бильбо заблудился совершенно безнадежно и не имел ни малейшего представления о том, что делать дальше, он принял вызов Голлума – и они загадали друг другу изрядное количество загадок. В конце концов Бильбо вышел победителем, причем (как казалось тогда) по чистой случайности, а вовсе не благодаря собственной смекалке: пытаясь придумать очередную загадку, он замешкался и, сунув руку в карман, нащупал найденное им кольцо, о котором совсем было запамятовал. Удивившись, хоббит воскликнул: «Что у меня в кармане?» Этого Голлум так и не смог отгадать, хотя выторговал себе три попытки.

Некоторые авторитеты в области загадок – не будем этого скрывать – неоднократно высказывались в пользу того мнения, что, строго говоря, вопрос этот едва ли можно назвать загадкой. Но, наверное, все согласятся, что, взявшись отвечать и сделав три попытки, Голлум обязан был выполнить данное им обещание. Разумеется, Бильбо настаивал, чтобы Голлум сдержал свое слово, – хоббиту закралась в голову мысль, что такая скользкая тварь, как Голлум, вполне может обмануть его, хотя в подобных случаях, как известно, уговор считается священным и лишь самые бессовестные негодяи осмеливались на памяти поколений уклониться от выполнения обещанного. Но после долгих лет, проведенных во тьме, сердце Голлума почернело, и в черноте этой таилось предательство. Он скользнул во мрак и поспешил на свой остров, который находился совсем недалеко от берега, – кстати, Бильбо об острове и понятия не имел. Голлум был уверен, что кольцо преспокойненько лежит на своем обычном месте. Он успел порядочно проголодаться, разозлился – ну а с «сокровищем» на пальце его не пугало никакое оружие!

Однако на острове кольца не оказалось. Голлум потерял его. «Сокровище» пропало! Из тьмы донесся такой вопль, что у Бильбо по спине побежали мурашки, но хоббит даже не мог взять в толк, что там такое случилось с Голлумом. Между тем Голлум-то как раз понял, что к чему, – правда, слишком поздно! «Что же все-таки у него в кармансах?!» – завопил он. В глазах у него вспыхнуло зеленое пламя, и он помчался обратно на берег, чтобы изничтожить хоббита и вернуть свое «сокровище». К счастью, Бильбо вовремя заметил опасность и опрометью бросился в первый попавшийся туннель – прочь от озера! И снова он спасся по чистой случайности: на бегу он нечаянно сунул руку в карман, и кольцо скользнуло ему на палец. Голлум пробежал мимо хоббита, так и не увидев его, – он мчался к выходу из туннеля, чтобы преградить путь вору. Бильбо незаметно последовал за Голлумом, а тот несся вперед, сыпал на ходу проклятиями и взывал к своему «сокровищу». Хоббит услышал причитания Голлума, и до него наконец дошло, в чем дело. Во тьме ему забрезжил свет надежды: он нашел волшебное кольцо, а вместе с ним – путь к спасению от орков и от Голлума!

Наконец они остановились у невидимого входа в туннель, который вел к нижним воротам, выходившим на склон Туманных Гор. Голлум уселся на самом пороге, принюхиваясь и прислушиваясь. Бильбо едва поборол искушение вытащить меч и разделаться с этой тварью на месте. Однако жалость взяла верх. Правда, кольцо, в котором заключалась вся его надежда на спасение, Бильбо оставил себе – но не мог же он вдобавок воспользоваться им, чтобы убить негодяя, тем более безоружного! Наконец, собравшись с духом, Бильбо разбежался, перепрыгнул через Голлума и со всех ног бросился в темноту, а в спину ему полетели вопли, полные отчаяния, злобы и ненависти: «Вор! Бэггинс! Вор! Ненавидим! Ненавидим его на веки вечные!»


Тут стоит отметить одно любопытное обстоятельство: все вышеизложенное несколько отличается от того, что Бильбо поведал своим товарищам. Он рассказал им, что в случае проигрыша Голлум обещал сделать ему «подарочек», но, когда Голлум отправился за «подарочком» на остров, он обнаружил пропажу своего сокровища – волшебного кольца, которое сам много-много лет назад получил в подарок на день рождения. Бильбо догадался, что это и есть то самое кольцо, которое он нашел, – а поскольку он выиграл, то решил, что имеет на кольцо все права. Находясь в безвыходном положении, он умолчал о кольце и в уплату за проигрыш потребовал от Голлума вывести его из пещер. Точно так же Бильбо изложил эту историю и в своих воспоминаниях – и, несмотря ни на что, так и не исправил там ни строчки, даже после Совета Элронда. Очевидно, в оригинале Алой Книги эта история записана в том же виде, как и в большинстве ее списков и отдельно существующих фрагментов. Однако некоторые списки все же содержат изложение этих событий в их истинном виде (как варианты); появление их обусловлено, очевидно, пометками Фродо или Сэма – оба они знали истину, но, надо полагать, не хотели вымарывать ничего из написанного рукой старого хоббита.

Тем не менее Гэндальф, услышав рассказанную Бильбо историю, сразу же усомнился в ее правдивости – и с тех пор постоянно интересовался кольцом. В конце концов после настойчивых расспросов Гэндальфу удалось вытянуть из хоббита всю правду, хотя это и привело к серьезной размолвке между ними. На самом деле, хотя Гэндальф об этом хоббиту не сказал, мысли о кольце давно занимали волшебника, и его сильно обеспокоило то обстоятельство, что Бильбо, честный в общем-то хоббит, не поведал правды сразу, – на него это было совсем не похоже. Версию о «подарочке» хоббит изобрел не сам. Бильбо признался, что она пришла ему в голову, когда он подслушал бормотание Голлума, – а тот и в самом деле неоднократно называл кольцо своим «деньрожденным подарочком». И это тоже показалось Гэндальфу весьма странным и подозрительным; однако в тот раз волшебник так и не узнал всей истины. Она открылась ему лишь много лет спустя, как будет видно из этой книги.


Нет необходимости рассказывать здесь о дальнейших приключениях Бильбо. Кольцо помогло ему обмануть охранявших ворота орков, и он благополучно присоединился к товарищам. Еще много раз прибегал он к помощи кольца – главным образом для того, чтобы выручить друзей; но само кольцо он хранил в строжайшей тайне. Вернувшись домой, Бильбо никому о нем и словом не обмолвился – кроме Гэндальфа и Фродо; никто в Заселье даже не догадывался о существовании кольца – так, во всяком случае, полагал Бильбо. Одному лишь Фродо он показал записи о своем Путешествии.

Свой меч – Жало – Бильбо повесил над камином, а великолепную кольчугу из драконьего клада, подаренную ему гномами, передал на временное хранение в музей, то есть в «мaтoмушник» Мичел Делвинга. Старый плащ и выцветший капюшон, служившие ему во время путешествия, Бильбо бережно хранил у себя в Котомке, в ящике комода, а к кольцу для спокойствия приделал тонкую цепочку и постоянно носил его в нагрудном кармане.

Бильбо вернулся в Котомку двадцать второго июня, на пятьдесят втором году жизни (1342 г. З. Л.), и с тех пор в Заселье ничего примечательного не происходило, пока почтенный Бэггинс не начал готовиться к празднованию своего стоодиннадцатилетия (1401 г. З. Л.). Тут-то и начинается наше Повествование.

5. Заметки о засельских хрониках

Выдающаяся роль, которую сыграли хоббиты в великих событиях, приведших к включению Заселья в Воссоединенное Королевство к концу Третьей Эпохи, пробудила в хоббитах живейший интерес к своей истории – множество преданий, существовавших до тех пор лишь в изустных вариантах, были наконец собраны воедино и записаны. А поскольку основные хоббичьи кланы не стояли в стороне от событий, имевших место в Большом Королевстве за пределами Заселья, то многие хоббиты занялись изучением древней истории и старинных преданий других народов. Уже к концу первого столетия Четвертой Эпохи в Заселье набралось несколько библиотек, битком набитых книгами по истории и всевозможными хрониками.

Крупнейшими из этих собраний следует, очевидно, признать библиотеки в Подбашенном, в Больших Смайлах и в Брендивинских Палатах. Наиболее подробным отчетом о событиях конца Третьей Эпохи мы обязаны главным образом Алой Книге Западных Окраин. Этот, самый ценный, источник сведений о Войне за Кольцо носит такое название потому, что долгие годы хранился в Подбашенном – родовом гнезде Светлов40, Попечителей Границ Западных Окраин[3]3
  См. Приложение Б, годы 1451, 1462, 1482, а также примечания в конце Приложения В.


[Закрыть]
. Алая Книга является составной частью дневника Бильбо, который он взял с собой в Ривенделл. Фродо привез ее обратно в Заселье, а вместе с ней целый ворох прочих трудов старого хоббита; в течение 1420–1421 гг. З. Л. Фродо заполнил последние листы книги собственными заметками о Войне. Вместе с Алой Книгой сохранились приложенные к ней (и, видимо, помещенные все вместе в один красный футляр) три объемистых тома в красных кожаных переплетах, которые Бильбо подарил племяннику на прощание. К этим четырем томам в Подбашенном добавили пятый, содержащий различные комментарии, сведения по генеалогии и прочие материалы, относящиеся к хоббитам, входившим в Содружество.

К сожалению, оригинал Алой Книги утерян, но в свое время с него было сделано множество списков (особенно с первого тома) для многочисленных потомков достойнейшего Сэмуайза41. Однако самый ценный из этих списков имеет другое происхождение. Он хранился в Больших Смайлах, но сделан был в Гондоре – вероятно, по заказу правнука Перегрина Тукка в 1592 г. З. Л. (172 г. Четвертой Эпохи). Гондорский переписчик добавил в конце несколько слов: «Писано королевским писцом Финдегилом. Труд сей закончен бысть IV. 172». Этот список в точности повторяет Книгу Тана из Минас Тирита, которая, в свою очередь, представляет собой список Алой Книги Ферианов42, сделанный по заказу Короля Элессара; вернувшись в Гондор (IV. 64), Тан Перегрин привез его с собой.

Таким образом, Книга Тана – это самый первый список Алой Книги, содержащий многие подробности, которые впоследствии были опущены либо утеряны. В Минас Тирите в него был внесен целый ряд пояснений и исправлений – в особенности это касается топонимики, различных названий, а также цитат на эльфийских языках; кроме того, к общему летописному своду была добавлена сокращенная версия «Сказания об Арагорне и Арвен» за исключением тех частей, где речь идет о Войне. Как известно, целиком эта история была записана Барахиром, внуком Наместника Фарамира, вскоре после смерти Короля. Но главная ценность Финдегилова списка заключается в том, что здесь полностью сохранились выполненные Бильбо «Переводы с эльфийского». Три тома этих переводов составлены с большим искусством и, надо признать, обнаруживают глубокое знание предмета; Бильбо работал над ними в Ривенделле с 1403 г. по 1418 г. и пользовался всеми доступными источниками, как письменными, так и устными. Однако Фродо переводами этими практически не пользовался, так как они связаны почти исключительно с событиями Старшей Эпохи, а потому не будем и мы говорить о них больше, чем уже сказано.

Поскольку Мериадок и Перегрин, встав каждый во главе своего клана, не порывали отношений с Роханом и Гондором, в библиотеках Бэкбери и Туккборо сохранились документы, которым не нашлось места в Алой Книге. В Брендивинских Палатах отыскалось, например, множество рукописей, касающихся Эриадора и истории Рохана43. Кое-какие из них начаты самим Мериадоком, а то и целиком принадлежат его перу; однако в Заселье Мериадок известен главным образом своим «Травником Заселья», а также «Летосчислением», на страницах которого он рассматривает соответствие календарей Заселья и Бри календарям Ривенделла, Гондора и Рохана. Кроме того, им был составлен небольшой трактат под заглавием «Старые засельские слова и названия», где собраны весьма любопытные замечания о языке Рохирримов44 и показано происхождение таких исконно засельских словечек, как, скажем, матом, а также приведен целый ряд интересных исследований по засельской топонимике.

Книжное собрание Больших Смайлов содержит материалы не столько по истории Заселья, сколько по всеобщей истории. Там нет манускриптов, принадлежащих перу самого Перегрина, однако и сам он, и его наследники собрали множество рукописей, выполненных гондорскими переписчиками, – в основном своды различных легенд и преданий об Элендиле и его потомках. Из засельских библиотек только в Больших Смайлах можно найти материалы по истории Нуменора и о возвышении Саурона. И пожалуй, только здесь имеется полный «Хронограф», дополненный документами, собранными Мериадоком. Несмотря на то что события там часто датируются весьма приблизительно, особенно когда речь идет о Второй Эпохе, рукопись эта заслуживает самого пристального внимания. Можно предположить, что Мериадок получил ряд сведений и подробные консультации непосредственно в Ривенделле, где бывал неоднократно: хотя Элронд к тому времени уже ушел из Ривенделла, там еще долго оставались его сыновья и кое-кто из Высших эльфов. Говорят, что после расставания с Галадриэлью там поселился и Кэлеборн45; однако нет никаких сведений о том, когда именно он достиг Серой Гавани и когда Кэлеборн – этот последний свидетель Старших Дней – навсегда покинул Средьземелье.

Содружество кольца

Часть первая
Глава первая
Званые гости46

Когда господин Бильбо Бэггинс из Котомки объявил, что намерен в скором времени отметить сто одиннадцатый день рождения и устроить по этому поводу особо пышное торжество, – Хоббитон загудел и заволновался.

Богач Бильбо удивлял Заселье своими чудачествами вот уже шестьдесят лет – с того самого времени, когда он однажды странным образом исчез и столь же неожиданно возвратился. Среди хоббитов ходили слухи о сокровищах, которых он якобы привез из дальних стран видимо-невидимо; никто не сомневался, что Холм под Котомкой просто ломится от золота. Одних этих россказней хватило бы, чтобы сделать Бильбо знаменитым, но сокровищами дело не ограничивалось. Чем этот хоббит поражал соотечественников больше всего, так это неиссякаемой бодростью и здоровьем. Время шло, шло, а господину Бэггинсу – хоть бы хны. В девяносто он выглядел на пятьдесят. С девяноста девяти стали говорить, что он «хорошо сохранился». Но, по правде говоря, он не просто «сохранился» – он не изменился вообще. Находились такие, что качали головой, подозревая неладное. Разве справедливо, чтобы один хоббит заполучил одновременно и вечную молодость (как было в это не поверить, глядя на Бильбо!), и неистощимые богатства (в чем никто не сомневался)?

– За это придется расплачиваться, – предрекали недоброжелатели. – Это ни на что не похоже, а значит, беды не миновать!

Но беда приходить не спешила, а поскольку господин Бэггинс не слишком трясся над своими денежками, большинство хоббитов склонялось к тому, чтобы простить Бильбо и причуды, и его сказочное везение. Он поддерживал вежливые отношения с родственниками (исключая, разумеется, Саквилль-Бэггинсов47); ну, а бедняки – те его чуть ли не на руках носили. Вот только близкими друзьями он не мог похвалиться, пока не подрос кое-кто из младшиx родственников.

Старший из этих младших – юный Фродо Бэггинс – ходил у Бильбо в любимчиках. Когда Бильбо стукнуло девяносто девять, он усыновил Фродо, взял его жить в Котомку и закрепил за ним все права наследования. Надежды Саквилль-Бэггинсов лопнули с треском.

Дни рождения Бильбо и Фродо совпадали – оба появились на свет двадцать второго сентября.

– Перебирался бы ты ко мне, Фродо, дружок, – сказал однажды Бильбо. – Сподручнее будет отмечать дни рождения.

В то время Фродо считался вьюношей – так именуют хоббиты тех, кто распрощался с детством и вступил в тот беззаботный и безответственный период, что длится до тридцати трех лет – до совершеннолетия.


Минуло еще двенадцать лет. Ежегодно, празднуя общий день рождения, Бэггинсы закатывали в Котомке веселую пирушку. Но на этот раз – это понимали все – затевалось что-то небывалое. Бильбо исполнялось сто одиннадцать лет – цифра довольно примечательная, не говоря уже о том, что для хоббита это возраст весьма почтенный (даже Старый Тукк дотянул только до ста тридцати), а Фродо достиг тридцати трех, то есть совершеннолетия.

Хоббитон и Приречье полнились слухами. Молва о надвигающемся событии распространилась по всему Заселью. Бильбо и его похождения снова оказались у всех на языке. Старожилы с их воспоминаниями шли нарасхват.

Самую большую и самую внимательную толпу слушателей собирал вокруг себя старый Хэм Гэмги, которого все звали попросту Стариканом. Хэм окопался в «Плюще» – трактирчике, что у Приречного Тракта, и вещал с изрядным знанием дела, – как-никак он целых сорок лет ухаживал за садом в Котомке, да и прежде там подрабатывал в помощниках у старого Ямкинса. Теперь, когда Гэмги состарился и начал жаловаться на ломоту в суставах, основная работа легла на плечи его младшего сына, Сэма Гэмги. И отец, и сын крепко сдружились с Бильбо и Фродо. Кстати, жили они на том же Холме, третий номер по Отвальному Ряду, сразу под Котомкой.

– Господин Бильбо – хоббит любезный и обходительный, я всегда это говорил, – заявлял Старикан и ничуть не грешил против истины: Бильбо обращался с ним очень вежливо, называл его «господин Хэмфаст»48 и постоянно советовался с ним по поводу выращивания овощей – что касается разных «корешков» и, в особенности, картошки, то тут Старикан считался непревзойденным знатоком: это признавала вся округа (включая и его самого).

– А как насчет этого самого Фродо, ну, что живет-то с ним? – интересовался старый Ноукс49 из Приречья. – По фамилии он вроде Бэггинс, но я слыхал, он больше чем наполовину Брендибэк. Не возьму в толк, чего это Бэггинсу из Хоббитона взбрело в голову искать жену в Бэкланде? Бэки, говорят, все с придурью…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41